16 мая 21:16
+ {{ $store.state.rightWidget.counter }}
новостей
Все новости
16 мая 21:16
+ {{ $store.state.rightWidget.counter }}
новостей
Все новости
Варианты единства. Колонка Анатолия Вассермана
ТАСС  /  Кирилл Кухмарь

Недавно меня спросили: «Чем гордитесь более всего?» Ответил: теми случаями, когда нечто найденное мною становится общеизвестным и общепринятым, говорится и/или используется без ссылки на меня.

Например, когда меня наградили гражданством Российской Федерации (именно наградили: гражданство я получил по пункту 3 статьи 13 закона РФ о гражданстве — за особые заслуги), я обнаружил: закон Украины о гражданстве после государственного переворота 2014.02.22 изменён так, что выйти из гражданства почти невозможно. Некоторые нужные для этого документы выдаются только при личном присутствии (а мне — да и многим другим желающим отказаться от украинского гражданства — сейчас попросту опасно приезжать на малую родину), а утверждается выход указом президента Украины (а президентские выборы 2014.05.25 назначены без должных законных оснований, соответственно их результат юридически ничтожен, и любые деяния Петра Алексеевича Порошенко, якобы выигравшего данные выборы, не имеют правовых последствий, то есть даже если бы я прошёл законную процедуру, её можно было бы в любой момент оспорить).

Поразмыслив, отправил в посольство Украины не прошение и не заявление, а уведомление:

«Вследствие пункта 1 «добровольное приобретение гражданином Украины гражданства другого государства, если на момент такого приобретения он достиг совершеннолетия» статьи 19 «Основания для потери гражданства Украины» закона Украины «О гражданстве Украины» мною с момента официальной публикации 2016‑01‑27 по адресу указа № 27 президента Российской Федерации «О приёме в гражданство Российской Федерации» автоматически утрачено гражданство Украины, в связи с чем прекращены все мои права и обязанности, следующие из гражданства Украины. В силу наличия объективного факта, доказывающего причину вступления указанного пункта в силу, основания для применения заключительной части данной статьи «Датой прекращения гражданства Украины в случаях, предусмотренных данной статьёй, является дата издания соответствующего указа президента Украины» отсутствуют. Текст вышеупомянутого указа прилагается».

Этого хватило: Центральная избирательная комиссия РФ, изучив нотариально заверенную копию текста и квитанцию о его отправке, признала, что у меня есть только гражданство РФ, и я стал кандидатом в депутаты Государственной думы (увы, занял на выборах 2016.09.11 лишь второе место в округе).

Но главное для меня — через год найденный мною способ выхода из гражданства страны, не желающей отпускать своих, включён в закон РФ о гражданстве, так что теперь любой желающий может отправлять аналогичное уведомление в посольство хоть Украины, хоть иной подобной искусственной конструкции.

Другой подобный пример касается уже не отдельных людей, а целых стран.

В начале 1980‑х в каком-то из тогдашних советских научно-популярных журналов (увы, не помню, в каком именно — знаю только, что в конце 1990‑х пролистал все сохранившиеся в редакции «Наука и жизнь» номера за 1980–1985‑й годы и не нашёл такого упоминания) прочёл я сообщение о проведенном группой западноевропейских экономистов исследовании факторов, влияющих на возможность окупить новые разработки. Решающим оказалось общее число жителей на рынке, куда разработка выпускается. В тогдашних условиях Европейского экономического сообщества порог составил примерно триста миллионов человек: если население региона, где новинку продают, меньше — затраты на её создание заведомо не отобьются.

Варианты единства. Колонка Анатолия Вассермана
ТАСС  / Марина Лысцева

Похоже, исследование возымело прямое действие. Уже в начале 1980‑х Европейское экономическое сообщество превратилось в Европейский Союз: все экономические границы внутри него отменены, так что получился единый рынок с населением, превышающим порог в пару раз. Практически одновременно возникла Североамериканская зона свободной торговли (NAFTA): во вместе взятых Канаде, Соединённых Государствах Америки (так автор называет США. — Прим. ФАН), Соединённых Государствах Мексики (официальное название Мексики — Мексиканские Соединённые Штаты. — Прим. ФАН) население тоже куда больше трёхсот миллионов. Начались и переговоры о Тихоокеанской зоне свободной торговли, но быстро заглохли, ибо тогда большинство стран региона ориентировало свой экспорт не на соседей, а на Западную Европу и Северную Америку. И, к сожалению, резко усилилась агитация за развал России, тогда называвшейся Союз Советских Социалистических Республик.

Увы, само исследование я так и не прочёл. Пришлось реконструировать (в нескольких десятках статей) возможный ход рассуждений его авторов. У меня получилось, что второй по значению фактор — среднее соотношение заработных плат разработчиков и серийных производителей. С его учётом порог окупаемости в тогдашней России (у нас разработчики оплачиваются ниже, чем на Западе) примерно 250 миллионов человек, а было нас тогда около 300 миллионов, так что даже без учёта остальных членов Совета экономической взаимопомощи (ещё примерно столько же) наши разработки окупались у нас же.

Мои публикации возымели действие. Сейчас большинство наших политиков и аналитиков охотно говорит об экономической необходимости воссоединения России для перехода через порог окупаемости. На меня не ссылаются: это понятие и связанные с ним рассуждения уже общеизвестны и общеприняты.

Третий значимый фактор — общий уровень развития науки и техники. По мере его роста порог поднимается: грубо говоря, значительная часть того, что можно придумать дёшево, уже придумана. Поэтому сейчас в ЕС для окупаемости нужно уже около 400 миллионов. Но пока тамошнее население раза в полтора выше, так что самим ЕСовцам всё ещё выгодно работать на самих себя.

А вот, например, Индия и Китай не могут окупить свои разработки на своих внутренних рынках, хотя каждая из этих двух цивилизаций насчитывает около полутора миллиардов человек. Дело не только в том, что там зарплаты разработчиков гораздо выше относительно зарплат серийщиков по сравнению даже с ЕС, не говоря уж о России в целом и Российской Федерации в частности. Вдобавок тамошние внутренние цены в основном гораздо ниже мировых, и соответственно большинство работающих на внутренний рынок не может покупать в значимых количествах местные разработки, сделанные на экспорт, а число работающих на экспорт в каждой из двух стран ниже порога окупаемости.

Объединённый индийско-китайский рынок был бы достаточен, чтобы те, кто сейчас занимается экспортными разработками, могли окупить свои усилия внутренними продажами. Но в силу глубоких межцивилизационных различий Индия с Китаем не могут создать такой рынок самостоятельно. Нужно посредничество русской цивилизации. Оно уже идёт: Индия (и Пакистан — гибрид индийской и мусульманской цивилизаций) вошла в Шанхайскую организацию сотрудничества (где политическая роль РФ, пожалуй, важнее, чем Китая), а БРИКС из шутки статистиков, подметивших сходство скоростей развития экономик Бразилии, России, Индии, Китая, Южной Африки, превращён (в основном усилиями РФ, ибо у нас раньше всех поняли: скорости развития всех этих стран в значительной степени определяются сходством форматов их взаимодействия с общемировым рынком) в структуру, развивающую взаимодействия пяти стран и координацию их деятельности. В силу всё тех же межцивилизационных различий именно русская цивилизация на протяжении по меньшей мере нескольких ближайших поколений (а поколение — минимальная единица отсчёта времени, когда речь идёт о цивилизациях) останется главным на объединённом рынке источником новых разработок и — что несравненно важнее — научных исследований, создающих возможность новых разработок.

Но индийско-китайское экономическое взаимодействие не заменит нам воссоединение всея Руси. Для окупаемости разработок нужен рынок не просто единый, но с едиными требованиями.

Варианты единства. Колонка Анатолия Вассермана
ТАСС  / Роман Пименов

Простой пример. При тех средних расстояниях автомобильных поездок, что характерны для Западной Европы, выгодно вкладывать громадные деньги в создание, поддержание, совершенствование, развитие дорожной сети. При тех средних расстояниях автомобильных поездок, что характерны хотя бы для европейской части России (вспомните хотя бы трассу Е95 — от Питера до Одессы), не говоря уж о Сибири или Средней Азии, выгодно вкладывать те же деньги в создание автомобилей, поменьше зависящих от качества дороги.

По значительному числу направлений деятельности мы не можем создавать новшества, равно востребованные на нашем внутреннем рынке и на западноевропейском или южноазиатском. Число же разработчиков у нас ограничено. Следовательно, чего бы мы ни добились в мире, нам всё равно жизненно необходимо восстановление России.

Создание Евразийского экономического союза, судя по высказываниям самих его политиков, в заметной мере опирается на доводы, изложенные в моих публикациях (чем я также горжусь). Да и государственный переворот 2014.02.22 на Украине имеет одной из своих целей предотвращение выхода ЕврАзЭС на порог окупаемости. Увы, сейчас даже возвращение Украины на путь истинный не даст желанные 200 миллионов человек на едином рынке: её население с тех пор упало с примерно 40 миллионов до 20–25 (по надёжным косвенным показателям вроде потребления муки не удаётся оценить точнее). Поэтому нам нужно воссоединение всей России — от Таллина до Ташкента, от Вильнюса до Кишинёва, от Риги до Душанбе… И тем, что всё больше политиков во всех этих частях нашей единой страны осознаёт такую необходимость (пусть даже заметная их часть боится предстоящих перемен), я особо горжусь.

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru