Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Путин едет в Брисбен со своим тузом

Путин едет в Брисбен со своим тузом

15:41  12 Ноября 2014
3915

Владимир Путин готов к саммиту G20

Владимир Путин готов к саммиту G20 Что везёт с собой на саммит G20 в Австралию президент Путин и с чем ему предстоит там столкнуться? После саммита АТЭС в Пекине, где российскому президенту был оказан подчёркнуто тёплый приём (это было заметно и по формату переговоров, и по количеству договоров, заключённых отечественными компаниями "на полях саммита", и даже по почётному, рядом с хозяином саммита, месту на совместном фотографировании лидеров), Владимира Путина ожидает гораздо более проблематичный визит в Австралию, на встречу «Большой Двадцатки».

Кто возьмёт Путина "за грудки"?

Переговоры глав государств G20, которые в этом году пройдут 15-16 ноября в Брисбене, могут стать настоящим испытанием для российского лидера. Ему наверняка придётся столкнуться не только с разнообразными "сюрпризами" от принимающей стороны, но и с показной коллективной холодностью ряда высокопоставленных коллег, отсутствовавших в Пекине, — лидеров Великобритании, Франции, Германии и Италии. Всевозможные провокации, политические выпады, "случайные" недружественные жесты и двусмысленные обмолвки здесь будут более чем вероятны. На это прозрачно намекают два скандальных эпизода, связанных с подготовкой саммита, оба исходившие от страны-хозяйки предстоящей встречи. Сначала, в сентябре, сразу несколько высших австралийских чиновников вдруг заговорили о том, что российский лидер — нежелательный гость в Брисбене. Как впоследствии выяснилось, официальная Канберра даже рассылала письма другим членам G20, стремясь узнать от них, так ли уж необходимо присутствие России в их рядах. Разумеется, в ответ австралийцы будто бы получили гневные отповеди — причём не только от традиционных партнеров нашей страны, но и, как утверждается, от самых ярых наших критиков в лице Америки и Западной Европы. Иначе и быть не могло: у принимающей стороны попросту нет таких полномочий — отстранять от саммита "Большой Двадцатки" того или иного её члена. И всё же "сигнальчик" прозвучал — и он явно шёл в пандан к недавнему "молчаливому исключению" России из состава "Большой Восьмёрки" — когда формально наша страна вроде бы всё ещё входит в этот "клуб", однако на его встречи приглашать российского президента перестали. Другим же скандалом было сочтено октябрьское обещание австралийского премьер-министра Тони Эбботта — "взять Путина за грудки" или, если переводить более буквально, "врезаться в торс и повалить". Такой приём, вкупе с "наиболее жёсткими переговорами на всём саммите", Эбботт обещал устроить Путину в связи с летней катастрофой малайзийского "Боинга", в результате которой погибло и несколько австралийцев. Правда, на днях в Пекине премьер страны кенгуру уже имел удовольствие встретиться с российским президентом тет-а-тет — держа, однако, руки при себе. И всё же надо понимать, что у себя дома австралиец может оказаться не в пример более агрессивным — и Путину следует быть к этому готовым.

Несколько разгневанных мужчин

Но если что и волнует Кремль в преддверии саммита в Брисбене, так это не личные выпады "политического легковеса" Эбботта, а та консолидированная позиция по "украинскому вопросу" сразу нескольких лидеров западных стран, с которыми Путину придётся лично встречаться. Предстоящий саммит G20 окажется, пожалуй, первым мероприятием такого уровня за весь 2014 год, на котором российскому лидеру предстоит двое суток выдерживать общество могущественных персон, записавших Россию во "враги западной цивилизации". И задача нашего президента — выйти из этих переговоров с минимальными потерями. А потери вполне могут случиться. В Австралии Путин рискует получить самый серьёзный за последние месяцы, да ещё заявленный очно, политический ультиматум со стороны лидеров Запада относительно "украинского вопроса" — вплоть до угрозы очередных санкций. Но что ещё важнее, России на этом саммите следует ожидать констатаций о том, что "мировой экономический спад", "дешевеющая нефть" и "отток многомиллиардных инвестиций с неразвитых рынков", пугающие Москву сильнее любых санкций, — это всерьёз и надолго. Любые же примиренческие нотки в речах российской делегации — в частности, акцент на прогрессе российско-украинских переговоров по газу или педалирование "отстранённости" Кремля от прямого признания выборов в Новороссии — будут с очевидностью восприняты как доказательство слабости Кремля.

"Всех нагнуть" или "всё слить"?

На чём же, в таком случае, мог бы построить стратегию своего поведения в Брисбене Владимир Путин? Какие сильные карты имеются у него на руках? Своеобразным ответом на эти вопросы стал только что завершившийся визит российского лидера в Пекин. Путин едет в Австралию с новым газовым контрактом в кармане — согласно ему, "голубое топливо" с западно-сибирских месторождений России, единственными покупателями которого до недавнего времени оставались строптивая Европа и неадекватная Украина, может в скором времени целиком продаваться в Китай, где его купят по целиком устраивающей нас цене. Да и вообще, саммит АТЭС — как несколько других международных форумов до этого — ясно дал понять: никакая изоляция России невозможна, на планете есть множество стран, желающих торговать с нами вопреки любым окрикам из Вашингтона. Газовый аргумент хорош не только тем, что повышает ставки России, но и тем, что вносит сумятицу в консолидированную позицию Запада. Его вполне может приветствовать Америка, стремящаяся как раз к тому, чтобы оторвать европейский рынок от российских углеводородов и занять на нём место ключевого поставщика ресурсов. В то же время для самих европейцев, и особенно для Германии, угроза лишиться дешёвого (в сравнении с американскими или ближневосточными поставками) российского газа может стать поводом пойти на серьёзные уступки нашей стране по "украинскому вопросу" — вплоть до полного "вывода из игры" Киева как политического субъекта. Что же касается вопросов изоляции, ультиматумов, санкций и прочих антироссийских демаршей — здесь на стороне Путина оказались не только пекинские "встречи в верхах", но и собственный внутрироссийский "эксперимент", в результате которого рубль показал чудеса курсовой эквилибристики. ЦБ РФ только что продемонстрировал, что любая, даже сколь-нибудь низкая долларовая цена на нефть может быть нейтрализована соответствующим курсом нашей национальной валюты, сохраняющим федеральный бюджет профицитным, а его главного спонсора, российскую нефтянку, — доходной. ...Впрочем, всё это лишь прикидки. Какую тактику для предстоящего саммита изберёт Владимир Путин, по-настоящему известно одному лишь ему. Вот только вряд ли российскому президенту понадобились бы новые контракты с Китаем, если бы он сейчас, в Брисбене, намеревался, по блогерскому выражению, "всё слить". Денис Тукмаков

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics