Лента
20 июня 16:14
Все новости
Колумбия против Дуке: как коррупция, олигархия и бедность спровоцировали массовые протесты
Федеральное агентство новостей  / 

За прошедшие три года колумбийские власти три раза изменяли налоговую систему. Последняя реформа, которую успешно похоронили майские протесты, должна была спасти финансовый сектор государства, сильно пострадавший во время пандемии COVID-19. Для начала планировали, дав в бюджет страны 6,7 миллиарда долларов США, уменьшить фискальный дефицит, который вырос до 7,8% ВВП в 2020 году, тогда как в 2019-м он составлял всего лишь 2,5%. Если недостаток средств продолжит расти, это ухудшит рейтинг Колумбии и ее корпораций на международной арене. С дешевыми и долгосрочными кредитами придется попрощаться, а затем — и с быстрым восстановлением экономики. С данными показателями президенту Ивану Дуке и его партии «Демократический центр» нечего и думать о втором сроке.

Автор Telegram-канала «Пиночет печет печенье» рассказывает о подоплеке массового протеста против налоговой реформы в Колумбии, как эпидемия COVID-19 показала недееспособность ультраправых властей, а также почему правительство государства находится сейчас на грани коллапса.

Власть начинается и заканчивается налоговой реформой

Властям следовало поддержать быстро нищающих жителей — бедность в Колумбии в 2020 году выросла с 36% до 47–49%. Для этого предполагалось продолжить распределение госпомощи (до 43 долларов ежемесячно) самым уязвимым слоям населения, предлагать дешевые кредиты мелким предприятиям, уменьшить налоговую нагрузку на наиболее бедных граждан. Тем самым на сторону действующих властей удалось бы привлечь массу населения — Иван Дуке повысил бы себе рейтинг и избирался на второй срок.

Вот только планам помешало то, каким образом они должны были воплощаться в жизнь. Для начала реформа поднимала НДС до 19%, что тут же било по рядовым гражданам. Поскольку Колумбия традиционно относится к странам, в которых собираемость налогов на низком уровне, разработчики предложили расширить число граждан, с доходов которых взимаются повышенные сборы. А заодно — отменить налоговые вычеты и прочие преференции, особенно для бизнеса.

Формально правительство Дуке должно было улучшить ситуацию в государстве и перетянуть на свою сторону население, а получилось так, что оно оттолкнуло от себя всех — бедных и богатых, крупный бизнес и мелких предпринимателей.

Политические партии, которые поддерживали Дуке в парламенте, заявили, что они не одобрят реформу. «Демократический центр», партия президента, тоже не проявила энтузиазма. Левые и близкие к ним политики встретили преобразование в штыки.

«Они собираются поднять налоги на продукты питания и снизить реальную зарплату большинства рабочих только для того, чтобы выплатить бенефиты самым богатым, которые они получили, пользуясь ситуацией с COVID-19. Теперь, колумбийцы, вы можете увидеть, в чем суть криминальной экономики», — раскритиковал реформу в своем Twitter Густаво Петро, конкурент Дуке на выборах 2018 года.

 

Важно отметить, что Петро является самым влиятельным государственным деятелем в колумбийских соцсетях. К его мнению, особенно в области экономических проблем, вынуждены прислушиваться как сторонники, так и противники.

К политикам быстро присоединились общественные организации, которые на 28 апреля 2021 года наметили общенациональную забастовку, желая отменить налоговую реформу. Как показали опросы, большинство граждан страны поддержали ее проведение. Многие колумбийцы не доверяли решениям властей. И причина кроется в социально-экономической политике президента Дуке во время эпидемии COVID-19.

Операция COVID или приватизация медицины

В Колумбии траты на борьбу с COVID-19 составили 2% ВВП, это меньше среднего показателя по Латинской Америке (2,4% ВВП). Правительству не удалось сохранить прежний уровень доходов бедного населения, а у средних слоев заработок упал более чем на 20%. Люди нищали. Так как Колумбия относится к странам, в которых на долю неформальной занятости приходится более половины рабочей силы, введение карантина стало причиной массовых увольнений.

К маю 2020 года источник дохода потеряли 6,2 миллиона человек — государство буквально стояло на грани голода. Попытка перевести людей на удаленную работу провалилась. Не более четверти жителей страны могли трудиться из дома. Власти перешли к прямой выдаче денег населению в рамках программы Ingreso Solidario, которая должна продлиться до июня 2021 года. Многие наблюдатели сошлись во мнении, что, по сути, это — безусловный основной доход (БОД), предоставляемый временно. Причем до кризиса, связанного с эпидемией COVID-19, о подобном говорили преимущественно левые политики. Сейчас даже ультраправые неолибералы из партии «Демократический центр» поддерживают данную меру. И часть колумбийского научного сообщества выступает за ее введение для всех.

Но все упирается в деньги. Сейчас программы помощи охватывают на государственном и муниципальном уровнях практически 11 миллионов человек. Такие люди получают в качестве безусловной поддержки 43 доллара в месяц, продуктовые наборы, заморозку выплат по услугам ЖКХ, снижение налогов на имущество и личные доходы, прощение долговых кредитов и т. п. Однако подобные действия не сдержали рост бедности в стране. Более того, они сами оказались половинчатыми и предоставлялись далеко не всем нуждающимся.

Например, в сфере ЖКХ власти просто заморозили долги по водоснабжению наиболее бедных потребителей. Но после окончания эпидемии им все равно придется платить. И тут есть риск столкнуться с долговым кризисом, который может похоронить любое правительство.

Общественные организации и даже некоторые политики из руководящей партии предлагали национализировать систему водоснабжения. Но власти отклонили инициативу, поскольку всем заведует частник, и государству не стоит сюда вмешиваться.

Такое решение уронило рейтинг Ивана Дуке. Он рухнул еще больше после того, как президент отказался поддержать региональные программы помощи, решив проявить финансовую жесткость.

В результате поддержка наиболее нуждающимся со стороны локальных властей начала превышать общенациональные траты в несколько раз. Внешне это все еще выглядело так, что власти вначале отказываются помогать, получают в ответ критику, неохотно уступают, а оппозиционные политики — единственные, кто заботится о простых жителях. В выигрыше оказались только мэры Боготы, Медельина, Кали и ряда других городов, которые потом сыграют важную роль в защите общенациональной забастовки и противодействии Ивану Дуке.

К апрелю 2021 года почти 2/3 населения страны не одобряли деятельность президента. И в тот момент глава государства решил провести налоговую реформу, которая оказалась неудачной сама по себе. Социальные выступления были обеспечены, но, словно этого было мало, правительство решило заодно внести в парламент Закон 010 о еще большей приватизации медицинской отрасли. Взрыв стал неминуем.

Если ты бедный — просто помирай

Колумбия занимает третье место в Латинской Америке по количеству смертей. Ситуация с медицинской отраслью в ней описывается двумя словами — преддверие коллапса. Даже в наиболее богатых городах страны — Боготе, Медельине, Кали — палаты интенсивной терапии забиты под завязку.

Однако медицинский кризис ударил по разным социальным стратам колумбийского общества неодинаково. Например, в Боготе на беднейшие слои населения — 42% домохозяйств города — приходится примерно 65% заразившихся COVID-19. Так как большинство из них заняты в неформальном секторе и массово теряли работу во время карантина, у них не хватало средств на качественную медицинскую помощь, они плохо питались — в итоге понесли наибольшие потери от эпидемии.

Между тем самые зажиточные 30% колумбийцев дали около 3% в общую копилку заболеваемости. Более чудовищного неравенства в условиях пандемии сложно себе представить. Правительство Дуке не сумело смягчить последствия эпидемии для малоимущих колумбийцев.

Вместо того чтобы бороться против уклонения богатых от выплат государству (5% ВВП страны) и отменить для них налоговые преференции (еще 1% ВВП), власти добавили к реформе приватизацию медицины, тем самым убедив большинство колумбийцев в одном — политика правительства направлена только на удовлетворение интересов зажиточной верхушки.

Кто стоял за протестами

Протестами против налоговой реформы занялся «Национальный забастовочный комитет» (PN), который был образован еще в октябре 2019 года. В его состав вошли крупнейшие профсоюзы страны, а также экологические, индейские, правозащитные и религиозные организации. Он пользовался широкой поддержкой со стороны левых и центристских партий.

В 2019 и 2020 годах PN организовал несколько общенациональных демонстраций, в которых участвовали миллионы человек. Их недовольство вызывала политика президента Ивана Дуке: плохое выполнение условий перемирия с FARC, постоянные убийства общественных лидеров, рост стоимости образования. Закончились протесты стандартно для Колумбии: несколько человек погибло (официально признали вину за смерть трех митингующих), сотни были ранены и задержаны. Министра обороны страны Карлоса Трухильо отправили в отставку — военные и полиция перестарались с подавлением демонстраций. 120 тысячам студентов простили задолженности. Были усилены меры борьбы с наркокартелями. Но каких-то серьезных успехов это не принесло.

С другой стороны, колумбийцы убедились, что массовые протесты являются действенным способом давления на власть. С их помощью можно добиться уступок и отмены непопулярных решений. Так что в конце апреля PN шел проторенным путем — начал кампанию всеобщей мобилизации против совершенно непопулярной в государстве реформы.

Особенности национальных протестов

Правительство попыталось запретить митинги через суд, но это привело к обратному — 28 апреля на улицы вышло огромное число людей. И в первый же день протестов Колумбия показала себя во всей красе — полицейские напали на мирную демонстрацию в городе Кали, начались потасовки по всей стране.

Министерство обороны и Национальная полиция отреагировали так, как привыкли отвечать на любые протесты: распорядились нагнать еще больше силовиков, эскалировали насилие и стали требовать милитаризировать города, в которых шли протесты. Несмотря на то что от последней меры отказались, в итоге число расквартированных войск и полиции в бунтующих департаментах было увеличено на 47 тысяч человек, а границы округа Валье-дель-Каука вообще закрылись на перемещение.

Согласно документам, утекшим в Сеть, жестокое подавление протестов правоохранителями и армией было намечено заранее. И вряд ли удивило митингующих.

 

Впрочем, на этом военный министр Диего Молано не собирался останавливаться — 1 мая он обвинил участников протестов в связях с террористами из «Революционных вооруженных сил Колумбии» (FARC). Доказательств ни полиция, ни прокуратура так и не нашли.

Зато загадочные encapuchados, замешанные, по словам силовиков и митингующих, в грабежах, поджогах и провокации потасовок, приоткрыли свое лицо 8 мая. Во время демонстраций в городе Убате, департамент Кундинамарка, неизвестные со стороны протестующих подошли к представителям правозащитных организаций и посоветовали «сидеть тихо и не высовываться» омбудсмену города. Иначе его убьют. Полиция проигнорировала угрозы. Вероятно, это были либо члены криминальных организаций, либо полицейские провокаторы.

И все-таки мало кто ожидал, что итогом двухнедельных митингов будет 40, по другим данным, 52 убитых человека, тысячи раненых и сотни пропавших без вести. Создается впечатление, что силовой блок правительства перегнул палку. Но на самом деле подобные действия не выходят за рамки специфической колумбийской «культуры насилия», носителями которой массово являются члены криминальных групп, армии, ультраправых, парамилитаристов, полиции и традиционных политических структур. Здесь допускаются как массовые жестокие убийства противника, его расчеловечивание, безжалостность к мертвым, которых часто расчленяют для устрашения врагов, так и превознесение наиболее жестоких, кровавых и удачливых своих носителей. Последних одновременно боятся и почитают.

В результате насилие постоянно воспроизводится, а колумбийские правоохранители заслужили славу самых жестоких и одиозных в регионе. За две недели были убиты десятки человек, а мирные протесты в любой момент оборачиваются насильственными бунтами.

Международная реакция

Большинство соседей Колумбии осудило правительство Дуке за чрезмерное проявление полицейского произвола. Власти Чили 5 мая заявили, что все нарушения прав человека в Колумбии должны быть расследованы. В Перу согласились с пожеланием и осудили насилие против демонстрантов. 13 мая к данным странам присоединился Уругвай. Президент Аргентины Альберто Фернандес 7 мая у себя в Twitter охарактеризовал происходящие в Колумбии события как «институциональное насилие» и призвал Боготу прекратить его.

Однако раньше всех отреагировали власти Венесуэлы и США.

«Правительство Дуке убивает население, которое отвергает преступную структуру этого наркогосударства... Где ОАГ и Альмагро, где ООН и Бачелет, где Группа Лимы, где НПО, артисты и транснациональные пропагандистские специалисты по Венесуэле?», — написал в своем Twitter-аккаунте 2 мая генеральный прокурор Боливарианской Республики Тарик Сааб.

 

Надо отметить, что Организация Объединенных Наций отмалчивалась до 4 мая, пока, наконец, Агентство по правам человека ООН не заявило, что они «глубоко обеспокоены развитием ситуации в городе Кали и количеством убитых и раненых людей».

 

Чуть позже Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш призвал обе стороны провести переговоры и воздержаться от насилия. Диалог действительно состоялся между правительством Дуке и представителями Национального забасткома вечером 10 мая. Он ничем не закончился, и на следующий день митинги продолжились.

США попытались усидеть на двух стульях. С одной стороны, в Госдепе 4 мая отметили, что насилие на колумбийских улицах их обеспокоило, и призвали власти воздержаться от него. С другой стороны, США похвалили Боготу за усилия по расследованию фактов нарушения прав человека. Выглядело это крайне нелепо на фоне постоянной эскалации подавления протестов со стороны правительства — через неделю после данного обращения число убитых во время демонстраций увеличилось с 20 до 40 человек как минимум.

По всей видимости, такие американские заявления Богота посчитала одобрением собственных действий и начала атаковать своих критиков. Президента Венесуэлы Николаса Мадуро власти Колумбии обвинили в том, что это он из-за границы подогревает протесты в стране. Глава венесуэльского МИД Хорхе Арреаса выступил с опровержением.

Подтверждений «подрывной» деятельности Венесуэлы у властей Боготы не было, и они быстро переключились на Кубу. Один из дипломатов был объявлен «нежелательным лицом». И вновь никаких доказательств «раскачивания протестов извне» правительство не предоставило. Параллельно те же упреки были предъявлены президенту Аргентины Альберто Фернандесу. Такое ощущение, что действовали по методичке — «в любых проблемах обвиняй зарубежные левые правительства».

Однако снизить накал ситуации это не помогло. Граждане страны по-прежнему выходили на акции протеста.

Перспективы

Вечером 2 мая президент Иван Дуке объявил, что он сворачивает налоговую реформу. А на следующий день министр финансов Альберто Карраскилья ушел в отставку. Демонстранты победили, но протесты на этом не закончились. Наоборот, продавив первоочередное требование, Национальный забастком перешел к другим пунктам повестки: против дальнейшей приватизации медицины, за увеличение помощи населению и за усиление мер борьбы с COVID-19. Оппозиционный левый сенатор Иван Сепеда предложил уволить главу Минобороны Диего Молано, одного из главных «ястребов» правительства.

«Сегодня, вместе с 16 другими коллегами, мы представляем в Сенате вотум недоверия министру обороны за преступления, совершенные против граждан сотрудниками полиции и ESMAD», — написал сенатор-социалист у себя в Twitter.

 

Продолжающаяся жестокость силовиков привела к дальнейшему ужесточению требований протестующих. Около 1600 общественных организаций, включая правозащитные, из которых более 900 — колумбийские, добивались от властей:

  • наказания всех причастных к убийствам, незаконным задержаниям, избиениям;
  • разбирательств против тех политиков и представителей власти, кто отдавал приказы о «милитаризации» городов;
  • расследований убийств лидеров общественных организаций, бывших комбатантов FARC и бездействия властей в этих случаях;
  • реализации соглашений, подписанных с FARC.

Правительство слабо реагировало на требования, но здесь важно заметить, что протестующие выдвигают их вновь и вновь. Теперь уже речь идет о преобразованиях в полиции, армии, роспуске ESMAD, проведении социальных реформ.

Всю последнюю неделю инициатива была у оппозиции. Насилие властям не помогло — они слишком непопулярны, и оно, скорее, усугубляет их положение. К низкому рейтингу внутри государства добавляется неустойчивость на внешней арене. Во время демонстраций 2019 года США безоговорочно поддержали своих союзников, а теперь заняли позицию как бы беспристрастного наблюдателя.

Сколько продлятся протесты, сейчас не знает никто. В 2019-м они начались в ноябре и закончились в конце февраля 2020 года. Тогда рейтинг Дуке был выше нынешнего. При этом экономика и общество страны не переживали самый острый кризис за последние 10 лет. Так что потенциала для многомесячных митингов хоть отбавляй.

Точно ясно одно — если не случится чуда, Дуке не сможет переизбраться в 2022 году.

Вернуться назад

4 комментария
Рейтинг@Mail.ru