Aegis Defense Services
Как гвардейцы Её Величества создали крупнейшую ЧВК Британии.
В ходе оккупации Ирака после войны 2003 года США активно использовали частные военные структуры, которые на базе контрактов с американским Минобороны устанавливали железный «демократический» порядок в разрушенной стране. Участие американских и британских ЧВК в иракских контрактах позволило существенно расширить диапазон применения частных военных компаний, породив при этом массу проблем. Западные ЧВК с пренебрежением относились к мирному населению страны, следствием чего стал ряд скандальных инцидентов.
Помимо компании Blackwater, печальную известность после Ирака получила еще одна крупная ЧВК — британская Aegis Defence Services. Основанная бывшим офицером Вооруженных Сил Её Величества и ветераном Фолклендской войны Тимом Спайсером, Aegis оказалась в центре сразу нескольких крупных скандалов. Несмотря на то, что с 2015 года у компании сменился собственник, шлейф прошлых ошибок продолжает тянуться за сотрудниками Aegis и лично за ее руководителем.
В рамках проекта «Частные армии» руководитель военно-политического Telegram-канала Astra Militarum Комиссар Яррик рассказывает о создании, становлении и темных страницах истории одной из крупнейших британских частных военных компаний.
ГВАРДЕЙЦЫ ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВА
4 сентября 1992 года во время беспорядков в североирландском Белфасте два солдата 1-го батальона шотландской гвардии Марк Райт и Джеймс Фишер открыли огонь по мирным жителям, убив одного из них 18-летнего Питера Макбрайда — выстрелом в спину. Впоследствии солдаты в ходе трибунала заявили, что убитый якобы собирался бросить в них бомбу, замаскированную под банку из-под кофе. Того же мнения придерживался и их командир, подполковник шотландской гвардии Тим Спайсер, в том же году удостоенный Ордена Британской Империи «за подавление беспорядков в Северной Ирландии».

К моменту инцидента в Белфасте, Тимоти Саймон Спайсер, потомственный военный и выпускник Королевской военной академии Сандхёрст, уже успел пройти несколько крупных вооруженных конфликтов. В 1982 году его подразделение было снято с караула в лондонском Тауэре и отправлено на Фолклендскую войну, где он участвовал в битве при горе Тамблдаун. Также в составе шотландской гвардии Её Величества Спайсер успел поучаствовать в войне в Персидском заливе в 1991 году и в составе миротворческих сил в Боснийской войне в 1992-м.
События в Белфасте и последующий суд над Фишером и Райтом, который приговорил их к пожизненному заключению, заставили Спайсера активно включиться в лоббистскую кампанию. Результатом ее стало досрочное освобождение солдат шотландской гвардии из тюрьмы Мэгабери 2 сентября 1998 года. К тому времени подполковник Спайсер уже три года как оставил службу в королевской армии для того, чтобы начать свой бизнес в сфере оказания частных военных и охранных услуг.
ЛИНИИ НА ПЕСКЕ
В 1994 году Тим Спайсер вышел в отставку и основал компанию Sandline International. Данная ЧВК предлагала правительствам различных стран и большим корпорациям военную подготовку, «оперативную поддержку», то есть закупку техники и оружия, а также ограниченную прямую военную деятельность, сбор разведданных и услуги по связям с общественностью.
Sandline также занималась лоббированием интересов частных военно-охранных структур и регулированием их деятельности в Соединенном Королевстве и за ее пределами. По данным газеты The Daily Telegraph, компания Спайсера в 1998 году подала в министерство иностранных дел документ, призывающий к усилению регулирования в сфере ЧВК, но не получила ответа. Sandline рассматривала возможность создания собственного надзорного комитета, в состав которого вошли бы высокопоставленные военнослужащие в отставке, юристы и представители СМИ.

В то время как британские средства массовой информации часто называли Sandline «наемниками», сами основатели компании — Тим Спайсер и бывший сотрудник SAS Саймон Манн — оспаривали эту характеристику. Коммерческий советник Sandline Майкл Грюнберг в интервью BBC News Online заявлял, что у компании есть «определенный набор принципов» и что они нанимают исключительно профессиональных людей для оказания частных слуг. Кроме того, Грюнберг подчеркивал, что Sandline «не будет принимать контракты от групп или правительств, которые могут поставить под угрозу ее репутацию».
Проблема в том, что именно такие контракты и выпали на долю Sandline под руководством Спайсера.
ПАПУА-НОВАЯ ГВИНЕЯ
В 1988 году вспыхнул крупнейший конфликт в Океании со времен окончания Второй мировой — гражданская война в Папуа-Новой Гвинее. Суть конфликта заключалась в том, что сепаратисты, захватившие часть острова Бугенвиль, требовали отделения от центра и предоставления всему острову полноценной автономии. После ожесточенных боевых действий лидер Бугенвильской революционной армии (BRA) Фрэнсис Она в одностороннем порядке провозгласил независимость подконтрольных территорий в мае 1990 года. В ответ правительство ПНГ ввело полную блокаду острова.
Премьер-министр Папуа-Новой Гвинеи Джулиус Чэнь спешно искал помощи у других стран, поскольку его армия не могла одержать верх над бугенвильскими сепаратистами. Когда правительство Австралии отказалось предоставить прямую военную поддержку и выступило за политическое решение конфликта, Чэнь обратился к Sandline International. После трех лет переговоров, в январе 1997 года правительство Папуа-Новой Гвинеи заключило контракт с ЧВК на 36 миллионов долларов на оказание военных услуг и помощь в освобождении крупнейшего в регионе бугенвильского медного рудника.

Ответная реакция высших военных кругов Папуа-Новой Гвинеи и международного сообщества вызвала настоящую катастрофу в стране. Планы Чэня привлечь к конфликту сотрудников британской ЧВК получили международное осуждение после публикации данных о контракте в австралийской прессе. В самом же островном государстве дело шло к военному перевороту: командующий армией страны Джерри Сингирок арестовал Тима Спайсера и приказал задержать всех сотрудников ЧВК по прибытии.

«Дело Sandline», по сути, коренным образом отразилось на всей истории Папуа-Новой Гвинеи. После бунта военных премьер Джулиус Чэнь и другие министры были вынуждены уйти в отставку и исчезнуть навсегда из политики Океании. Новое правительство смогло найти мирное решение конфликта в Бугенвиле — в 1998 году было подписано соглашение, согласно которому остров становился автономной территорией в составе государства. Что же касается Спайсера — он после освобождения подал в суд на правительство Папуа-Новой Гвинеи с требованием получить неустойку и моральную компенсацию за свой арест.
СЬЕРРА-ЛЕОНЕ
С 1991 по 2002 гг. в Сьерра-Леоне продолжалось ожесточенное противостояние между силами центрального правительства и повстанцами Объединенного революционного фронта. Война велась с особой жестокостью по отношению к мирному населению, причем с обеих сторон — за 11 лет конфликта погибло более 50 тысяч человек. В докладе Global Issues от 2001 года отмечается, что в Сьерра-Леоне было убито «в 25 раз больше людей», чем в ходе конфликта в Косово.
В ходе исследования ситуации в Сьерра-Леоне было установлено, что Sandline International принимала участие в военных операциях во время гражданской войны, включая импорт оружия в явное нарушение эмбарго ООН. Контракт, который предполагал доставку запрещенного груза в Сьерра-Леоне, был передан Спайсеру индийским финансистом Ракешем Саксена, который надеялся, что новое правительство страны предоставит ему концессию на разработку месторождений алмазов и минералов. До этого от подобного контракта «по моральным соображениям» отказалась компания Globe Risk International.

Остается до конца неизвестным, знало ли британское Министерство иностранных дел и по делам Содружества о действиях Sandline. Источники сообщали, что дипломатам было известно об этих действиях, отчего Спайсер полагал, что не он нарушал эмбарго и в целом противозаконной деятельностью не занимался. По словам пресс-службы Sandline, компания заключила контракт на поставку оружия и профессиональных услуг законно избранному правительству Сьерра-Леоне, которое было свергнуто военной хунтой в союзе с Объединенным революционным фронтом. И в таком виде контракт, по мысли Спайсера, не противоречил ни международному праву, ни эмбарго Совета Безопасности ООН на поставки оружия.
«Ни Sandline, ни Тим Спайсер не совершили ничего противозаконного и, по крайней мере, стали жертвами более широкой политической полемики в Великобритании», — говорилось в официальном заявлении компании.

На той же странице отмечается, что Тим Спайсер «никогда не входил в число собственников или акционеров» Sandline International, а был лишь ее «сотрудником». Хотя во всех источниках Спайсер называется «генеральным директором» ЧВК.
БРИТАНСКАЯ «ЭГИДА»
В конце 1999 года после волны скандалов Спайсер покидает Sandline, которая продолжила работать без него до 2004 года. Далее на протяжении трех лет отставной военнослужащий пробует свои силы в разных направлениях: например, кризисный менеджмент и борьба с пиратством. Все это привело к тому, что в 2002 году Спайсер основал новую частную военную компанию Aegis Defense Services Ltd.
В задачи новой структуры вошел следующий набор превентивных и ответных услуг безопасности для правительств, международных организаций и корпоративного сектора:
Оперативная координация: командование, управление, связь и разведка;
Антикризисное управление и планирование на случай форс-мажорных обстоятельств;
Обучение специалистов по военным, полицейским, разведывательным и охранным программам;
Личная охрана, силовая защита и улучшения физической безопасности;
Услуги безопасности, связанные со страхованием;
Медицинская, логистическая и гуманитарная поддержка и помощь в ходе стихийных бедствий;
Образование в области прав человека / права вооруженных конфликтов и реформы сектора безопасности.
Причина, по которой Спайсер вновь включился в оказание частных военных и охранных услуг, лежит на поверхности. С момента начала «войны с терроризмом», объявленной Западом в 2001 году, страны предлагали миллиарды долларов за контракты для ЧВК по всему миру. Основанные в эти годы крупные западные частные военные компании стали играть ключевую роль в выполнении задач, ранее традиционно закрепленных за национальными вооруженными силами.

Одной из первых в бизнес, связанный с деятельностью ЧВК, включилась Великобритания. Согласно отчету организации Open Democracy за 2018 год, с 2004 года Соединенное Королевство ежегодно тратило около 50 миллионов фунтов стерлингов на компании, оказывавшие частные военные и охранные услуги. При том, что общая стоимость глобальной частной военной и охранной промышленности составляет от 69 до 275 миллиардов фунтов стерлингов в год, Британия по сути встала в первых рядах приватизации военных действий в «горячих точках» Ирака, Афганистана, Сомали или Йемена.
И одной из крупнейших английских компаний на этом поприще стала именно Aegis.
ИРАКСКИЙ КОНТРАКТ AEGIS
Во время войны в Ираке Соединенные Штаты заключили с Aegis контракт на 293 миллиона долларов на координацию работы всех частных охранных компаний, работающих в Ираке. Кроме того, согласно контракту, частники оказывали Вашингтону услуги по обеспечению безопасности Управлению проектов и контрактов (PCO), отвечающему за управление программой реконструкции.
Контракт Министерства обороны США с Aegis включал также:
Предоставление статической и мобильной информации о безопасности для PCO и инженерного корпуса армии США;
Поддержание ситуационной осведомленности при логистических операциях по обеспечению безопасности движения и реконструкции;
Содействие обмену разведданными между силами безопасности и подрядчиками по восстановлению;
Предоставление непрерывной информации о жизнеспособности дорожного движения по всей стране.
Кроме охранной и оперативной функций, Aegis выполняла задачи по разведке и стратегическому планированию действий американской армии в Ираке. Некоторым американским политикам при этом казалось — и не без оснований — что негативный опыт Спайсера в Sandline может испортить американскую репутацию в Ираке.

Когда планы Пентагона о контракте с Aegis стали достоянием общественности, группа сенаторов-демократов во главе с двумя будущими госсекретарями США Хиллари Клинтон и Джоном Керри написала совместное письмо министру обороны Дональду Рамсфельду, в котором призвала расследовать деятельность компании и отозвать контракт назад. Спайсера сенаторы описывали как «человека, который ранее поддерживал чрезмерное применение силы против гражданского населения». Того же мнения в отношении главы Aegis придерживался и сенатор от штата Иллинойс, будущий 44-й президент США Барак Обама.

Несмотря на неоднозначное прошлое Спайсера и гнев сенаторов, контракт в Ираке Aegis все же получила. В результате компания начала формировать и организовывать разведывательные службы в Ираке, а также создавать свои собственные службы безопасности и проводить в отношении местных жителей допросы с пристрастием, что вызвало неодобрение действий ЧВК со стороны Комитета по разведке Палаты представителей США. Тем не менее, как вспоминал экс-сотрудник совместного управления по борьбе с терроризмом при Госдепартаменте в Ираке Дэвид Килкаллен, Aegis «выполнила сотни миссий, не участвуя ни в одной перестрелке у них был совершенно другой подход к работе с населением».
Однако запомнились Aegis по иракской кампании именно после перестрелки.
«ТРОФЕЙНЫЕ ВИДЕО»
27 октября 2005 года в американских СМИ был опубликован ряд видеороликов, на которых частные военные подрядчики в Багдаде стреляют по гражданским автомобилям без какой-либо четкой причины. Как заявляли журналисты, стрелки, которые вели огонь, были непосредственно связаны с компанией Aegis Defense Services.
На одном из видео в кадре был замечен Мэтью Элкин — бывший армейский рейнджер США, который пришел на работу в Aegis как оператор по обеспечению безопасности. Журналисты спустя год после публикации раскрыли также и личность человека, ответственного за размещение роликов в Сети — им оказался бывший оператор Aegis Род Стоунер.
«Мы не знаем, был ли это ни в чем не повинный гражданский, или это был повстанец. Мы этого не знаем, потому что мы никогда не останавливаемся», — рассказал в интервью More 4 News бывший сотрудник компании.
Он сообщил, что сотрудники ЧВК начинали стрелять в любого, кто подходил слишком близко — особенно после того, как руководство Aegis приказало убрать арабские предупреждающие знаки, которые использовались для распознавания их автомобилей.

Компания так и не подтвердила, что ее сотрудники были причастны к инцидентам в Ираке, показанным на видео, но добилась судебного запрета на закрытие веб-сайта Стоунера, где были размещены оригинальные видеозаписи (что показательно).

И армия США, и высшее руководство ЧВК провели расследование в отношении слитых в Сеть видео. Расследование армии США пришло к выводу, что показанные на кадрах сотрудники Aegis «действовали в рамках правил применения силы». Отчет Aegis по событиям был и вовсе закрыт для публикации «по соображениям конфиденциальности клиента». Однако, что характерно, сама компания получила иммунитет от судебного преследования со стороны иракских властей.

Публикация «трофейных видео» с участием сотрудников Aegis вызвала широкий резонанс в Великобритании. Депутат от лейбористской партии Джереми Корбин настаивал на том, чтобы контракт Пентагона с Aegis Defense Services был приостановлен до тех пор, пока этот вопрос не будет должным образом расследован, и о результатах этого расследования не станет известно широкой публике. Однако все дальнейшие попытки распечатать дело со стрельбой в Ираке и придать ему ход были прекращены.

Любопытно, что уже на следующий день после публикации «трофейных видео» компания внезапно расширилась. 28 октября 2005 года Aegis приобрела компанию Rubicon International Services Ltd, поставщика корпоративных и других частных услуг в сфере безопасности. Публичное объявление об этом было сделано 4 ноября 2005 года, а управляющий директор Rubicon Джон Дэвидсон вошел в совет директоров Aegis и стал ее оперативным директором.
НОВЫЙ СОБСТВЕННИК
Несмотря на дело о «трофейных видео», изрядно подмочившее репутацию компании, ЧВК Aegis продолжило работу в Ираке по контрактам Пентагона. В мае 2011 года было объявлено, что американские военнослужащие должны покинуть Багдад — вместо них операции по обеспечению безопасности взяли на себя восемь компаний, включая Aegis и DynCorp International. В том же 2011 году Госдепартамент США заключил контракт с Aegis на 497 миллионов долларов на выполнение операций сил безопасности в посольстве США в Кабуле.

Тем не менее, ситуация вокруг самого бренда Aegis, после всех произошедших скандалов, требовала серьезных структурных изменений. В июле 2013 года исполнительным директором Aegis вместо Спайсера стал бывший генерал-майор Грэм Биннс, который ранее служил в Йоркширском полку принца Уэльского. Председателем совета директоров Aegis стал Николас Сомс — бывший министр обороны Великобритании, член парламента и внук Уинстона Черчилля. Ушел из ЧВК Доминик Армстронг, глава «разведывательного» подразделения компании Aegis Risk Advisory и основал фирму стратегической разведки Herminius.
Что же касается Тима Спайсера — сам он уходит в тень и сейчас практически не выступает как медийное лицо. Последние сообщения о его деятельности связаны с интервью журналу Vanity Fair, где бывшего военнослужащего назвали «королем иракских наемников», и с передовицами британских таблоидов, на страницах которых обсуждался роман Спайсера с бывшей девушкой художника Дэмиена Херста.

Финальным изменением в положении Aegis стала окончательная смена собственника. 13 июля 2015 года компанию Aegis Defense Services приобрела канадская компания GardaWorld. Сделка была завершена 12 октября 2015 года и стоила более 130 млн долларов, а исполнительный директор Грэм Биннс занял пост менеджера и члена совета директоров GardaWorld. Причиной, по которой канадская ЧВК приобрела Aegis, стало «расширение своей стратегической экспансии в Африке и на Ближнем Востоке», согласно официальному заявлению компании.
«ДЕТИ-СОЛДАТЫ» НА СЛУЖБЕ AEGIS
Тем не менее, шлейф скандалов продолжает тянуться за Aegis до сих пор. Последним крупным и резонансным событием вокруг компании, даже несмотря на ее покупку GardaWorld, стали сообщения о привлечении в свои ряды бывших «детей-солдат» из африканских стран.

Главным поставщиком рекрутов для ЧВК Aegis стала Сьерра-Леоне. В ходе продолжительной гражданской войны и последовавших международных разбирательств выяснилось, что около четверти солдат, служивших в правительственных вооруженных силах во время гражданской войны, были моложе 18 лет. «Детей-солдат» намеренно подвергали насилию, чтобы полностью лишить их чувствительности и сделать из них исключительные машины для убийства — так, иногда подростков заставляли убивать членов своей собственной семьи. Одним из следов трагедии детей Сьерра-Леоне в массовой культуре стал роман участника гражданской войны Ишмаэля Биха «Завтра я иду убивать», написанный от лица подростка, вступившего в армию.

После окончания войны в 2002 году бывшие «дети-солдаты» не могли найти своего места в жизни, кроме как отправиться на работу в частные военные компании по всему миру — особенно после появления множества ЧВК на фоне войн в Афганистане и Ираке. В свою очередь западные военные компании получили в свои руки дешевую рабочую силу.

Первые сообщения о вербовке «детей-солдат» в британские и американские ЧВК появились в 2016 году, когда британская газета The Guardian опубликовала интервью экс-директора Aegis Defense Services (2005 — 2015), бывшего бригадного генерала британской армии Джеймса Эллери. Он рассказал, что подрядчики обязаны были нанимать сотрудников из таких стран, как Сьерра-Леоне, «где высока безработица и есть достойная рабочая сила», чтобы сократить расходы для США. В опубликованных контрактных документах говорится, что солдатам из Сьерра-Леоне платили 16 долларов (11 фунтов стерлингов) в день.

Согласно расследованию, выпущенному телеканалом Al Jazeera в мае 2017 года, Aegis наняла значительное число комбатантов из Сьерра-Леоне и Уганды для работы в Ираке, чтобы сэкономить часть средств на вербовке, особенно после сокращения бюджета военной миссии США в Ираке. Данные сделки негласно поощрялись правительством Сьерра-Леоне, у которого оставались выходы на Спайсера после скандала с оборотом оружия: найм бывших «детей-солдат» существенно снижал криминогенную обстановку в самом государстве.

Возникший после публикаций в СМИ и фильма-расследования Al Jazeera ажиотаж заставил бывших «детей-солдат» постепенно раскрывать свои личности и рассказывать о службе в западных ЧВК. В ноябре 2016 года СМИ сообщали, что двое граждан Сьерра-Леоне пригрозили судебным иском против Aegis из-за «психологического вреда», который, по их словам, они понесли, когда компания вербовала их для работы в Ираке. Они направили компании письмо, в котором говорится, что «их опыт в Ираке усугубил психологический ущерб, который они понесли в детстве», и письмо является первым шагом к возбуждению гражданского иска о возмещении вреда.

По оценкам СМИ, Aegis и другими частными охранными компаниями для работы в Ираке были наняты примерно 2500 сотрудников из одной только Сьерра-Леоне. Однако на данный момент число бывших «детей-солдат», завербованных частными компаниями для участия в активных боевых действиях, неизвестно, как и общее число сотрудников британской ЧВК из развивающихся стран.
ВМЕСТО ЭПИЛОГА
В 2010 году Конгресс США назначил комиссию по расследованию привлечения сторонних ресурсов к частным военным компаниям — однако вербовка бывших «детей-солдат» не входила в планы комиссии. Более того, конгрессмены пришли к печальному выводу: правительство США слишком зависело от частных военных компаний в Ираке и Афганистане, несмотря на то, что сами ЧВК активно «распилили» от 30 до 60 миллиардов долларов из американского бюджета.

Несмотря на то, что сейчас Aegis Defense Services выкуплено и принадлежит компании GardaWorld — они по-прежнему выполняют контракты правительств США и Великобритании в Африке и на Ближнем Востоке. Компания активно задействована в Ираке и Афганистане — и там она известна именно как Aegis, а не как часть GardaWorld:
«Хотя мы продолжаем работать как Aegis в Южном Ираке, где мы имеем непревзойденную репутацию в области защиты нефтяных месторождений, многие из наших услуг теперь интегрированы в глобальное предложение GardaWorld», — говорится на официальном сайте компании.

Ко всему прочему, ценник на услуги, которые предлагает Aegis потенциальным работодателям, остается стабильно низким, поскольку компания привлекает к себе на работу сотрудников из развивающихся стран. В 2015 году Министерство иностранных дел и торговли Австралии заключило с Aegis Defense Services и ее материнской компанией GardaWorld контракт на охрану австралийского посольства в Кабуле. Данный контракт удалось получить только потому, что Aegis согласилось выполнять ту же работу, что и предыдущий агент — компания Hart Security Australia — но вдвое дешевле.

А это значит, что британская ЧВК, созданная бывшими гвардейцами Её Величества, продолжит свою деятельность в странах, которых будет выгодно Западу.
Рейтинг@Mail.ru