В Израиле требуют казнить террористов, взявшихся за ножи

В Израиле требуют казнить террористов, взявшихся за ножи

12.11.2014 23:00
1425

Израиль всегда готов ответить на террор

Израиль всегда готов ответить на террор В Израиле - новая вспышка террора. Только за последние дни жертвами палестинских террористов стали несколько человек, в том числе трехмесячная девочка. Два дня назад теракт произошел в центре Тель-Авива – араб набросился с ножом на группу людей, ожидавших поезда. Террорист успел зарезать 20-летнего сержанта, разговаривавшего по телефону со своей невестой. В тот же день другой убийца нанес смертельное ранение 25-летней девушке, ожидавшей автобус вместе с группой школьниц. В израильском обществе уже заговорили о возможном начале новой волны арабского террора (так называемой интифаде) и о том, что о мирном процессе и вообще любых сделках с террористами пора забыть. А в соцсетях на страницах израильтян развернулась бурная дискуссия на тему того, что пора уже применять к террористам смертную казнь.

Смертная казнь не пройдет

Корреспондент Федерального агентства новостей задал нескольким русскоязычным израильтянам вопрос: что делать в условиях новой волны террора? Вот мнение специалиста в области Hi-Tech и историка Александра Шульмана. Александр родился в Ленинграде в 1953 году, там окончил Политехнический институт и аспирантуру, с 1992 года живет в Израиле. Его исторические материалы публикуются в Израиле, США, России и в других странах. - Эти теракты - дело рук «инициативников», террористов-одиночек, - считает Александр Шульман. - Никакого организационного следа за всем этим не прослеживается. Причина новой вспышки террора та же что и все прежние – общая атмосфера ненависти к Израилю, к евреям, которой пропитано всё арабское общество. Арабы не видят никакой иной формы соглашения с Израилем, кроме как уничтожение Израиля и евреев. Эти теракты – ответ тем, кто любит рассуждать о мирных договоренностях с палестинцами. Но нужно иметь в виду, что в настоящее время все структуры палестинцев пронизаны агентами израильских спецслужб. Чуть ли не в каждом селении есть израильские «глаза и уши». То есть, подготовка какого-то серьезного теракта здесь предотвращается в зародыше. Поэтому палестинцы и используют таких «инициативников», которые под влиянием каких-то «эмоций» в любой момент могут совершить теракт. - Могут ли территориальные уступки палестинцам помочь решить проблему террора? - Это бессмысленный разговор, поскольку никакого компромисса тут в принципе быть не может. Палестинцы жаждут полного контроля над Израилем и его уничтожения. Все разговоры о мирном урегулировании – это разговоры на европейскую публику. Для арабского мира война против Израиля всегда актуальна и никогда не сходит на нет. - Ну, а если предположить, например, что Израиль покинет все поселения и отдаст арабам половину Иерусалима – может это, хотя бы теоретически, привести к миру? - Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда, поскольку израильское общество на это никогда не пойдет. А, во-вторых, даже если чисто гипотетически предположить такую ситуацию, то это значит, что как только эти земли будут отданы, палестинцы будут добиваться уничтожения того, что останется в руках у евреев. - Как вы относитесь к возобновившимся разговорам о необходимости применения к террористам смертной казни? - Всё это пустые разговоры, смертная казнь, как известно, применялась в Израиле всего один раз - против (нацистского преступника) Эйхмана. Ни власть, ни юридические структуры введение смертной казни никогда не реализуют. Хотя есть масса желающих, чтобы эта норма была введена в действие. Но я уверен, что даже идея о референдуме на эту тему не возникает. Идея о смертной казни здесь нереализуема. - Как вы считаете, способствовал ли новой вспышке террора обмен на палестинских заключенных капрала Гилада Шалита? - Да. Освобождение Шалита – эта была тяжелейшая ошибка. Сам Шалит принадлежит к левой израильской элите. За его освобождение выступал крайне узкий слой достаточно могущественных в Израиле левых либералов, которые в значительной мере контролируют суд, юридические учреждения, СМИ. Хотя я думаю, 90% израильтян было против такого обмена – когда за одного пацана выпустили тысячу убийц. Сейчас мы это расхлебываем. Этого ни в коем случае нельзя было делать. Но это стало хорошим ответом фантазиям израильских «левых», которые считают, что если что-то отдать, то взамен мы получим мир и безопасность. - Главный вопрос: что делать? - Арабы действуют так нагло только потому, что знают, что их поддерживает Европа и все либералы и коммунисты, какие есть на белом свете. А это значит, что любая акция в Израиле против палестинцев тут же вызывает вихрь в мире – евреев сразу обвинят в геноциде и вообще во всех смертных грехах. Палестинцам позволено всё. Израильский ответ вызывает самую бешеную реакцию среди левых, коммунистов и правозащитников. Поэтому, я думаю, наше правительство сейчас не будет делать никаких резких телодвижений, но будет задействована вся инфраструктура, которая внедрена среди палестинцев, и наиболее активных из них просто начнут потихоньку отстреливать, - резюмировал Александр Шульман.

Жертвы террора жаждут отмщения

А вот мнение театрального режиссера, публициста Мириам Гуровой, которая 23 года назад приехала в Израиль из Екатеринбурга. В 2002 году во время так называемой «интифады Аль-Аксы» от рук террориста-снайпера погиб ее муж – композитор Аарон Гуров. – Террор в Израиле начинался не сегодня, это продолжается много лет, просто время от времени вспышки насилия со стороны арабских террористов то нарастают, то снижаются, - напомнила Мириам Гурова. - Сейчас все говорят, что уже пора говорить о новой интифаде. Мы каждый год чтим память погибших в терактах, в их память звучит сирена, у нас погибшие в терактах приравниваются к погибшим на фронтах солдатам. И вот теперь снова нами овладевает страх… - Как вы относитесь к идее введения смертной казни для террористов? - Движение за смертную казнь – это народное движение. Наше правительство пока не соглашается с этим. Организация жертв террора, а также родственники погибших в терактах, к которым я, к великому горю и несчастью, принадлежу, требует этого уже очень давно. Но наши требования усилились после того, как по ряду сделок по обмену военнопленного Гилада Шалита было освобождено более 1000 палестинских заключенных, а затем, в качестве «жеста доброй воли», было выпущено еще 1500 убийц – давайте называть вещи своими именами. Это люди, которые либо совершили теракт, либо готовили теракт, либо вдохновляли теракт. И эти люди с кровью на руках в качестве «жеста доброй воли» были выпущены из израильских тюрем! Мы предупреждали, что эти тысячи выпущенных головорезов вернутся к террористической деятельности. В тюрьмах они отъелись на наших харчах, а поверьте, условия в гуманных израильских тюрьмах порой лучше, чем в их родных деревнях. Многие из террористов в тюрьме закончили школу, а некоторые даже получили ученую степень. И вот эти выучившиеся, консолидировавшиеся, откормленные бандиты возвращаются снова к своей бандитской деятельности – это то, что мы и видим сейчас. Этого витка интифады следовало ждать, хотя мы кричали во всех СМИ, выступали против сделки по обмену Шалита и других подобных сделок. Ни одна страна такого не делает, и прежние израильские правительства, которые считались социалистическими и левыми, такого тоже не делали. Если бы «социалистка» Голда Меир сегодня оказалась на этом свете, она бы просто пришла в ужас, потому что она всегда говорила – мы не ведем переговоры с террористами. И вдруг наш самый «правый» нынешний премьер Биньямин Нетаньяху, оказавшись у власти уже в третий раз, начинает вести переговоры с террористами! Всё это не приводит ни к чему хорошему. Нельзя забывать, что мы всё-таки не в Европе, мы на Востоке. А Восток, как известно, «дело тонкое», на Востоке уважают только силу. Да, нас не любят, нас и не будут любить, потому что Израиль для Европы – это такой персонифицированный еврей. И у Европы, и у всего мирового сообщества есть болезненный атавистический долг после того, что они допустили, что в Холокосте погибли шесть миллионов евреев. Поэтому, загоняя эту вину внутрь, они начинают говорить – мы не антисемиты, мы очень любим евреев, мы не допустим второго Холокоста, но Израиль ведет себя очень агрессивно, как фашисты. Получается, что Израилю, чтобы стать хорошим, надо дать себя уничтожить? На это мы никогда не пойдем. Что касается смертной казни, то ее противники говорят, что нельзя вводить смертную казнь для исламистов, потому что ислам сделает их святыми. Казненные террористы тут же станут для своего народа святыми, их станут прославлять, называть их именами улицы и т.д. Знаете, что я на это отвечу, как здравомыслящий человек и гражданин своей страны? Я отвечу – на здоровье. Пусть мертвых возвеличивают, как хотят, но пусть эти люди уже прекратят убивать. За самые кровавые убийства, когда например убийца зарезал семью с пятью маленькими детьми, дают пожизненный срок за каждого убитого. В израильской практике пожизненный срок – это 30 лет. Если это человек достаточно молодой, то вы понимаете, что через 30 лет он всё равно выйдет. Но никто из них не сидит ни 25 лет, ни 30. Их выпускают по сделкам, которые навязывают Израилю доброхоты типа Обамы и других «друзей-политиков». Получается, что такой убийца, если отсидит пять лет, это уже большое дело, но он порой не отсиживает и три года. Вы понимаете, как при этом себя чувствуют семьи жертв террора? Наших близких уже, конечно, никто не вернет. Но получается, что они погибли ни за что, потому что их убийц не настигло никакое возмездие. Я сейчас скажу лично от себя. Для меня самое страшное, что моего прекрасного талантливого умного молодого (ему было 45 лет) мужа-композитора, отца моих четверых детей, человека, который никогда мухи не обидел – вот этого человека убили просто за то, что он еврей и жил в еврейском государстве, как он того хотел. И при этом его смерть никак не будет отмщена? Потому что «нашего» убийцу, которого, было, поймали, тоже отпустили. - И он жив? - Он не просто жив, он благоденствует. Оказалось, что «наш» убийца живет в Мадриде и очень хорошо себя чувствует. Я просто в ужасе , что убийцы мирных израильских граждан не понесли справедливой кары. Это очень больно нашим детям, которые никогда не увидят отца, а представьте, каково тем, кто потерял своих детей? Вы можете себе представить, что чувствовали на кладбище родители молоденькой девочки из нашего города, которую на днях зарезал террорист? Ее хоронили папа, мама, братья и сестры, они заливались слезами и не могли прийти в себя от горя. Теперь всю жизнь они будут плакать, и, скорее всего, за эту смерть никто также не понесет ответственности. Потому что тот террорист, к сожалению, не был убит на месте, сейчас его лечат в израильской больнице, а потом его посадят в тюрьму, а потом, вероятно, обменяют в ходе какой-нибудь сделки «доброй воли». Это совершенно невыносимая ситуация безнаказанности. Мое глубокое убеждение – нельзя, чтобы террор оставался безнаказанным, ни одна страна в мире этого не потерпела бы. Закон должен быть суров. Убийцы должны знать, что они поплатятся жизнью, и, может быть, тогда это их остановит, - считает Мириам Гурова.

Позиция «левых»: отдайте палестинцам всё, что они требуют

А вот мнение человека, который придерживается левых взглядов, весьма популярных среди израильской молодежи и части интеллектуалов. Переводчик средневековой и ренессансной еврейской поэзии Шломо Крол родился в 1970 году в Подмосковье, изучал классическую филологию в Ленинградском университете, с 1992 года живет в Израиле. Учился в Еврейском университете в Иерусалиме, живет в Тель-Авиве, переводит еврейскую поэзию Средних веков и Возрождения. - Нынешний всплеск насилия не явился чем-то неожиданным для тех, кто наблюдает за происходящим на Ближнем Востоке и, в частности, в Израиле и на оккупированных палестинских территориях, - начал издалека Шломо Крол. - К тому, что происходит сейчас, разворачивается у нас на глазах, привели предшествующие события. Можно, конечно, начать рассказывать всю историю конфликта от декларации Бальфура, а то и от праотца Авраама, но это слишком долгий разговор. Поэтому, стоит начать, возможно, с того, что весной 2014 года закончились ничем переговоры между Израилем и Палестинской автономией. Эти переговоры, по мнению представителей Палестинской автономии, и согласно неофициальным, но достаточно жестким высказываниям чиновников администрации США, были сорваны не в последнюю очередь в результате колонизационной активности Израиля. Переговорный процесс между Израилем и Организацией Освобождения Палестины, а затем Палестинской Автономией, начался, как известно, в 1993 году. Палестинцы считают, что за это время они не приблизились к осуществлению своих национальных целей, к созданию независимого государства и к нормализации проблемы палестинского народа (большая часть которого, как известно – люди без гражданства и без прав). Зато за это время население израильских колоний на оккупированных территориях выросло более чем вдвое, значительные территории были отчуждены у палестинцев для поселений, их инфраструктуры, дорог и т.д. Международный консенсус считает поселенческую деятельность незаконной. Поэтому, требование Палестинской Автономии заморозить колонизационную активность во время переговоров, сама суть которых, с точки зрения палестинцев – деколонизация, поддерживают США, Европейский Союз, Россия и вообще практически весь мир. Срыв переговоров, постоянная поселенческая деятельность, спорадическое обоюдное насилие, отсутствие «политического горизонта» - это пороховая бочка, и достаточно искры для того, чтобы произошел взрыв. В такой ситуации, действовать надо, прежде всего, мудро, руководствуясь здравым смыслом и анализом ситуации, а не мгновенными инстинктами. Потому что существует реальные проблемы, которые требуют решения, и силой эти проблемы решить нельзя. Чтобы разрешить эту ситуацию, надо не смертную казнь, не дай Бог, вводить, а заморозить строительство в поселениях и вернуться за стол переговоров, и вести их не с целью затянуть время, а с целью решить проблемы, находящиеся в центре конфликта. - Не могу не задать вопрос: если, например, завтра Израиль прекратит всё строительство в поселениях и пойдет на все уступки, которые требуют арабы и вместе с ними «мировое сообщество», в Израиле настанет-таки мир? И арабы обнимутся с евреями, а теракты прекратятся? - Ну, на роль пророка я, разумеется, не претендую. И, обладая здравым смыслом, вовсе не думаю, что в день подписания договора все «непримиримые» улетучатся (а это примерно половина палестинцев и примерно половина израильтян, с другой стороны). Однако, договор, в результате которого было бы достигнуто урегулирование действительной проблемы, лежащей в самом корне конфликта - единственное, что могло бы привести в перспективе к реальной нормализации отношений между Израилем и его соседями в более или менее долгосрочной перспективе. Ясно же, что, когда есть проблема, ее надо разрешить, иначе она так и останется. Важно понять, в чем проблема. Правильно поставленный диагноз, как известно – основа правильного лечения. Поэтому, важно отделить реальность от мифов. Есть, например, такой миф: раньше мусульмане строго следовали Корану и хадису, жили по правде, судили по шариату и не были развращены чуждыми влияниями, и тогда они были могучими и завоевывали все новые земли. Сейчас же святая мечеть Аль-Акса в руках евреев, потому что мусульмане развратились. Есть другой миф: когда Израиль под командованием Иисуса Навина завоевывал Страну Израиля, ему было велено изгнать все народы, которые оскверняют святую землю своими языческими капищами. Но, вместо того, чтобы изгнать их, Израиль их оставил и, в конце концов, перенял их нравы, стал служить их идолам, и за это Бог изгнал их. Сейчас евреи тоже должны изгнать врагов из своей земли. Или такой миф: ислам – человеконенавистническая религия, поэтому война с исламом будет всегда. Кроме того, среди неевреев всегда существует беспричинная ненависть к евреям, истинные корни которой – мистические, ведь евреи – избранный народ. Поэтому, никакого мира быть не может, а можно только удерживать силой эту страну, наше убежище от антисемитов. И т.д. и т.п. Мифов много. Но реальная проблема очень проста: есть целый народ, палестинцы, у большинства из которых нет гражданства ни в одном суверенном государстве, нет прав, часть их живет в соседних странах и не имеет гражданства этих стран, часть – на оккупированных Израилем территориях, но не имеет равных прав с израильтянами. Это неравенство, состояние, когда целый народ находится под жестким режимом подавления и доминирования и лишен прав, конечно, совершенно неприемлемо, без разрешения этой проблемы ни о каком мире речи быть не может. Если же эта проблема разрешится, и если палестинское государство будет и в самом деле жизнеспособным и благополучным, то реальной причины для войны просто не останется, и постепенно здесь наступит реальный мир, и будут нормальные отношения между соседями.

Израилю не нужны чужие советы

А в заключение мнение не израильтянина, а россиянина – президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, который является одним из ведущих российских экспертов в области политики Израиля, а также стран Ближнего и Среднего Востока. - На тему того, что сейчас нужно делать, уже достаточно четко высказалось израильское руководство. Закон и порядок любой ценой. Дело в том, что теракты, которые проведены в Израиле, означают, что началась третья волна физической атаки на Израиль - под его уничтожение или под мечту палестинского народа о создании атмосферы террора, которая заставит евреев уехать. Первая волна – это были войны, которые вели арабские государства, это провалилось. Вторая – это террор против Израиля, который вели жители территорий. Это был суицидальный террор – и это тоже провалилось. Интифаду сейчас не проведешь. Ракетные обстрелы, которые организовал "Хамас", тоже ни к чему не приводят. И тогда у вас есть третий метод. Устроить соответствующие инциденты внутри границы Израиля с использованием либо израильских арабов, либо жителей территорий, которые имеют статус постоянных жителей, например, жителей Восточного Иерусалима. Это вполне логично – не мытьем, так катаньем. Ну, что тут делать? – Применять те же правила игры, которые применяются к внешним террористам. Лишать гражданства. Разрушать дома террористов. Уничтожать инфраструктуру террора. Отстреливать превентивно до того, как они успели наехать на остановку или зарезать кого-нибудь. Тоже мне проблема! Ну, Израиль с этим работает не первое десятилетие. Вот и всё. - А как вы относитесь к идее введения для террористов смертной казни? - Идея абсолютно логичная, абсолютно правильная. И она логичная не только для израильского общества, но и для российского. Однако ситуация в Израиле, как и в России, такова – смертная казнь есть, но она не применяется. Просто в России она есть, но не применяется с момента наших реверансов с Европой, а в Израиле она не применяется много десятилетий, за исключением господина Эйхмана. И в нынешней ситуации да, такого рода разумная мера может работать. Но еще проще просто пристреливать террористов вместо того, чтобы их арестовывать. Вообще, к идее использования смертной казни я отношусь положительно. Я полагаю смертную казнь необходимым условием существования общества, атакуемого самыми различными группами негодяев, будь то террористы, или маньяки-убийцы, или организаторы наркоторговли, или педофилы-садисты. Я за смертную казнь, и был таковым всегда. Но в условиях Израиля я не очень верю, что это осуществимо. Поскольку евреи народ суицидальный, и Захер-Мазох, от которого собственно пошло слово «мазохизм», тоже был евреем. Израильское общество в этом плане – общество абсолютных мазохистов. Однако всегда существует опция на то, чтобы делать что-то разумное, доброе и вечное, например, пристреливать террористов. И чем больше будет терактов, тем больше израильские силовики или просто достойные граждане, у которых есть право на ношение оружия, будут отстреливать этих людей. И это будет правильно и верно. - Как вы считаете, история с обменом Шалита способствовала нынешнему обострению ситуации? - Да, конечно, и не только история с Шалитом. В тот момент, как Израиль стал вести переговоры с террористами, начал выпускать террористов с кровью на руках, Израиль продемонстрировал террористам, что он может поддаваться давлению. До тех пор, пока Израиль будет продолжать эту политику, конечно, будут новые смерти. Россия, заметьте, при всех недостатках нашей системы, переговоров с террористами не ведет. И террористов из тюрем в обмен ни на кого и ни на что не выпускает. Это запрещено законом. И поэтому нет никакого смысла заниматься, скажем, похищением россиян, чтобы обменять их на сидящих в тюрьмах террористов. Это даже просто не будет обсуждаться. У России здесь позиция гораздо более разумная. Примерно такая же, как была у Израиля во времена Голды Меир и Бен-Гуриона. А во времена новой американизации, вестернизации израильского политического сознания там дошли до такой степени маразма, которую мы наблюдаем, в том числе, в их общении с террористами. Что ж теперь поделать... - Ну, если Израиль, например, введет для террористов смертную казнь, или начнет их слишком активно отстреливать, представляете какой поднимется вой в весьма антисемитской Европе? - Вой поднимется не только в Европе, но и в российском МИДе, и в Госдепартаменте США. Здесь я не могу сказать ничего, кроме моей личной точки зрения, которая является точкой зрения человека, не являющегося израильским гражданином. Я всё-таки гражданин России. С моей точки зрения, любая внешняя рекомендация, совет относительно того, что должна та или другая страна делать, исходя из обеспечения своей безопасности, будь то Израиль или Россия, должны встречать реакцию в соответствии со старинной еврейской пословицей: «Киш мири ин тухес унд зай гезунд». Что в переводе на русский язык с идиша означает: «Поцелуйте меня в задницу, и будьте-таки мне здоровы». При этом я действительно так думаю. И, например, к России в ситуации с Украиной или с террористами на Кавказе это относится точно так же, или к Гейдару Алиеву, которого сейчас пытается свергнуть азербайджанский «Майдан», или к Исламу Каримову, который давил андижанский мятеж. В той же мере это относится и к Израилю. Советчиков много. Когда англичане, шведы, немцы, норвежцы, французы и все остальные смогут справиться со своими собственными террористами, которые из их стран тысячами едут сейчас в Ирак и Сирию, обладая полным иммунитетом и безнаказанностью, когда они продемонстрируют, что чего-то стоят на своей территории, - вот тогда они могут давать советы. А то у семи нянек дитя без глазу. У нас в Советском Союзе уже была «Страна советов». Всем советовали. Ну, и хватит. Теперь «Страна советов» это Америка и Европа – они всем советуют. Но израильтяне-то, почему должны кончать жизнь самоубийством? Чтобы европейцы их уважили? Кому нужно это уважение на том свете? – резюмировал Евгений Сатановский.

Для справки

Смертная казнь в Израиле. В Израиле смертная казнь формально существует, являясь высшей мерой наказания для военных преступников, предателей, разжигателей войны и организаторов геноцида. Однако применялась она всего лишь дважды (а не один раз, как принято считать). В июне 1948 года был ошибочно расстрелян капитан Армии обороны Израиля Меир Тувианский по обвинению в предательстве и шпионаже в пользу Великобритании (позднее он был полностью реабилитирован). А в 1962 году был казнен Адольф Эйхман – немецкий офицер, сотрудник гестапо, непосредственно ответственный за массовое уничтожение евреев. После войны Эйхман спасся от суда в Южной Америке, однако агенты израильской разведки «Моссад» выследили его и в 1962 году тайно вывезли в Израиль, где автора «окончательного решения еврейского вопроса» публично судили, а потом казнили. Дело капрала Шалита. Израильский капрал Гилад Шалит был похищен арабскими террористами 25 июня 2006 года. 18 октября 2011 года, после пяти лет и четырёх месяцев заключения, Шалит был освобожден в обмен на освобождение Израилем 1027 палестинских заключенных, более 400 из которых были осуждены по обвинению в терроризме и убийстве около 600 израильтян. Интифада. Интифада – боевое арабское движение, изначально направленное на захват всей территории Палестины и уничтожение государства Израиль. Словом «интифада» чаще всего обозначают вооруженную борьбу и террористические акты палестинских арабов против Израиля. Самой кровавой считается, так называемая, «интифада Аль-Аксы», пик которой пришелся на 2002 год, в ходе которой погибли более 1200 израильтян и более 5000 палестинцев. Елена Янкелевич

Алексей Громов
Стали известны обстоятельства причины гибели ребенка в Приморском крае
Закрыть