Лента
16 июня 16:33
Все новости
Москва — Пекин — Тегеран — крепнущий аргумент глобальной политики. Колонка Евгения Беня
ТАСС  /  Ebrahim Noroozi / AP

Иран и Китай заключили масштабный договор сроком на 25 лет. Соглашение о всестороннем сотрудничестве включает взаимодействие в экономической и культурной областях, оно подписано в Тегеране министром иностранных дел КНР Ван И и главой МИД Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом, о чем говорится в заявлении иранского ведомства.

Пекин поддерживает требование Тегерана, что еще до возвращения Ирана к ядерной сделке США должны снять наложенные экс-президентом США Дональдом Трампом антииранские санкции. Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани написал в Twitter: «Расцвет стратегического сотрудничества на Востоке ускоряет закат Америки». Он назвал подписанное соглашение частью «политики активного сопротивления».

Соединенные Штаты обеспокоены сотрудничеством между Китаем и Ираном, как 29 марта заявил журналистам президент США Джо Байден. Беседу транслировали американские телекомпании.

Едва ли что-либо помешает пролонгации в этом году на длительный период договора между Россией и Ираном. Обязательства равноправных отношений и принципы стратегического партнерства между этими странами были согласованы еще в 2001 году сроком на 20 лет.

Ныне международная повестка предлагает принципиальные поводы для того, чтобы соглашение о всестороннем и долгосрочном сотрудничестве между Тегераном и Москвой было непременно продлено. Содержание договоренностей между странами будет логическим продолжением прежнего соглашения с сохранением основных направлений сотрудничества — в области нефти, экспорта вооружений и ядерной деятельности.

Москва — Пекин — Тегеран — крепнущий аргумент глобальной политики. Колонка Евгения Беня
kremlin.ru  / Администрация Президента РФ

Кстати, предыдущий договор от 2001 года предусматривал его автоматическое продление еще на пять лет, если только одна из сторон за год до истечения срока действия документа не подтвердит письменно свое решение о расторжении.

Так что треугольник Москва — Пекин — Тегеран, который на слуху в последние годы, способен трансформироваться в тройственный союз, в известной мере заточенный на противостояние США.

В Newsweek возможное возникновение долгосрочной коалиции Пекина, Москвы и Тегерана истолковывалось как стремление всех трех сторон дать ответ на вызовы, которые бросает Америка.

«Сообщение о продлении 20-летнего соглашения с Россией, а также переговоры о заключении договора о сотрудничестве сроком на 25 лет между Тегераном и Пекином стали сигналом, который Иран дает в отношении США, если последние не прекратят политику давления, прежде всего экономического, на Исламскую Республику Иран», — пишет автор статьи.

«Ось Пекин — Тегеран — Москва уже формируется», — констатирует сайт Eurasian Times.

Соглашение о долгосрочном сотрудничестве Тегерана и Москвы, которое также сопровождается подписанием Ираном и Китаем инвестиционных контрактов на общую сумму в 200 млрд долларов, говорит о закладывании основ для мощнейшего в истории международных отношений стратегического союза трех государств на Востоке, как отмечает СМИ.

Между тем многосторонние военно-морские учения с участием России, Китая и Ирана прошли в северной части Индийского океана в середине февраля 2021 года. В ходе них отрабатывалось взаимодействие при проведении поисково-спасательных операций и мероприятий по обеспечению безопасности судоходства. Военно-морские учения тех же стран под названием «Пояс морской безопасности» состоялись еще в конце 2019 года, а по их итогам военные ИРИ выражали уверенность, что маневры будут проходить на регулярной основе.

Не исключены дальнейшие договоренности о неограниченном доступе к иранским авиабазам самолетам китайских и российских ВВС. Для этого, в частности, планируется построить специализированные объекты двойного назначения рядом с существующими аэропортами в городах Хамедан, Бандар-Аббас, Чабхар и Абадан.

Россия тесно сотрудничает с иранскими военными в Сирии, поддерживая президента страны Башара Асада.

Москва — Пекин — Тегеран — крепнущий аргумент глобальной политики. Колонка Евгения Беня
Федеральное агентство новостей  / 

Следует обратить внимание: 20 сентября прошлого года Defense News сообщило об очень неприятном открытии, которое сделало для себя разведывательное сообщество США: Россия и Китай летом и осенью 2020 года проводили совместные военные учения в Арктике.

Общее направление российской внешней политики связано с глобальным противостоянием США. В Москве считают, что, хотя Вашингтон по-прежнему господствует в мире, его влияние уменьшается, и хотели бы ускорить этот процесс ослабления, проникая в те регионы, где у США имеются существенные проблемы. Например, Соединенные Штаты болезненно реагируют на любое усиление Ирана, поэтому Россия стала помогать иранцам. Что касается КНР, то руководство США ведет торговую войну с этой страной, опасаясь ее растущей военной и экономической мощи. В условиях, когда началась новая холодная война между двумя мощнейшими державами, Москве стратегически целесообразно развивать альянс с Пекином.

Есть своя стратегия противостояния Америке и у Китая. США хотели бы ослабить свое присутствие на Ближнем Востоке и сосредоточиться на противоборстве с КНР в Восточной Азии. Китай, напротив, стремится растянуть силы США, закрепляясь на Ближнем Востоке и наращивая там свое влияние, чтобы отвести угрозу от своих границ. Отсюда растущий интерес КНР к Ирану.

Москва — Пекин — Тегеран — крепнущий аргумент глобальной политики. Колонка Евгения Беня
Федеральное агентство новостей  / 

Тройственное взаимодействие Москвы, Пекина и Тегерана может повсеместно расчертить новые геополитические векторы, с которыми многим странам придется считаться, а США — как минимум их учитывать. Выраженным индикатором новой оси неминуемо станет Ближневосточный регион. Если в последние годы Израиль, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн в своей жестокой конкуренции с Ираном за сферы влияния могли исключительно уповать на поддержку Вашингтона, то приходит время, при котором без политической воли РФ и КНР разрешение узла ближневосточных проблем становится просто немыслимым, а это приведет к качественно новому витку в отношениях Москвы с целым рядом стран Ближнего Востока.

И здесь следует подчеркнуть, что вступление России в тесный альянс с Китаем и Ираном отнюдь не означает, что она полностью идентифицирует свою внешнюю политику с их интересами при том, что обретает реальные рычаги для возможной коррекции происходящего в мире в связи с этими странами-партнерами.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru