Лента
16 июня 16:32
Все новости
«Цифра» — наше будущее, или Что сказал президент. Колонка Анатолия Вассермана
Федеральное агентство новостей  / 

Всего за несколько дней до послания президента РФ Федеральному собранию, где поставлена, помимо прочего, задача предельно упростить процедуры общения граждан с государственными структурами, мой брат Владимир (в отличие от меня, умный) обсудил со мною несколько проблем, изрядно его напрягающих на работе (он — заместитель по исследовательской работе директора крупной химической лаборатории общемировой компании, занимающейся контролем количества и качества многих товаров — прежде всего нефти и нефтепродуктов — при международной торговле; на директора возложены административные задачи) при взаимодействии с государственными органами. Даже предложил их решения. В ходе обсуждения мне тоже удалось кое-чем дополнить его идеи. Увы, у него (как и у меня) нет полномочий для изменения регламентов соответствующих организаций. Поэтому всё нижеследующее — лишь основа для законодательных инициатив тех, кто сможет их продвинуть.

Результаты анализов, проводимых лабораторией, где работает мой брат, могут использоваться как доказательства в хозяйственных спорах. Чтобы они были неоспоримы не только по сути, но и формально, требуется множество лицензий, разрешений и прочих подобных государственных удостоверений качества работы. Срок их действия по большей части невелик. Приходится каждые несколько лет (а то и ежегодно) подавать большой пакет документов по каждому из направлений деятельности или даже по каждому сертифицируемому аппарату и/или работающему на нём сотруднику.

Между тем значительная часть обстоятельств, удостоверяемых документами, по сути не меняется. Например, лабораторный прибор, выпущенный определённой фирмой в определённый момент, может действовать годами, а то и десятилетиями. Надо ли каждый раз предоставлять копию его фирменного паспорта в один и тот же лицензирующий орган?

Очевидно, надо менять саму идеологию процесса. Полный пакет документов нужен только при первоначальной выдаче лицензии. Далее нужно, очевидно, документировать лишь обстоятельства, изменённые с предыдущего раза, а по всему прочему подавать только декларации вида «то-то, ранее указанное в документе таком-то, не изменилось».

«Цифра» — наше будущее, или Что сказал президент. Колонка Анатолия Вассермана
pixabay.com  / geralt

Конечно, многие чиновники будут недовольны: это же надо самому оторваться от рабочего кресла и пойти в архив. Зато сам архив станет меньше — а это пусть скромная, но всё же экономия для государства. Уж и не говорю про сокращение расходов организаций, обращающихся за лицензиями. Что не их одних касается: растёт прибыль — растут и налоги, то есть зарплаты тех же чиновников. Так что в архив они пойдут не бесплатно.

Вдобавок сейчас многие варианты обращений в государственные органы заставляют заявителя превращаться в посредника между государственными же архивами — хоть цифровыми, хоть бумажными.

Значительная часть химических реактивов теоретически может применяться в противоправных целях. Например, для синтеза ядов и наркотиков. Поэтому лаборатория, где работает брат, то и дело запрашивает у государственной службы контроля оборота наркотиков лицензии для сотрудников, работающих с соответствующими реактивами (да и для тех, кто хотя бы теоретически может получить к ним доступ). Служба требует немалый набор документов о каждом таком сотруднике. В том числе справку, что он не судим. Приходится лаборатории запрашивать эту справку в управлении внутренних дел. Может запросить, конечно, и сам гражданин — но это не входит в его служебные обязанности, да и вести поиск по частному запросу могут дольше. Но что мешает самой службе контроля запросить ту же справку напрямую? Особенно если учесть изобилие тесных служебных взаимосвязей между этими двумя ведомствами…

В Российской Федерации система одного окна организована несравненно лучше, чем на Украине, но и у нас хватает подобных нестыковок. Например, мои коллеги, оформляющиеся сейчас на работу в одном техническом ВУЗе для проведения спецкурса по развитию творческого мышления, запрашивают такие же справки о несудимости самостоятельно, хотя не видно, что мешает кадровой службе государственного ВУЗа послать запрос в столь же государственную организацию, не заставляя будущих сотрудников посредничать.

Кстати, срок выдачи справки о несудимости — месяц. Причина понятна: пока далеко не все архивы министерства внутренних дел переведены в цифровой формат, и поиск ведётся вручную (для чего ещё в XIX веке придуманы системы классификации не только по алфавиту, но и по многим криминалистически значимым признакам). Но и цифровые базы данных значительной части ведомств создавались разными разработчиками в разных форматах и не стыкуются между собою. Задача согласования уже поставлена. Следовало бы дополнить её задачей автоматизации межведомственных запросов. Если их будут, как тот же запрос на справку о несудимости, передавать вручную — львиная доля потенциальной эффективности цифровизации будет не востребована.

Полагаю, по ходу дальнейшей работы мой брат укажет ещё немало сложностей подобного рода и (с моей помощью) предложит их решения. Так что скорее всего ещё не раз вернусь к данной теме.

Вернуться назад

7 комментариев
Рейтинг@Mail.ru