Лента
Когда корона на голове: Британия оказалась готова к битве с Францией
ru.wikipedia.org  /  Luron C Wright/MOD

Междоусобица, накануне возникшая между двумя ядерными державами-членами НАТО и обернувшаяся применением боевых кораблей, вроде разрешилась в дипломатической плоскости, однако осадок, как говорится, остался.

Прежде чем рассуждать о смысле произошедшего столкновения, немного предыстории. В проливе Ла-Манш, отделяющем островную территорию Соединенного Королевства от Франции и вообще Европы, находится небольшой остров Джерси, известный мировой экономике как финансовый офшор Британских коронных владений. Не являясь частью Великобритании, остров находится под ее протекторатом, и Лондон несет обязательство защищать жителей Джерси от внешней агрессии. Понятно, что именно Лондон определяет всю островную политику и все, что исходит от острова, исходит из Великобритании.

Причем (что, наверное, больше всего огорчает французов) от Джерси до побережья Франции всего 23 километра. В ясную погоду остров прекрасно виден с побережья Нормандии, тогда как до берега Соединенного Королевства целых 150 километров. Просто представьте, как французы могут воспринимать эту землю — вот она, вроде близко… а не твоя.

Претензии Парижа

Проблемы начались у французских рыбаков, которые поняли, что получение лицензий на вылов рыбы вокруг острова, в привычном для них рыболовном районе, необоснованно затягивается. Когда же эта озабоченность была выражена британской стороне, администрация Джерси выдала лицензии, содержащие в себе ряд организационных ограничений, идущих вразрез с условиями, оговоренными соглашением о Brexit.

Эти ограничения были «приняты в одностороннем порядке без объяснения причин». Фактически французская рыболовная отрасль утрачивала правовые основания для промысла у своих же берегов — можно так сказать. Французы пообещали силами своего рыболовного флота организовать блокаду порта Сент-Хелнер, столицы Джерси. А в качестве более убедительной меры, способной подвигнуть Британию к пересмотру принятых решений и возврату в правовое русло, Париж пообещал остановить подачу электроэнергии на остров, которая осуществляется с территории Франции по трем подводным силовым кабелям. 

Реагируя на озвученную угрозу, Лондон направил к острову два своих боевых корабля с задачей предотвратить блокаду Джерси. А теперь рассуждаем. Поправ на корню соглашение о Brexit, где отрегулирован, в том числе и вопрос совместного использования природных морских биологических ресурсов, Великобритания вспомнила свое былое военно-морское могущество и решилась на применение силы.

Фактор силы

То есть тогда, когда нужно внимательно выслушать другую сторону и понять обоснованные претензии, чтобы выработать в существующем правовом формате взаимовыгодное решение, Британия первым делом достает из кармана фактор силы — как многовековой аргумент всей своей внешней политики. Складывается такое впечатление, будто в Лондоне никто не понимает, что время морского могущества давно и безвозвратно закончилось и принимаемые ныне решения опираются на самоощущения вековой давности.

Однако Париж «не впечатлился заявлением британского правительства», уведомив Лондон, что боевой флот Ее Величества на переговорный процесс никакого существенного влияния оказать не сможет. Отключение Джерси от электроэнергии, как добавили в Париже, действие маловероятное, но не перестающее быть невозможным — при необходимости французы готовы пойти на этот шаг.

Нужно, конечно, понимать, что Франция вполне могла бы купировать действия британского флота присутствием своих боевых кораблей, обладающих, на минуточку, ничуть не меньшими боевыми возможностями. В таком случае в Ла-Манше стало бы жарко: два военных флота двух стран Североатлантического Альянса встретились бы в акватории, которая легко могла превратиться в театр боевых действий.

Забытый союз

Хочется также отметить, что Британия пошла на применение силы в ситуации, смысл и масштабы которой совершенно того не требовали. Причем военная сила была направлена против своего же союзника по Альянсу. И нет никаких сомнений, что британские моряки, получив приказ, спокойно бы открыли огонь по французским рыболовным судам, если бы последние приступили к блокированию порта Сент-Хелнер.

Впрочем, разум пока победил безрассудство, но надолго ли? Или здесь вопрос не в разуме, а в принципиальном подходе? Выйдя из ЕС, Лондон рассматривает Европу в качестве врага и в борьбе за ресурсы способен бить противника, который еще и союзник? Прекрасные отношения, сказать больше нечего.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru