Оскал литовской Фемиды: Альгис Микульскис о судилище над советским офицером
Федеральное агентство новостей  / 

К настоящему моменту арестованный в 2014 году и приговоренный литовским судом к семи годам тюремного заключения калининградец Юрий Мель должен был быть уже на свободе. Однако служители прибалтийского закона неожиданно для всех решили, что предыдущий срок слишком мягок, и 31 марта продлили его еще на три года.

Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис в своей колонке разбирается в хитросплетениях вильнюсской юстиции, главной движущей силой которой стала русофобия.

Вильнюс. 17 января 1991 года
ТАСС  / Завьялов Владимир

О восстановлении независимости Литвы ее Верховный Совет объявил 11 марта 1990 года. Москве это ожидаемо не понравилось — между ней и Вильнюсом началось затяжное противостояние, которое в итоге и привело к событиям, отправившим за решетку Юрия Меля.

Напомню: в ночь с 12 на 13 января 1991 года для восстановления конституционного порядка в Вильнюс были введены войска и спецназ. Одним из взводов 106-го танкового полка 107-й мотострелковой дивизии Прибалтийского военного округа командовал 22-летний лейтенант Мель, подразделению которого было приказано занять позиции вокруг вильнюсского телецентра.

Далее я процитирую материалы суда:

«Танк под командованием Ю. Меля, бортовой номер 544, наводчик Д. Большаков, механик-водитель С. Драгоценный, выломал забор, ограждающий территорию телебашни с западной стороны, опасно маневрируя, въехал на территорию, где не менее трех раз выстрелил из орудия холостыми зарядами, пускал дымовые завесы, световыми приборами военной техники светил в гражданских лиц, занимаемый объект и расположенные вокруг здания — таким образом запугивая и терроризируя гражданских лиц».

То есть три холостых выстрела, дым и включенные фары настолько испугали и затерроризировали гражданских лиц, что карающая длань литовского правосудия вменила юному лейтенантику не только «попытку государственного переворота», но и — ни больше, ни меньше — «преступный сговор» с министром внутренних дел СССР Борисом Пуго и министром обороны СССР Дмитрием Язовым! Причем все эти злодеяния были квалифицированы прокуратурой в соответствии с положениями УК Литовской ССР!

Чувствуете великолепие момента? Тех, кто в соответствии с действовавшим на тот момент советским законодательством пришел спасать страну от развала, обвинили в строго противоположном деянии, причем руководствуясь тем же самым советским законодательством. Ведь аббревиатура ССР означает «Советская Социалистическая Республика», не так ли?

Но и это еще не все. В 2010-м Литва изменила нормы своего Уголовного кодекса, и инкриминируемые 23-м подозреваемым «преступные деяния» были переквалифицированы в «преступления против человечества» и «военные преступления». А по подобным делам срока давности просто не существует, и максимально возможное наказание по ним — пожизненное заключение. Закон обратной силы не имеет? Не, не слышали!

Юрий Мель
zhlobin-news.org  / 

Юрия Меля арестовали 12 марта 2014 года на погранпереходе Советск — Панемуне. В Литву он приехал, кстати, не впервые, за лекарством от диабета, но в тот день вернуться домой бывшему танкисту было не суждено.

Процесс над ним и еще 66 обвиняемыми — гражданами России и Белоруссии — затянулся на несколько лет и завершился вынесением приговоров только в конце марта 2019-го. Эти приговоры выглядели бы смешно и глупо: например, Дмитрий Язов заочно получил 10 лет тюрьмы, бывший офицер КГБ Михаил Головатов — 12, бывший начальник Вильнюсского гарнизона Владимир Усхопчик — 14. Выглядели бы… Если б двое обвиняемых не сели на нары по-настоящему — Юрий Мель и постоянно проживающий в Литве Геннадий Иванов.

Время, проведенное за решеткой до суда, к счастью, зачлось в срок, и в начале марта нынешнего года Мель должен был покинуть тюремные стены… Не покинул.

С вопросом, как же все это могло произойти, я обратился к депутату Калининградской областной думы Андрею Колеснику, накануне организовавшему у здания генерального консульства Литовской Республики в Калининграде целую серию одиночных пикетов в защиту Юрия Меля. И депутат начал с того, что сам факт ареста и заключения бывшего командира танкового взвода вообще не имеет отношения к законности. Ни к какой!

«Он действовал по советским законам! По законам того государства, в котором мы все тогда жили, включая и тех, кто штурмовал и удерживал вильнюсскую телебашню. Де-юре было все очень четко! Литву признали независимой только в конце сентября, а у нас до сих пор некоторые говорят, что СССР тогда чуть ли не напал на нее. Литва же тогда была частью Советского Союза. Нравилось это кому-то или нет, но это был закон!»

Андрей Колесник
из личного архива Андрея Колесника  / 

Ну, то есть понятно… Человека лишили свободы за деяния, которые не являлись преступными на момент их совершения. Человек никого не убил. Человек защищал целостность своей страны, делая именно то, что должен был делать в соответствии с принятой присягой. Теперь человек за все это сидит в тюрьме…

Кстати, а что же первый в мире «коммунистический президент» Михаил Горбачев, во времена которого и было возбуждено это безумное уголовное дело, тянущееся уже 30 лет? Мнение Андрея Колесника тут однозначно:

«Сдали людей. Просто подставили! Если бы сейчас Горбачев сказал: «Да, я отдал приказ…»! Но он, видимо, так рвался к званию «Лучший немец года», что стал худшим русским столетия. Он говорил, что не знал о том, что происходит в Вильнюсе. Конечно! Он же работал не президентом, а уборщицей! Представьте себе, что такое поднять по тревоге войска? Как президент может об этом не знать?»

А ведь совершенно понятно: Михаил Сергеевич знает много такого, что могло бы внести ясность в историю вильнюсского противостояния и, возможно даже, как-то повлиять на судьбу сегодняшнего «литовского сидельца» Юрия Меля. Но молчит бывший президент. Молчит… А литовская прокуратура не спешит задавать ему вопросы, сделав главными обвиняемыми в гибели 15 жителей Вильнюса не тех, кто расстреливал их из винтовок Мосина образца 1891 года, а третьестепенных участников, на которых вообще нет ничьей крови.

Оскал литовской Фемиды: Альгис Микульскис о судилище над советским офицером
twitter.com  / @MID_RF

Теперь, думаю, самое время вернуться к тем трем годам, которые литовская Фемида «прикрутила» к уже отбытым Юрием Мелем семи. Российский МИД отреагировал на это заявлением своего официального представителя Марии Захаровой, которая, назвав продление срока заключения гражданину РФ актом «политической мести», заметила:

«Мы не позволим оставлять подобные истории без внимания, будем привлекать внимание еэсовских институтов к подобному беззаконию. В Вильнюсе должны понимать, что эти игры не останутся без последствий».

Не оставил без внимания действия литовских судей и Следственный комитет России, заочно предъявивший им обвинения по ч. 2 ст. 305 УК РФ за вынесение заведомо неправосудного приговора к лишению свободы граждан Российской Федерации.

К чему это приведет, не ясно. Но последствия подобных действий в отношении россиян должны наступать с абсолютной неотвратимостью. А пока — отставной полковник продолжает сидеть. И калининградский областной депутат Андрей Колесник продолжает участвовать в его дальнейшей судьбе:

«Литве же надо кого-то побеждать? Вот — побеждает Меля уже восьмой год. А победить не может. Стоит посмотреть, как себя ведет он — отставник, больной человек — с достоинством, не орет ни на кого, выучил литовский язык… И посмотрите, как ведет себя Навальный. То ему не так и это не этак, все судьи дураки… Как бабенка истеричная! Вот два человека: один — можно сказать, опытный в политике, а второй — простой дядька, танкист, директор хлебозавода. Вот что такое человек, который протестует за деньги, и вот что такое человек, который чувствует за собою внутреннюю правоту».

Не буду оригиналом, если скажу, что это далеко не первый случай такого судебного «беспредела» в отношении россиян. Но если социологи Максим Шугалей и Самер Суэйфан, проведшие 18 месяцев в ливийской частной тюрьме «Митига», не так давно вернулись домой, то, например, Виктор Бут до сих пор находится в американском застенке и перспективы его освобождения довольно туманны.

Отставной советский офицер-танкист Юрий Мель уже восьмой год тоже находится в рядах неправедно осужденных и ждущих от Родины справедливости и помощи. И мне кажется, что у Родины есть все возможности для разрешения подобных коллизий. Главное — не робеть ими пользоваться. Как делает это в рамках своих возможностей офицер военно-морского флота СССР, ветеран знаменитой в/ч 10617 — одного из подразделений спецназа ВМФ СССР и РФ, заслуженный тренер России по универсальному бою, калининградец Андрей Колесник.

3 комментария
Новости партнеров
Рейтинг@Mail.ru