18 мая 13:56
+ {{ $store.state.rightWidget.counter }}
новостей
Все новости
18 мая 13:56
+ {{ $store.state.rightWidget.counter }}
новостей
Все новости
Что прячет G7 за информационной войной с РФ. Колонка Евгения Беня
Global Look Press  /  Tim Hammond/No 10 Downing Street

Руководители внешнеполитических ведомств государств G7 3 мая начали первую за последние два года очную встречу в Лондоне, призванную подготовить июньский саммит лидеров стран «Большой семерки», в этом году проходящий под председательством Великобритании. Проведение саммита в стране с самой жесткой позицией по отношению к России задало тон переговорам. Через семь лет после исключения Москвы из «клуба западных демократий» Лондон призывает открыть информационный фронт войны с РФ, создав коллективные механизмы сдерживания российской «пропаганды и дезинформации».

Встреча глав МИД стран G7 в Лондоне представляет первую возможность для углубления стратегического диалога после прихода к власти новой американской администрации под руководством президента Джо Байдена. Об этом 3 мая заявил министр иностранных дел Германии Хайко Маас.

Глава британского Форин-офиса Доминик Рааб в преддверии встречи министров иностранных дел стран G7 подчеркнул, что Британия попытается убедить партнеров создать механизмы быстрого реагирования на якобы распространяемую из РФ дезинформацию. По мнению Рааба, страны «семерки» должны действовать сообща для более эффективного противодействия России в информационном пространстве.

Что прячет G7 за информационной войной с РФ. Колонка Евгения Беня
Global Look Press  / Jiri Hubatka / imageBROKER.com

Не случайно в день начала переговоров глав МИД G7 Европейский союз выразил протест постоянному представителю России Владимиру Чижову в связи с введением Москвой санкций против граждан Евросоюза, как обозначено внешнеполитической службой ЕС.

Во всяком случае, участники G7 со всей определенностью показывают, что о приглашении России в их формат, который в свое время инициировали президент Франции Эммануэль Макрон (непродолжительное время) и бывший президент США Дональд Трамп (довольно настойчиво), теперь и близко речи не идет. Между тем Москва как никогда после развала G8 не стремилась присоединиться к «семерке», так и не стремится ныне.

Понятно, что у информационной войны, в отличие от настоящей, конечные цели сторон куда более расплывчаты, поэтому в ней можно завязнуть, как в трясине. При этом, если на встрече глав МИД «семерки» речь пойдет вообще об информационном фронте с Россией, то, надо думать, в июне президент США Джо Байден и британский премьер Борис Джонсон включат все рычаги давления, дабы добиться отказа от ввода в эксплуатацию газопровода «Северный поток — 2».

Что прячет G7 за информационной войной с РФ. Колонка Евгения Беня
gov.uk  / 

На самом же деле у США накопился ряд противоречий с ведущими странами Евросоюза, с одной стороны, и с Канадой, с другой стороны, обнажившихся в полной мере с середины прошлого десятилетия. Но эти реальные проблемы списываются администрацией президента США Джо Байдена «на потом» в спешном желании возродить евро-атлантическое единение на почве мифического образа общего врага.

Решение экс-президента США Дональда Трампа о переводе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, реализованное в 2018 году, до сих пор не пользуется поддержкой основных союзников Штатов в Европе. И новый глава Овального кабинета Байден не собирается возвращать в Тель-Авив американское посольство. Примерно из аналогичного ряда разногласий — то, что Франция, Германия и Великобритания не поддержали выход США из ядерной сделки с Ираном. На бумаге ЕС сохраняет приверженность соглашению с Ираном, но в реальности соблюдение его сопряжено с рядом трудностей.

Между Европой и США есть систематические разногласия в вопросе регулирования и налогообложения крупных международных цифровых компаний. Весьма актуальны разногласия по планировавшемуся договору о свободной торговле между Европейским союзом и США. ЕС стремится расширить доступ на американский рынок госзакупок, с чем не согласны Соединенные Штаты.

ЕС выступает за сохранение запрета на импорт из США генетически модифицированных организмов (ГМО), культур и обработанной гормонами говядины, а также за признание географически закрепленных торговых марок на продукты питания. Некоторые товары ЕС рассматривает как специфические для определенной местности, против чего возражает американский бизнес. США же надеются на более широкий доступ для своих молочных и других сельскохозяйственных продуктов, бестарифный экспорт автотранспортных средств. Европейская сторона настаивает на включении в соглашение главы, посвященной регулированию рынков финансовых услуг, но это вызывает в США непонимание.

Переговорщики Евросоюза также воздействуют на Белый дом с целью ослабить ограничения на экспорт сырой нефти и природного газа. Кстати, и введенные США три года назад пошлины на ввоз в страну стали и алюминия, столь раздражающие европейцев, пока никто отменять не собирается.

Что прячет G7 за информационной войной с РФ. Колонка Евгения Беня
ФБА «Экономика сегодня» .  / Степан Яцко

Между Канадой и США есть болезненные противоречия, в частности по вопросу нефтепровода Keystone XL, который тянется из канадской провинции Альберта до американского штата Небраска. Еще будучи вице-президентом, Байден высказывался против реализации данного проекта. В 2015 году тогдашний президент США Барак Обама наложил вето на законопроект о строительстве нефтепровода, однако работы поддержала администрация американского лидера Дональда Трампа, отменив указ Обамы в 2017 году. В ходе своей предвыборной кампании Джо Байден заявил о намерении заморозить этот проект, так как он наносит вред экологии, и подписал указ о запрете строительства нефтепровода в первый же день своего президентства.

В Оттаве, в свою очередь, данный проект активно поддерживали и надеялось на продолжение, оценивая его как «критически важный» для расширения экспорта канадской нефти. Решение американского президента вызвало сожаление канадского правительства и резко отрицательную реакцию властей провинции Альберта, которые заявили, что сворачивание данного проекта противоречит их экономическим интересам. Премьер Альберы Джейсон Кенни отметил необходимость хотя бы частичной компенсации со стороны США всем тем, кто инвестировал в данный проект, и даже призвал ввести экономические санкции против Штатов, если Байден не пересмотрит свое решение.

Что прячет G7 за информационной войной с РФ. Колонка Евгения Беня
flickr.com  / The White House

Не все гладко обстоит у Белого дома даже на японском направлении. Летом 2020 года ближайший союзник США в Тихоокеанском регионе впервые отказал Вашингтону в размещении военных объектов на своей территории. В Токио отменили сделку с Пентагоном по развертыванию комплексов ПРО Aegis Ashore. Формально это объяснили желанием обезопасить жилые кварталы от возможного падения частей противоракет.

Очевидно, сказывается усталость местного населения от американского военного присутствия. После Второй мировой Пентагон развернул в Японии сеть военных баз — якобы для защиты от «агрессии СССР», а по сути — для создания мощного плацдарма на востоке Евразии. В стране насчитывается более 90 крупных объектов Вооруженных сил США со штабом в Токио.

В принципе, противоречия США с другими участниками G7 стали неотъемлемым спутником этого формата. И теперь Вашингтон и Лондон пытаются удержать на плаву забуксовавшую «семерку» не решением давно назревших ее внутренних проблем, а созданием единого антироссийского фронта, но рано или поздно спрятанные противоречия в полной мере дадут о себе знать.

6 комментариев
Рейтинг@Mail.ru