18 апреля 11:04
+ {{ $store.state.rightWidget.counter }}
новостей
Все новости
Ракетное согласие: Альгис Микульскис о значении Договора СНВ-3 для России
Федеральное агентство новостей  / 

Заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков и посол США в России Джон Салливан обменялись нотами о продлении «Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений» 26 января. О том, каким образом этот документ еще на пять лет обеспечит миру стратегическую стабильность — в авторской колонке Альгиса Микульскиса.

История договоров об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ) началась в 1991 году с подписания первого из них Михаилом Горбачевым и Джорджем Бушем-старшим. Этот документ многие сегодня называют «предательским».

Страстное желание первого и последнего президента СССР выглядеть перед американцами «своим парнем» привело тогда нашу ядерную триаду едва ли не в катастрофическое положение.

Ракетное согласие. Альгис Микульскис о значении ДСНВ-3 для России
ТАСС  / Лизунов Юрий,Чумичев Александр

Судите сами: у США в результате этой сделки по факту оставалось 8380 ядерных зарядов, у уже агонизирующего Советского Союза – 7580.

Мы вполовину — с 308 до 154 — сокращали численность самых мощных в мире ракет РС-20, американцы оставляли нетронутыми свои МХ и «Трайденты», не снимая с боевого дежурства ни одной из них.

Мобильные грунтовые и железнодорожные ракетные комплексы нам разрешалось базировать в строго ограниченных районах с указанием их названий и географических координат. У американцев же такого оружия не было в принципе!

Мы давали согласие на непрерывное наблюдение за производством ракет в Воткинске, откуда американские инспекторы убрались только в начале декабря 2004 года.

Да и само «сокращение» выглядело тогда крайне специфически: советские ракеты, подпадавшие под него, безвозвратно уничтожались, американские — просто демонтировались. То есть, с них «свинчивали» боеголовки и хранили отдельно от носителей, а «привинтить» их обратно было делом если не часов, то дней.

А вот со следующим договором, СНВ-2, вышла неувязочка. Подписать-то его Борис Ельцин и все тот же Буш подписали, а американцы даже и ратифицировали, но, сочтя его невыгодным для России, «встала на дыбы» Государственная дума, и документ так и канул в небытие.

СНВ-3 родился 8 апреля 2010 года в Праге, а вступил в силу 5 февраля 2011-го. К взаимному соглашению тогда пришли президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама. Рассчитан он был на 10 лет с возможностью продления на 5 лет по взаимной договоренности сторон. Что ж… 10 лет прошло. После долгих и непростых споров стороны договорились — 26 января действие договора было продлено. Предлагать эту пролонгацию Россия начала еще Дональду Трампу, но он не соглашался. «Прогнувшийся» же Джо Байден, возможно даже в силу своих «антитрамповских» настроений — решил пойти нам навстречу.

Ракетное согласие. Альгис Микульскис о значении ДСНВ-3 для России
ТАСС  / ТАСС

В чем же суть этого договора, фактически продиктованного Россией Америке? Все просто: суммарные количества носителей в виде межконтинентальных баллистических ракет, ракет подводных лодок и ракет воздушного базирования после сокращения не должны превышать 700 единиц у каждой из сторон, подписавших документ. При этом количества «спец. блоков» ограничивается 1550 штуками.

Один из «пражских подписантов» СНВ-3 Дмитрий Медведев считает нынешнее продление его действия большой удачей для всего мира.

«Продление ДСНВ-3 дает нам повод с осторожным оптимизмом полагать, что документ будет использован как основа для новых соглашений в сфере стратегической безопасности. Сейчас это одно из немногих направлений российско-американских отношений, в которых есть реальная перспектива для конструктивного сотрудничества. И очень важно продолжать этот содержательный диалог, от которого зависит безопасность всего человечества».

Какие плюсы?

И Россия, и США остаются «при своих», имеют возможность контролировать состояние ядерных сил друг друга, а на создание и развертывание новых ракет не тратится «бюджетная копеечка».

Вроде бы все хорошо, но есть и скептики, которые задаются вопросом: «А что же потом? Через 5 лет?» Один из таких скептиков, академик Российской академии наук Алексей Арбатов, утверждает, например, что существующий договор продлили за неимением альтернативы, прийти к которой все-таки придется, и ее выработка будет крайне сложным процессом.

«Здесь я предвижу очень большие трудности. Две главные проблемы, о которых будет трудно договориться, — стратегическое неядерное оружие и нестратегическое ядерное оружие. — отмечает эксперт. — Будут и побочные проблемы: противоракетная оборона, космос, кибервоздействие. Наверное, Россия на переговорах о новом соглашении снова поставит вопрос об американской системе противоракетной обороны».

Ракетное согласие. Альгис Микульскис о значении ДСНВ-3 для России
ТАСС  / Михаил Джапаридзе

О проблемах работы СНВ-3 в условиях фактического отсутствия механизмов контроля систем противоракетной обороны доктор политических наук и профессор Сергей Кортунов говорил еще в 2010 году, утверждая, что в тексте договора они, конечно, учтены, но меры по их возможному решению недостаточны:

«При подписании Договора СНВ-3 российская сторона сделала одностороннее заявление по ПРО. Новый договор «может действовать и быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем противоракетной обороны США. Следовательно, исключительные обстоятельства, упомянутые в статье XIV Договора, включают также такое наращивание возможностей систем противоракетной обороны США, при котором возникнет угроза потенциалу стратегических ядерных сил РФ». По-видимому, это максимум того, что можно было сделать в условиях прекращения действия Договора по ПРО от 1972 года»

Ну и, конечно же, нельзя сбрасывать со счетов страны, владеющие ядерным оружием, но не имеющие отношения к российско-американским соглашениям. Если Франция и Великобритания еще как-то предсказуемы, то Пакистан и Индия, находящиеся в состоянии перманентного конфликта, Израиль, у которого «бомба» то ли есть, то ли нет, но, скорее всего — таки да, Северная Корея, чей лидер забавен только внешне — вот их поведение спрогнозировать крайне сложно.

А есть еще и Китай, который хоть и друг России, но в основном сам себе на уме, и чего ожидать от этих «коммунистов конфуцианского толка», думаю, достоверно не скажет ни один мировой эксперт.

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru