Лента
ОПЕРАЦИЯ
«ДАМАССКАЯ СТАЛЬ»

К трехлетней годовщине освобождения предместий сирийской столицы от боевиков руководитель Telegram-канала Astra Militarum вспоминает предысторию и основные этапы зачистки Восточной Гуты, проходившей с февраля по апрель 2018 года.

ОПЕРАЦИЯ
«ДАМАССКАЯ СТАЛЬ»


К трехлетней годовщине освобождения предместий сирийской столицы
от боевиков руководитель Telegram-канала Astra Militarum вспоминает предысторию и основные этапы зачистки Восточной Гуты, проходившей
с февраля по апрель 2018 года.
12 апреля 2018 года Сирийская Арабская Армия (САА) заявила о полном освобождении района Восточная Гута от боевиков различных фракций и группировок вооруженной оппозиции. Так закончилась операция под кодовым наименованием «Дамасская сталь», в результате которой шестилетние бои в районе сирийской столицы были прекращены.
В КОЛЬЦЕ АНКЛАВОВ
4 августа 2012 года сирийская армия отразила первое крупное наступление боевиков «Свободной сирийской армии» и разрозненных отрядов исламистов на Дамаск. На протяжении двух недель ожесточенных боев стрельба и взрывы раздавались в различных районах древнего города, а боевики предпринимали вылазки вплоть до комплекса правительственных зданий на горе Касьюн.

Несмотря на то, что все очаги сопротивления в самом Дамаске были разгромлены, боевики намертво зацепились за окраины города. В этих районах сформировались отдельные анклавы антиправительственных сил, которые частично окружали город и вели непрерывные минометные и артиллерийские обстрелы сирийской столицы. Ситуация осложнялась также тем, что в густонаселенных окраинах Дамаска и в оазисе Гута антиправительственная идеология получила весьма широкое распространение: местные имамы и проповедники зачастую оказывались сторонниками радикальных исламистских группировок или их непосредственными эмиссарами.
К 2014 году вокруг Дамаска в основном велись бои по периметру пяти крупных анклавов вооруженных группировок, каждый из которых имел свои выходы на сирийскую столицу. Наиболее обширным и хорошо укрепленным из них считался район оазиса Восточная Гута. 21 января 2012 год боевики ССА захватили город Дума с населением 120 тысяч человек, в 20 километрах к востоку от столицы. С этого момента началось формирование анклава в оазисе, а также его наполнение антиправительственными силами. К 2015 году, помимо сил ССА, в Восточной Гуте были сформированы полноценные действующие ячейки трех крупных исламистских группировок — «Джебхат ан-Нусра»*, «Фейлак ар-Рахман» и «Джейш аль-Ислам».

Боевики занимали территорию от Думы вплоть до аэропорта Дамаска и имели связь с силами, засевшими в районе гор Восточного Каламуна. Главной ареной позиционной войны с правительственными силами для террористов Восточной Гуты стал район Джобар. В боях за этот пригород сирийской столицы исламисты оказывали особенно ожесточенное сопротивление сирийской армии, в результате чего он был превращен в руины, а под землей раскинулась сеть подземных катакомб, которыми пользовались антиправительственные силы. Помимо Джобара, важными точками для боевиков считались пригороды Айн Терма и Хараста, а также центр анклава Восточной Гуты — крупный населенный пункт Дума.

С противоположной стороны трассы на аэропорт Дамаска находился Южный анклав, включавший в себя значительные поселения и пригороды столицы — в частности, Аль-Хаджар аль-Асвад и бывший лагерь палестинских беженцев аль-Ярмук. Третий анклав имел центр в городах Дарая и Муадамия аш-Шам и протягивался от самой столицы почти до границ с провинцией Эль-Кунейтра. Это был один из наиболее разветвленных и сложных анклавов Западной Гуты. Воротами в Дамаск для боевиков с этого плацдарма служили районы Меззе рядом с одноименной авиабазой и Кяфр Суса. Четвертый и пятый анклавы — Кадсая и Ат-Телль — замыкали кольцо условного окружения Дамаска с севера, ближе к границе с Ливаном.

Ни сирийская армия (силы которой были растянуты по всей контролируемой территории САР), ни боевики (ресурсы которых были крайне ограничены) не имели существенного численного перевеса для того, чтобы начать окончательное наступление. Как итог, 2013−2015 гг. прошли для Дамаска под знаком изматывающей позиционной войны, в результате которой предместья сирийской столицы превратились в полноценную линию фронта.
ПАДЕНИЕ «КАРТОЧНЫХ ДОМИКОВ»
С началом военной операции России в САР и активной помощи Дамаску со стороны Ирана и Ливана, ситуация на фронтах вокруг сирийской столицы начала постепенно меняться. Несмотря на продолжающийся позиционный характер противостояния, САА постепенно готовила силы для методичной зачистки пригородов Дамаска, к тому времени превратившихся в мощные укрепрайоны.

Не забывали сирийские войска и о превентивных ударах по боевикам, один из которых оказался наиболее удачным. 25 декабря 2015 года в результате ракетной атаки по собранию лидеров оппозиционных группировок в восточном пригороде Дамаска погиб Захран Аллуш — главарь «Джейш аль-Ислам» и наиболее авторитетный лидер исламистов Дамаска.
Тем не менее, первую половину 2016 года, пока шла активная фаза битвы за Алеппо, анклавы сирийской столицы не затрагивались в ходе наступления правительственных сил, а городские бои ограничивались отдельными взаимными перестрелками и попытками боевиков обстреливать мирные районы Дамаска из Джобара.

Первый ощутимый удар армии по боевикам в окрестностях Дамаска был нанесен в конце августа 2016 года. В ходе операции по уничтожению антиправительственных сил в Западной Гуте сирийские войска, атаковав с позиций близ мечети Нур ад-Дин, взяли железнодорожную станцию города Дарая и разрезали данный анклав на две части — в районе собственно Дараи и в районе Муадамии аш-Шам. В результате прорыва САА боевики «Ахрар аш-Шам», которые контролировали город, инициировали переговоры с армейскими представителями, и после нескольких часов обсуждений было достигнуто первое соглашение о вывозе боевиков из Дамаска.
В соответствии с договоренностями часть боевиков Дараи, которая пожелала сложить оружие, была амнистирована — остальные же были перевезены на автобусах в провинцию Идлиб. 27 августа 2016 года город оставило около 5000 человек — включая самих боевиков и членов их семей. Поддержку реализации данного соглашения оказали Международный комитет Красного Креста (МККК) и представители ООН. Оставшийся после августовского прорыва армии анклав Муадамия аш-Шам — небольшой поселок, державший оборону в целом за счет группировки в Дарае — не продержался по итогу и трех суток. 30 августа 2016 года боевики в Муадамии также сдались правительственным силам.

В начале 2017 года антиправительственные силы предприняли несколько удачных нападений со стороны Восточной Гуты и района Джобар, заняв несколько предместий и районов сирийской столицы. С начала года боевики «Фейлак ар-Рахман» вели плотные боестолкновения в районе Аль-Кабун. 18−19 марта 2017 года, пока отряды сирийской армии были завязаны в боях на северо-востоке пригорода и в садах Барзы, боевики предприняли попытку прорыва в Джобаре в направлении районов Аль-Аббасин и Аль-Кабун. Согласно сообщениям источников, в ходе массированного удара боевиков, были подорваны три «джихад-мобиля» — что вынудило сирийские войска отступить для перегруппировки.

По итогам боев 19 марта армия потеряла некоторые позиции в районе Аль-Аббасин, однако смогла развернуть силы для нового противостояния. Понимая, что боевики не смогут оказать сопротивление при ударе с фланга, сирийская армия, отведя силы, смогла перегруппироваться и начать контрнаступление при поддержке ВВС САР.
Удар оказался настолько мощным и широким, что уже 20 марта подразделения САА полностью отразили атаку боевиков на Аль-Аббасин. Наиболее тяжелые бои развернулись за территорию промзоны на границе с Аль-Кабуном: отвоевав назад автостанцию, сирийские войска смогли взять укрепрайон здания электрической компании. После нескольких часов боев пал и временный штаб «Фейлак ар-Рахман» в здании текстильной фабрики. В итоге сирийская армия смогла вернуть все позиции в районе и окружила несколько десятков боевиков в четырех зданиях в промзоне.

Боевики еще пытались несколько раз прорваться к Аль-Аббасину, однако перелом стратегической инициативы не позволил силам «Фейлак ар-Рахман» далее удерживать плацдарм в районе Аль-Кабун. 8 мая 2017 года более 1000 боевиков и членов их семей из районов Аль-Кабун и Барза были вывезены на автобусах в сторону провинции Идлиб.

В целом, 2017 год, ставший переломным в сирийской войне, меньше всего коснулся Восточной Гуты. В начале года в рамках переговорного процесса в Астане, инициированного Россией, Турцией и Ираном, были выработаны договоренности о создании на территории Сирии четырех зон деэскалации, одной из которых по соглашению от 4 мая 2017 года стала Восточная Гута. Тем не менее, напряженность вокруг этого региона не спадала: уже к концу 2017 года перемирие здесь действовало лишь формально. Сложности добавлял и тот факт, что в мятежном анклаве, помимо боевиков, оставалось и мирное население — от 250 до 400 тысяч человек.
У сирийского командования было четкое понимание: после полной и окончательной победы над силами «Исламского государства»* в провинции Дейр эз-Зор, следующим театром военных действий для сирийской армии станут оставшиеся анклавы боевиков вокруг Дамаска. Понимали это и террористы. И первый удар в борьбе за Восточную Гуту был нанесен именно антиправительственными силами.
БОИ В ХАРАСТЕ
14 ноября 2017 года, пока основные силы Сирийской Арабской Армии были заняты на фронте в провинции Дейр эз-Зор, боевики незаконных вооруженных формирований начали наступление на позиции САА в районе населенного пункта Хараста. Главной ареной противостояния в пригороде Дамаска стала территория военно-транспортной базы, за которую в течение нескольких месяцев велись ожесточенные бои. Утром 15 ноября боевики захватили два КПП по периметру базы, однако к вечеру после авиаударов ВВС Сирии были вынуждены отойти на исходные позиции.

16 ноября боевики «Ахрар аш-Шам» и «Фейлак ар-Рахман» захватили один из командных пунктов транспортной базы, после чего исламисты попытались развить успех. Массированным огнем правительственных войск наступление удалось остановить, террористы понесли значительные потери и вынуждены были отступить на исходные позиции. В результате наступления антиправительственные силы потеряли более 100 боевиков убитыми.

В декабре 2017 года ситуация вокруг Харасты снова осложнилась. 29 декабря силы «Хайят Тахрир аш-Шам»*, «Фейлак ар-Рахман» и «Ахрар аш-Шам» предприняли очередную попытку захватить транспортную базу в Харасте, ударив по флангам с севера со стороны района Аль-Аджами и с юга со стороны Арбина. В тот же день исламисты захватили более 50 зданий к западу от базы и, перерезав все пути снабжения, заблокировали подразделения сирийской армии, удерживавшие ключевой стратегический объект.
Несмотря на тяжелые потери, сложность боев в плотной городской застройке Харасты и острую нехватку живой силы, заблокированные отряды сирийской армии отказались оставить транспортную базу. 1 января 2018 года САА заявила, что отбила автовокзал Харасты и идет на выручку осажденным. К этому моменту командование правительственных войск стянуло в район дополнительные силы, прежде всего из сдавшегося перед Новым годом анклава Бейт Джинн.

2 января сирийская армия отбила четыре квартала возле муниципалитета Харасты и продвинулась к зданию городской больницы Аль-Барази. 3 января сирийская армия и российские ВВС усилили бомбардировку удерживаемых боевиками районов, чтобы перерезать коммуникации и пути снабжения наступающим силам исламистов. В итоге, уже к 5 января САА, заняв здание госпиталя, приблизилась на 100 метров к территории осажденной транспортной базы.

Финальный прорыв сирийских войск к заблокированным соратникам состоялся 7 января: в этот день 4-я бронетанковая дивизия САА заняла территорию мельницы, прилегающую непосредственно к транспортной базе, и прорвала осаду боевиков. На следующее утро танковые части САА попытались расширить коридор, ведущий к базе, в то время как боевики пытались задержать армейские силы в месте прорыва. 9 января из провинции Дейр эз-Зор в район Харасты прибыли подразделения элитной 104-й воздушно-десантной бригады Республиканской гвардии под командованием генерала Гассана Таррафа. Несмотря на ожесточенное сопротивление боевиков, к 12 января 2017 года сирийской армии удалось вернуть под свой контроль все позиции, утраченные двумя неделями ранее.

«Новогодние» бои в Харасте показали, что антиправительственные группировки на фоне успехов Сирийской Арабской Армии в центральной и северной частях республики пытаются перехватить стратегическую инициативу и усилить давление на столицу. Кроме того, стало ясно, что режим деэскалации в Восточной Гуте, установленный Астанинскими соглашениями, грубо нарушается антиправительственными силами. В этой непростой ситуации сирийское командование и российские военные советники принимают решение о полномасштабной войсковой операции по освобождению Восточной Гуты от боевиков.
Операция получит наименование «Дамасская сталь».
В ОЖИДАНИИ ОПЕРАЦИИ
В конце января 2018 года сирийское правительство инициировало переговоры с оппозиционными группировками при посредничестве российского Центра по примирению враждующих сторон (ЦПВС). Предметом обсуждения стало перемирие в Восточной Гуте — изначально планировалось что анклав смогут принудить либо к миру, либо к поэтапной бескровной сдаче, при этом боевикам гарантировали беспрепятственный вывоз в провинцию Идлиб. В свою очередь, офицеры ЦПВС призвали конфликтующие стороны в регионе Восточная Гута прекратить боевые действия и вернуться на позиции в границах, установленных в зонах деэсаклации.

Однако переговоры потерпели неудачу, в результате чего боевые действия в Гуте возобновились. 23 января антиправительственные силы открыли огонь по христианским кварталам Дамаска Баб Тума и Аль-Касаа, в результате чего погибли девять местных жителей, 25 человек получили ранения различной степени тяжести. Периодически боевики с огневых точек в Джобаре обстреливали район российского посольства в Дамаске, на что неоднократно обращал внимание министр иностранных дел РФ Сергей Лавров:
«Все действия сирийской армии являются ответными, потому что из Восточной Гуты боевики, которые, как мы понимаем, близки к той же самой «Джебхат ан-Нусре», обстреливают регулярно жилые районы Дамаска, в том числе районы российского посольства. Было бы абсолютно неправильно делать вид, что ничего не происходит и не пытаться подавить эти противоправные действия».
Сергей Лавров
Министр иностранных дел РФ
В ответ на непрекращающуюся агрессию боевиков, правительственные силы в начале февраля 2018 года приступили к нанесению авиационных и артиллерийских ударов по позициям исламистов. Параллельно с боевыми действиями Россия проводила различные гуманитарные акции: в частности, Москва призвала Дамаск и оппозицию решить вопрос об эвакуации больных и раненых из Восточной Гуты.

В период с 10 по 15 февраля сирийские войска начали плотную подготовку к будущей операции «Дамасская сталь». В частности, как сообщало сирийское информагентство SANA, происходило наращивание правительственных сил на границах анклава. В ответ боевики интенсифицировали минометный и артиллерийский огонь по сирийской столице: так, только за 10 и 11 февраля антиправительственные силы выпустили 27 мин по жилым кварталам Дамаска.

15 февраля в подготовку к операции включились ВВС Сирии: по данным агентства Al-Masdar, сирийская авиация нанесла тактические удары по позициям боевиков в ключевых прифронтовых районах на востоке Дамаска, включая Ар-Рейхан, окрестности Думы, Айн Терму и Харасту. Параллельно с этим, стало известно, что к Дамаску стягивают подразделения Сирийской Арабской Армии, которые только что завершили операции против «Исламского государства» на востоке страны.

16 февраля в район Восточной Гуты прибыл командующий бригадой армейского спецназа «Силы Тигра» ВС Сирии бригадный генерал Сухейль аль-Хасан. Кроме «Тигров», являвшихся авангардом сирийской армии, согласно публикациям СМИ, к операции были привлечены 1-я, 4-я и 9-я танковые дивизии, подразделения 14-й дивизии специального назначения, 104-й, 105-й и 106-й бригад Республиканской гвардии ВС Сирии, 5-й добровольческий штурмовой корпус и спецподразделение «Охотники на ИГИЛ» (ISIS Hunters).
Готовились к новой операции не только правительственные силы, но и боевики незаконных вооруженных формирований. «Хайят Тахрир аш-Шам», «Джейш аль-Ислам», «Фейлак ар-Рахман», а также другие вооруженные группировки, действующие в Восточной Гуте, создали единый оперативный штаб для совместных действий против правительственных войск в пригородах Дамаска. Кроме этого, главари и духовные лидеры ХТШ призвали своих сторонников в других районах Сирии мстить сирийской армии за операцию «Дамасская сталь», в том числе, устраивая теракты.
ПЕРВЫЙ УДАР
Началом операции сирийской армии в Восточной Гуте стали массированные авиационные и артиллерийские удары по позициям ХТШ, «Джейш аль-Ислам» и «Фейлак ар-Рахман» 18 февраля 2018 года. В ходе артподготовки были поражены пункты базирования и обороны исламистов в Думе, Хаммурии, Сакбе и Мисрабе. Всего за день было нанесено 260 ракетных и авиационных ударов.

19 февраля правительственные войска, продолжая вести огонь по укрепрайонам боевиков, начали наземную фазу войсковой операции, занимая позиции как на западной, так и на восточной оси Восточной Гуты. С запада наступающие части САА вели ожесточенные бои в Джобаре и Айн Терме, в то время, как на востоке анклава основные боевые действия развернулись в районе населенных пунктов Нашабия и Хош ад-Давахира

В ответ на начало полноформатных боевых действий боевики интенсифицировали минометный обстрел Дамаска. 20 февраля массированной бомбежке подвергся филиал Центра по примирению враждующих сторон в столице. Как сообщали в ЦПВС, жертв и пострадавших среди военных нет, однако в результате обстрела погибли несколько мирных жителей, были серьезно повреждены жилые дома поблизости. В общей сложности, в результате ответных обстрелов со стороны боевиков с 18 по 20 февраля были убиты 16 человек, около 128 ранены.

22 февраля сирийская армия сбросила листовки над Восточной Гутой, призывая жителей покинуть этот район, а боевиков оппозиции сдаться. Тем не менее, антиправительственные группировки не только не пожелали сложить оружие, но и запретили гражданским выходить из анклава под угрозой применения силы. Как отмечал руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в САР генерал-майор Юрий Евтушенко (1964 — 2020), главари исламистов намеренно обостряют ситуацию в Восточной Гуте, с тем чтобы мирные жители не могли получить правительственную помощь.
«Все попытки со стороны Дамаска оказать помощь населению в этом районе блокируются боевиками».
Юрий Евтушенко
Руководитель ЦПВС в Сирии, генерал-майор
25 февраля около 8:30 утра позиции правительственных сил в юго-восточной части анклава в районе населенных пунктов Хазрама и Нашабия подверглись атакам с использованием заминированных автомобилей. Здесь находилась южная оконечность так называемой «Линии Смерти» — оборонительных укреплений, возведенных боевиками. После атаки исламистов 4-я бронетанковая дивизия САА перешла в контрнаступление, и в результате ожесточенных боев заняла бывшую базу войск ПВО к северу от Хазрамы. Вскоре после прорыва обороны боевиков армия частично окружила Хазраму и Нашабию, освободив от сил «Джейш аль-Ислам» ключевую доминанту местности — холм Телль Фарзат.

Однако главным событием дня стали бои за укрепрайон «Джейш аль-Ислам» в районе деревни Хош ад-Давахира на востоке анклава. Первоначально сообщалось, что сирийским войскам удалось зайти в район. Однако к вечеру 25 февраля стало известно, что наступавшие правительственные войска в ходе прорыва к Хош ад-Давахире попали в засаду боевиков, в результате чего было убито до 15 военных и захвачен танк, а деревня осталась под контролем антиправительственных сил.

Параллельно с продвижением в районе Нашабии и боями на востоке анклава, около 10 часов утра 25 февраля подразделения сирийской армии атаковали силы боевиков в районе Харасты и Арбина в западной части Восточной Гуты. В частности, силы САА прорвались в район Аль-Аджами в Харасте, где заняли несколько зданий. Помимо этого, подразделениям 4-й бронетанковой дивизии к 26 февраля удалось занять большую часть садов Харасты, включая тщательно продуманный комплекс туннелей боевиков.
ГУМАНИТАРНЫЕ КОРИДОРЫ
Интенсификация боевых действий в Восточной Гуте вызвала настоящий шквал негативных реакций со стороны противников сирийского правительства на Западе. К незамедлительному прекращению огня в Сирии призвал глава Евросовета Дональд Туск: под его началом лидеры 27 стран ЕС потребовали от Дамаска и Москвы прекратить боевые действия в Восточной Гуте. Спецпосланник генсекретаря ООН Стаффан де Мистура также призвал сирийские правительственные силы немедленно прекратить огонь по гуманитарным соображениям.

Тезисы о прекращении огня и «вине» сирийского правительства в начале боевых действий (несмотря на откровенно исламистский характер противника) в первую очередь раздавались из США. Постпред Соединенных Штатов при ООН Никки Хейли напомнила, что Вашингтон оставляет за собой право наносить удары по вооруженным силам САР. Официальный представитель Госдепартамента Хезер Науэрт также заявила, что Штаты продолжат добиваться перемирия в Восточной Гуте. Наконец, и президент США Дональд Трамп обвинил Россию, Иран и официальный Дамаск в эскалации конфликта в Гуте, и призвал ввести гуманитарную паузу.

Усилилось также и информационное давление на союзников в Сирии через ресурсы интернета. На фоне операции «Дамасская сталь» на пропагандистских англоязычных каналах в микроблогах сети Twitter началась хештег-кампания #SaveGhouta. Символично, что данный призыв, прежде всего, распространялся медиаактивистами вооруженных исламистских группировок.

Все это массированное давление привело к тому, что 24 февраля Совет Безопасности ООН после двухдневных дебатов принял резолюцию 2401, призывающую к 30-дневному прекращению огня по гуманитарным соображениям. При этом указывалось, что перемирие не распространяется на террористические группировки «Исламское государство», «Аль-Каида»* и «Джебхат ан-Нусра».

Резолюцию поддержали все члены СБ ООН, включая Россию. Кроме того, Москва предложила важное гуманитарное решение, которое позволило в полной мере исполнить требования Запада к Дамаску.

26 февраля министр обороны России Сергей Шойгу объявил, что по поручению президента России Владимира Путина для исключения жертв среди мирного населения Восточной Гуты с 27 февраля в районах населенных пунктов Дума и Арбин вводится ежедневная гуманитарная пауза: с 9:00 до 14:00. В этот промежуток времени сирийские правительственные войска будут приостанавливать нанесение ударов по террористам.

Кроме того, для выхода мирных жителей из Восточной Гуты был открыт специальный гуманитарный коридор в районе населенного пункта Мухеййям аль-Вафидейн. По словам Шойгу, для проведения гуманитарной операции официальный Дамаск подготовил автобусы и автомобили скорой помощи, а в районе гумкоридора организованы пункты горячего питания и оказания первой медицинской помощи.

Как сообщили в Центре по примирению враждующих сторон в Сирии, мирных жителей, а также больных и раненых решено было немедленно вывести из пригорода Дамаска, о чем известили и представителей незаконных вооруженных формирований.
«Призываем руководство боевиков разминировать подступы к гуманитарному коридору и дать возможность населению покинуть Восточную Гуту».
Юрий Евтушенко
Руководитель ЦПВС в Сирии, генерал-майор
Ни того, ни другого антиправительственные группировки не сделали. Боевики отказались соблюдать гуманитарные инициативы в первый же день работы коридора в Мухеййям аль-Вафидейн 27 февраля, обстреляв пункт пропуска из минометов. На протяжении двух последующих недель по гумкоридору неоднократно открывался огонь: в Минобороны Р Ф сообщали, что подступы к нему регулярно простреливаются снайперами.

Всем гражданским, которые пытались выйти через гуманитарный коридор, приходилось укрываться от обстрелов со стороны исламистов. Кроме того, по сообщениям МО РФ, боевики изымали у граждан сброшенные сирийскими ВВС листовки, которые являлись пропуском через коридор, устраивали показательные казни беженцев, отбирали продукты, медикаменты и машины гражданских.

В итоге, к 4 марта по гуманитарному коридору Мухеййям аль-Вафидейн из Восточной Гуты удалось выйти лишь 17 гражданским. Позже, по ходу развития ситуации на фронте, им воспользуются до 13 тысяч человек. А к концу операции в Восточной Гуте количество человек, вышедших через гумкоридоры (число которых возрастет к тому времени до трех), составит более 86 тысяч человек.
БОИ НА ДВУХ ФЛАНГАХ
Несмотря на попытки Запада остановить официальный Дамаск на пути освобождения Восточной Гуты от боевиков, правительственные силы продолжили операции в анклаве — с восточной стороны в районе Хош ад-Давахиры, и в западной на направлении Харасты и Арбина. Как подчеркнули представители Сирии, под определение резолюции 2401 Совбеза ООН не подпадают операции против международно признанных террористических группировок.

Рано утром 28 февраля, после продолжительных ночных боев, проправительственные силы взяли штурмом населенный пункт Хош ад-Давахира. Как сообщали источники с мест, сирийская армия применила передвижной мост, чтобы пересечь ров возле лабораторий и захватить окопы боевиков. В тот же день армия предприняла попытки продвинуться к городу Аш-Шифуния, где добилась незначительных успехов

29 февраля наступление на восточной оконечности анклава продолжилось. К 1 марта сирийской армии удалось расширить прорыв в районе Хош ад-Давахиры и занять бывший военный городок батальона ПВО к юго-западу от населенного пункта.
Параллельно с этим в районе Харасты подразделения САА сумели продвинуться на ряде позиций от 500 метров до 1,5 километра в окрестностях ранее осажденной транспортной базы.

К 2 марта правительственным силам удалось развить успех на юго-восточной окраине анклава. Подразделение «Силы Тигра» заняло деревню Хош аз-Зарикия, после чего армия начала обстрел позиций «Джейш аль-Ислам» в окрестностях города Утая. В тот же день армия заняла базу 274-го батальона к югу от Аш-Шифунии. На западной оконечности анклава 2 марта дела обстояли гораздо хуже: после массированной контратаки боевиков «Фейлак ар-Рахман» в Харасте, которая продолжалась несколько часов, обе стороны понесли существенные потери, однако с места не сдвинулись.

3 марта оборона исламистов на восточных рубежах анклава потерпела сокрушительное поражение. В результате прорыва армия взяла под свой контроль город Утая — причем, проправительственные источники охарактеризовали оборону города боевиками как «фанатичную». После ожесточенных столкновений на северной окраине, антиправительственным силам все же пришлось покинуть город, и силы САА вошли в Утаю.

После взятия Утайи оборона повстанцев в Нашабии и Хазраме быстро рухнула, оставив два города полностью окруженными. В течение дня армия практически без сопротивления заняла оба населенных пункта: как выяснилось позднее, чтобы избежать осады боевики отступили из Хазрамы и Нашабии в последние минуты боев за Утаю.

В тот же момент силы сирийской армии были на грани полного взятия под свой контроль Аш-Шифунии — обвал обороны в Утае вызвал бегство боевиков с окраин населенного пункта. Армия также атаковала город Ар-Рейхан в северо-восточной части анклава, но была остановлена в предместьях. Тем не менее, еще одним следствием прорыва обороны исламистов стала угроза обрыва коммуникаций и снабжения антиправительственных сил: к вечеру 3 марта армия добилась огневого контроля трассы Дума — Аш-Шифуния.
4 марта боевикам удалось отбить значительную часть Аш-Шифунии в результате контратаки. Тем не менее, темпы продвижения сирийской армии в анклаве сохранились: на юге Восточной Гуты силы Республиканской гвардии САА заняли город Бейт Наим. Через несколько часов после его освобождения армия полностью взяла под свой контроль Аш-Шифунию, вытеснив штурмовые отряды боевиков. Параллельно с этим на северо-западной оконечности анклава 4-я бронетанковая дивизия захватила несколько ферм и получила огневой контроль над трассой между Харастой и Думой.

В результате, согласно подсчетам источников, уже к 5 марта под контролем сирийской армии находилось 35% анклава. После достигнутых успехов в боях САА начала операции по разделению Восточной Гуты на две части — для этого им оставалось пройти 3 километра, чтобы соединиться с наступающими частями правительственных сил на западе.
ТРИ «КОТЛА»
ВОСТОЧНОЙ ГУТЫ

6 марта наступление сирийской армии по всей протяженности прорыва на востоке анклава продолжилось. После того, как САА продвинулась к северу от Аш-Шифунии, под контроль сирийской армии перешла большая часть населенного пункта Ар-Рейхан. Однако закрепиться штурмовым группам на этом направлении не удалось: согласно сообщениям боевиков, правительственные силы нарвались на протяженные минные поля к западу от Аш-Шифунии, в результате чего понесли существенные потери.

Параллельно с этим «Силы Тигра» заняли город Аль-Мухамадия на южной оконечности Восточной Гуты. К концу дня армия захватила фермы вокруг населенных пунктов Мисраба, Бейт Сава и Хош аль-Ашари, а «Силы Тигра» начали артподготовку по позициям боевиков в районе Сакбы и Хаммурии.

За 7 марта правительственные войска овладели населенным пунктом Бейт Сава в центре анклава. За Ар-Рейхан на северо-востоке по-прежнему продолжались бои с переменным успехом: несмотря на то, что правительственные силы заняли сельскохозяйственные угодья к востоку от города, три попытки прорыва в сам город боевики «Джейш аль-Ислам» смогли отразить. В центральной части анклава наметился существенный успех: правительственным силам удалось закрепиться в окрестностях Мисрабы, заняв ряд позиций у Хош аль-Ашари. Со стороны Харасты тоже есть небольшое продвижение: подразделения САА отбили несколько зданий к востоку от госпиталя аль-Бейруни.

К вечеру 7 марта правительственные войска, заняв Бейт Сава, обогнули Мисрабу с юга, оставив всего полтора километра до позиций САА на западе в Харасте. В результате продвижения САА посыпалась оборона боевиков в Хош аль-Ашари — там на позициях боевиков наблюдалось паническое бегство. В итоге, к 8 марта правительственные войска овладели поселениями Хош аль-Ашари и Хош Кубейбат, а также продвинулись на один километр в направлении Джисрейна и заняли бывший пункт постоянной дислокации САА к юго-востоку от деревни Афтрис.
Для того, чтобы мирные жители смогли уйти с оставшейся под контролем исламистов территории, сирийское правительство при посредничестве Центра по примирению враждующих сторон открыло второй гуманитарный коридор в районе населенных пунктов Джисрейн и Аль-Млиха. Однако, как уточнили в ЦПВС, боевики «Фейлак ар-Рахман» не дали мирным жителям выйти: при перемещении беженцев на пункт пропуска, исламисты расстреляли колонну автомобилей, после чего начали минометный обстрел пункта пропуска.

К 9 марта подразделения Сирийской Арабской Армии вместе с союзниками сумели продвинуться на северо-восточной окраине Харасты, отбив несколько зданий и парковых зон в квартале Аль-Гадравани к юго-востоку от полицейского госпиталя и приблизиться к шоссе на Думу. Для того, чтобы замкнуть окружение вокруг двух частей анклава — Думы и Харасты на севере и Джобара и Айн Термы на юге, сирийской армии осталось преодолеть менее одного километра и занять ключевой населенный пункт Мисраба. После того, как засевшие в нем боевики отказать выходить самостоятельно, проправительственные силы и элитные подразделения спецназа начали подготовку к операции по штурму района.

Параллельно с этим из Восточной Гуты вышла первая партия боевиков «Джейш аль-Ислам» — 13 человек сдались сирийской армии и были вывезены в Идлиб. Кроме того, со стороны Арбина смогли вырваться из анклава несколько десятков беженцев.

10 марта проправительственные силы начали наступление на укрепрайон Мисрабы с двух сторон — с южного въезда и сельхозугодий на востоке. Оборона боевиков была завязана на сеть подземных тоннелей, по которым заблаговременно отработали артиллерия с авиацией, а также каналам ирригационной системы города. Несмотря на ожесточенное сопротивление боевиков, к концу дня силы спецназа закрепились в Мисрабе, а штурмовые группы «Сил Тигра» заняли рощи близ Мадейры и Хаммурии.

На следующий день отряды «Тигров» взяли Мадейру штурмом и тем самым разрезали анклав Восточной Гуты надвое, соединившись с силами 4-й бронетанковой дивизии в районе транспортной базы Харасты. С учетом того, что сирийская армия имела огневой контроль над трассой на Думу (теперь уже с двух сторон, после взятия Мисрабы и Мадейры), фактически оказалась блокированной со всех концов Хараста. Таким образом, планируя рассечь Восточную гуту на две автономные части, сирийская армия де-факто разбила анклав исламистов на три неравные доли.
КАПИТУЛЯЦИЯ
На продвижение правительственных войск и рассечение анклава боевики сперва ответили массированными обстрелами прифронтовых кварталов и окраин Дамаска. 11 марта один реактивный снаряд был выпущен по автобусу в городе Джарамана. Погибло четверо и было ранено 10 человек. Кроме того, был обстрелян 9 снарядами из Харасты жилой квартал Дахыят аль-Асад — пострадавших нет. По кварталам Аль-Каймария и Барза было выпущено по снаряду, пострадало 5 человек. По другим кварталам было выпущено еще 20 снарядов, пострадало 11 человек.

Тем не менее, продвижение правительственных войск уже было не остановить — после рассечения анклава бои сместились в отдельные районы, где сирийской армии удавалось постепенно зачищать территорию от боевиков. В результате ожесточенных боев САА 15 марта освободила от боевиков «Фейлак ар-Рахман» и «Хайят Тахрир аш-Шам» поселения Хаммурия и Ар-Рейхан, а также город Джисрейн.
Понимая, что дальнейшее сопротивление бесполезно, главари боевиков начали постепенно идти на переговоры с представителями Дамаска о мирной сдаче «котлов» Восточной Гуты. Первой среди рассеченных сдалась Хараста: 19 марта главари «Ахрар аш-Шам» заключили соглашение с правительственными войсками, в соответствии с которым боевики сдали свои позиции в городе и получили возможность эвакуироваться на подконтрольные территории в провинцию Идлиб. Уже 22 марта исламисты и их семьи (в сумме — около 1500 человек) покинули город.

Несмотря на выход «Ахрар аш-Шам» из Харасты, в городской черте продолжались отдельные стычки с боевиками «Хайят Тахрир аш-Шам» и «Фейлак ар-Рахман». Чтобы обеспечить полную зачистку города, сирийские военные открыли в Харасте третий гуманитарный коридор. В течение суток по нему вышло 315 человек, в том числе 15 боевиков, пожелавших прекратить сопротивление.

Следом за Харастой сдались боевики и в южной части анклава. После того, как сирийские войска штурмовали Айн Терму 22−24 марта, главари вооруженных группировок договорились с сирийской и российской сторонами о сдаче части городов. А группировка «Фейлак Ар-Рахман» при посредничестве представителей российского Центра по примирению враждующих сторон согласилась передать сирийской армии районы Джобар, Замалка и Хазза. 25 марта боевики были вывезены в сторону Идлиба, а сирийская армия стала контролировать до 90% Восточной Гуты

Дольше других держался северный «котел» Восточной Гуты — в районе населенного пункта Дума. На протяжении всего марта 2018 года боевики неоднократно заявляли, что не собираются покидать Думу, несмотря на требования сирийской армии сдать город. В связи с тем, что значительная часть анклава все же была освобождена САА, официальный Дамаск выдвинул ультиматум группировке «Джейш аль-Ислам», засевшей в городе. Согласно ему, боевики должны покинуть Думу до завершения эвакуации мирных жителей из населенных пунктов Джобар и Замалка. Если боевики откажутся сдать город, сирийская армия начнет операцию по освобождению Думы.

Переговоры о сдаче Думы начинались и проваливались несколько раз в течение последней декады марта. За это время занятый боевиками город начали покидать толпы мирных жителей: 23 марта из него вышло около 5 тысяч человек, 25 марта — еще 1,7 тысячи. В целом, согласно данным ЦПВС, к 31 марта последний город под контролем боевиков в Восточной Гуте покинули свыше 29 тысяч человек.

Боевики в Думе, понимая, что сейчас они могут остаться без «живого щита» и тем самым лишиться всех возможностей для беспрепятственного выхода из Восточной Гуты, все же дали свое предварительное согласие на эвакуацию. 1 апреля Думу покинула тысяча боевиков незаконного вооруженного формирования «Фейлак Ар-Рахман» вместе с семьями. Вторая колонна автобусов с боевиками и членами их семей выехала из города 4 апреля. Также стало известно, что боевики при эвакуации из Думы сдают не только тяжелое оружие, но и карты минных полей, чтобы облегчить работу саперным и инженерным подразделениям САА

Вывод боевиков «Джейш аль-Ислам» из города после длительного переговорного процесса был назначен на 8 апреля 2018 года. Однако на прощание боевики решили разыграть последнюю карту — химическое оружие.
ИНЦИДЕНТ В ДУМЕ
О том, что боевики в Восточной Гуте планируют провести крупную провокацию с использованием химического оружия, сообщалось несколько раз на протяжении всей операции «Дамасская сталь»:
1
25 февраля
Пресс-служба Минобороны Р Ф заявила о готовящейся в Восточной Гуте провокации с химоружием.
2
2 марта
Сирийское командование заявило о том, что боевики ХТШ и «Ахрар аш-Шам» готовят инсценировку применения химоружия. Согласно информации САА, распоряжение использовать боеприпасы с химическими веществами рядом с позициями сирийской армии террористы получили из-за рубежа, чтобы затем страны Запада возложили на Дамаск вину за их против мирного населения.
3
6 марта
В социальной сети Facebook был выложен фотоотчет со съемочной студии организации «Белые каски», предположительно находящейся в Восточной Гуте. На снимках запечатлены муляжи человеческих конечностей, загримированные «кровью» и строительной пылью дети и женщины, а также «волонтеры» «Белых касок». Источники предполагали тогда, что организация готовит серию провокационных роликов с целью обвинить правительство Сирии и армейские подразделения в использовании химического оружия.
4
12 марта
В ходе зачистки Аль-Шифунии была обнаружена подпольная лаборатория боевиков, на которой изготавливали отравляющие вещества. Там обнаружили остатки токсичных химических веществ, в том числе реактивы для создания химического оружия, а также емкости с боевым хлором и средства химзащиты. Схожие лаборатории были также обнаружены в ходе зачистки на окраинах населенного пункта Афтрис.
5
6 апреля
Российские военные заявляли, что боевики готовят в подконтрольных им районах атаки с применением хлора.
Несмотря на эти и многие другие сигналы, которые более чем красноречиво говорили о ситуации в Сирии, Запад начал пропагандистскую кампанию, обвиняя Дамаск в применении химического оружия в Восточной Гуте.

За день до намеченного вывоза боевиков из Думы, 7 апреля 2018 года прозападные источники в социальных сетях, а также активисты печально известной организации «Белые каски» обвинили сирийские правительственные войска в применении химического оружия в городе Дума. Как заявляли активисты, в результате инцидента по разным данным якобы погибло от 40 до 70 человек, сотни пострадали. Спустя два дня после инцидента прибывшие в Думу российские медики и специалисты по РХБЗ не обнаружили ни каких бы то ни было следов поражения химоружием, ни симптомов у людей, ни трупов погибших в результате предполагаемой «химатаки».

Неправительственные организации, поддерживающие сирийскую оппозицию, разместили в интернете фото- и видеоматериалы, которыми они подтверждали факт химической атаки. Большая часть из этих материалов была раскритикована и опровергнута позже.
Эксперты российского Центра примирения враждующих сторон в Сирии, а также независимые исследования СМИ показали, что материалы «Белых касок» представляют собой умело сфабрикованную подделку, сделанную для того, чтобы сорвать перемирие в Сирии.
В октябре 2018 года Миссия ОЗХО по установлению фактов в связи с инцидентом в Думе запросила оценки от технических экспертов относительно траектории и характера повреждения неопознанных баллонов, обнаруженных в местах предполагаемой химатаки и зафиксированных на фото. Полученный доклад за авторством эксперта ОЗХО Яна Хендерсона (от услуг которого организация сразу поспешила отказаться) доказал, что «снаряды» были заранее перенесены для съемок, поскольку в случае их сброса с высоты они проломили бы места своего падения:
«Размеры, характеристики и внешний вид баллонов, а также окружающая обстановка инцидентов не соответствовали тому, что можно было ожидать в случае сброса любого из баллонов с воздуха. В каждом случае альтернативная гипотеза приводила к единственному правдоподобному объяснению наблюдений на месте происшествия <…> Существует крайне высокая вероятность того, что оба баллона были установлены на локациях вручную, а не сброшены с самолета».
Ян Хендерсон
Бывший инспектор ОЗХО
В феврале 2019 года продюсер сирийского отдела британской вещательной корпорации «Би-би-си» Риам Далати заявил, что кадры из госпиталя, на которых запечатлены «последствия» инцидента в Думе, являются подделкой. Съемки в госпитале вели несколько человек, среди которых был доктор Абу Бакр Ханан, связанный с группировкой «Джейш аль-Ислам». По словам Далати, ни один человек в госпитале на самом деле не умер, а съемки, которые велись там, были тщательно срежиссированы.
Спустя две недели после публикации фото- и видеоматериалов об инциденте в Думе, участник видеосъемки боевиков в госпитале — 11-летний Хасан Дияб также рассказал, что никакой «химической атаки» не было, а его и других людей на записи неизвестные люди согнали в здание больницы, где начали поливать водой.
Но все это будет после. А тогда, сразу после 7 апреля, западные страны попытались использовать мнимый инцидент в Думе как повод для информационной атаки на сирийскую армию и ее союзников. Президент США Дональд Трамп в эксцентричной манере пригрозил сирийскому лидеру Башару Асаду ударом по территории суверенного государства и не скупился на оскорбления в адрес официального Дамаска. К осуждению мнимой химатаки также подключились премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, французский президент Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель, даже несмотря на отсутствие прямых доказательств применения химоружия.
ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ
К 12 апреля вывоз боевиков и их семей из Думы был завершен. В тот же день сирийское командование официально объявило об освобождении Восточной Гуты от незаконных вооруженных формирований.

Как сообщил начальник российского Центра по примирению враждующих сторон на территории САР Юрий Евтушенко, над Думой был водружен государственный флаг Сирии, а в город введены отряды российской военной полиции. Благодаря решению сирийского правительства, боевики получили возможность сдать оружие и урегулировать свой статус, либо же отправиться на подконтрольные боевикам территории в провинциях Идлиб и Алеппо.

Согласно приведенной статистике, за все время операции сирийской армии и гуманитарных инициатив Сирии и России из районов Восточной Гуты, было эвакуировано более 165 тысяч человек. В это число включено немногим более 20 тысяч боевиков различных оппозиционных фракций от «умеренных» до радикальных исламистов, а также 38 тысяч членов их семей.

На фоне освобождения Восточной Гуты антиправительственные силы начали терять ключевые позиции во всей провинции Дамаск. 18 апреля лидеры группировки «Джейш аль-Ислам» и сирийское правительство при посредничестве российского Центра по примирению враждующих сторон договорились о выводе боевиков оппозиции из города Ад-Думейр к востоку от Дамаска. Параллельно с этим, после операции по зачистке населенного пункта Ар-Рухейба, боевики «Джейш аль-Ислам» договорились о добровольной сдаче ключевых населенных пунктов Джируд и Ан-Насырия. 25 апреля сирийские военные и Генштаб Вооруженных сил России отрапортовали об освобождении Каламуна, инженерные подразделения армии Сирии приступили к работе по зачистке городов и поселений от мин и самодельных взрывных устройств.

Финальной операцией сирийской армии в провинции Дамаск станет зачистка «Южного анклава» в районе Аль-Хаджар аль-Асвад и лагеря аль-Ярмук. После освобождения анклава Восточной Гуты, главной целью сирийских правительственных сил стал анклав боевиков «Исламского государства», которые закрепились к югу от сирийской столицы еще в 2015 году. Боевые действия в этом районе сирийской столицы и последовавшее освобождение анклава в мае поставило окончательную точку в битве за Дамаск, которая продолжалась шесть лет.
Победа сирийской армии в Восточной Гуте, впрочем, была омрачена одним обстоятельством: страны Запада не прекращали нападки в адрес Дамаска по поводу инцидента в Думе. Не помогло даже обсуждение ситуации в Совете Безопасности ООН. Представитель России в Совбезе Василий Небензя заявлял, что Россия не против прибытия в Думу экспертов по линии Организации по запрещению химического оружия с мандатом ООН, чтобы лично проверить и убедиться в несостоятельности «вброса» боевиков. Тем не менее, на том же заседании представитель от США Никки Хейли заявила, что Соединенные Штаты буду прорабатывать все варианты давления на официальный Дамаск, в том числе военные — даже без одобрения Совбеза ООН.

После демарша США американский флот, а также корабли стран, входящих в международную коалицию, стали собираться на подступах к Сирии.
Боевое положение в 50 километрах от российской военно-морской базы в Тартусе занял эсминец USS Donald Cook, оснащенный крылатыми ракетами «Томагавк».
В Восточном Средиземноморье расположились английский фрегат HMS Montrose и французский фрегат Chevalier Paul, также в этом районе на боевом дежурстве находилась американская стратегическая атомная подводная лодка третьего поколения USS Georgia и эсминец USS Porter, также оснащенные крылатыми ракетами «Томагавк».
На усиление 5-му флоту ВМС США, расположенному в Персидском заливе, была направлена ударная авианосная группа из 8 кораблей, возглавляемая авианосцем USS Harry S. Truman.
Великобритания подготовила к потенциальному удару по Сирии силы ВВС на базе Акротири на Кипре.
Развязка наступила в ночь на 14 апреля 2018 года, когда США, Великобритания и Франция нанесли массированный ракетный удар по территории Сирии. По данным Минобороны России, с 3 часов 42 минут до 5 часов 10 минут по московскому времени ударная авиация и военно-морской флот США, на пару с ВВС Великобритании и Франции выпустили по военным и научным объектам САР 103 крылатые ракеты класса «воздух-земля». При этом средства ПВО Сирии перехватили 71 ракету и уничтожили их еще на подлете к целям.
Для нанесения ударов по Сирии, вооруженные силы США задействовали три эсминца USS Donald Cook, USS Higgins и USS Porter. Кроме того, в атаке были задействованы сверхзвуковые стратегические бомбардировщики Rockwell B-1 Lancer, вылетевшие с базы США в Ат-Танфе. ВВС Великобритании задействовали в ходе удара четыре истребителя Panavia Tornado, вылетевшие с военной базы Акротири. Франция использовала четыре многоцелевые ракетных фрегата и истребители четвертого поколения Dassault Rafale и Dassault Mirage 2000.

В свою очередь, для отражения ракетного удара, вооруженные силы САР в основном использовали советские зенитно-ракетные комплексы С-125 «Печора-2М», С-200 и «Бук». Успешное отражение мощного ракетного удара международной коалиции вылилось в массовые митинги на улицах Дамаска, Алеппо и других крупных городов, на которых жители Сирии выразили осуждение западной агрессии и поздравили сирийскую армию с победой — не только в бою с Западом, но и в операции «Дамасская сталь».




* «Джебхат ан-Нусра», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ), «Аль-Каида» — террористические группировки, запрещенные на территории Российской Федерации.










Рейтинг@Mail.ru