Лента
Детское «я сам!» тоталитарной секты отрицателей. Колонка Анатолия Вассермана
Федеральное агентство новостей  / 

Новорождённый человек, в отличие от новорождённых детёнышей многих других млекопитающих, зависит от матери практически во всём. Недаром два — всего два! — врождённых инстинкта человека — сосательный, чтобы мать кормила, и хватательный, чтобы от неё не отрываться (у человеческих женщин, правда, нет шерсти, у других обезьян весьма удобной для переноски детей без загрузки рук самой женщины — но биологическая эволюция человека остановилась, как только началась эволюция общественного, и мы сохранили следы многих приспособлений, когда-то полезных, в том числе хватательный инстинкт). Всё остальное воспитывается с самого раннего возраста в процессе общения — с матерью, с другими членами семьи (у человека она мало похожа на семьи большинства других обезьян), с прочими ближними и дальними…

Набравшись понемногу знаний и опыта, человек должен их понемногу превращать в навыки — знания, дополненные умением и подкреплённые стремлением. Как только появляется возможность, ребёнок радостно кричит «я сам!» И действительно пытается сделать сам. Поначалу неудачно, потом — по мере повторений — всё лучше… Родители видят, что неуклюжие попытки бывают разрушительны и для обустроенного быта, и порою для самого ребёнка. Но всё же сдерживают свои порывы помочь или даже отодвинуть дитя подальше от кухни, от тарелок на столе, от завязывания шнурков… Не сдержатся — так и останется ребёнок неумехой в чём-то — а то и во всём.

Наловчившись делать достаточно многое, человек начинает осознавать, что может далеко не всё. Более того — что никогда в жизни не сможет всё. Хотя бы потому, что время, нужное для освоения всех навыков, нужных для его собственного жизнеобеспечения (не говоря уж об иных видах общественно полезной — то есть такой, чьи плоды востребованы другими людьми — деятельности), явно превосходит время жизни если не его самого (в детстве мы склонны ощущать себя бессмертными), то по меньшей мере знакомых ему людей.

Есть и причина поважнее. Ещё Аристотель Никомахович Стагирский отмечал как известное с незапамятных времён (а жил он в IV веке до нашей эры): разделение труда повышает его производительность. Каждый из нас, живя в обществе, может создать для других и получить от других несравненно больше, чем мог бы произвести и потребить в одиночку.

Но данный эффект возникает на уровне общества как единого целого. Между тем главный догмат тоталитарной секты «либералы» — вера в благотворность неограниченной свободы личности безо всякой оглядки на общество — по сути запрещает осознавать целостность общества, постигать порождаемые им как целым закономерности. В том числе — исследовать причины и пределы роста производительности труда при его разделении.

Детское «я сам!» тоталитарной секты отрицателей. Колонка Анатолия Вассермана
Федеральное агентство новостей  / 

Есть у меня немало статей, объясняющих, например, каким образом нынешняя — с 2008 года уже не поддающаяся сокрытию — очередная Великая депрессия вызвана, помимо прочих причин, ещё и принуждением целых государств к узкой специализации под лозунгом углубления разделения труда. Оно породило в конечном счёте не повышение, а катастрофическое понижение производительности в расчёте на одного живущего — просто потому, что среди живущих принудительно снижена доля работающих.

Да и в чисто технологическом смысле разделение труда не всегда полезно. Сейчас многие возмущаются многократным по сравнению с советской эпохой сокращением отечественного станкостроения. Но заметная (увы, не берусь точно подсчитать, какая именно) доля данного сокращения порождена тем, что во всём мире — в том числе и у нас — очевидна тенденция перехода от длинных цепочек узкоспециализированных станков к многофункциональным обрабатывающим центрам. Такой центр каждую отдельную операцию выполняет обычно медленнее оборудования, заточенного под одно действие. Зато не нужно при переносе на следующий этап точно позиционировать заготовку, чтобы следующая операция шла в строго нужном месте относительно всех предыдущих: такая точность обеспечена самой конструкцией центра. Соответственно время всей обработки оказывается меньше, чем на конвейере из станков.

Либероидная фетишизация разделения труда сопровождается противоположной крайностью — полным его забвением. Крайне редко слышу от членов тоталитарной секты «либералы» благодарность тем, с кем они сотрудничают, не говоря уж о признательности за соучастие в деятельности, сделавшей данного человека известным. Даже учителей почти не упоминают. А уж на подчинённых глядят в лучшем случае как на пыль под ногами.

Недавно разразился очередной скандал вокруг сразу нескольких уникальных журналистских коллективов. Само это выражение появилось, когда Владимир Александрович Гусинский столкнулся с прямым приказанием Владимира Владимировича Путина: не поддаваться на информационный шантаж. Созданная Гусинским в рамках его финансовой группы «Мост» команда «Мост-медиа» получила от владельца право делать что угодно при одном условии: дружно исполнять команду «фас!» Под угрозой прицельного расстрела из едва ли не мощнейшего в стране гряземёта крупнейшие коммерческие структуры покорно передавали «Мосту» лакомые активы, брали у него кредиты на кабальных условиях или сами предоставляли ему на сверхльготных. В частности, «Газпром» как структура с большим государственным участием кредитовал «Мост» под залог акций «Мост-медиа», но всем было ясно: деньги не вернутся. А, скажем, престиж президента Бориса Николаевича Ельцина «Мост-медиа» в 1995‑м старательно втаптывал ниже плинтуса, а в 1996‑м — в ходе президентской предвыборной кампании — столь же рьяно поднимал, за что в конце года получил для НТВ уже не пять часов в сутки на учебном телеканале для школьников, а весь канал целиком. Сходным образом он попытался наехать на нового президента, забыв (или вовсе не зная), что в разведшколах, помимо прочего, учат: заплатишь шантажисту раз — он будет тебя доить и впредь. «Газпром» неожиданно для Гусинского напомнил, что выданные тому кредиты давно просрочены, и предложил выбор: немедленно погасить долги либо признать залог — то есть практически весь «Мост-медиа» — перешедшим в собственность «Газпрома».

Детское «я сам!» тоталитарной секты отрицателей. Колонка Анатолия Вассермана
Федеральное агентство новостей  / 

Вот тогда и разразился истерический крик об уничтожении уникального журналистского коллектива. Выражение повторяли так часто, что в газетах появилась даже аббревиатура УЖК. Конечно, коммерческую сторону дела отодвинули на глубоко задний план те же люди, что по всем прочим поводам отстаивали приоритет денег перед любыми иными соображениями. Зато свободу журналистов они же восхваляли так, что по сути включили в неё свободу клеветы. «Газпром» не поддался, часть УЖК ушла в другие СМИ, часть по сей день трудится в той же структуре, хотя и переименованной в «Газпром-медиа», и по большей части относится к родной стране ничуть не лучше, чем во времена Гусинского.

Итак, сразу в нескольких УЖК обнаружилось систематическое приставание (как нынче модно, невзирая на пол) начальников разного уровня к подчинённым. Иной раз доведенное до логического завершения, иной раз оставшееся на уровне выражения эмоций. Но во всех случаях начальники грозили увольнением за непокорность даже тем подчинённым, на ком держалась весьма заметная часть работы данного средства массовой рекламы, агитации, дезинформации (термин — сокращённо СМРАД — предложил Андрей Ильич Фурсов). То есть люди просто не понимали, с кем связан успех места их работы (а значит, и их собственный заработок).

Зачем поминаю данную порцию грязи? Да затем, что наблюдается подобное поведение как раз в коллективах, гордящихся своим либерализмом (в современном смысле слова, а не в классическом — появившемся ещё в XVII веке поиске форм и направлений свободы личности, совместимых с устойчивостью — значит, и с возможностью развития — общества). Насколько я наслышан, даже самые рьяные либероидные грязекопатели так и не смогли обвинить в подобном поведении никого из журналистов с противоположного фланга. Похоже, как раз из неготовности рассматривать общество как единое целое проистекает во взрослых вроде бы людях детское неумение думать о последствиях, как и детское же непонимание пользы взаимодействия.

Взрослый — не тот, кто способен исполнять сложные последовательности действий по инструкциям или догматам, и не тот, кто уверен в своей способности в одиночку решить любую задачу, а тот, кто может и самостоятельно найти решение в непредвиденных обстоятельствах, и взаимодействовать с другими, используя свои возможности, проявляя свои лучшие стороны и предоставляя остальным возможность использовать и проявлять свои.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru