Лента
28 октября 03:43
Все новости
Росатом обошел конкурентов из США и Франции на ядерном рынке КНР
Zuma\TASS  / 

Президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин в формате видеоконференции запустили строительство новых атомных блоков на двух АЭС в Китае. Речь идет о седьмом блоке Тяньваньской АЭС и третьем блоке АЭС Сюйдапу, причем в обоих случаях путь к новым блокам не был «ровной дорогой из желтого кирпича».

Фактически Россия в бескомпромиссной борьбе на китайском рынке обошла своих основных конкурентов — американо-японскую компанию Westinghouse-Toshiba и французскую Framatome, которые всего несколько лет назад считались безусловными фаворитами на китайском рынке строительства атомных станций.

Как же Росатом смог обеспечить лидерство России на очень сложном и конкурентном китайском рынке? И почему закладка блоков на двух АЭС в Поднебесной несет глубокое символическое значение? Об этом — в материале ФАН.

Росатом обошел конкурентов из США и Франции на ядерном рынке КНР
Федеральное агентство новостей /

Французов купили полностью

На сегодняшний день на китайском рынке присутствуют практически все производители ядерных станций.

Самым массовым реактором в атомной энергетике Китая является китайский вариант французского 1-гигаваттного водо-водяного реактора под давлением, получивший в КНР наименование CPR-1000. Сейчас в этой стране работают 22 блока такой конструкции, построенных по лицензии французской компании Areva, сменившей теперь название на Framatome.

Основным недостатком этого реактора является то, что он относится к устаревшему II поколению и наследует технологии еще 1970-х годов, поэтому с 2011 года Пекин отказался от постройки новых CPR-1000.

Поскольку Framatome согласился на передачу всей документации и сопутствующих лицензий на свою модель реактора, Китай смог довести ее до современного уровня III поколения. Усовершенствованный реактор CPR-1000 получил название АСPR-1000, который впоследствии прошел еще один этап усовершенствования и сменил название уже на чисто китайское — Hualong One.

Впрочем, переход на «китайские рельсы» не прошел так уж гладко. Начав постройку первых ACPR-1000 еще в 2013 году и заложив сразу шесть блоков, Пекин пока смог запустить только четыре из них. Кроме того, начиная с 2015 года он планировал построить еще 10 блоков с усовершенствованным реактором Hualong One, но тут тоже возникли сложности. В коммерческую эксплуатацию запущен только один Hualong One на АЭС Фуцин — это случилось 31 января 2021 года.

В попытке сохранить влияние на китайцев Framatome пошел даже на прямую передачу КНР технологий своего новейшего реактора III поколения — EPR-1600. В 2018-2019 годах на АЭС Тайшань с помощью французов были запущены в эксплуатацию два блока с этими реакторами. Строительство еще двух блоков на той же станции должно будет осуществлять совместное китайско-французское предприятие, в котором у китайского партнера, компании CGNPC, будет 55% акций, а у Framatome — лишь 45%.

Кроме того, совместное предприятие собирается продвигать технологию EPR-1600 и на внешних рынках, так что доминирование Пекина в этом «ядерном мезальянсе» выглядит и того убедительнее.

Росатом обошел конкурентов из США и Франции на ядерном рынке КНР
Prt Scr youtube.com / Thinklogical, A Belden Brand

Американцы обанкротились по пути к цели

Вторым крупным иностранным игроком на атомном рынке Поднебесной стал американо-японский конгломерат Westinghouse-Toshiba, который попал в схожую с французами ситуацию. В обмен на допуск американцев на свой национальный рынок Пекин в 2008 году потребовал от Westinghouse полной передачи документации, лицензий и технологий на их новый реактор III поколения — АР1000.

В итоге с большими трудностями Westinghouse смог построить четыре энергоблока на двух АЭС в Китае, попутно угодив еще и в процедуру корпоративного банкротства в 2017 году — и в итоге став подразделением японской корпорации Toshiba. Как следствие, новых планов по постройке AP1000 в КНР нет, а запланированные площадки под их постройку, в частности первый и второй блоки АЭС Сюйдапу, сейчас рассматриваются под размещение реакторов Hualong One.

Эта ситуация может создать уникальный прецедент в истории постройки атомных станций, когда третий энергоблок АЭС Сюйдапу с российским реакторов ВВЭР-1200 может быть построен быстрее первого и второго блоков, где КНР попал впросак с американским АР1000.

Так или иначе, как и в случае с французами, с американцами Пекину удалось «обстричь овцу полностью и без остатка». В 2009 году другой крупный китайский игрок атомного рынка, корпорация SNPTC, заключила с Westinghouse соглашение о разработке перспективного реактора III поколения, который должен был составить конкуренцию EPR-1600. Проектируемый реактор, за основу которого взяли АР1000, изначально назвали CAP-1400, но уже несколько лет спустя китайцы переименовали его в Guohe One, чтобы даже в названии «обрубить» всякую связь с американским предшественником.

Да и в собственники компании, проектирующей и строящей реакторы Guohe One, американцев не пустили. 55% в капитале совместного предприятия отвели для SNPTC, а 45% американской доли в итоге, после банкротства Westinghouse, передали другой китайской компании — China Huaneng Group.

Сейчас в КНР в процессе постройки находятся два блока с реакторами Guohe One, однако их возведение находится на самых начальных стадиях, поскольку официальное подтверждение в разрешительных базах КНР появилось только в апреле 2021 года.

Росатом обошел конкурентов из США и Франции на ядерном рынке КНР
wikipedia.org / ChNPP

Россия делает сама

На фоне столь безропотной передачи документации, технологий и лицензий со стороны Франции и США позиция России на китайском рынке выглядит более выигрышной. Российский атомный монополист, корпорация Росатом, с удовольствием строила ядерные блоки в КНР, но с одним необсуждаемым условием: никакой передачи критических ядерных технологий. Россия все строит сама или не делает вовсе — «но чертежей не дождетесь».

Такая позиция не исключала разумного сотрудничества с китайской стороной в общих строительных или инфраструктурных вопросах, но вот «сердце» любой АЭС безусловно предполагалось российским. Что, конечно, не особо нравилось Пекину — ведь в таком случае большая часть прибавочной стоимости от любого контракта оставалась в нашей стране, а китайцы просто получали надежный и дешевый энергоблок. Шантаж со стороны КНР: смотрите, мол, с французами и американцами у нас условия куда более «сладкие», — тоже не действовал. Переговорщики Росатома, к счастью для нас, всегда стояли на своем.

В попытке воздействовать на Россию китайцы пошли даже на временную остановку сотрудничества по АЭС Тяньвань: после постройки первых четырех энергоблоков с реакторами ВВЭР-1000 Пекин решил пятый и шестой блок построить с реакторами APR-1000 французско-китайского дизайна. Но, как уже сказано, особо успешным это начинание назвать нельзя — поэтому для блоков 7 и 8 АЭС Тяньвань подрядчиком снова стал Росатом. Теперь он поставит на этих площадках свои новейшие реакторы ВВЭР-1200, относящиеся к III поколению.

Такие же реакторы будут построены для блоков 3 и 4 на АЭС Сюйдапу, где они будут скорее всего соседствовать с китайскими реакторами Hualong One, запланированными взамен так и не «взлетевших» в КНР американских разработок — реакторов АР1000.

Получается, что седьмой блок Тяньваньской АЭС и третий блок АЭС Сюйдапу для России и Росатома станут не просто «очередными стройками», но и наглядным символом того, как наша страна обошла на китайском рынке ядерных технологий и США, и Францию. Да еще и сыграв в эту конкурентную игру на своих условиях, не пойдя на ненужные уступки в пользу Пекина, а мастерски «прогнув» его.

Вернуться назад

1 комментарий