Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

«Лучше 100 лет отсидеть, чем еще один допрос»: Самер Суэйфан рассказал о ливийском плене

«Лучше 100 лет отсидеть, чем еще один допрос»: Самер Суэйфан рассказал о ливийском плене

Переводчик Самер Суэйфан, в мае 2019 года захваченный в плен в Ливии вместе с социологом Максимом Шугалеем, рассказал в подкасте блогеру Михаилу Ронкаинену о своем заключении в частной тюрьме «Митига» и освобождении.

«Там нет закона. Там орудуют такие бандиты, которые в России были в 90-х годах, но отличает их то, что они имеют военное оружие, даже танки, самолеты и беспилотники есть», — сказал Суэйфан.

Воспоминания о захвате

Россиянин напомнил, что «Митига» принадлежит влиятельному боевику Абд аль-Рауфу Карре, который контролирует почти весь Триполи. Переводчик и социолог попали в частную тюрьму в ночь с 16 на 17 мая 2019 года.

«Лучше 100 лет отсидеть, чем еще один допрос»: Самер Суэйфан рассказал о ливийском плене

«Мы были каждый в своей комнате. Прогремел взрыв, но сначала я не придал ему значения. Прозвучал второй взрыв, и уже тогда я встал, потому что услышал крики людей. Подошел к окну: не вижу ни огня, ни дыма, ни соседей», — поделился воспоминаниями Суэйфан.

Когда переводчик открыл ключом дверь, чтобы дойти до Максима Шугалея, то увидел человека в камуфляже, в шляпе и с направленным на него автоматом.

«В этот момент я на секунду подумал закрыть дверь и убежать через балкон… или что делать? Но потом решил: это нехорошая идея, потому что если он очередь пустит, то и дверь, и меня разнесет. Поэтому я сдался, просто подняв руки», — разъяснил Суэйфан.

Неизвестный приказал одеться и, когда переводчик выполнил требование, связал ему руки сзади веревкой и надел на голову мешок.

«Он спросил, где второй человек. Я ответил, что не знаю. Тогда я подумал, что Максим сбежал. После меня вытащили из комнаты, ударили в солнечное сплетение, а потом прикладом по позвоночнику», — добавил Суэйфан.

Кроме того, переводчика пинали несколько человек в военных сапогах. Через некоторое время издевательства прекратились, но Суэйфана поставили лицом к стене и сильно ударили по голове.

«В тот момент я не понимал, кто эти люди. Я думал, может, они бандиты, потому что там похищение людей ради выкупа было нормальным явлением. Начал прощаться с жизнью, родственниками», — отметил он.

После избиения мужчин посадили в автобус и повезли в неизвестном направлении. Оказалось, что в «Митигу».

«Там административный корпус, в котором находятся следователи и шейхи, и непосредственно тюрьма, где уже держатся в заключении люди. Нас посадили с закрытыми глазами в какой-то кабинет», — объяснил Суэйфан.

Когда с головы переводчика сняли мешок, он увидел бородатого мужчину — шейха, который спросил, с кем он и Шугалей встречались, что делали.

«Мы объяснили, что мы социологи, проводим исследование. Им этот ответ не понравился, и в тот момент зашел следователь. Человек-тяжеловес на меня набрасывается — я отлетаю к стенке, и он меня тащит в какую-то комнату для пыток», — продолжил Суэйфан.

По его словам, эти люди не только хотели слышать, что переводчик и социолог встречались со вторым сыном бывшего ливийского лидера Сейфом аль-Исламом Каддафи, но и обвинили их в шпионаже и работе на российскую разведку — КГБ, как они выражались.

«Допрос представлял собой больше психологическое давление. Дали попить воды, потом посадили в бокс. Я сказал Максиму, что нужно сказать то, что они хотят услышать, иначе пытки продолжатся. Мы заявили, что виделись с Аль-Исламом, но отказались признавать себя шпионами», — подчеркнул он.

Условия содержания и ежедневные допросы

Затем захваченных мужчин отвели в камеру. Вообще частная тюрьма разделена по секторам, их примерно 11. Переводчик попал в первую камеру первого сектора и ужаснулся.

«Я в шоке: камера где-то 25 квадратов, на этой же территории — туалет с краном холодной воды. На тот момент в комнате было 68 человек. Там даже присесть некуда было, все стоя», — объяснил Суэйфан.

Вещи располагали на стенах, камера напоминала метро в час пик. Отсутствовали койки, стулья — только голый пол и туалет.

«Спали по очереди: одна половина с 12 до 4 утра, а другая — с 4 до 8. Это если повезет, потому что драки, кто-то на кого-то наступил, свет выключен. На спине спать невозможно: все на боку — ты между заключенными впихиваешься. Были смерти от насилия, избиения, пыток, туберкулеза», — добавил он.

Первые месяцы переводчика ежедневно выводили из камеры: завязывая глаза, сажали в бокс и за две-три минуты перемещали в здание, где допрашивали. В какой-то момент Суэйфан решил, что лучше провести в «Митиге» 100 лет, чем стерпеть еще один допрос и пытки.

«Хотя соседи по камере говорили, что я счастливчик, если меня ведут на допрос. Значит, о тебе не забыли, твое дело сдвинется с мертвой точки. Там есть люди, которые сидят годами без обвинений. Они похищены, они просто не существуют», — подчеркнул Суэйфан.

В ходе допроса, если переводчик что-то говорил, ему не верили и били палкой. Кого-то подвешивали за руки и полчаса могли так держать.

«Наручники вгрызаются в кость от твоего веса. Таких случаев там много. Было сильное моральное давление: меня грозились послать на передовую и там убить, если я не буду говорить. Пулю в ногу грозились всадить», — поделился воспоминаниями он.

Кроме того, в камере отсутствовала питьевая вода, была только соленая из скважины. В ней мылись. Однако воду привозили: пятилитровый бутыль в день на пять человек. Иногда переводчику не доставалось воды, поэтому он пил соленую из-под крана.

«Кормили в камере: кусок хлеба с плавленым сыром в треугольнике или маленьким контейнером варенья, как в самолете, — завтрак. На обед приносили миску острых макарон. У них вся еда острая. На ужин могли вообще ничего не дать. И вода, если повезет. На ужин иногда приносили халву. Кусочек, как маленький сникерс», — вспоминает Суэйфан.

Переводчик поделился, что 10 декабря 2020 года, когда следователь сказал, что они с Шугалеем свободны, он не поверил этому.

«Ноль эмоций, потому что до конца не верили, думали, может, он шутит. Осознали, только когда нам дали одежду и обувь», — подытожил Самер.

Ранее специалисты Центра нарушения прав человека написали подробную статью, как из трех складов в аэропорту боевики RADA построили одну из самых страшных тюрем в Ливии, где заключенных содержат в ужасных условиях и регулярно избивают.

«Лучше 100 лет отсидеть, чем еще один допрос»: Самер Суэйфан рассказал о ливийском плене

Новости партнеров