Лента
25 июня 00:45
Все новости
Почему коррупция — измена Родине, надо ли за нее расстреливать, рассказали в «Патриоте»
Федеральное агентство новостей  / 

Согласно западным рейтингам, Россия входит в топ самых коррумпированных государств мира. Скандалы, связанные с взяточничеством высокопоставленных лиц, сотрясают нашу страну один за другим. Действительно ли наша Россия погрязла в коррупции на всех уровнях? Как отбить охоту к наживе на взятках у чиновников? Кого больше: желающих взять мзду или дающих ее? И кто хуже: взяточник или халтурщик? Эти вопросы обсудили депутаты и парламентарии в ходе эфира, организованного Медиагруппой «Патриот» и ФАН.

Говорить, что западные страны — образец для подражания, и коррупции там нет, просто смешно, считает депутат Государственной думы Анатолий Выборный. По его словам, за рубежом нередки случаи, когда органы власти напрямую вымогают деньги, и уровень взяток там на порядок выше.

«Там просто не принято об этом говорить. Мы для антикоррупционного законодательства взяли все лучшее. А главное, мы открыто признали, что коррупция — это угроза национальной безопасности. Другого выбора не было. У нас тогда на ключевых должностях во власти сидели люди, которые представляли интересы Запада. Мы с этим боролись шаг за шагом. Ни одно государство, в отличие от нас, не может похвастаться тем, что за столь короткое время удалось привлечь к ответственности такое количество высокопоставленных лиц», — рассказал Выборный.

Относительно различного рода рейтингов депутат уверен, что объективности в них нет. Западу не важно, что делается для искоренения коррупции внутри страны, — «нам важно, как мы видим вас». Выборный считает, если и создавать международный реестр самых коррумпированных стран, его надо делать справедливым.

«На мой взгляд, коррупции больше не становится. За последние 10 лет мы смогли создать антикоррупционное законодательство, запустить антикоррупционные механизмы и повысить качество правоприменительной практики. Именно поэтому сейчас так часто мы слышим о скандалах, связанных со взяточничеством», — пояснил он.

Это как раз тот случай, когда количество выявленных преступлений говорит не о росте преступлений, а о том, что правоприменение работает эффективно — «антикоррупционный маховик набрал обороты». Депутат объяснил, почему так много статусных лиц, привлекаемых к ответственности.

«Больше всего нарушений — на муниципальном уровне. Это элементы, связанные с госзакупками, там цифры зашкаливают. Но есть явно выраженная воля президента относительно антикоррупционной политики. Поэтому у нас пошла смена кадровой политики по всем вертикалям и горизонталям власти. Площадка для совершения преступлений меньше. Соответственно, предмет взятки стал крупнее из-за высокого риска. Норма, которая сейчас реализуется, направлена на мощную превенцию, чтобы вступать в коррупционный сговор было не просто опасно, но и невыгодно», — сказал Выборный.

С точки зрения законодательства, по его мнению, сегодня сделано все, чтобы работа госслужащим была приоритетным и элитарным видом деятельности, чтобы люди держались за свою работу, избегая соблазна стать коррупционером. Плюс, сами граждане стали более сознательными. Если раньше лиц, которые предлагают взятку, было больше, чем тех, кто ее получает, то сейчас это число практически уравнялось, поделился депутат.

Проявление коррупции — это измена Родине, уверенно заявил председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Когда гражданский человек приходит на службу, он подписывает некую форму присяги, и ее нарушение — предательство, и караться это преступление должно достаточно сурово.

«Ни в коем случае нельзя декриминализовать взятки. Ответственность должна быть от 10 до 25 лет заключения, с возмещением ущерба. Ведь проблема еще и в том, что деньги, которые уходят на Запад, обратно к нам не возвращаются. Запад заинтересован в крупных финансовых потоках и во влиянии на российские элиты. А влиять на человека, у которого лежат деньги в иностранном банке, легко», — объяснил свою точку зрения спикер.

Для усовершенствования наказания за взяточничество и возврата украденных денег в страну он предложил воспользоваться опытом Китая. Там коррупционерам, приговоренным к смертной казни, предлагают «купить жизнь». И чем большую сумму вернет проворовавшийся чиновник, тем больше вероятность, что он не просто останется жив, но и выйдет на свободу по УДО.

«Можно сделать так же. Если возместил деньги, можешь выйти раньше, если нет — сиди 25 лет и смотри, как твоя жена в Майами тратит твои деньги, нажитые непосильным трудом», — предложил Кабанов.

По его мнению, ни о какой гуманизации в сфере коррупции и речи идти не может, она несет угрозу государству и конкретным гражданам. В целом, отметил участник конференции, уже сейчас антикоррупционные меры дают свои плоды. Помимо «посадки губернаторов и высокопоставленных чиновников», которые были замешаны в преступлениях, гораздо эффективней стал работать фильтр отбора людей на госслужбу. Сейчас есть ограничение, и пропустить человека с судимостью на серьезную должность практически невозможно.

Непрофессионализм, халатность чиновников и служащих наносит государству гораздо больший ущерб, чем воровство и взяточничество, убежден руководитель бюро расследований ОНФ Валерий Алексеев.

«Мы встречали ситуации, когда люди не воровали, однако наплевательски относились к своей работе. И в результате деньги были потрачены впустую. Получается, средства не украли, но и результата нет. Это хуже гораздо. Если в случае с коррупцией 70–80% денег идут в дело, то в этом случае вся сумма потрачена впустую», — рассказал представитель ОНФ.

Алексеев считает, что в этой ситуации могла бы помочь тотальная цифровизация всех сфер. В том же строительстве она поможет отследить все этапы работы от разработки проекта, сметы, закупки материалов, самого процесса строительства, включая документацию, вплоть до срока окончания эксплуатации здания.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru