Лента
16 июня 17:00
Все новости
Ягодка на советском дереве: Роман Носиков о социальном лифте для юбиляра Горбачева
Федеральное агентство новостей  / 

Дожили. Сегодня Михаилу Сергеевичу Горбачеву исполнилось 90 лет. Теперь он стал самым долгоживущим правителем в истории России (предыдущий рекорд держал Керенский).

А чего бы и не пожить? Жизнь удалась настолько, что его 90-летие встречает все известное мне человечество.

Впрочем, все отмечают по-своему.

«Горбачев дал нашему поколению уникальный шанс выйти на свободу», — это Виктор Шендерович.

А вот Борис Вишневский:

«Имея возможность не начинать никаких перемен, он решился на это — и изменил не только страну, но и мир. Кланяюсь Вам, дорогой Михаил Сергеевич».

Алексей Кудрин:

«Он развернул страну к большей открытости».

А это телеграм-канал «Орда»:

«Сегодня — 90 лет Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Он развалил страну и снялся в рекламе пиццы. Будучи первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС, катался по Италии, Бельгии, ФРГ, Франции, Канаде и Великобритании, после чего решил улучшать отношения с Западом. Руководствуясь дорожной картой на своей голове, не разглядел и обострил едва ли не все межэтнические конфликты на постсоветском пространстве: декабрь 1986 года в Алма-Ате, Карабах, грузино-южноосетинский конфликт, Приднестровье, Фергана, Новый Узень, Душанбе и не только».

Ягодка на советском дереве: Роман Носиков о социальном лифте для юбиляра Горбачева
Global Look Press  / Pravda Komsomolskaya/Russian Look

Либо перед ним преклоняются, либо презирают. В этом отношении поздравление от президента России Владимира Путина выглядит идеально:

«Вы по праву принадлежите к плеяде ярких, неординарных людей, выдающихся государственных деятелей современности, оказавших значимое влияние на ход отечественной и мировой истории».

И не поспоришь. Все зависит исключительно от интонации прочтения.

В общем, интереснейший человек этот наш Михаил Сергеевич. Когда о нем говорят либералы, они оправдывают катастрофические последствия его деятельности некоей спонтанностью. Хотя лично мне трудно эту спонтанность усмотреть. С точки зрения технологии, все было сделано очень продуманно, на совесть.

Внезапно найденное Катынское досье развалило Организацию Варшавского договора.

Осуждение договора о ненападении между СССР и Германией откололо от Союза Прибалтику.

Странные игры с границами национальных республик и отмена уголовной статьи за пропаганду шовинизма легализовали т. н. «национальные фронты» — и в итоге привели к серии войн на окраинах страны.

По-моему, все было сделано очень продуманно. Не вижу никакой спонтанности.

Но мы очень часто упускаем из виду, что совершалось это не одним Горбачевым. Все делалось командой «реформаторов»-единомышленников Михаила Сергеевича. Такими, как министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе, который впоследствии стал президентом Грузии.

Напомню, что Шеварднадзе планомерно сдавал интересы СССР нашим будущим «западным партнерам». Президенту США Джорджу Бушу-старшему приписывается следующая фраза:

«Мы сами не понимали такой политики советского руководства. Мы готовы были дать гарантии, что страны Восточной Европы никогда не вступят в НАТО, и простить многие миллиарды долларов долгов, однако Шеварднадзе даже не торговался и со всем согласился без предварительных условий».

Второй фигурой, если не первой, был Александр Яковлев — автор советской антисоветчины. Эти люди начали то, что в итоге закончили в Беловежской пуще Ельцин, Кравчук и Шушкевич.

Ягодка на советском дереве: Роман Носиков о социальном лифте для юбиляра Горбачева
Невские Новости  / Анастасия Борисенко

И вот вопрос: как эти люди оказались на вершине власти в СССР? Как советская система породила полностью антисоветскую верхушку?

У меня есть гипотеза.

Марксизм-ленинизм отрицал буржуазную демократию, видя в различных институтах, типа Учредительного собрания, лишь очередную форму диктатуры буржуазии. И мне категорически нечего возразить на это утверждение.

Однако в качестве лекарства от диктатуры буржуазии была предложена диктатура пролетариата. У последней же имелись такие обязательные элементы, как монополия одной партии на политическую власть и государственная идеология. То и другое подразумевало создание в стране сверхбыстрых социальных лифтов для демагогов и приспособленцев — при замедлении традиционных каналов кадрового роста.

Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе, Ельцин, Шушкевич, Кравчук, Кучма, Ходорковский, Ирина Фарион, Олег Тягнибок и прочие — это закономерный продукт однопартийной системы с обязательной государственной идеологией. И все эти ягодки выросли на дереве, посаженном с самыми благими намерениями.

Причем идеологию и однопартийность можно даже не вводить в конституцию — сейчас мы очень хорошо видим это на примере США. Там есть победившая партия и победившая идеология, занятые в данный момент послереволюционными репрессиями. Есть там уже и своя геронтократия в виде Джо Байдена, и комсомольцы типа Александрии Окасио-Кортес.

И кончится это для США точно так же, как кончилось для СССР.

Когда нынешние наши коммунисты проклинают Горбачева и Ельцина, называют их предателями и шпионами, требуя «вернуть взад» государственную идеологию и власть трудящихся, они не понимают и не желают понимать, что требуют возвращения именно Горбачева — а с ним и той самой системы, которая его и выдвинула в генсеки КПСС.

«Но как же правильно? — спросит меня читатель левых взглядов. — Неужели сейчас лучше?»

Не знаю. Я не знаю, как правильно.

Я знаю одно: взрослым людям наступать на одного и того же Горбачева только потому, что по-другому пробовать страшно, — не солидно.

Вернуться назад

2 комментария
Рейтинг@Mail.ru