Лента
Как американцы истребляли и грабили мирных немцев. Колонка Владимира Тулина
Федеральное агентство новостей  /  Bладимир Тулин

Американский историк Сет Гивенс опубликовал свое исследование, основанное по большей части на его интервью с ветеранами армии США, из которых следует, что поведение тех, кого сейчас западные СМИ называют «освободителями Европы», было совсем неоднозначным. Кроме того, американская армия целенаправленно уничтожала мирное население путем воздушных бомбардировок и осуществляла правительственную политику по грабежу культурных ценностей и вывозу их в США.

Боевые действия в Европе американская армия начала только 10 июля 1943 года, высадившись на Сицилии. А уже через три дня солдаты 180-го полка совершили здесь первое военное преступление: расстреляли в Бискари 71 итальянского и двух немецких военнопленных. Когда это стало достоянием гласности, командующий генерал Джордж Паттон заявил: «Можно сказать, что мертвые были снайперами или пытались бежать, что ли, иначе это вызовет скандал в прессе, а также вызовет сильное недовольство среди гражданских». Позже к ответственности привлекли всего двух американских солдат. Один был оправдан, а второго помиловал сам Паттон.

После того как 17 декабря 1944 года эсэсовцы расстреляли в ходе Арденнского наступления 86 военнопленных, взятых ими в тылу американской армии, расстрел пленных в армии США был фактически узаконен. Командование 328-го пехотного полка издало приказ, в котором говорилось: «Не брать пленных эсэсовцев или парашютистов, расстреливать их как только заметите». Сохранилось и донесение из разведотдела 90-й пехотной дивизии армии США в декабре 1944 года о том, что они лишены возможности получать информацию в ходе допроса пленных, так как их немедленно расстреливают. Самый известный случай расстрела произошел 1 января 1945 года у бельгийской деревни Шенонь, где, по разным данным, были расстреляны от 60 до 70 немецких пленных из 3-й танковой гренадерской дивизии (не эсэсовцы), в том числе военный медик, вышедший к американцам безоружным с флагом Красного Креста. Никто ответственности за это не понес, так как не проводилось даже официальное расследование этого случая. В Советской армии за убийство военнопленных отдавали под трибунал.

Фото из музея «Топография террора»
Федеральное агентство новостей  / Bладимир Тулин

О периоде, когда войска США высадились в Нормандии, Сет Гивенс приводит выдержку из статьи в местной французской газете в ноябре 1944 года: «Грабежи, изнасилования, убийства. Безопасность исчезла. Царит закон джунглей, власти бессильны. Окрепшая было симпатия французов к американцам исчезает. Это очень плохо». Однако в Италии и Франции американцам тяжело было развернуться в полную силу в области грабежа, так как местное население имело свои органы власти, куда можно было пожаловаться и потребовать у американского командования наказания виновных. Однако в марте 1945 года фактически перестал существовать немецкий Западный фронт из-за переброски основной части войск на восток на борьбу с Советской армией. Подразделения фольксштурма сопротивления почти не оказывали, и у американских солдат появились время и возможность заняться своим любимым делом.

Пехотинец Гарри ван Зандт вспоминает: «Первое, что мы начинали искать в каждом городе, — это местная пивоварня или винокуренный завод. Больше всего нас интересовали хорошие фотокамеры Leica». По его словам, вторым по ценности после фотокамер были парабеллумы, а третьим — часы. Все это приняло настолько массовый характер, что немцы в шутку расшифровывали US army как Uhren stehlen (воровать часы). Не забывали американцы и об одежде. Парашютист Дональд Берджетт рассказал, как он оторвал меховой воротник от пальто хозяйки дома, где он ночевал, и пришил его на свою шинель. Другие солдаты вспоминали, как они «брали» для утепления кружева и цветастые шарфы. Интересно, что между собой они называли все это словом «освободить». Не забывали американские «освободители» и об улучшении своего питания. Они убивали крупный рогатый скот, но не брезговали и курицами.

«Я ел столько яиц, что уже начал кудахтать», — рассказывал сапер Эндрю Адкинс.

4 мая 1945 года американские войска вошли в Берхтесгаден, где находилась резиденция Гитлера, и мгновенно «освободили» ее от всего ценного имущества и при этом подрались с прибывшими французскими солдатами.

«В Бергхофе, в резиденции Гитлера, не осталось ни единого стоящего экспоната для музея этого великого преступника», — жаловался военный фотограф Ли Миллер.

Судя по воспоминаниям рядового Роско Бланта, не любили американцы и своих советских союзников: «Когда в мае 45-го я оказался у Бранденбургских ворот, со стороны советского сектора ко мне сразу подбежали солдаты, выменивая часы, сигареты и другие вещи, которые они могли бы увезти в Россию-матушку. Я быстро выставил правильное время на своих двухдолларовых Ingersoll, которые остановились несколько месяцев назад, и продал их русскому солдату за 75 долларов, а блок сигарет — за 100». Достоверность этих воспоминаний очень сомнительна: во-первых, американские войска вошли в Берлин не в мае, а в июле 1945 года, во-вторых, советским солдатам доллары не выдавали, в-третьих, цена продажи невероятно высока для того времени.

Фото из музея «Топография террора»
Федеральное агентство новостей  / Bладимир Тулин

Впрочем улучшали американские солдаты свое благосостояние и более традиционным способом — грабили банки и финансовые учреждения. В связи с этим Сет Гивенс рассказывает о случае, произошедшем в Мюнхене. Там командующий 7-й армии США Александер Патч, увидев, что его солдаты взламывают двери банка, сказал им только: «Ну что, ребята, производите разведку?» и продолжил свой путь. При этом действия американских солдат по «освобождению» немцев от их имущества являлись нарушением и американских законов, в частности статей 75 и 93 Единого свода военных законов США.

Однако нельзя сказать, что американское командование совсем не принимало мер против процветающего в ее армии «освобождения». Еще до переправы через Рейн оно издало приказ, в котором говорилось: «Поведение солдат США в Германии окажет огромное и длительное воздействие на немецкий народ. Они должны постараться, чтобы такое вторжение не произошло в третий раз. Солдаты должны стать не завоевателями, а воспитателями. Они не должны злоупотреблять спиртными напитками или совершать акты насилия и грабежа». О том, как выполнялся этот приказ, сообщил танкист Джон Ирвин: «Капитан сказал нам: «Полковник напомнил, что грабежей быть не должно. Кажется, местные пожаловались, что из их домов пропадают вещи. Грабить нельзя!». Потом немного тише он добавил: «А если вы все-таки занимаетесь этим, смотрите, чтобы вас случайно не поймали».

Если бы американские генералы действительно хотели пресечь грабежи и мародерство среди своих подчиненных, то они могли бы просто ограничить отправку ими посылок в США. Так поступило советское командование, которое, согласно приказу Народного комиссариата обороны №0409 от 26 декабря 1944 года, разрешило отправку в тыл посылок только хорошо исполняющим службу красноармейцам с разрешения командиров частей, а также офицерам и генералам. При этом солдаты и сержанты могли отправлять раз в месяц посылки весом до 5 кг и ценностью до 1000 рублей, офицеры — до 10 кг и ценностью до 2000 рублей, а генералы — до 16 кг и ценностью до 3000 рублей. При этом имущество для отправки выдавалось на трофейных складах, куда оно свозилось трофейными командами из брошенных немцами складов, магазинов и домов.

Вот, например, Постановление Военного Совета 1-го Белорусского фронта №034 от 16 марта 1945 года: «Отпускать бесплатно из складов частей (соединений) хорошо исполняющим службу красноармейцам, сержантам и офицерам боевых частей, а также раненым, находящимся на излечении в госпиталях фронтов и армий, для отправки в посылках на родину трофейные продукты: сахар или кондитерские изделия — 1 кг, мыло — 200 гр в месяц и трофейные изделия широкого потребления — по 3–5 предметов в месяц из перечисленных наименований».

В Постановлении Государственного Комитета Обороны №90360 от 9 июня 1945 года было решено выдать всем генералам в собственность безвозмездно из числа трофейных по одной легковой машине, офицерскому составу — мотоциклы и велосипеды, а также предоставить возможность приобрести за наличный расчет пианино, охотничьи ружья, сервизы, ковры, гобелены, меха, фотоаппараты, часы и другие товары, а его же постановление №9054-С от 23 июня 1945 года предусматривало выдачу демобилизованным нового обмундирования, сухого пайка в дорогу, солидного продовольственного набора в подарок и единовременного денежного вознаграждения, а также «разрешить Военным Советам фронтов и армий бесплатную выдачу из трофейного имущества в качестве подарков увольняемым по демобилизации красноармейцам, сержантам и офицерам, хорошо исполнявшим службу, некоторых предметов бытового пользования» и «организовать для них через хозяйственные аппараты войсковых частей и соединений продажу за наличный расчет трофейных товаров и предметов широкого потребления по утвержденной на одного человека норме».

Именно подарки командования и вещи, приобретенные на выданное сразу за несколько месяцев денежное содержание, были в основном теми трофеями, о которых до сих пор вспоминают бывшие жители СССР. Разумеется, нельзя отрицать, что были со стороны советских военнослужащих случаи присвоения чужого имущества и мародерства в Германии, но за это очень сурово наказывали. За январь-май 1945 года военными трибуналами были осуждены в Германии за различные преступления 4148 советских военнослужащих. За этот же период американскими полевыми судами были приговорены 487 человек, из них 70 — к расстрелу (один — за дезертирство, остальные — за убийства и убийства с изнасилованием). Официально юридическими органами армии США зафиксировано 1519 изнасилований. Если в Советской армии присвоение имущества в брошенных немцами домах называли барахольством и за это привлекали к ответственности, то в армии США это вообще не считалось преступлением.

Именно в массовых изнасилованиях любят обвинять советских солдат либеральные западные СМИ. Например, статья Deutsche Welle («Немецкая волна») «Массовые изнасилования 1945 года: «Для русских мы были беззащитными жертвами». Она написана на болгарском языке и отсутствует имя автора.

DW всегда с гордостью сообщает, что выходит на 30 языках, но когда там появляется очередная русофобская статья, то на русский язык ее не переводят, понимая, что она не понравится российским читателям.

Начинается она так: «Была слабой, кроме того, велосипед мой был нагружен, так что я была беспомощной перед русскими и не могла защититься, когда меня повалили на землю», — рассказывает Клара М. из Магдебурга о случившемся в 1945 году, когда три красноармейца ее сбросили в канаву и изнасиловали. В это время проезжало множество машин, но никто не остановился, несмотря на плач и крики женщины».

Как-то слабо верится, что посреди белого дня прямо в придорожной канаве насилуют немку, а мимо едут машины — тогда были только советские военные — и никто на это не реагирует. Дальше — больше: «Для многих ужас не закончился изнасилованием. Клара М. из Магдебурга забеременела, но не хотела «русского ребенка». Подала заявление об аборте в службу здравоохранения. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер еще в марте 1945 года распорядился, что беременности от «принудительного сексуального контакта с красноармейцами» должны быть прерваны. Но в то время в обществе в целом господствовало значительно более строгое отношение к абортам, а медики от служб здравоохранения — в основном мужчины — требовали от беременных подробных и достоверных описаний изнасилования, чтобы дать разрешение на аборт». То ли анонимный автор, то ли Клара М., если, конечно, она действительно существовует, однозначно не дружат со головой, если действительно считают, что в советской оккупационной зоне Германии должны были исполнять распоряжение рейхсфюрера СС.

Впрочем, дальше, к моему изумлению, написано абсолютно противоположное: «Группа, изучавшая тему, пришла к выводу, что русские солдаты в Берлине (которых было около 450 000) изнасиловали за первые три месяца оккупации около 110 000 женщин и девочек — семь процентов от всех жителей города. При этом больше половины из них — многократно. Одна пятая из них забеременела. А между врачами и пациентками установился молчаливый консенсус — лучше всего никаких «русских детей». Большинство беременностей были прерваны. Одна из этих женщин вспоминает: «Никто не может представить, насколько массовыми были аборты тогда».

Группа, про которую пишут в статье, — это две немецкие либеральные феминистки Хельке Зандер и Барбара Йор, выпустившие в 1992 году книгу «Освободители и освобожденные». В ней они и объявили о 110 тысячах немках, изнасилованных советскими солдатами в Берлине. Для «доказательства» этой цифры они представили два документа. Основной документ из детской клиники «Императрица Августа Виктория» — о количестве рожденных в ней детей и о национальности их отцов в 1945–1947 годах. Среди прочих, там есть три графы за 1945 год: «Русский» — семь человек, «Возможно русский» — один, «Русский/Изнасилование» — пять. Казалось бы, тут явно указывается, что изнасиловано всего пять немок, но либеральные писательницы уверены, что немки могут заводить детей от русских только после изнасилования, и суммируют все три цифры. В результате этого получается, что от русских родилось 5% детей. Дальше читателей без предъявления каких-либо доказательств уверяют, что в остальных роддомах точно так же, следовательно если в Берлине за этот период родилось 23 124 младенца, то значит, 1156 — от советских солдат-насильников.

Дальше следует неизвестно откуда взятое утверждение, что после изнасилования 90% женщин делают аборт, что позволило увеличить число изнасилованных сразу в десять раз. После этого представляется документ из известной берлинской клиники «Шарите», из которого следует, что беременность после изнасилования наступает в 20%, это автоматически увеличивает число «жертв советских изнасилований» еще в пять раз — до 57 800. Правда, из этого же документа из «Шарите» следует, что женщины делают аборт после изнасилования в 34% случаев, а не в 90%, но на эту цифру внимания не обращают, так как тогда бы число «жертв» уменьшилось в три раза.

После этого приходит время для данных, полученных от такого всемирно признанного «эталона честности и объективности», каким был рейхсминистр Йозеф Геббельс. Он записал в своем дневнике 2 марта 1945 года: «В лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками. Бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от десяти до 70 лет. Против этого мы развернем теперь широкую кампанию внутри страны и за границей». Он кампанию по очернению нашей армии развернуть не успел по независящим от него причинам, но замысел его не пропал — его до сих пор осуществляют либеральные западноевропейские СМИ. 

Его современные последовательницы утверждают, что в Берлине тогда проживало около 1,4 миллиона женщин этой возрастной группы, из них 600 000 в детородном возрасте. Таким образом, получилось, что 57 800 из них рожали или делали аборты, что составило 9,5%. Решив, что русские насиловали 10-летних и 70-летних так же активно, как и 20-летних, геббельсовцы наших дней применили те же проценты и для оставшихся 800 000, получив итоговую цифру между 95 000 и 130 000, то есть в среднем 110 000 изнасилованных.

Это бредовое вычисление вот уже почти 30 лет цитируют не только DW, но и множество других крупных западных СМИ. Об этом написаны десятки книг, снят художественный фильм. Никому не интересен бросающийся в глаза факт: в документе из детской клиники «Императрица Августа Виктория» речь идет о детях, рожденных с сентября по декабрь 1945 года. Дети, как правило, рождаются через девять месяцев после зачатия, а советские войска вошли в Берлин только в конце апреля 1945 года. Если уж либеральная общественность делает вид, что верит таким расчетам, то дарю ей бесплатно идею: раз советские солдаты за три месяца 1945 года и только в Берлине изнасиловали 110 000 немок, то почему бы не подсчитать таким же методом, сколько же было изнасилований во всей Восточной Германии за весь период до вывода наших войск оттуда в 1994 году. Уверен, получится грандиозная цифра, которая, бесспорно, докажет, что в Восточной Германии давно уже нет немцев, а живут там немецкоговорящие русские по крови. Это дало бы объяснение, почему в этой части Германии так популярен президент России Владимир Путин и правая пророссийская политическая партия «Альтернатива для Германии», несмотря на массированную государственную агитацию против них.

И ведь в 2002 году вышла книга британского доктора наук, члена Королевского общества искусств и литературы, а также лауреата множества литературных и исторических премий Энтони Бивора «Падение Берлина 1945». В ней все предельно просто: «Немецкие женщины вскоре осознали, что по вечерам во время так называемых часов для охоты на улицах города лучше было не появляться. Матери прятали молодых дочерей по чердакам и подвалам. Сами они отваживались ходить за водой только ранним утром, когда советские солдаты еще отсыпались после ночных пьянок. Будучи пойманными, они зачастую выдавали места, где прятались их соседи, пытаясь тем самым спасти собственных дочерей.

Берлинцы помнят пронзительные крики по ночам, раздававшиеся в домах с выбитыми окнами. По оценкам двух главных берлинских госпиталей, число жертв изнасилованных советскими солдатами колеблется от 95 до 130 тысяч человек. Один доктор сделал вывод, что только в Берлине было изнасиловано примерно 100 тысяч женщин. Причем около десяти тысяч из них погибло в основном в результате самоубийства. Число смертей по всей Восточной Германии, видимо, намного больше, если принимать во внимание 1 400 000 изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии. Представляется, что всего было изнасиловано порядка двух миллионов немецких женщин, многие из которых (если не большинство) перенесли это унижение по нескольку раз».

Как видите, здесь даже к манипуляциям с цифрами для получения «доказательства» автор не прибегает, а ограничивается словами «один доктор сделал вывод» и «представляется», а подтасовка данных двумя либералками получила у него наименование «оценка двух главных берлинских госпиталей». Это не помешало книге стать бестселлером №1 в восьми странах и войти в первую пятерку еще в девяти странах. Запомнилась оценка книги британской читательницы Джейн Вудфин: «После прочтения этой книги у меня сложилась впечатление, что русские — это настоящие супермены. По ночам они пьют водку, днем миллионами насилуют немок, при этом успевают громить мощную армию Гитлера и нести военную службу, да еще и о своих семьях в России заботятся — вещи для них собирают. И на все это у них есть силы. Получается, что русские солдаты не имеют себе равных в мире».

В этом же документе из детской клиники «Императрица Августа Виктория», на который ссылаются Хельке Зандер и Барбара Йор, есть точно такие же три графы об отцовстве американцев, а также англичан и французов. Если применить методику немецких либералок и к ним, то получится, что в 1946 году наши западные союзники изнасиловали в Берлине около 50 000 немок, но евроатлантическая общественность на такие «мелочи» внимание не обращает.

Если из статей и книг, посвященных так называемым советским изнасилованиям, можно составить целую библиотеку, то про преступления американцев в отношении немок мне удалось найти только книгу немецкого журналиста и историка Мириам Гебхардт «Когда пришли солдаты», вышедшую в 2015 году. В отличие от книг либералов, где практически никогда не только не указывается даже приблизительные место и время изнасилований, а даже имена потерпевших и свидетелей скрыты под безличными «один доктор» или «одна беженка», то у Мириам Гебхардт все описано очень конкретно. Книга переведена на русский язык в 2018 году.

Германо-российский музей «Берлин-Карлсхорст»
Федеральное агентство новостей  / Владимир Тулин

Вот отрывок из начала книги: «Солдаты прибыли на место, когда уже стемнело. Они пробрались к дому и затащили двух находившихся там женщин наверх. Однако Катарине В. и ее 18-летней дочери Шарлотте удалось сбежать. Но солдаты не намеревались так легко сдаваться. Они начали обыскивать все дома в округе, в конечном итоге где-то около полуночи нашли этих двух женщин у соседа в шкафу для одежды. Солдаты вытащили их оттуда и швырнули на две кровати. То преступление, которое в конечном итоге совершили эти шесть солдат, произошло в марте 1945 года перед окончанием Второй мировой войны. Девочка звала на помощь и кричала «Мама! Мама!». Но помощи ждать было неоткуда.

Сотни тысяч, возможно, даже миллионы немецких женщин испытали нечто подобное в то время. Часто в групповых изнасилованиях обвинялись советские войска в восточной части Германии. Однако этот случай был особым. Насильники были солдатами из Соединенных Штатов Америки, а само преступление было совершено в западной части страны, в Шпрендлингене, деревне, расположенной недалеко от берегов Рейна».

Мириам Гебхардт выяснила, что архиепископ Мюнхена и Фрайзинга поручил в 1945 году своим подчиненным священникам фиксировать продвижение и поведение американских войск в Баварии, а затем нашла эти записи. Она приводит некоторые из них. Отец Михаэль Мерксмюллер, священник из деревни Рамзау, расположенной недалеко от Берхтесгадена, 20 июля 1945 года записал: «Изнасилованы восемь девушек и женщин, некоторые из них на глазах у своих родителей». Отец Андреас Вайнганд из небольшой деревни Хааг-на-Ампере, находившейся к северу от того места, где сегодня расположен мюнхенский аэропорт, записал 25 июля 1945 года: «Самое печальное событие во время продвижения — три изнасилования. Его жертвами стали одна замужняя женщина, одна одинокая и одна невинная девушка в возрасте 16,5 года. Эти изнасилования были совершены сильно пьяными американцами». 

Отец Алоис Шимль из Моосбурга-на-Изаре записал 1 августа 1945 года: «По приказу военных властей список жителей с указанием их возраста должен быть прикреплен к каждому дому. Результаты этого приказа несложно себе представить... 17 девушек и женщин, изнасилованных неграми, были доставлены в больницу — они были изнасилованы один или несколько раз». Самой молодой жертвой сексуального насилия оказалась 17-летняя девушка, практически ребенок, а самой старшей оказалась женщина 69 лет. Священник очень подробно описывает, как американцы с оружием в руках врывались в дома, выгоняли оттуда мужчин, а затем нападали на женщин. Некоторые из них, пытаясь спастись, прыгали с верхних этажей и получали травмы. Алоис Шимль был вынужден был организовать в своей церкви убежище для женщин.

Мириам Гебхардт нашла данные государственной статистики, согласно которой в ФРГ в 1956 году проживало 3200 детей, родившихся в результате изнасилования их матерей. Отцами 60% из них были указаны американцы, то есть таких 1920 человек. Автор книги делает далеко не бесспорное предположение, что лишь одна из ста женщин рожает от насильника, таким образом, получается 192 000 изнасилованных американцами немок.

Германо-российский музей «Берлин-Карлсхорст»
Федеральное агентство новостей  /  Владимир Тулин

Нельзя забывать, что американцы при освобождении Западной Европы от нацизма командовали не только своими войсками, но им подчинялись и армии их союзников — британцев и французов. Штаб союзных войск возглавлял американский генерал Дуайт Эйзенхауэр, будущий президент США. В Италии марокканцы из французской армии так «отличились», что в итальянский язык вошло слово «мароконат», означающее групповое изнасилование. После взятия 23 апреля 1945 года Штутгарта французскими войсками немецкие полицейские в течение только десяти дней официально зарегистрировали 1389 изнасилований, совершенных солдатами марокканской и алжирской дивизий.

При этом к услугам американцев была практически бесплатная проституция. Рядовой армии США Эдвин Томсон вспоминает: «В то время немцы сильно боялись, что их рейхсмарки в любой момент превратятся в бумагу, и самой ходовой валютой были сигареты. Толпы проституток были готовы обслужить нас за пять, максимум десять сигарет, а мне выдавали пачку в день. Можно было предложить переспать за сигареты и любой немке — очень редко кто отказывался». Советским солдатам выдавали махорку, а офицерам — папиросы .

У американского командования слова традиционно расходились с делами. Оно утверждало, что стремится спасать мирное население независимо от национальности, а на самом деле безжалостно уничтожало его при помощи ковровых бомбардировок. Из-за своих чудовищных последствий стали известны американские бомбардировки Хиросимы, Нагасаки, а также Токио и Дрездена. Но мало кто помнит за пределами Греции, что 11 января 1944 года при бомбардировке Пирея погибло 800 мирных греков и лишь восемь немецких солдат. А 14 февраля 1945 года американские ВВС показали еще более удивительную «точность» — погиб 701 человек и было ранено 1184 жителя Праги, тогда как немецкие войска абсолютно не пострадали.

Кстати, во время столь почитаемой евроатлантистами Пражской весны 1968 года погибло 108 чехов, в память которых в столице Чехии ежегодно проводятся различные мероприятия, активно освещаемые СМИ. Уверен, то же самое происходило бы ежегодно и на 14 февраля, если бы в этот день в 1945 году Прагу бомбили советские, а не американские ВВС. О массовом убийстве мирного населения авиацией союзников Федеральное агентство новостей рассказало в статье «Бомбовый геноцид США и Великобритании в Европе».

Американские генералы формально призывали своих солдат не грабить немцев, при этом организовывали грабеж Германии. Еще в 1943 году в американской армии было создано подразделение по выполнению программы Monuments, Fine Arts, and Archives («Памятники, изобразительное искусство и архивы») из десяти офицеров, а в 1945 году его численность выросла до 350 человек. Считается, что его задачей было спасение и поиск произведений искусств, награбленных нацистами в оккупированных странах, а также возвращение их законным владельцам. На Западе любят с восторгом рассказывать, как люди из этого подразделения возвращали ценности во Францию, Бельгию, Польшу, а вот о том, чтобы они вернули что-то вывезенное из СССР, мне слышать не приходилось.

Чем на самом деле занимались монументмены, как их называют, западные СМИ проговариваются случайно, когда сообщают об этих выдающихся людях и рассказывают среди прочих о капитане Уолтере Фармере, руководившем одним из двух центральных пунктов сбора произведений искусства в Висбадене. Получив приказ об отправке в нью-йоркский музей «Метрополитен» 202 картин (в том числе 15 картин Рембрандта и шесть картин Рубенса), он в знак протеста против этого 7 ноября 1945 года написал «Висбаденский манифест», который подписали 24 монументмена. В нем говорилось: «Никакая историческая обида не бывает такой устойчивой и не вызывает столько справедливой горечи, как конфискация под любым предлогом, пусть даже в качестве военных трофеев, части культурного наследия нации. У всех нас есть определенные обязательства перед Отечеством, но у цивилизованных наций есть и всеобщая обязанность соблюдать справедливость и порядочность, насаждать право, а не насилие». Разразился мощный скандал, и президент США Гарри Трумэн принял решение о возврате картин, но конгресс США запретил ему это сделать. Однако поместить их в музей не рискнули, и вначале картины демонстрировались на выставке в Вашингтоне, а затем — в фургонах для перевозки лошадей они объехали множество штатов, хотя официальной причиной перемещения картин в США было объявлено, что они вывозятся лишь в целях обеспечения лучших условий хранения. В 1948 году эти картины были все-таки возвращены в Германию.

Германо-российский музей «Берлин-Карлсхорст»
Федеральное агентство новостей  / Владимир Тулин

Явно этот приказ был не единственным, и приходили они также в другой центральный пункт сбора в Мюнхене, а также в пункты сбора в Бад-Вильдунгене, Хайльбронне, Марбурге, Нюрнберге и Обераммергау. Иначе как объяснить, куда делись коллекция монет Королевского монетного двора Пруссии, коллекция античных сосудов из берлинского музея «Антиквариум», коллекция Королевской фарфоровой фабрики в Берлине, частный фонд барона фон Оппенгейма и многое другое, попавшее в руки американской армии, а затем просто исчезнувшее.

Кое-что после скандалов было возвращено. Из шахты Кокендорфа американцы вывезли 687 ящиков с книгами и 120 тонн других материалов из библиотеки Штутгарта и отправили их в Библиотеку Конгресса США. После долгого разбирательства вернули только 200 ящиков. Из 1000 ящиков филателистической коллекции Имперского музея почты на пункте сбора произведений искусства в Марбурге пропало 400. Пропала и стальная коробка с восемью ценнейшими марками, в том числе с одной из самых редких марок мира — «Голубым Маврикием», стоимостью около полумиллиона долларов. В конце 70-х годов эта марка появилась на филателистическом рынке Филадельфии, но после разразившегося скандала была конфискована. Сейчас официально хранится в казначействе США.

Подозрительно часто обнаруженные американцами музейные коллекции неожиданно погибали в результате взрыва или пожара, а потом за океаном появлялись отдельные экспонаты из них. Так произошло в конце сентября 1945 года на шахте «Виттекинд» в гессенской деревне Вольприхаузен, где якобы погибли 360 тысяч книг из библиотеки Геттингенского университета. Немецкий искусствовед Георг Штайн утверждает, что там же находилась и Янтарная комната, которую не могут найти, потому что ищут в Европе, а она давно уже на другом континенте. В 1997 году в Германии у частных лиц были обнаружены два подлинных фрагмента Янтарной комнаты — флорентийская мозаика «Обоняние и осязание» (стоимостью в 250 тысяч долларов) и янтарный комод (оцененный в 200 тысяч долларов). Это указывает на то, что комната не сгорела в Кенигсберге, как думали раньше, а была вывезена в Германию.

Официально считается, что на рудниках в Штасфурте, где хранились около 600 картин из магдебургского Музея кайзера Фридриха, пожара было даже два — все картины сгорели. Между тем «сгоревшие» картины время от времени появляются на реальных и интернет-аукционах. Последний раз одна из картин была продана в Данию. Когда англичане принимали от американцев в находящейся в их оккупационной зоне на соляной шахте «Граслебен» под Хельмштадтом скрытые там архивы и картины из Национальной галереи в Берлине, то обнаружили отсутствие 109 картин, а сразу после этого там тоже произошел пожар. Американцы утверждают, что 417 картин из берлинского Музея кайзера Фридриха сгорели в зенитной башне в Фридрихсхайне во время штурма Берлина русскими в мае 1945 года, а вот работники музея утверждают, что они были эвакуированы на запад и попали в руки войск США. Советские офицеры при обследовании башни никаких следов картин не нашли, да и нацисты не идиоты, чтобы прятать картины в укреплении, которое наверняка сильно пострадает при штурме города.

Активы немецкого Рейхсбанка тоже достались американцам. 12 апреля 1945 года шахту «Меркерс» в Тюрингии лично посетил Дуайт Эйзенхауэр и осмотрел обнаруженные там сотни тонн золота и четыре вагона иностранной валюты. Позже, в соответствии с решениями Ялтинской конференции, США поделились этим с союзниками, но целый ряд немецких историков, ссылаясь на официальные документы Рейхсбанка, утверждают, что ценностей было значительно больше, чем объявили американцы. Прошло уже 75 лет, а американские документы о вывезенных из Германии ценностях все так же засекречены.

Интересная история произошла в 1948 году, когда американцы решили поощрить берлинцев за их мужественное поведение во время блокады и согласились вернуть им знаменитую картину французского художника Антуана Ватто «Танец». После долгих поисков ее нашли над камином в гостиной дома Дуайта Эйзенхауэра. Следуя примеру своего командующего, американские офицеры тоже присваивали себе произведения искусства на память о своем посещении Германии. Старший лейтенант армии США Джо Мидор воспользовался тем, что его подразделение охраняло собор в Кведлинбурге и похитил оттуда 12 чрезвычайно ценных предметов, в том числе: иллюстрированный манускрипт Евангелия Самуила IX века, Евангелие Виперти, ларец, где раньше хранились мощи короля Генриха I, один из первых печатанных Евангелиариев, датируемый 1513 годом, с переплетенной драгоценностями обложкой, реликвии для литургии из слоновой кости. Украденное через полевую почту он отправил в родной штат Техас. После его смерти в 1980 году его брат Джек Мидор попытался продать сокровища на аукционах, власти ФРГ заблокировали продажи и потребовали от США возврата сокровищ. Однако американские власти им отказали. В результате длительных переговоров в 1992 году Джек Мидор вернул в Германию десять предметов за 3 млн долларов. Судьба бутылки из горного хрусталя и креста для хранения реликвий осталась неизвестна.

Это был, наверное, единственный случай, когда немецкие власти требовали возврата своих сокровищ от США. Сейчас они не то что похищенные произведения искусства, а даже свой золотой запас, официально переданный на хранение в США, в полном объеме обратно получить не могут. Зато ежегодно власти Германии требуют вернуть вывезенное из их страны от России. Между тем, согласно решению Ялтинской конференции, СССР получил право вывоза из Германии имущества на сумму 10 миллиардов долларов. В эту сумму входили и произведения искусства, чей вывоз официально одобрял союзнический Контрольный совет, куда входили также и представители США, Великобритании и Франции. Кроме того, наша страна ввела еще и самоограничения, дав указания по отбору музейных ценностей: «Не разрушать эти исторические ансамбли, имеющие большую художественную ценность. Ограничиться вывозом лишь наиболее ценных картин (числом не более 250-300 экземпляров), принадлежащих кисти итальянских, французских и других иностранных мастеров. Работы немецких художников вывозить только в виде исключения». Все вывезенное было тщательно отреставрировано, а в 1955 году было возвращено в ГДР все самое ценное — Пергамский алтарь и картины Дрезденской галереи. Уже к 1958 году из СССР было возвращено около полутора миллионов произведений искусства. Да, определенная часть вывезенного осталась, но ведь должна быть компенсация за разрушенные дворцы и музеи в нашей стране.

Когда западные СМИ бездоказательно обвиняют нашу армию в бесчинствах в Германии, то они всегда «забывают», что многие из ее военнослужащих в результате действий немецкой армии потеряли не только все свое имущество, но и семью в полном составе. Этим они отличаются от американских солдат. И это должно служить если не оправданием отдельных противоправных действий, то по крайней мере смягчающим вину обстоятельством.

Вернуться назад

6 комментариев
Рейтинг@Mail.ru