Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

«В пепел!» — История ядерного противостояния сверхдержав. Часть вторая

 

«В пепел!» — История ядерного противостояния сверхдержав. Часть вторая

В предыдущем материале на тему истории гонки ядерных вооружений было обрисовано начало этого многолетнего процесса, который во многом определил логику развития всего мира после Второй мировой войны. На момент конца 40-х и начала 50-х годов СССР и США вышли на позиции хоть и шаткого, но паритета. Советский Союз испытал в 1949 году ядерную бомбу, у Соединенных Штатов бомбы уже были. Но проблема заключалась в средствах доставки. Поэтому в США активно вкладывались в разработку стратегических бомбардировщиков B-52, а Советы усиливали свою противоракетную оборону. И сами разрабатывали качественно новые носители, которые могли бы доставить ядерный «подарок» к берегам Америки.

Естественно, в США стратеги постоянно придумывали новые военные планы и доктрины, желаемый итог которых, впрочем, всегда был примерно одинаков — уничтожение СССР. И как государства, и как страны в принципе.

Целая череда военных планов выходит из-под пера стратегов Пентагона в эти годы. Речь в первую очередь идет о таких доктринах, как «Флитвуд», «Пинчер», «Халфмун», «Чариотир», легендарный уже «Дропшот» и многих других.

«В пепел!» — История ядерного противостояния сверхдержав. Часть вторая

Упоминание об особенностях этих планов если и есть, то довольно краткое, и в источниках, которые можно найти далеко не по первому поисковому запросу. К примеру, тот же «Флитвуд» вскользь упоминается в документе о «Стратегической ядерной политике» США от 2001 года. Он стал доработанной версией плана Charioteer («Колесничий»), в котором предполагалось решить «проблему СССР» просто и без затей: сбросить 200 ядерных бомб на 70 советских городов. Однако, кажется, это показалось американцам слишком простым решением. Поэтому чуть позже и появился «Флитвуд», а на его основе — «Халфмун».

Если коротко, то доктрина, которая называлась «Халфмун», была утверждена комитетом начальников штабов в 1948 году и предполагала «стратегическое воздушное наступление с использованием в основном обычного оружия. Однако план предполагал, что частью стратегического воздушного ответа будет использование атомного оружия». Удары планировалось наносить по «жизненно важным объектам советского военного потенциала». Помимо этого, предполагалось и широкомасштабное наступление на море с использованием авианосцев.

Еще раньше, в марте 1946 года, стал разрабатываться план «Пинчер», который, по словам нынешних американских военных стратегов, был просто «общим планом по проблемным для США направлениям». Правда, уже в 1947 году на основе «Пинчера» появляется доктрина BROILER, которая предполагала советскую агрессию против США в течение ближайших трех лет. Исходя из этого, в комитете начальников штабов вообще планировали ввергнуть в глобальную войну Европу, часть азиатского региона и Японию. При этом в плане снова фигурировали массированные ядерные бомбардировки. По территории, например, Европы для… защиты этой самой Европы от «советской военной агрессии».

Таких доктрин, которые сменяли друг друга или же создавались на основе предыдущих, было множество. Но в фундаменте практически каждой из них лежала возможность, а некоторые скажут, желание — применить ядерное оружие. При этом максимально массово — в масштабах «весь мир в труху». Или как минимум весь СССР.

«В пепел!» — История ядерного противостояния сверхдержав. Часть вторая

В начале декабря 1949 года увидел свет самый известный план США периода холодной войны — «Дропшот». Рассчитан он был до 1955–1957 годов. В нем СССР назвался главной и единственной угрозой для США.

План предполагал не только оккупацию территорий СССР, но и союзников советского государства. И для того чтобы достичь этих результатов, в США планировали нанести многочисленные ядерные удары по советским стратегическим объектам. Многомиллионные жертвы среди мирного советского населения признавались вполне допустимыми.

И здесь нужно понимать, откуда такое отношение к советским гражданам в принципе. Показателен в этом плане Меморандум СНБ (стратегии национальной безопасности) №68 от 7 апреля 1950 года. Этот документ, по общему мнению, стал краеугольным камнем в формировании военно-политической доктрины США по отношению к СССР. В Меморандуме есть такой характерный пассаж: «Conflict has, therefore, become endemic and is waged, on the part of the Soviet Union, by violent or non-violent methods in accordance with the dictates of expediency». Перевести его можно примерно так: «Конфликт, таким образом, стал эндемичным и ведется со стороны Советского Союза насильственными или ненасильственными методами в соответствии с диктатом целесообразности». Самое важное здесь — это термин «эндемичный». Потому что эндемия — это массовая болезнь на определенной территории, которая в том числе распространяется некими «эндемиками-переносчиками». То есть СССР был определен как разносчик заразы. Здесь, конечно, можно вспомнить, что слово «эндемичный» в самом широком смысле расшифровывается как «местный», то есть проживающий на какой-то определенной местности. Но в данном случае важен контекст использования термина. А он открывается в предыдущем предложении доклада: «Second, the Soviet Union, unlike previous aspirants to hegemony, is animated by a new fanatic faith, antithetical to our own, seeks to hnpose its absolute authority over the rest of the world», или в переводе: «Во-вторых, Советский Союз, в отличие от предыдущих претендентов на гегемонию, одушевлен новой фанатичной верой, противоположной нашей собственной, и стремится утвердить свою абсолютную власть над всем остальным миром». То есть речь все же идет об опасности распространения то ли «веры», то ли «инфекции». А совсем не о том, что есть некая геополитическая локация, где просто живут люди, пронизанные советской идеологией, которые в этой местности провоцируют некий конфликт.

«В пепел!» — История ядерного противостояния сверхдержав. Часть вторая

Это отношение, как покажут следующие приведенные программные парламентские и военные документы США, в целом не изменилось. Оно было характерно и для времен «перезагрузки» и Барака Обамы, и для периода правления Дональда Трампа. Да и сейчас, несмотря на продление договора по СНВ и прихода к власти Байдена и его команды, все остается по-прежнему. Россия продолжает считаться в среде политических элит Соединенных Штатов угрозой №1.

Несмотря на то, что Байден в выступлении перед американскими дипломатами заявил, что теперь именно дипломатия будет основным орудием США во внешней политике, это не мешает американским военным заявлять о возможности ядерного противостояния с Россией и Китаем, а ВМФ США — наращивать свое присутствие в водах Черного моря.

При этом стоит напомнить, что несмотря на продление СНВ-3, США вышли из договора о ракетах средней и малой дальности. Официально — потому что у России есть «не конвенционное» гиперзвуковое оружие. Фактически — потому что очень уж удобно размещать такие ракеты на территории Европы в рамках укрепления и расширения НАТО. И несмотря на то, что выход из ДРСМД инициировала администрация Трампа, Байден и его команда не торопятся перезаключать договор. Как не возобновляют и переговоры по договору об открытом небе, из которого США также вышли первыми, затем вышла и Россия. И снова при Трампе. Как мы видим, речь о том, чтобы вернуться к данному вопросу, тоже не идет.

В следующем материале на тему ядерного противостояния мы вернемся к истории вопроса, однако начать все же стоит с вещей не настолько давних, чтобы еще раз показать: невзирая на смену доктрин, лидеров, да и вообще геополитической реальности в СССР (которого нет уже 30 лет) и США, отношение Соединенных Штатов к нам остается прежним. Вполне в духе холодной войны.

Новости партнеров