Лента
15 июня 14:54
Все новости
Месяц битве за Мариб: хуситы и Иран ставят США перед нелегким выбором
Федеральное агентство новостей  / 

На фоне буксующих переговоров о возвращении США в ядерную сделку с Ираном продолжается масштабное сражение за столицу провинции Мариб. Оно дополняется усилением ударов движения «Ансар Аллах» по объектам на территории Саудовской Аравии. О ходе противостояния и перспективах эскалации боевых действий рассказывает автор Telegram-канала Colonel Cassad Борис Рожин.

Несмотря на то, что президент США Джо Байден и функционеры Демократической партии во время предвыборной кампании неоднократно называли решение Дональда Трампа о выходе из ядерной сделки ошибкой, после прихода к власти новый лидер не торопится откатывать его.

Позиция Ирана, который требует от США снять санкции и вернуться к выполнению условий соглашения образца 2015 года, ставит Вашингтон перед неприятным выбором. Если официально отказаться от выполнения сделки, это подтвердит правоту Трампа и будет иметь внутриполитические последствия, а также развяжет руки Тегерану в вопросе разработки ядерного оружия. Если же выполнить иранские требования, это будет выглядеть как очевидная уступка Штатов, что будет негативно воспринято в Израиле и монархиях Персидского залива.

Поэтому американцы на фоне риторики о необходимости прекращения войны в Йемене и переговоров о возобновлении сделки продлевают санкции против Ирана и не препятствуют Саудовской Аравии в боевых действиях. Тегеран же ясно дал понять, что не намерен обсуждать с США пересмотр соглашения, пока они не снимут введенные Трампом санкции и не вернутся к условиям 2015 года.

Самый быстрый способ деэскалации американо-иранских отношений, которые затрагивают напрямую гибридные войны на территории Йемена, Ирака и Сирии, по сути, блокирован. Это обуславливает наблюдаемые акты эскалации — удары под Аль-Бу Кемалем в ответ на обстрел военной базы США в Эрбиле, а также продолжающееся сражение за Мариб вкупе с атаками «Ансар Аллах» по территории саудитов.

В случае с ударами по Саудовской Аравии Штаты оказываются в двойственном положении. С одной стороны — они исключили хуситов из числа террористических организаций, ввели санкции против группы саудовских чиновников и силовиков и призывают к дипломатическому урегулированию в Йемене.

С другой стороны — ряд военных лидеров хуситов включены в санкционные списки за удары по Саудовской Аравии, Эр-Рияд разворачивает дополнительную батарею THAAD, а линия на поддержку саудитов против Ирана остается неизменной.

Можно говорить о том, что на текущем этапе политика США в отношении Эр-Рияда находится в процессе пересмотра. Это ставит саудитов в затруднительное положение, когда и без того неважно идущая война в Йемене дополняется целым спектром внешнеполитических проблем. В таких условиях для Ирана и хуситов сохраняется своеобразное окно для достижения оперативно-стратегических результатов сугубо военным путем, что они сейчас и пытаются проделать, продолжая наступление на Мариб.

Месяц наступления

8-9 марта исполняется ровно месяц с начала наступления на Мариб. Если рассматривать весь этот период в целом, то можно говорить, что хуситы пока не достигли своих оперативных целей. Хадисты и саудиты сохраняют контроль над ключевыми трассами снабжения марибской группировки, а также сохраняют целостность фронта на ближних подступах к столице провинции.

Этого удалось добиться за счет ввода в бой серьезных резервов из южных и восточных провинций Йемена, что позволило не только подкрепить потрепанные бригады хадистов и отряды «Аль-Ислах», удерживающие фронт, но и провести ряд контратак. Они в свою очередь позволили серьезно снизить наступательный порыв хуситов как к северу и северо-западу от города, так и к западу от столицы.

Важным моментом остается то, что несмотря на длительность наступления и уже понесенные потери, командование хуситов продолжает за счет резервов вести наступательные операции на ряде направлений и преобразовать уже достигнутые тактические достижения в оперативные. О полномасштабном наступлении по всей линии фронта речь уже не идет.

«Ансар Аллах» делает ставку на развитие успеха на ряде направлений, где сохраняются шансы переломить ситуацию в свою пользу и прорвать фронт противника. Речь идет в первую очередь об участке к северу от Мариба, где есть вероятность обхода всей группировки хадистов с севера и выхода к трассе N5. Кроме того, не исключается вариант наступления в районе Марибской плотины, где есть вероятность выхода к южной дороге и юго-западным окраинам столицы провинции. Рассмотрим эти моменты подробнее.

Север и северо-запад

К северу от Мариба, в южных районах провинции Аль-Джавф, хуситы прекратили попытки пробить оборону хадистов на высотах Аль Алам аль-Абьяд. После отражения контратак хадистов на Надхуд они предприняли попытку обойти основные оборонительные позиции противника с востока, развернув наступление к занятым высотам Джабал Сабайик и Барка аль-Ашкар. Это привело к растягиванию фронта на восток (ранее там фактически была лишь завеса легких сил).

Хуситы ищут возможность обойти основные позиции противника, охватить их и развернуть наступление к трассе N5. На текущий момент, если они смогут захватить высоту Джабал Манкидах, перед ними будет лишь пустыня без каких-либо естественных препятствий.

За последнюю неделю как минимум два батальона хадистов, отправленных на усиление Марибской группировки, остались в этом районе для прикрытия трассы N5 от прорывов легкой пехоты хуситов. Сохранение полного контроля над этой дорогой является критически важным для группировки хадистов, так как ее потеря вызовет серьезный кризис всего фронта в районе Мариба. На текущий момент хуситы создают такую угрозу, но пока что ее купируют.

В районе Асдаса (к северо-западу от Мариба) хуситы заняли две высоты и продолжают создавать угрозу окружения двух бригад хадистов, обороняющих Асдаский выступ. В случае окружения этой группировки хуситы смогут достаточно быстро продвинуться к лагерю Канаис и усилить угрозу наступления на северные окраины Мариба за счет продвижения через пустыню к Аль-Хазма. При таком варианте они дополнят атаки, которые ведут войска хуситов в направлении Афрана с целью прорвать оборону хадистов и выйти к лагерю Тадавин.

В целом хадисты пока удерживают на этих направлениях целостность фронта и препятствуют глубоким прорывам к северу от города, но нельзя не отметить, что хуситы постепенно расширяют свою зону контроля. Они продолжают попытки прорвать фронт и вынудить войска хадистов откатываться к самому Марибу, оставляя обширные территории на границе с провинцией Аль-Джавф.

Наступление вдоль трассы N5 к горным районам к северу-западу от города особых успехов хуситам не принесло. Здесь хадисты прочно держат оборону, чему способствуют интенсивные авиаудары и переброшенные резервы. Если смотреть итоги за месяц, то достижения хуситов пока что носят тактический характер при сохранении перспектив их превращения в успехи оперативные.

Запад и юго-запад

К западу от Мариба хуситы так и не смогли взять высоту Талат-аль-Хамра, атаки на которую шли с 20-х чисел февраля. Удержание этой позиции позволило хадистам сохранить целостность фронта и достаточно уверенно остановить наступление на Мариб вдоль западной дороги к северу от Джабаль-аль-Балак.

В этом районе продолжаются ожесточенное бои за контроль над ключевыми высотами. Их захват позволит развернуть наступление на юго-западные окраины Мариба и перекресток дорог к югу от города.

На текущем этапе командование хадистов смогло оттеснить хуситов от восточной части Марибской плотины и связать их боями в Джабаль-аль-Балак, что купирует непосредственную угрозу прорыва хуситов к юго-западным окраинам. Но у этого тактического успеха оказалась очень большая цена. Стянув резервы к Джабаль-аль-Балак, хадисты ослабили оборону к югу от Марибской плотины, чем воспользовались хуситы.

С конца февраля из района Маджура они развернули наступление в направлении Южной дороги, контроль над которой лишит хадистов подкреплений из южных провинций.

Хуситы заняли Арак и Джабал-аль-Сафах. 1-4 марта были взяты Джабал аль-Адайрим и Аль-Мартах, а 5-7 марта — Аль-Наджд и Маска аль-Насра. Кроме того, завязались бои за Ар-Радван. Фактически им удалось прорвать оборону хадистов к югу от Марибской плотины и создать прямую угрозу выхода к южной дороге.

После взятия Ар-Радвана перед хуситами лишь несколько километров голой пустыни и трасса N7, которая уже подвергается огневому воздействию с высот к западу от дороги. 6-7 марта хадисты предприняли ряд контратак, чтобы отбросить противника от дороги. Потерять ее хадисты никак не могут, иначе группировка в провинции будет фактически рассечена на две части, что может вынудить отводить войска из горных районов к юго-западу и югу от Мариба к границам с провинцией Шабва.

На 8 марта кризис к югу от плотины является главной угрозой для позиции саудовской коалиции в регионе.

На фронте к югу от Мариба, существенных изменений нет. Здесь войска хадистов достаточно уверенно удерживают фронт, не давая хуситам продвигаться к трассе N7. Но в случае прорыва к этой дороге успехи в обороне могут очень быстро обесцениться.

Интенсификация ракетной и беспилотной войны

Стоит также отметить, что наступление хуситов на Мариб сопровождается резкой интенсификацией использования баллистических и крылатых ракет, а также различных БПЛА. Они применяются для тактической поддержки войск в самом Марибе, а также для организации системных ударов по логистической и нефтяной инфраструктуре Саудовской Аравии в провинциях Джизан и Асир, в районе Эр-Рияда и восточного побережья.

В самом Марибе удары сводятся к ракетным обстрелам полевых лагерей и баз снабжения группировки хадистов и саудитов. Нередки атаки БПЛА-камикадзе вкупе с активным использованием дронов для корректировки артиллерийского огня. С начала наступления по целям в провинции Мариб было выпущено более 35 различных баллистических ракет, которые поражали цели вокруг столицы провинции.

Удары же по Саудовской Аравии за последний месяц стали системными. Помимо разовых атак с использованием 1-2 ракет они дополнились комплексными ударами, дополненными групповыми атаками БПЛА-камикадзе. Все это показывает, что с точки зрения ресурсов хуситы достигли качественно нового уровня, когда поставки из Ирана и собственное производство БПЛА и ракет позволяет перейти от точечных ударов к продолжительной кампании против Саудовской Аравии.

При этом силы и средства ПВО саудитов не могут в полной мере обеспечить прикрытие всей территории страны. Удары по саудовским землям 7 марта в очередной раз показали, что при массированном пуске ракет и БПЛА саудовские ПВО (истребители + ЗРК) могут сбить лишь ограниченное количество ударных средств хуситов. Часть из них неизменно прорывается к цели, нанося как материальный ущерб, так и серьезные имиджевые потери для Эр-Рияда.

Ответные обстрелы авиации никак не влияют на способность хуситов вести подобную кампанию. ВВС Саудовской Аравии, помимо непосредственной поддержки хадистских войск в Марибе, бомбят в первую очередь гражданскую инфраструктуру. Это вызывает жертвы среди гражданского населения и в итоге играет на руку хуситам, которые позиционируют себя как главные защитники Йемена от иностранной интервенции.

Стоит учитывать, что на Западе бомбежки Саны и других городов получают все более негативную реакцию. При Байдене это может иметь долгосрочные проблемы для внешней политики Эр-Рияда. В этом плане удары по Саудовской Аравии в общем контексте Йеменской войны для хуситов даже более важны, чем атаки по войскам хадистов в Марибе.

Промежуточные итоги

Битва за Мариб продолжает оставаться центральным элементом текущего этапа Йеменской войны. Фактически она началась еще в апреле 2020-го года, когда хуситы начали наступательные операции в западном Марибе и в провинции Аль-Джавф. Февральское наступление на столицу провинции отражает те глобальные изменения в ходе войны, когда хуситы, прочно владея оперативной инициативой, пытаются конвертировать ее в стратегические результаты, чтобы завершить войну на своих условиях.

Внутренние противоречия внутри саудовской коалиции, ухудшение внешнеполитической обстановки для Эр-Рияда, тупиковая ситуация с дипломатическим урегулированием создают благоприятные возможности для «Ансар Аллах» продолжать добиваться победы сугубо военным путем, что не трудно заметить при изучении политических заявлений и пропаганды движения.

В какой-то мере жесткая позиция хуситов продолжает линию, которую Тегеран демонстрирует в отношениях с США. При этом в глобальном масштабе давление на Саудовскую Аравию в Марибе и посредством ударов ракет и БПЛА является частью глубокомысленной игры Ирана против Вашингтона. Таким образом иранские власти пытаются вынудить Белый дом пойти на определенные уступки в вопросах ядерной сделки, санкций и идущих в регионе гибридных войн.

США прекрасно понимают мотивы Тегерана, поэтому придерживаются промежуточной позиции, дистанцируясь от риторики времен Трампа, но в тоже время уклоняясь от тех шагов, которые хотели бы видеть в Иране. Поэтому битва за Мариб и удары по Саудовской Аравии останутся инструментами давления не только на саудитов, но и на Штаты, которые, конечно, не заинтересованы в том, чтобы саудиты запросили мира на иранских условиях.

Иран вполне сознательно ставит США перед вилкой из двух сомнительных для решений — либо уступить, либо продолжить гибридную войну в регионе, фактически продолжая тот курс, который выбрал Трамп. И главная проблема для Вашингтона тут в том, что второй выбор затруднит переключение основных ресурсов на Россию и Китай. Противостояние с Ираном пожирает слишком много ресурсов по всему Ближнему Востоку и объективно на руку тем же Пекину и Москве. Ирано-американский конфликт в Ираке и Йемене объективно фрагментирует американские усилия против основных стратегических противников США.

Битва за Мариб остается одним из характерных маркеров этого гибридного противостояния, за которым скрыто немало геополитических подтекстов. Они выходят далеко за пределы несчастного Йемена, переживающего перманентную гуманитарную катастрофу.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru