Лента
04 августа 21:51
Все новости
Признание бин Салмана: почему Саудовская Аравия изменила свое отношение к Ирану
Федеральное агентство новостей  / 

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бин Салман Аль Сауд сообщил о стремлении к процветающим и взаимовыгодным отношениям с Ираном. Подобное заявление резко контрастирует с предшествующими словами члена монаршей семьи в отношении Тегерана и его верховного руководителя.

Международная редакция федерального агентства новостей разбиралась в миролюбивом послании саудовского принца и причинах разворота его риторики в отношении исламской республики.

На глазах у миллионов

Слова Мухаммада бин Салмана прозвучали в прямом эфире в рамках интервью с саудовским журналистом Абдаллой Аль Мудайфером. Основной темой разговора стали промежуточные итоги «Видения-2030» — стратегического плана развития королевства до 2030 года.

Иран, как и другие второстепенные вопросы, был затронут вскользь. Наследный принц отметил, что Эр-Рияд желает лишь хороших и достойных отношений со своим «соседом».

«Мы не хотим, чтобы отношения с Ираном были сложными. Напротив, мы хотим, чтобы они процветали и развивались, поскольку у нас есть саудовские интересы в Иране, а у них есть иранские интересы в Саудовской Аравии, которые должны способствовать процветанию и развитию в регионе и во всем мире», — сообщил бин Салман.

В качестве препятствий к этому принц отметил «негативное поведение» Тегерана, выражающееся в развитии ядерной программы, поддержке вооруженных формирований в разных частях Ближнего Востока, разработке баллистических ракет. Мухаммад бин Салман выразил надежду на то, что совместная работа с партнерами в регионе и во всем мире сможет помочь в преодолении данных сложностей.

Тема Ирана была тесно переплетена с войной в Йемене. Принц отметил, что Тегеран без сомнений оказывает огромное влияние на восставших хуситов. Однако они имеют возможность самостоятельно определить свою судьбу, прекратив огонь и сев за стол переговоров.

«Нет никаких сомнений в том, что хуситы имеют прочные отношения с иранским режимом, но хуситы, в конце концов, являются йеменцами, и у них есть арабский и йеменский инстинкты. Мы надеемся, что их национальные чувства еще больше возродятся, и они смогут поставить во главу угла свои собственные интересы и интересы своей родины», — заявил бин Салман.

Королевское слово

Подобное миролюбивое послание резко выделяется на фоне высказываний, которые саудовский принц позволял себе ранее в отношении Ирана.

Так, в 2017 году бин Салман приравнял аятоллу Али Хаменеи к самому известному тирану в истории.

«Европа продемонстрировала, что умиротворение не работает. Мы не хотим, чтобы новый Гитлер в Иране повторил европейский сценарий на Ближнем Востоке», — заявил наследный принц.

Данные слова были брошены на фоне событий в Ливане, когда премьер-министр Саад Харири подал в отставку, сославшись на давление проиранской группировки «Хезболла». Тегеран счел необходимым ответить на оскорбление своего лидера.

«Никто в мире и на международной арене не воздает ему (Мухаммаду бин Салману — прим. ред.) должного из-за его незрелого и слабоумного поведения и замечаний», — сообщил официальный представитель министерства иностранных дел Ирана Бахрам Касеми.

Однако принц превзошел самого себя в 2018 году в ходе интервью для Джеффри Голдберга, обозревателя издания The Atlantic:

«Я считаю, что Гитлер выглядит хорошо на фоне верховного лидера Ирана. <…> Гитлер пытался покорить Европу. Это плохо. Но верховный лидер пытается покорить мир. Он считает, что он владеет миром. Они оба плохие парни. Он — Гитлер Ближнего Востока. В 1920-е и 1930-е годы никто не видел в Гитлере опасности. Всего несколько человек. Пока это не случилось. Мы не хотим, чтобы то, что происходило в Европе, произошло на Ближнем Востоке», — заявлял бин Салман.

В том же году в интервью для издания Time королевский отпрыск обвинил Иран в безудержном стремлении к распространению своего влияния в мире и ответственности за дестабилизацию Ближнего Востока. При этом принц указал на «ничтожность» экономики и армии Ирана и его неспособность представлять угрозу для Саудовской Аравии и ее союзников. При этом была ясно отмечена нежелательность действующей в республике власти.

«Мы надеемся, что иранский народ и Иран как нация будут иметь лучшее будущее без этих лидеров. Если это произойдет, то Иран, конечно, будет рядом с нами, как это было до 1979 года», — отметил бин Салман.

Резкий разворот

По всей видимости, причины радикальной смены мнения принца кроются в самом его интервью.

Так, бин Салман упомянул развитие иранской ядерной программы. Появление атомного оружия у Тегерана чревато для Эр-Рияда необходимостью срочного развития собственной ядерной программы для нивелирования новой угрозы.

Упоминание Ирана в контексте йеменской войны свидетельствует о нежелании королевства продолжать участие в этом конфликте. За шесть лет Саудовская Аравия и ее союзники понесли колоссальные убытки, не добившись ни одной из изначально поставленных целей.

Иранские же баллистические ракеты активно поставляются хуситам, которые регулярно наносят удары по саудовской территории. Кроме того, сама исламская республика способна уничтожить Саудовскую Аравию без ядерных зарядов за счет одного лишь современного ракетного оружия.

Дело в том, что государства залива находятся в зависимости от опреснительных установок, в великом множестве распространившихся по Аравийскому полуострову. Обеспечить их должную защиту (без ущерба для стратегических объектов) практически невозможно. Если Тегеран выведет насосные станции из строя, то в течение суток королевство и его союзники окажутся в состоянии чрезвычайно острой нехватки питьевой воды, что приведет к немедленной гуманитарной катастрофе и возможному краху государства.

Новый подход

Описанные проблемы были неслучайно подняты в контексте «Видения-2030». Противостояние с Ираном требует больших финансовых затрат и угрожает их многократным увеличением. Это, в свою очередь, может усложнить реализацию плана развития страны и подорвать репутацию самого наследного принца.

Вероятно, сигнал бин Салмана свидетельствует о смене внешнеполитического подхода Эр-Рияда и начале процесса урегулирования двусторонних отношений.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru