Лента
02 августа 12:46
Все новости
Бунт и голод Ливана: почему казна страны почти опустела
Федеральное агентство новостей  / 

К концу мая у официального Бейрута закончатся деньги для закупки ключевых импортных товаров. С таким заявлением выступил временно исполняющий обязанности министра финансов Ливана Гази Вазни.

Обрушение экономики стало причиной инициативы, с которой Центральный банк Ливана обратился в адрес временного кабинета министров. Финансовый регулятор предложил сократить субсидии для базового импорта. Из-за срыва плана по сокращению этих дотаций казна теряет 500 млн долларов ежемесячно.

«Правительство должно ускориться. Стоимость потери времени очень высока. С каждым днем задержки она становится выше», — заявил Вазни.

Временный министр финансов Ливана предлагает сократить список субсидируемых продуктов питания с 300 до 100. Кроме того, из перечня предлагается вычеркнуть дотации на лекарства и топливо и ввести продовольственные карточки для 800 тысяч бедных семей.

Эти меры позволят уменьшить ежегодные расходы государства на субсидии в два раза. Однако официальный Бейрут тянет время, и это вызывает тревогу у Гази Вазни.

Предбанкротное состояние

Экономика Ливана приближается к краху. Валютный запас страны на начало апреля 2021 года составляет 15,8 млрд долларов. Обязательные резервы, которые должны храниться на депозите, установлены на уровне 15 млрд долларов.

Эти деньги не могут быть использованы для финансирования импорта, а оставшейся суммы только на выплату дотаций хватит максимум на два месяца.

Причем валютные резервы страны иссякают быстрее, чем официальные власти принимают решение. О том, что финансового запаса у властей осталось на два месяца, Вазни заявил 2 апреля. А еще в первой декаде марта эксперты говорили о том, что денег у Бейрута хватит на полгода.

«Запас пригодных для использования валютных резервов у Ливана составляет только $2 млрд, что достаточно для покрытия субсидируемого базового импорта в течение 6 месяцев», — сказала 10 марта вице-президент международного рейтингового агентства Moody’s Элиз Паризи-Капоне.

Финансовая пробка

Причиной истощения валютных резервов стала остановка притока капитала, на которую финансисты обратили внимание еще в октябре 2019 года. Это вызвало сбои в банковском секторе и увеличило внешний долг страны.

«7 марта 2020 года Ливан объявил о первом в истории суверенном дефолте по погашению еврооблигаций на сумму 1,2 млрд долларов. Дефолт по еврооблигациям исключает доступ на международные рынки для иностранного финансирования, в то время как внутренняя банковская система серьезно ослаблена», — резюмирует итоги первого этапа нынешнего ливанского экономического кризиса отчет Всемирного банка.

Новое экономическое потрясение Бейрут испытал после 4 августа 2020 года, когда мощный взрыв прогремел в столичном порту. Взрывная волна разрушила большую часть портовых построек и повредила здания в жилых и коммерческих районах ливанской столицы.

«Экономические последствия от этого инцидента стали заметны на национальном уровне», — отмечают эксперты Всемирного банка.

Ситуация усугубилась пандемией коронавируса, которая ударила по туристическому сектору. Количество туристов сократилось на 71,5% в годовом исчислении. Из-за этого снизилась активность частного сектора.

Кризисные явления легли тяжким бременем на и без того шаткое финансовое положение государства. По итогам 2020 года реальный ВВП страны снизился на 19,2%. Это падение выглядит особо критичным на фоне аналогичного снижения на 6,7% в 2019 году.

Обрушение экономики уменьшило экономическую активность частного сектора, из-за чего в казну перестали поступать налоговые отчисления. Кроме того, это снизило доходы граждан и вывело их за черту бедности.

Бунты

«Ситуация с бедностью в Ливане, вероятно, будет продолжать усугубляться. В 2021 году ожидается, что за ее чертой окажется половина населения», — говорится в прогнозе Всемирного банка.

К марту 2021 года средний доход жителей Ливана упал с 800 до 100 долларов. Обнищание спровоцировало бунты по всей стране. В центральных регионах активисты перекрыли основные магистрали. В Сайде и Триполи демонстранты громили магазины и автозаправки.

Протестующие начали устраивать перестрелки с полицией, уничтожать инфраструктуру, захватывать здания.

Вина властей

Официальный Бейрут сам виноват в сложившейся ситуации — таково мнение аналитиков Всемирного банка.

«Ливан находится в сознательной депрессии, которая приведет  к беспрецедентным последствиям для его человеческого капитала, стабильности и процветания», — говорится в отчете финансистов.

Эта сознательная депрессия может быть связана с политическим кризисом. После взрыва в бейрутском порту правительство во главе с Хасаном Диабом в полном составе ушло в отставку на фоне протестов.

Существующая в Ливане практика назначения на посты носит уникальный характер. К высшим должностям допускаются лишь представители определенных религиозных конфессий.

Эта система помогла скрепить государство после обретения независимости. Однако впоследствии она доказала ущербный характер, поскольку жесткая привязка должности к тому или иному религиозному течению отсекает большинство потенциально эффективных управленцев.

«Один из чиновников в финансовом секторе раскритиковал временное правительство и назвал его группой неудачников, которые полностью отказались от своих обязанностей. Они занимались только тем, чтобы просить деньги у Banque du Liban, не осознавая критической ситуации, в которой оказался обязательный и стратегический резерв», — характеризует нынешнюю ситуацию в ливанском правительстве Al-Joumhouria.

Отсутствие эффективных управленцев и политиков привело к созданию нынешних проблем: веерному отключению электроэнергии, появлению контрабанды топлива и генераторов, проблем с водоснабжением, функционированием канализации. Сточные воды не очищаются, это уже спровоцировало санитарный кризис, который в 2015-16 годах спровоцировал протесты.

Непрофессионализм нового кабмина привел к неэффективным решениям. Когда прекратился финансовый поток, власти повысили курс доллара. В начале марта на черном рынке за один доллар давали 10 тысяч ливанских фунтов. Уже через шесть дней курс обрушился и доллар стоил 15 тысяч ливанских фунтов.

Реакцией Бейрута на скачок курса стало закрытие нескольких обменных пунктов, а также веб-сайтов и мобильных предложений, связанных с обменом денег.

Политический набат

Экономисты называют нынешний ливанский кризис самым болезненным за всю его историю. Скачки валютных курсов подстегивают инфляцию. Последовавшее давление на валютный рынок начало душить торговлю.

Проблемой ливанской экономики финансисты считают чрезмерную долларизацию экономики. Она ограничивает импорт капитала и товаров, вызывая сбои по всей цепочки поставок.

За этим сухим описанием проблем стоят человеческие судьбы. По оценкам Всемирного банка в стране с населением 6,8 млн уже голодают 840 тысяч человек. В мае у правительства могут закончиться деньги на дотации импорта — и тогда не исключен коллапс всей экономики страны.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru