ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Почему бразильцам отказали в спасении «Спутником». Колонка Сергея Малинковича

Общество

Неэффективное управление в Бразилии — бич внешней зависимости, считает колумнист ФАН.

Вторая волна коронавируса оказалась катастрофой для Бразилии — страны, которая многое решает в Латинской Америке, да и для всех мировых дел значит немало. Огромная территория, 200 миллионов населения, огромные богатства и неэффективное управление — бич внешней зависимости.

Второй виток пандемии пришел сюда в декабре. Резкий рост заболеваемости обозначился в феврале. Виной всему стал малоизученный амазонский штамм. В марте в стране резко выросла смертность. Если в феврале в день умирали до 1200-1300 человек, то в середине марта перевалило за две тысячи, а затем и за три тысячи жертв ежедневно.

Похоже, что амазонский штамм действительно более агрессивный. Он не останавливается перед антителами и не боится вакцин. По крайней мере, так считают многие на латиноамериканской земле.

В целом с тех пор, как в феврале 2020 года был обнаружен первый случай коронавируса в Латинской Америке, здесь умерли около миллиона человек. В настоящее время пандемия снова усиливается в ряде стран, в частности в Аргентине, Боливии, Перу, Венесуэле и Уругвае. Многие считают, что в этом виноват зловещий бразильский штамм. Он получил название Р1.

Первый случай варианта коронавируса P1 был выявлен в городе Манаус (Бразилия) 10 января. Он отличается наличием 17 мутаций, при этом три из них находятся в спайковом белке, а ключевой выступает мутация E484K. Именно последняя, по предположению экспертов, обеспечивает защиту вируса от иммунного ответа, поэтому даже переболевший ранее человек легко заражается им вновь.

Это подтверждает ситуация, возникшая в городе-миллионнике Манаусе. К тому времени, как был обнаружен P.1, 3/4 горожан уже перенесли COVID и можно было рассчитывать на приобретенный коллективный иммунитет. Но надежды ученых не оправдались. В Бразилии минимум 13 миллионов официально признаны зараженными. Официально — потому что в стране хаос и реальную статистику больных и умерших очень сложно себе представить.

И вот в такой чрезвычайной ситуации президент Бразилии — правый политик Жаир Болсонару — отказал губернаторам многих провинций страны в закупке российской вакцины «Спутник V». Мол, контрольные органы не дают, простите.

Там, в Бразилии, главы регионов наделены серьезными полномочиями. Губернаторы 14 из 26 штатов страны еще в январе попросили федеральные власти содействовать в закупке «Спутника», поскольку по отзывам было уже ясно, что российская вакцина лучше и эффективнее зарубежных аналогов. Предварительно было сообщено о том, что для удовлетворения требований бразильских регионов по закупке «Спутник V» препятствий нет.

Однако неожиданно Национальное агентство по санитарному надзору Бразилии (Anvisa) запретило ввоз в страну российской вакцины. Официальная причина — в вакцине якобы есть аденовирус, способный размножаться. Это, по мнению бразильских специалистов, является «серьезным дефектом».

Можно было бы всерьез обсуждать мнение «бразильских санитаров», если бы 6 апреля Министерство науки, технологий и инноваций Бразилии уже не признало российскую вакцину от коронавируса «Спутник V» безопасной и не одобрило бы коммерческое производство препарата в стране. Тогда Национальная техническая комиссия по биобезопасности (CTNBio) министерства именно что разрешила «коммерческий выпуск российской вакцины под названием «Гам-КОВИД-ВАК».

CTNBio провела анализ данных о биобезопасности «Спутника V», а также методов получения штаммов аденовируса и карт плазмид, составляющих данную вакцину. Еще раньше, 6 апреля, Жаир Болсонару обсудил с главой России Владимиром Путиным регистрацию в республике «Спутника V», а также организацию поставок и производства препарата на территории страны. Стороны ударили по рукам.

Как же все это понимать? А очень просто. Окрик большого брата из Вашингтона напугал Болсонару и бразильскую бюрократию больше, чем стремительно распространяющийся по Бразилии штамм P1, чем ежедневные смерти тысяч сограждан.

Тут стоит от медицины немного переключиться на политику. Кто такой Болсонару? Это ультраправый популист, поставленный у власти в Бразилии альянсом крупного капитала и проамериканских кругов с целью прервать правление левых сил, объединенных вокруг Партии трудящихся и многолетнего главы государства — в прошлом рабочего-металлиста Лулы Инасиу де Силва.

Лула, так его называют в народе, пришел к власти в 2003 году. В течение 14 лет до этого он упорно добивался президентского поста, раз от раза увеличивая свой результат и имея за спиной целый блок левых партий, включающий, помимо социалистической Партии трудящихся, компартию, профсоюзы, безземельных крестьян, экологистов. Политика Лулы не была радикально левой и этим отличалась от курса Уго Чавеса, но добился он немало.

Правительство Лулы и его последовательницы Дилмы Русеф было у власти непрерывно до конца 2016 года и провело целый комплекс социальных программ, благодаря которым 12 миллионов беднейших бразильских семей получают небольшие ежемесячные выплаты при условии, что их дети регулярно посещают школу и получают необходимые медицинские прививки. Согласно данным, полученным учеными, именно благодаря политике, проводимой ранее Лулой и Русеф, социальное неравенство в Бразилии достигло минимального показателя за последние полвека. Так, с 1994-го по 2010-й уровень бедности в стране упал на 67,3%. Причем 50% от этого падения пришлись именно на годы президентства да Силвы.

Проводя такую вот умеренную, но непрерывную и продуманную политику социальной поддержки бедных людей и развития национального производства (что укрепило союз левых с национальной буржуазией), Лула пошел дальше в своей внешней политике. Он совершил около 200 зарубежных визитов и сделал очень много для того, чтобы Южная Америка вышла из под опеки США.

В 2004 году Лула стоял у истоков создания Союза южноамериканских наций (УНАСУР) — влиятельного интеграционного объединения. Он продвигал идею введения в регионе общей валюты и уменьшения зависимости от доллара. Поддерживая в целом Кубу и Венесуэлу, он сумел длительное время быть посредником в непростых отношениях этих революционных стран с США и Европой.

Одно из главных детищ Лулы — созданный в рамках УНАСУР в декабре 2008 года Южноамериканский совет обороны (ЮАСО). Эта организация призвана разрешать возникающие в регионе споры без участия третьих стран — прежде всего США. Для нас же главное — увлеченность Лулы проектом БРИКС, в котором Россия, Китай, Бразилия и ЮАР находили в последние годы все больше точек соприкосновения.

Короче говоря, Лула Вашингтону порядком надоел. Есть даже версия, что и его, и его преемницу Дилму Русеф ЦРУ попыталось заразить онкологическими заболеваниями. Когда и это не помогло, США организовали в Бразилии своего рода цветную революцию. Президента Русеф (дочь болгарских коммунистов и в юности антиамериканскую партизанку) обвинили в коррупции посредством импичмента, а Лулу попросту посадили в тюрьму, когда опросы продемонстрировали, что он победит на ближайших президентских выборах.

Вот тут-то и понадобился не обычный проамериканский политик-марионетка из либеральных экономистов или социологов, а популист Болсонару, который апеллировал к исторической военной диктатуре, железной рукой правившей Бразилией в 1964–1985 годах. Тогда это было «лучшей профилактикой страны от коммунистических идей», от влияния СССР.

Болсонару давал понять, что он и антикоммунист, и националист в одном флаконе, что ему, мол, не указ ни красные из ПТ, ни Белый дом. Образ сурового мачо, который принял для себя Болсонару и который так пленил многих бразильцев, заставил его выступать против всех и всяческих локдаунов, что в немалой степени привело к галопирующим заражениям COVID во всех штатах Бразилии.

Но тут под напором массовых выступлений суды всех инстанций пересмотрели дело Лулы и сняли со старого социалиста все обвинения. Теперь Лула сможет участвовать в ближайших выборах президента. Вот почему Болсонару, ожидая схватку со столь сильным соперником, вынужден был обратиться к Путину насчет прославленной российской вакцины.

На фоне усиленного освобожденным из тюрьмы Лулой левого лагеря Болсонару должен был показать себя действительно многовекторным политиком, решающим проблемы страны, главная из которых — безудержное распространение амазонского штамма коронавируса. Давление губернаторов провинций и, по-видимому, нежелание закрывать на локдаун экономику страны вынудило Болсонару пообещать народу приобрести у России «Спутник V». Но в Вашингтоне решили по-другому. Американским бюрократам важнее сдерживание России по всем фронтам, чем спасение жизней своих соседей — миллионов малообеспеченных бразильцев.

И, как это не раз бывало во времена Аугусто Пиночета или Альфредо Стресснера, ультраправые политики с имиджем националистов безропотно склоняются перед клювом американского орла.