Лента
25 июня 17:17
Все новости
Байкало-Амурские страсти: Альгис Микульскис о «ГУЛАГ»-истерике вероятных заключенных
wikipedia.org  /  Leonrid / CC BY-SA 4.0

В правительстве обсуждается вопрос о привлечении контингента исправительных учреждений к строительству инфраструктурных объектов БАМа и Транссибирской магистрали. Едва увидев свет, эта новость породила очередной вал критики со стороны так называемой «российской либеральной общественности».

Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис в своей колонке рассматривает горячо обсуждаемый в соцсетях вопрос с точки зрения международного опыта и практики двойных стандартов, которой так любят придерживаться критики любых событий, происходящих в России.

В стане «людей с хорошими лицами и правильными генами» — вновь нездоровое возбуждение. Слова «ГУЛАГ», «репрессии», «рабство» летят в интернет-эфир с пулеметной частотой, а на реках бутафорских слез по судьбе «этой страны» впору строить гидроэлектростанцию!

«Ой, ребята, чудится мне, что потихоньку, потихонечку начальникам так понравится использовать дармовую неприхотливую рабочую силу з/к , что возродится из пепла ГУЛАГ... И ГУЛАГ потребует новых и новых з/к, и начнут закидывать Органы свой невод — чтоб выполнить планы Партии и Правительства».

«О, как интересно... Теперь, получается, есть большая мотивация отправлять людей в тюрьму... А оттуда на БАМ... Рабсила».

«Ну вот он, «родной» ГУЛАГ. Еще стоит политических туда послать, и вот он 37-й год!»

И далее в том же духе… А причина столь неуемной экзальтации — статья «БАМ и не снилось», появившаяся на сайте издания «Коммерсантъ» 26 апреля и начинающаяся словами о том, что правительство может вернуться к практике использования труда заключенных на строительстве Байкало-Амурской магистрали, где остро не хватает рабочих рук.

Байкало-амурские страсти. Альгис Микульскис об очередной либеральной истерике
ТАСС  / Владимир Саяпин

Пытаясь понять, причем здесь ГУЛАГ и все те страсти, о которых так яростно фантазируют сетевые кликуши, я обратился к человеку, знающему российскую систему исполнения наказаний, что называется, изнутри. Игорь Ходырев — в прошлом сотрудник этой системы, а ныне главный редактор газеты «Омутнинские вести+» — не увидел в идее привлечения заключенных к труду ничего экстраординарного.

Он рассказал мне, почему очередная либеральная истерика не имеет никакого смысла:

«Первое: заключенных привлекать к работе будут на 100% добровольно. Второе: что они работают в колонии, что они работают на лесоповале, что они подметают улицы на «обязательных работах», что они будут работать на БАМе — ничего необычного в этом нет. Они работали на стройках и раньше, в Советском Союзе: строили дома, заводы и прочее… Это абсолютно нормальная практика привлечения к труду, и она прописана в Уголовно-исполнительном кодексе, а будут ли они шить тапочки или строить БАМ — это уже нюансы. Все разговоры про какой-то «возврат к ГУЛАГу» — это такая смешная либеральная ерунда. Они всегда будут вопить, по любому поводу».

Протестный пар в очередной раз улетел в свисток, получается? Ну, собственно, и об этой истории можно было бы благополучно забыть, если бы не одно «но»! Радетели за счастье осужденных в свойственной им манере не вспомнили о некоторых более чем странных вещах, происходящих в пенитенциарных системах горячо любимого ими Запада.

Нет, я сейчас не о том, что заключенные, например, немецких тюрем шьют судейские мантии, а работа является неотъемлемой частью реабилитационного процесса — это нормально. Я сейчас о том, что в 1983 году в США появилась первая в мире... частная тюремная компания Corrections Corporation of America, которая в настоящее время называется CoreCivic и насчитывает более сотни заведений, разбросанных по всей территории США. Таких же, как ливийская «Митига», в которой 18 месяцев провели российские социологи Максим Шугалей и Самер Суэйфан. И эта компания в очаге демократии — не единственная. Есть еще GEO Group. И есть 13-я поправка к Конституции США, запрещающая принудительный труд, но содержащая оговорку:

«Рабство и насильственное принуждение к работе, за исключением наказания за преступление, должным образом осужденное, не должны существовать в США».

Что это, если не узаконенное рабство?

Байкало-амурские страсти. Альгис Микульскис об очередной либеральной истерике
needpix.com  / 

А теперь выясним, каким образом рабов американской исправительной системы, собственно, исправляют. Российские «либералы»! Вы не поверите, но — трудом! Правда, не на благо Родины, а на благо владельцев частных «бастилий» и некоторых корпораций с «государственным участием». Таких, как Federal Prison Industries, Inc., известной в бизнес-сообществе под именем UNICOR.

В ней на сегодняшний день насчитывается около 20 000 «сотрудников» в 70 разных учреждениях, и занимаются они буквально всем: от пошива одежды и изготовления посуды до сборки солнечных панелей и военной электроники. ЗРК Patriot знаете? Электронные компоненты системы наведения ракет на цели — дело рук заключенных, получающих за эту работу 23 цента в час. И зенитно-ракетными комплексами оборотистые ребята из UNICOR не ограничиваются! В номенклатуре их продукции числятся кабели для истребителей F-15, комплектующие боевых вертолетов, лазерные дальномеры, защитные шлемы, аж пять разновидностей тактических бронежилетов…

Есть информация, что товары, производимые UNICORом, американские военные компании, за исключением Пентагона и ЦРУ, не просто могут приобретать, а обязаны это делать! Впрочем Пентагон тоже не брезгует пользоваться практически бесплатным трудов «зеков».

А теперь давайте на секунду представим, что какое-нибудь условное российское оборонное предприятие подписало договор с какой-нибудь условной российской частной тюрьмой. Я знаю, что таких тюрем у нас нет, но давайте представим? Думаю, вой «правозащитников» зафиксировали бы даже марсоходы!

Байкало-амурские страсти. Альгис Микульскис об очередной либеральной истерике
pixabay.com  / pixel2013

Напомню, вышеописанное относится к такой дикости, как «частный тюремный бизнес». Но не подумайте, что в федеральных тюрьмах и тюрьмах, подведомственных отдельным штатам, дела обстоят лучше. Обозреватель издания The Atlantic Эрик Шлоссер еще в 1998 году писал о таком явлении, как «тюремно-промышленный комплекс».

«Соединенные Штаты создали тюремно-промышленный комплекс — набор бюрократических, политических и экономических интересов, которые поощряют увеличение расходов на тюремное заключение независимо от реальной необходимости. Тюремно-промышленный комплекс — это не заговорщики, которые за закрытыми дверями руководят национальной политикой уголовного правосудия. Именно стечение особых интересов дало, казалось бы, непреодолимый импульс строительству тюрем в Соединенных Штатах. Этот комплекс включает в себя политиков как либеральных, так и консервативных, которые использовали страх перед преступностью для получения голосов; обнищавшие сельские районы, где тюрьмы стали краеугольным камнем экономического развития; частные компании, которые рассматривают ежегодные 35 млрд долларов, ассигнуемые на исправление заключенных, не как бремя для американских налогоплательщиков, а как прибыльный рынок».

Написано это было в ту пору, когда количество тюремных обитателей в США составляло 1,8 миллионов человек. Сегодня их уже больше 2,5 миллионов — 639 человек на 100 000 населения. Абсолютный мировой рекорд!

Разумеется, некий особо рукопожатный читатель по своему извечному обыкновению спросит меня: причем тут Америка, если он в России живет? Отвечу так: во-первых, сравнение — весьма недурной полемический прием. А во-вторых, в России ничего сногсшибательного с заключенными не произошло: строительство ими БАМа с Транссибом — обычная рутина Федеральной службы исполнения наказаний.

Вернуться назад

1 комментарий
Рейтинг@Mail.ru