Лента
08 декабря 03:12
Все новости
Трудная судьба экспорта: чем опасна национализация главного канала Аргентины
Федеральное агентство новостей  / 

30 апреля истек срок концессии одного из самых важных путей сообщения для Аргентины — канала Парана — Парагвай. По этому водному пути ежегодно проходит 80% аргентинского экспорта.

Канал находился в руках бельгийской компании Jan de Nul. Теперь он стал камнем преткновения между исполнительной властью в лице президента Альберто Фернандеса — и правящей аргентинской партийной коалицией «Общий фронт».

«Общий фронт» представлен в парламенте Аргентины большинством мест, и его представители считают, что канал Парана — Парагвай должен быть национализирован. Президент, избранный благодаря «Общему фронту» в 2019 году, придерживается совсем другого мнения.

О дискуссии относительно дальнейшей судьбы канала рассказывает специальный корреспондент Федерального агентства новостей в Аргентине.

Золотая жила

Из крупнейших портов Аргентины можно попасть в Атлантику только через эстуарий реки Ла-Плата. Эстуарий неглубок, к тому же под воздействием ветров на его дне постоянно образуются «плавающие мели». Поэтому канал, предназначенный для прохода грузовых судов, нужно постоянно углублять, вычищать, а также следить за состоянием сигнальных буйков, которые обозначают его границы.

Трудная судьба экспорта: чем опасна национализация главного канала Аргентины
wikipedia.org / NASA / Public Domain

Последние 25 лет этим занималась бельгийская компания Jan de Nul. С судов, пользующихся каналом, по аналогии с наземными автобанами взимается подорожный налог в размере 3 долларов за тонну веса. За год доход от платы за проход по водной артерии достигает 200 миллионов долларов.

По каналу Парана — Парагвай вывозится южноамериканское «топливо будущего» — соя и ее производные, зерно, а также автомобили и сельхозтехника Made in Argentina — на 70 миллиардов долларов в год.

Фарватер в канале удалось углубить с 28 до 34 футов (c 8,5 до 10,3 метра) — хотя в идеале глубину нужно довести до 38-40 футов (12 м), чтобы в канал могли заходить грузовые корабли класса Panamax.

Трудная судьба экспорта: чем опасна национализация главного канала Аргентины
wikipedia.org / Mariordo (Mario Roberto Durán Ortiz) / CC BY-SA 4.0

Бывший министр транспорта Марио Меони, погибший в автокатастрофе 23 апреля, был сторонником привлечения не только иностранных инвесторов, но и специалистов по траловым работам. Он неоднократно подчеркивал, что в Аргентине на сегодняшний день нет ни частных, ни государственных предприятий, располагающих необходимыми для этих работ мощностями и опытом.

Канал для народа

Коалиция «Общий фронт» — в лице сенаторов Кристины Киршнер и Хосе Майанса выступают за национализацию канала Панама-Парагвай. В последние дни до истечения срока концессии им удалось заручиться поддержкой Серхио Массы — главы нижней палаты аргентинского конгресса.

Трудная судьба экспорта: чем опасна национализация главного канала Аргентины
Предоставлено пресс-службой Конгресса Аргентины /

Правящая коалиция не озвучила конкретных планов по работам на канале, зато в очередной раз пообещала «еще строже проверять» у бизнес-компаний разрешения на экспорт продукции и «тщательнее проверять» количество тех самых тонн, за которые взимается подорожный налог.

У Кристины Киршнер — бывшего президента Аргентины и нынешнего вице-президента – уже есть опыт подобных национализаций: в 2008 году к государству перешел холдинг Aerolineas Argentinas, а в 2012 году — нефтяная компания Yacimientos Petrolíferos Fiscales (YPF). Сверхприбылями эти трансформации не обернулись, но патриоты остались довольны. Именно они теперь взывают в соцсетях в поддержку «Общего фронта» и эстатизации канала Парана — Парагвай.

«30 апреля Аргентина должна национализировать «канал», чтобы экспортеры сои и прочие раз и навсегда перестали на нас наживаться. Присоединяйтесь к нам!» — пишет в Twitter пользователь по имени «Я, Чаки, солдат Кристины Фернандес де Киршнер».

«Подмоченная» репутация

Заниматься бизнесом любого масштаба иностранец в Аргентине может только в том случае, если у него есть местный соучредитель. Таким партнером у бельгийской компании Jan de Nul до сих пор была аргентинская компания Emepa. Однако в феврале текущего года бельгийцы сообщили, что не будут возобновлять с ней контракт: владелец Emepa Габриэль Ромеро, проходит по небезызвестному «Делу тетрадей» (о взятках, полученных правительственными чиновниками).

«Дело тетрадей» было открыто в 2018 году по фактам коррупции в период правления президента Кристины Киршнер. Ромеро тогда чистосердечно признался, что в 2010 году заплатил 600 тыс. долларов, чтобы продлить участие Emepa в концессии канала Парана — Парагвай. В офисах Jan de Nul из-за этого прошли обыски, и теперь бельгийское руководство считает, что партнерство с Emepa подвергает компанию серьёзным репутационным рискам.

Если канал все-таки не будет национализирован, то на концессию уже имеются другие возможные кандидаты. В их числе Deme Group (тоже бельгийская компания, конкурент Jan de Nul), две голландские фирмы (Boskalis и Van Oord), а крупный конкурент с другой стороны — китайская Shanghai Dredging Company.

Туманные перспективы

Покойный министр транспорта Марио Меони был радикалом — то есть фактически оппозицией «Общему фронту». Тем не менее свою точку зрения он озвучивал от имени правительства Альберто Фернандеса. Несмотря на политические разногласия, в данном случае мнение министра транспорта совпадало со мнением президента.

«Мы никоим образом не хотим рисковать нашим экспортом. Логистика, работающая для экспорта, не должна останавливаться ни на один день», — объявил он.

Сами экспортеры (производители сои, зерновых и автопром – те, кто обеспечивают государству иностранную валюту) требуют, чтобы канал работал в лизинге с привлечением иностранного капитала. Так же, как покойный министр транспорта, они уверены, что у самой Аргентины сегодня нет ни средств, ни возможностей справиться с техническим заданием по каналу в короткий срок.

Трудная судьба экспорта: чем опасна национализация главного канала Аргентины
wikipedia.org / Pablo Flores / CC SA 1.0

Президент дал себе отсрочку для принятия окончательного решения: концессия продлена еще на 90 дней. Что будет дальше — зависит от того, как договорятся между собой аргентинские политики.

Вернуться назад
Комментировать
Какой вопрос вы задали бы Владимиру Путину?
Написать