Лента
22 октября 15:00
Все новости
От Давоса до Давоса: Владимир Винников о доминировании Путина в споре с Западом
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Форум «Давосская повестка дня 2021» (или «Давосская неделя»), в ходе которой запланировано участие более 2000 спикеров из 60 стран, проходит с 25 по 29 января, как известно, в онлайн-режиме. Разумеется, особое внимание в этом списке привлекают первые лица главных держав современного пост-однополярного мира: 26 января прозвучала речь председателя КНР Си Цзиньпина, 28 или 29 января ожидается подключение 46-го президента США Джозефа Байдена, а 27 января в центре внимания был российский лидер Владимир Путин.

Если сравнить его нынешнее давосское выступление (открытую часть, после которой состоялось закрытое обсуждение) с предыдущим, 2009 года, сделанным в статусе премьер-министра, то нетрудно заметить, что Путин как бы продолжает прерванный на целых 12 лет диалог. Точно так же его Валдайская речь 2014 года по многим своим параметрам была продолжением Мюнхенской речи 2007 года.

Это видно даже при текстуальном сравнении.

2009 год: «Генерируемое благосостояние распределялось весьма неравномерно, как внутри стран, между слоями населения, причем это касается даже высокоразвитых государств, так и между различными странами и регионами мира».

2021 год: «Результатом… встраивания [развивающихся стран] в глобальную экономику стали не только рабочие места и экспортные поступления. Но и социальные издержки. Включая существенный разрыв в доходах граждан…. Как ни парадоксально это звучит, но проблемы расслоения здесь, в развитых странах, оказались еще более глубокими».

2009 год: «Текущую ситуацию часто сравнивают с Великой Депрессией конца 1920-х — начала 1930-х годов прошлого века. Параллели, действительно, просматриваются».

2021 год: «Ситуация сравнима с 30-ми годами прошлого века, она может развиваться непредсказуемо и неуправляемо…»

От Давоса до Давоса: Владимир Винников о доминировании Путина в споре с Западом
ПолитРоссия /

И это — далеко не единственные примеры параллелей и перекличек в двух давосских речах Путина: все желающие могут убедиться в этом самостоятельно. Что еще раз подтверждает: путинские слова про «игру вдолгую» — не просто слова, а вполне реальная стратегия, которая очень гибко, но очень последовательно воплощается в жизнь. Вот почему общая оценка речи президента РФ на «Давосской неделе-2021» должна состоять минимум из трех компонентов.

Компонент первый — почему возникла пауза в отношениях российского президента со Всемирным экономическим форумом, почему она так затянулась и почему была прервана только сейчас? Ответы на этот блок вопросов кажутся очевидными. После своей Мюнхенской речи Путин был публично назван «рычащей вошью» и подвергнут тотальному остракизму со стороны коллективного Запада. От него требовали покаяния и полного ухода из большой политики. «Третий срок» в таких условиях был не то, чтобы невозможен, но не оправдан по соотношению риски/прибыль.

Так возник «проект Медведев» — с рокировкой Владимира Владимировича на пост премьер-министра. И уже в этом качестве Путин попытался разъяснить свою позицию на Давосе-2009, но не нашел там ни понимания, ни поддержки, в том числе среди администрации ВЭФ. То есть, возможно, поддержка и была, но — неофициальная, кулуарная, в духе «не мы такие — жизнь такая», с многозначительными кивками в сторону заокеанского гегемона.

На ликвидацию этой гегемонии у «хозяина Кремля» ушло два президентских срока Барака Обамы и один — Дональда Трампа. В итоге как бы само собой получилось, что США резко ослабли и сегодня расколоты минимум на два враждующих лагеря. Тогда как Россия выдержала все удары и после 12 лет боев «гибридной войны» как бы спрашивает: «Так на чем это мы с вами в прошлый раз остановились? Напомнить?»

Назвать эту позицию сильной нельзя. Поскольку это — не просто сильная, а доминирующая позиция.

От Давоса до Давоса: Владимир Винников о доминировании Путина в споре с Западом
Федеральное агентство новостей /

Компонент второй — что было сказано с этой позиции? Вернее, что было сказано нового, по сравнению с речью 12-летней давности? Разумеется, было сказано, что обозначенные на Давосе-2009 проблемы не только не были решены, но и критически обострились, поскольку не были устранены вызывающие их причины. Также было сказано, что монополия транснациональных корпораций, в том числе цифровых, вступивших в конкуренцию с национальными государствами, не соответствует интересам человеческого сообщества в целом, поскольку люди — не «новая нефть», не средство, но цель развития.

Путин отчитал Запад и за то, что надежды на новый технологический прорыв, на «четвертую промышленную революцию» (это был пас в сторону создателя Давосского форума Клауса Шваба и его концепта) не могут быть осуществлены при сохранении нынешней архитектуры международных отношений, «заточенной» под глобальный рынок и «Вашингтонский консенсус», игнорирующей развитие систем научных исследований, образования, здравоохранения и социального обеспечения.

Также было сказано, что подобная ситуация «игры без правил» повышает риски одностороннего применения военной силы. Российский президент не сказал, с чьей стороны «односторонней», но все знают, что в современном мире нет страны, способной нанести своему противнику односторонний, то есть уничтожающий безответный удар — за одним-единственным исключением.

И, наконец, — «Ребята, давайте жить дружно!» — Путин заверил всех участников форума, что Россия — страна европейской культуры, даже часть Европы, а без сотрудничества с Россией в формате «от Лиссабона до Владивостока» у Европы просто нет исторической перспективы. Пусть привыкают. А «мы к этому готовы, мы этого хотим, мы будем к этому стремиться».

Компонент третий. Сегодня, до выступления Байдена, сопоставлять речь президента России можно только с выступлением председателя КНР. В них оказалось немало общего, хотя Си Цзиньпин слово в слово повторил формулу «мир никогда не будет прежним», а Путин обошелся без нее. Но оба лидера говорили о необходимости преодолеть разрыв между развитыми и развивающимися странами современного мира, о «мультилатерализме» (Си) и «многосторонности» (Путин), о недопустимости дискриминации и санкций в международных отношениях и так далее.

От Давоса до Давоса: Владимир Винников о доминировании Путина в споре с Западом
ПолитЭксперт /

Очень похоже на то, что основные тезисы двух этих выступлений каким-то образом приводились в соответствие между собой. Только китайские товарищи уже убедили своих соседей по Азиатско-Тихоокеанскому региону в необходимости создания Всеобъемлющего регионального экономического партнерства (ВРЭП), соглашение о котором было подписано в Ханое 15 ноября 2020 года. А российским коллегам еще лишь предстоит убедить в этом не только все менее единую Европу, но и государства постсоветского пространства.

Впрочем, необходимые и достаточные предпосылки для этого уже имеются — в противном случае, исходя из опыта «путинской эпохи», вопрос бы даже не ставился.

Вернуться назад

5 комментариев