Лента
16 июня 01:10
Все новости
«Хезболла»: как криптогруппировка стала мощнейшей силой на Ближнем Востоке
Федеральное агентство новостей  / 

История знает много случаев, когда прибегающие к терроризму военно-политические группировки пытались основать собственные государства или превратиться во влиятельные легальные политические движения. Большую часть таких организаций ждал разгром, и лишь некоторым удалось получить международное признание и обрести реальную власть в родной стране.

Примером такого успеха стала ливанская шиитская группировка «Хезболла». Созданная иранскими офицерами в разгар местной гражданской войны, она прошла путь от небольших террористических ячеек до крупной политической силы в Ливане. Группировка обладает более внушительным арсеналом вооружения, чем у многих армий мира.

Подразделения «Хезболлы» смогли дать серьезный бой израильской армии, а позже внесли огромный вклад в разгром «Исламского Государства»1 (ИГ1, ИГИЛ1, запрещено в РФ) в Сирии. Ее считают террористической на Западе и в части стран Ближнего Востока, но «Хезболла» легальна в самом Ливане и других регионах планеты. Ресурсы позволяют ей выдерживать международное давление, а собственная мини-армия — осложнить силовую операцию против группировки.

В рамках проекта «Антитеррор» редакция Telegram-канала «Рыбарь» рассказывает об истории становления «Хезболлы» и о том, что помогло группировке стать одной из крупнейших негосударственных военно-политических структур в мире.

70-е и 80-е годы прошлого века были тяжелыми для многоконфессионального Ливана. В 1975 году в стране началась гражданская война, продолжавшаяся 15 лет. Довольно быстро сопротивление перешло в политическую и религиозную плоскость, когда христианские маронитские антикоммунистические партии противостояли преимущественно мусульманским движениям, придерживающимся левых взглядов.

После вмешательства в конфликт внешних игроков — сирийских и израильских войск — ситуация совсем запуталась. В Ливане началась война всех против всех: столкновения между группировками одного и того же лагеря стали обыденностью. Развал ливанских правоохранительных структур запустил процесс появления большого числа новых фракций и значительно облегчил их зарубежное финансирование.

В феврале 1979 года в Иране произошла Исламская революция. Новые власти установили в стране теократический режим и стали проводить политику экспорта революции в другие государства, в том числе через создаваемые Тегераном организации. На эту роль идеально подходил Ливан: значительная часть его населения была шиитами, а хаос гражданской войны упрощал формирование местных лояльных Ирану группировок.

В 1982 году в рамках операции «Мир Галилее» израильские войска вторглись в Ливан и заняли южную часть страны. В этом же году в столичный Бейрут был введен миротворческий контингент Многонациональных сил в составе подразделений из США, Франции, Великобритании и Италии.

Местное население преимущественно негативно встретило появление в Ливане военнослужащих из Израиля, а затем — и из стран Запада. Особенно данный факт не понравился жителям мусульманских районов страны. На этих настроениях сыграл Иран, который принялся расширять свое влияние через создание и финансирование шиитских фракций. Все они позже вошли в единую структуру — группировку «Хезболла» («Партия Бога»).

Точная дата появления «Хезболлы» доподлинно неизвестна. По одной версии, она была основана офицерами «Корпуса стражей Исламской революции» (КСИР) путем роспуска всех проиранских военизированных групп и объединения их под одним началом в 1982 году, сразу после израильского вторжения. По другим данным, как целостная организация «Хезболла» оформилась только к 1985 году.

Изначально группировка не выделялась на фоне других ливанских фракций ни по численности личного состава, ни по боевой мощи. Например, «Хезболла» совсем блекло выглядела по сравнению с шиитским движением «Амаль». Однако с самого начала своего существования она использовала иной подход: если все остальные ливанские партии бились между собой в сражениях гражданской войны, то «Хезболла» предпочла атаковать именно иностранные войска на территории Ливана.

В 80-е годы в Ливане и за его пределами прошла волна терактов против США, Израиля и их союзников. В 1982 и 1983 годах произошли два крупных взрыва у штаба Армии обороны Израиля (АОИ) в ливанском Тире (Суре). В сумме его жертвами стали 103 израильских военнослужащих и сотрудников спецслужб, а также около 50 содержавшихся там под арестом ливанцев и палестинцев.

В 1983 году состоялся двойной теракт против расположенных в аэропорту Бейрута миротворцев из США и Франции. Смертники на заминированных автомобилях подорвались у казарм с военнослужащими, убив 241 американского морского пехотинца и 58 парашютистов французского Иностранного легиона. В том же году произошел взрыв у здания американского посольства в ливанской столице, унеся жизни 63 человек.

Ответственность за террористические акты брали на себя ранее неизвестные ливанские группировки — «Организация исламского джихада», «Организация революционного правосудия», «Организация угнетенных на Земле» и другие. Вся их активность ограничивалась только взрывами и нападениями на американские и израильские объекты, что дало повод заподозрить Иран в качестве истинного заказчика терактов. После Исламской революции у иранцев испортились отношения с США, странами Европы и Ближнего Востока: многие из них разорвали с Тегераном связь, а также поддерживали Ирак в ирано-иракской войне в 1980—1988 годах. Теракты против США и их союзников выглядели асимметричным ответом на антииранскую политику.

Но со временем именно «Хезболлу» стали считать непосредственным исполнителем взрывов. Аргументом в пользу этой версии стало то, что все бравшие ответственность за теракты организации позже вошли в состав «Партии Бога». Большая их часть была «организациями-однодневками», которые полностью исчезали из поля зрения после очередной атаки. Это позволяло «Хезболле» формально не брать ответственность за террористические действия. Во многом подобный подход сработал, и даже сейчас некоторые официальные лица признают отсутствие прямых доказательств причастности группировки к терактам.

Также в перечисленных малоизвестных шиитских криптогруппировках начинали свою карьеру многие члены «Хезболлы». Среди них был Имад Мугния — будущий начальник службы безопасности «Партии Бога», которого считают основателем «Организации исламского джихада».

Вошедшие впоследствии в «Хезболлу» фракции прибегали и к похищениям иностранных граждан. В марте 1984 года «Организация исламского джихада» захватила и убила главу бейрутского отделения ЦРУ Уильяма Фрэнсиса Бакли. В сентябре 1985 года в Бейруте были похищены четверо советских дипломатов: Аркадий Катков, Олег Спирин, Валерий Мыриков и Николай Свирский. Ответственность за похищения взяла на себя неизвестная ранее фракция «Силы Халида бин Валида», хотя фактически за этим стояла та же «Организация исламского джихада».

Через некоторое время боевики убили Аркадия Каткова. По словам резидента КГБ в Ливане Юрия Перфильева, Катков был ранен при попытке побега, и террористы решили позже застрелить его для демонстрации серьезности своих намерений. Упомянутый выше Имад Мугния лично участвовал в казни советского дипломата. Заложники были освобождены спустя месяц после давления СССР на группировку, осуществленного через сирийского президента Хафеза Асада.

Из терактов «Хезболла» извлекла выгоду и заполучила специалистов по диверсионно-террористической деятельности — выходцев из «Организации исламского джихада» и других небольших шиитских группировок. Атаки на объекты США и западных стран также подняли имидж «Партии Бога» внутри страны. По словам министра обороны США в 1981—1987 годах Каспара Уайнбергера, 28 ливанских фракций объединяло одно — ненависть к Вашингтону и миротворческим многонациональным силам в Ливане. Группировка успешно капитализировала действия против иностранных государств и завоевала авторитет.

«Хезболла» впервые публично явила себя миру 16 февраля 1985 года опубликованием партийного манифеста, который определял идеологию организации. В нем члены группировки были названы авангардом «Партии Бога», которая одержала победу в Иране и заложила основы для создания играющего центральную роль в мире мусульманского государства. «Хезболла» назвала иранского аятоллу Рухоллу Хомейни «мудрым и справедливым лидером» и заявила о следовании его приказам.

В документе провозглашалась борьба против американских, израильских и французских войск в Ливане, а также содержался призыв к созданию в стране исламского режима наподобие иранского. Ливанским христианам предлагалось либо не действовать против мусульман, либо принять ислам.

В манифесте «Хезболла» отвергала коммунизм и капитализм за неспособность заложить «справедливое общество». Группировка выступала против миротворцев ООН в Ливане, обвинив их в прикрытии оккупации Израилем южных ливанских территорий.

Также фракция заявила о необходимости уничтожения Израиля и борьбы с «сионистским проектом от Нила до Евфрата». Само еврейское государство в документе называлось не иначе как «авангард США».

И хотя содержащиеся в манифесте 1985 года тезисы выглядели радикально, шиитская группировка никогда не стремилась выполнять их в полном объеме. Например, «Хезболла» не перешла к вооруженной борьбе против ливанских христиан и строительству исламского режима в стране, а впоследствии положения об этом и вовсе исчезли из более поздней версии манифеста. Неизменным осталось только враждебное отношение к Израилю и США.

В начале своего существования «Хезболла» фокусировалась на противостоянии израильским войскам на юге Ливана и союзной ей Армии Южного Ливана (АЮЛ). В борьбе с Армией обороны Израиля (АОИ) группировка применяла партизанскую тактику засад и нападений на патрули. Это не требовало ни большого количества боевиков, ни наличия передовых систем вооружения. Во время одного из налетов «Хезболлы» на фермы Шебаа 26 апреля 1988 года был убит командир батальона израильской бригады «Гивати». В ответ АОИ провела операцию «Закон и порядок», совершив рейд на ливанскую деревню Майдун и уничтожив около 50 бойцов «Хезболлы».

Шиитская группировка не пренебрегала обстрелами израильской территории: ракетные атаки наносили урон гражданской инфраструктуре и приводили к жертвам среди израильтян.

С ростом боеспособности «Хезболла» стала постепенно вступать в столкновения не только с израильскими войсками, но и с другими ливанскими группировками. В 1985—1987 годах в Бейруте шла Война лагерей, где палестинцам и суннитской партии «Мурабитун» противостояли шииты из «Амаля», друзы из «Прогрессивной социалистической партии» и сирийские войска.

На завершающем этапе боев в них вступила «Хезболла», которая начала сражаться против «Амаля» и военного контингента Сирии. Во время одного из столкновений 25 февраля 1987 года сирийская армия уничтожила казармы Фатхалла в Западном Бейруте, которые служили штабом группировки в ливанской столице. Тогда от рук сирийцев погибло 23 ее члена.

Начиная с 1987 года между «Амалем» и «Хезболлой» начинается война за контроль южных районов Бейрута. Вооруженное противостояние двух шиитских фракций прекратилось только с окончанием гражданской войны в 1990 году. К тому моменту «Хезболла» захватила часть города и из небольшой, практически неизвестной группировки превратилась в значимую политическую и военную силу в Ливане.

С момента основания у шиитской фракции было лишь трое лидеров. Первым генеральным секретарем организации стал Субхи ат-Туфайли — выходец из города Баальбек в провинции Бекаа. Он был радикальным шиитом и одним из создателей группировки. После ухода с должности ат-Туфайли неоднократно критиковал «Хезболлу» за ее умеренность к ливанскому государству и Израилю, а также обвинял Иран в проведении антиисламской политики.

Преемником ат-Туфайли стал Аббас аль-Мусави — еще один уроженец Бекаа. В молодости он 8 лет изучал теологию в иракском Наджафе и проникся взглядами иранского аятоллы Хомейни. После возвращения в Ливан в 1978 году аль-Мусайви участвовал в создании «Хезболлы», а также занимал должности руководителя аппарата безопасности группировки и лидера ее военного крыла. Он был убит 16 февраля 1992 года израильским авиаударом. Вместе с ним погибли его жена, пятилетний сын и еще четыре человека.

После гибели Аль-Мусайви должность генерального секретаря «Хезболлы» занял выходец из Бейрута сейид Хасан Насралла. По сей день он бессменно занимает этот пост, а в Ливане и за его пределами имя лидера фракции стало нарицательным и прочно ассоциируется с шиитской группировкой.

Таифские соглашения 1990 года положили конец гражданской войне в Ливане, а все группировки формально разоружились и превратились в политические партии. Исключение составила только «Хезболла»: согласно мирному договору, фракциям на юге страны позволялось сохранить свое вооружение до момента изгнания и вывода израильских войск с территории государства.

Далеко не всех в Ливане устроило наличие у шиитской группировки вооружения, однако на это предпочли закрыть глаза. После гражданского конфликта воссоздаваемая с нуля ливанская армия была совершенно не способна сражаться с Израилем и освободить южные районы страны. Вошедшие в Вооруженные силы Ливана группировки устали от 15-летней войны и не желали нового противостояния. Они были не против отдать задачу борьбы с АОИ на юге Ливана на откуп «Хезболле», которая сама с первых дней своего существования рвалась в бой с израильскими войсками и говорила о необходимости их изгнания из страны.

На протяжении 90-х годов отряды группировки вели партизанскую борьбу против АОИ и Армии южного Ливана. Они регулярно устраивали засады на колонны снабжения и обстреливали форпосты, а также наносили ракетные удары по северу Израиля. В ответ израильтяне провели несколько военных операций в Ливане.

Обе стороны проводили рейды сил спецназа, которые не всегда заканчивались успешно. Так, 5 сентября 1997 года 16 военнослужащих спецподразделения ВМС Израиля «Шайетет 13» попали в засаду боевиков «Хезболлы» и «Амаля» под Ансарией. В ходе боя и спасательной операции погибло 12 военнослужащих АОИ. Спустя несколько дней уже диверсионно-разведывательная группа «Партии Бога» была уничтожена бойцами израильского спецназа из «Отряда 621». Среди убитых оказался Хади Насралла — сын генерального секретаря шиитской группировки Хасана Насралла.

Постоянные потери и невозможность заставить «Хезболлу» прекратить нападения поставили перед руководством Израиля вопрос о целесообразности нахождения израильских войск на юге Ливана. В мае 2000 года все подразделения АОИ покинули ливанскую землю, а союзная им Армия южного Ливана просто развалилась. Руководство «Хезболлы» заявило о победе в войне и успешном освобождении страны.

Событие стало звездным часом шиитской группировки. Хоть она практически в одиночку противостояла израильской армии, ей удалось добиться успеха. С этого момента авторитет «Хезболлы» кратно возрос не только среди всех конфессий внутри Ливана, но и в исламском мире в целом.

После вывода АОИ из Ливана «Хезболла» отказалась разоружиться. Ее руководство мотивировало это решение тем, что под контролем Израиля остались фермы Шебаа — небольшая территория на Голанских высотах. Шиитская группировка продолжила обстрелы и рейды на израильские районы. 12 июля 2006 года боевики «Хезболлы» атаковали патруль АОИ и захватили двоих военнослужащих. Это стало поводом для начала израильской военной операции, позже названной Второй ливанской войной.

К концу боевых действий АОИ приблизилась к реке Литани и оттеснила отряды «Хезболлы». Формально руководство Израиля достигло поставленных целей: шиитской группировке был нанесен крупный военный ущерб, а сама она прекратила ракетные обстрелы и вылазки на израильскую территорию.

Однако на Ближнем Востоке результаты были восприняты иначе: ранее арабо-израильские войны заканчивались показательными разгромами Израилем армий арабских государств. Во время боев в Ливане соединениям АОИ противостояла даже не страна, а группировка без авиации, современных систем ПВО и бронетехники. Несмотря на это, «Хезболле» успешно удавалось сражаться с израильской армией, обладавшей значительным численным и техническим превосходством. Например, израильским войскам за 2 недели боев не удалось взять город Бинт-Джубейл, который обороняли несколько сотен бойцов группировки. Для военнослужащих и командования АОИ уровень подготовки, организации и навыков «Хезболлы» стал неприятным сюрпризом.

После завершения боев шиитская группировка заявила о победе в войне, а ее авторитет в арабском мире стал еще больше: фактически она оказалась единственно арабской силой, сумевшей почти на равных противостоять Израилю.

По резолюции ООН 1701, «Хезболла» должна была сдать свое вооружение. Но она вновь проигнорировала решение Совета безопасности и осталась единственной в стране партией с собственной мини-армией. Когда ей указывали на противоправные, с точки зрения документов ООН, действия, группировка просто «переводила стрелки» на Израиль: он тоже не стремится выполнять резолюции по Голанским высотам и строительству своих поселений на Западном берегу.

На первый взгляд, по сравнению с АОИ «Хезболла» находится на совершенно ином техническом уровне. У группировки отсутствуют авиация, военно-морские силы, крупные бронетанковые подразделения и эшелонированная система ПВО, что лишает ее возможности симметрично противостоять технически более оснащенному противнику. По этой причине руководство «Хезболлы» еще в 90-х годах сделало ставку на тактику ассиметричного ответа.

В ее рамках на юге Ливана была создана огромная сеть бункеров и огневых точек, благодаря которой бойцы группировки могут держать под перекрестным огнем целые сектора. Многочисленные подземные ходы позволяют оперативно перебрасывать подкрепления между участками и оставаться почти невидимыми с воздуха. Туннели также используются в наступательных целях. В 2018 году АОИ обнаружила прорытые из Ливана окопы, выходящие прямо на израильскую территорию.

Все укрытия модернизируются и регулярно расширяются, в том числе за счет строительства ложных бункеров. Это позволяет «Хезболле» запутать разведку Израиля и не допустить вскрытия всей сети.

Основу боевого крыла группировки составляет легкая пехота, оснащенная стрелковым оружием, противотанковыми комплексами, средствами связи и наблюдения.

Стандартная тактическая единица «Хезболлы» — группа, подчиняющаяся командиру сектора. Подразделения способны действовать автономно, что позволяет сохранять боевую устойчивость при потере связи с командованием, особенно в условиях технического превосходства израильской армии. Ответственные за сектора получают указания от штаба военной операции.

Для борьбы с бронетехникой «Хезболла» обладает хорошо подготовленными операторами противотанкового ракетного комплекса (ПТРК). Во время Второй ливанской войны он состоял из 5—6 бойцов и 8 выстрелов. Остальные боеприпасы хранились в хорошо замаскированных местах, подвалах и бункерах, что помогало избежать их единовременного уничтожения израильской авиацией.

В 2006 году тактика борьбы с танками и бронемашинами АОИ состояла в срабатывании взрывных устройств на пути следования техники. Из-за этого она останавливалась и попадала под прицельный огонь противотанковой управляемой ракеты (ПТУР). Горно-холмистая местность южного Ливана затрудняла маневр бронемашин, а эвакуация членов экипажа осложнялась минометными обстрелами боевиков группировки.

Особое внимание «Хезболла» оказывает ракетным войскам, наличие которых позволяет сдерживать израильскую армию. Группировка обладает значительным арсеналом неуправляемых и управляемых ракет малой и средней дальности, а также стационарными и мобильными пусковыми установками. Общее число реактивных снарядов и баллистических ракет «Хезболлы», по некоторым оценкам, достигает 150 тысяч. На практике эти цифры могут быть недостоверными: их завышение выгодно как самой «Хезболле» для демонстрации своих возможностей, так критикам для ее демонизации. Однако счет находящихся в распоряжении группировки ракет идет на десятки тысяч, и при массовом скоординированном залпе они могут «перегрузить» даже передовую израильскую систему ПВО. В конце 2020 года Хасан Насралла заявил об удвоении «Хезболлой» арсенала высокоточных ракет.

Из-за полного превосходства Израиля в воздухе группировка не применяла бронетехнику во время Второй ливанской войны. Но в период гражданской войны в Сирии отряды «Хезболлы» стали использовать мобильные бронегруппы из танков и боевых машин пехоты: переданная сирийцами техника активно использовалась в боях с ИГ и другими оппозиционными группировками.

Фракция обладает большим количеством вооружения, основным поставщиком которого выступает Иран — ее главный союзник. Продукция военного назначения попадает в Ливан либо по морю, либо по суше через Сирию. Для скрытности товар часто замаскирован под обычные грузы, а перевозящие его люди могут быть даже не в курсе содержимого транспортных контейнеров. Так, в 2009 году израильские ВМС перехватили судно немецкой фирмы, куда иранские спецслужбы втайне от экипажа загрузили 500 тонн оружия для «Хезболлы».

Практически все ракетное вооружение «Хезболлы» произведено в Иране или Ливане по иранским технологиям. Это реактивные снаряды малой дальности серии «Фаджр», «Раад» и «Хайбар», а также ракеты средней дальности «Зельзал» и «Фатех-110». Они рассредоточены по южным и восточным районам Ливана для предотвращения их единовременного уничтожения.

В арсенале группировки находится большое число советских/российских ПТРК и их иранских копий. Для борьбы с воздушными целями «Хезболла» располагает переносным зенитным ракетным комплексом (ПЗРК) российского, иранского и северокорейского производства. В СМИ неоднократно появлялись сообщения о передаче организации мобильных комплексов ПВО «Оса», «Панцирь-С1» и даже «Бук-М2», но правдоподобность этих слухов находится под сомнением. В частности, израильские ВВС регулярно нарушают воздушное пространство Ливана и наносят удары по объектам Ирана и «Хезболлы» в Сирии, но за все годы самолеты ни разу не были атакованы системами ПВО со стороны Ливана.

Также «Хезболла» обладает противокорабельными комплексами: во время Второй ливанской войны группировке удалось поразить израильский корвет ракетой C-802 китайского производства. Западные и израильские СМИ утверждали о передаче «Хезболле» современных российских ПКР «Оникс» из Сирии, однако эта информация так и не была подтверждена.

В 2010-х годах у «Хезболлы» вновь появилась возможность применить в деле свою тактику и вооружение, приняв участие в сирийской гражданской войне. С самого начала конфликта группировка выступила на стороне Башара Асада, осудив сирийскую оппозицию и спонсирующие ее государства. За связи с правительством Сирии в августе 2012 года США добавили ливанскую фракцию в санкционный список.

Первоначально поддержка «Хезболлы» Сирийской Арабской Армией (САА) заключалась в небольших операциях у сирийско-ливанской границы. Однако к середине 2013 года для САА сложилась критическая ситуация: правительственные войска потеряли контроль над целыми районами страны, а бои шли в городской черте Алеппо, Дамаска и Хомса. Для спасения своего союзника руководства Ирана и «Хезболлы» приняли решение отправить отряды группировки в Сирию.

Первой крупной операцией «Партии Бога» стали бои у ливанской границы, в том числе штурм Кусейра и населенных пунктов в горах Западного Каламуна. В период с апреля по июнь 2013 года группировка вместе с сирийской армией нанесла поражение боевикам, освободила захваченные районы и сняла угрозу перерезания путей снабжения между прибрежными провинциями и Дамаском.

В ноябре 2013 года генеральный секретарь «Хезболлы» Хасан Насралла заявил, что шиитская фракция останется в Сирии на столько, на сколько потребуется. Причиной участия в конфликте в соседнем государстве он назвал защиту Ливана от радикальных исламистских группировок, которые уже тогда превратились в основную ударную силу оппозиции.

С того момента «Хезболла» приняла участие практически во всех крупных сражениях сирийской гражданской войны. Ее вклад в победы над противниками Башара Асада трудно переоценить: на фоне фактически развалившейся в 2012—2015 годах САА отряды шиитской группировки обладали высокой военной мощью на поле боя.

Например, в феврале 2016 года «Хезболла» восстанавливала контроль над трассой из Хомса в Алеппо и деблокировала окруженный под Ханасером отряд. Позже группировка сыграла большую роль в боях в Алеппо в августе 2016 года: тогда оппозиционные фракции прорвали блокаду восточной части города и стремились расширить коридор снабжения, захватив важные узлы обороны. Одним из них был цементный завод, обороняемый подразделениями «Хезболлы».

Группировке удалось отразить все мощные атаки, в том числе с применением заминированных автомобилей. Во многом благодаря этому боевики не смогли расширить прорыв, и в начале сентября его ликвидировала сирийская армия. Оказавшиеся в полном окружении, оппозиционные группировки сдали удерживаемые районы города в декабре 2016 года. Битва за крупнейший сирийский город закончилась победой правительственных войск.

В 2017 году отряды «Хезболлы» широко участвовали в наступлении в центральной Сирии против «Исламского государства». Оно закончилось деблокадой Дейр-эз-Зора, освобождением западного берега Евфрата и выходом к границе с Ираком. Подразделения шиитской группировки находились в авангарде атак и сыграли огромную роль в разгроме ИГ в Сирии.

Летом того же 2017 года «Хезболла» совместно с ливанской и сирийской армиями организовала операцию по зачистке территории в горах Западного Каламуна на стыке Сирии и Ливана. За 5 недель вся захваченная ИГИЛ и «Хайят Тахрир аш-Шамом» (запрещена в РФ) местность была освобождена.

Особенно успешно «Хезболла» использовала борьбу с «Исламским государством» и «Джебхат ан-Нусрой»1 (запрещена в РФ) в медийной сфере. В арабских и отчасти даже западных СМИ «Партии Бога» удалось показать себя защитником мусульман, христиан и других конфессий от террора радикальных исламских фракций.

Например, широко известен случай в 2013 году, когда бойцы «Хезболлы» сняли осаду с греко-католического монастыря Святого Якова в городе Кара под Дамаском. Члены шиитской группировки подчеркнуто вежливо и уважительно относились к священнослужителям и собственности святыни. Этими действиями «Хезболла» вызвала благодарность обитателей монастыря, среди которых были граждане 12 иностранных государств.

В апреле 2014 года шиитская группировка приняла участие в освобождении Маалюли — города с древними христианскими православными монастырями, захваченного «Джебхат ан-Нусрой».

В 2019 году «Хезболла» вывела большинство своих подразделений из Сирии. К этому моменту сирийское правительство восстановило контроль над значительной частью страны и уже не испытывало такую потребность в отрядах шиитской группировки.

Из гражданской войны в Сирии «Хезболла» вышла окрепшей и еще более влиятельной силой в Ливане и на Ближнем Востоке в целом. Множество ее бойцов приобрели огромный опыт в сражениях с «Исламским государством» и оппозиционными фракциями, а сама шиитская группировка получила в копилку не только успешное противостояние израильской армии, но и весомый вклад в уничтожение террористов. «Хезболла» также стала важнейшим геополитическим проектом Ирана, который с помощью нее сильнее закрепился в регионе и получил возможность угрожать Израилю с сирийской территории.

На текущий момент ливанская шиитская группировка является одним из самых крупных и наиболее боеспособных негосударственных вооруженных формирований в мире. Ее мощь признают в странах региона и за его пределами. Однако «Хезболла» — это не только боевые подразделения и арсеналы оружия. Сейчас она считается легальной политической силой Ливана со своими финансовыми, образовательными, медицинскими и даже спортивными структурами. Депутаты партии заседают в местном парламенте и входят в состав правительства страны.

Сегодня «Хезболла» плотно интегрирована в ливанскую государственную систему и законным образом представляет интересы значительной части населения страны. Это позволяет группировке выдерживать санкционное давление западных стран и государств Персидского залива, а также избежать повсеместного признания ее террористической организацией и превращения в изгоя.

Ex minimis seminibus nascuntur ingentia (лат. «Из малых семян вырастают большие [деревья]»).

Продолжение следует…

1 Организация запрещена на территории РФ.

Вернуться назад

2 комментария
Рейтинг@Mail.ru