Лента
23 сентября 05:54
Все новости
Наступление на Мариб, захват Сокотры, раскол в Адене — главные события Йемена в январе
Федеральное агентство новостей  / 

Пока в Йемене продолжается ключевая для региональной войны битва за Мариб, мировое сообщество наблюдает за кризисом в саудовской коалиции и ждет новых решений по региону от сменившейся власти в США. О ключевых событиях в Йемене с начала января рассказывает автор Telegram-канала Colonel Сassad Борис Рожин.

Битва за Мариб

Битва за Мариб остается центральным сражением Йеменской войны, несмотря на наличие других многочисленных фронтов. Наступление хуситов в провинциях Аль-Джавф и Мариб, начавшееся в апреле 2020 года, серьезно перекроило зоны контроля в этих областях. Осенью прошлого года хуситы добились серьезных успехов на этом направлении, взяв лагерь Масс и выйдя на ближние подступы к Марибу. После переброски дополнительных сил (как частей хадистов из южных провинций, так и саудовской бригады) к столице провинции командованию хадистов удалось стабилизировать фронт и не допустить его обрушения вокруг города.

На протяжении января боевые действия близ Мариба продолжались. Хуситы акцентированно атаковали с северо-запада и юго-запада от города — они рассчитывали продвинуться вглубь, чтобы выйти к основным дорогам, по которым снабжается местная группировка хадистов и саудитов. По такой же схеме они действовали и при штурме лагеря Масс: вместо лобовой атаки в течение нескольких недель пробивались к ключевой дороге, ведущей к лагерю. После ее блокировки группировка из трех хадистских бригад оказалась под угрозой полного окружения и была вынуждена отступить, сдав ключевые оборонительные позиции к западу от столицы провинции.

Аналогичным образом, но уже на более широком фронте, хуситы пытаются действовать против ключевых коммуникаций противника. Важным отличием боев декабря-января стал резкий рост числа авиаударов ВВС Саудовской Аравии в целях поддержки контратак хадистов. Если в сентябре-октябре лишь около 20-25% всех авиаударов по Йемену за неделю осуществлялись в Марибе, то уже в ноябре-декабре 2020 года их доля увеличилась до 30-40%. Во вторую неделю января примерно половина авиаударов приходилась на провинцию Мариб. Это принесло свои плоды и серьезно снизило темпы продвижения хуситов: по заявлениям саудовской коалиции, за январь они потеряли в регионе до 25-30 единиц техники, десятки тачанок и несколько сотен человек убитыми и ранеными. Впрочем, командование «Ансар Аллах» оспаривает эти данные.

Вместе с тем попытки Саудовской Аравии добиться чего-то большего, чем стабилизация фронта, провалились. В декабре в Марибе было организовано как минимум три серьезных контратаки, в которых одновременно задействовались силы трех-четырех хадистских бригад, поддерживаемых авиацией. Существенных результатов они не дали, а в одном случае и вовсе все закончилось разгромом бригады к юго-западу от Мариба.

В январе было предпринято две такие атаки (одна к северо-западу, другая к юго-западу от столицы провинции). Они также не принесли результата — после первоначального продвижения хуситы вводили в бой подвижные резервы, которые контратаковали и возвращали утерянные позиции. Одна из основных причин неудач хадистов – низкая устойчивость пехоты в обороне. При серьезном нажиме она быстро сдает даже подготовленные позиции, не говоря уже о ситуации встречного сражения. Превосходство в качестве пехоты по-прежнему остается одним из главных козырей хуситов, хотя техническое преимущество саудовской коалиции частично его нивелирует.

Стоит также отметить, что после пропагандистской кампании хуситов, опиравшейся на массовое дезертирство солдат и офицеров хадистов, саудиты потребовали от хадистского командования закрыть долги по зарплате и провести ротацию ненадежных бригад, чтобы избежать солдатских бунтов. «Ансар Аллах» указывает на то, что проблемы хадистов с дезертирством связаны не только с военными поражениями, но и с масштабной коррупцией среди генералитета, а также разочарованием части солдат нормализацией отношений некоторых членов саудовской коалиции с Израилем.

Ходейда. Тлеющий фронт

Завершившаяся победой хуситов многомесячная битва за Ходейду оставила после себя Стокгольмские соглашения, которые фактически заморозили боевые действия на западном побережье. Эти договоренности более-менее выполнялись в течение 2019 года, что устраивало обе стороны конфликта, которые понесли большие потери и предпочли перенести акцент в боевых действиях на другие фронты.

Тем не менее в 2020 году обстановка под Ходейдой начала постепенно накаляться: уже осенью можно было говорить об активизации боестолкновений, так как число обстрелов с применением тяжелой артиллерии и авиаударов приблизилось к уровню 2018 года. Все это сопровождалось локальными боями за Дуррайхим и попытками хуситов продвинуться к трассе Мокха-Ходейда. Силы саудовской коалиции, в свою очередь, пытались за счет укрепления морской блокады и авиаударов помешать хуситам получать помощь из Ирана через порт Ходейды.

Призывы ООН и европейских дипломатов к сторонам соблюдать Стокгольмские соглашения фактически игнорировались. Более того, к концу 2020 года коалиция начала перебрасывать под Ходейду подкрепление — части, верные бригадному генералу Тареку Салеху, и как минимум 2 бригады хадистов. Хуситы тем временем перебросили часть сил с фронтов в Таизе, Марибе и Саада к востоку от трассы Мокха-Ходейда. Это создало перманентную угрозу атаки на побережье, которая может отрезать всю группировку коалиции, развернутую к югу и юго-востоку от Ходейды. Фактически с военной точки зрения обе стороны готовы к возобновлению интенсивных боевых действий: местность к югу от города благоприятствует маневрам как механизированных сил саудовской коалиции, так и легкой пехоты хуситов.

В январе по линии ООН прошли дополнительные консультации с хуситами и представителями коалиции, где дипломаты в очередной раз попытались добиться выполнения Стокгольмских соглашений. На переговорах был выявлен ряд существенных противоречий, так как стороны продолжают обвинять оппонентов в нарушении договоренностей и отказываются признавать свою ответственность за идентичные нарушения.

Причины этих противоречий носят военный характер. «Ансар Аллах» считает, что в 2021 году сможет вернуть потерянные в 2018 году территории на западном побережье, добившись здесь такого же успеха, который в 2019-2020 годах был достигнут в провинциях Наджран, Мариб, Аль-Джавф и Саада. Коалиция же рассматривает возобновление боевых действий как способ ослабить давление хуситов на фронт в Марибе, вынудив их перебрасывать войска на западное побережье, а также создать угрозу «иранскому военторгу», который поступает через порт Ходейды.

С учетом того, что гуманитарная ситуация в Ходейде оставляет желать лучшего, новые боевые действия могут привести к усугублению гуманитарной катастрофы и наплыву новой волны беженцев — это и пытаются донести до сторон представители ООН.

Сокотра. Скрытая аннексия.

На фоне консультаций о нормализации отношений между странами Персидского залива и Израилем продолжается активная работа по развертыванию военной инфраструктуры Израиля и ОАЭ на Сокотре. С начала января там приземлилось как минимум пять военно-транспортных самолетов из Эмиратов, а также продолжается доставка грузов на остров морем. Зона работ по созданию израильской военной базы в западной части острова охраняется боевиками Южного Переходного Совета (STC) и переметнувшимися частями первой бригады морской пехоты, которая с мая 2020 года перестала подчиняться командованию хадистов и подняла сепаратистские флаги Южного Йемена.

 

Осуждение этих планов со стороны администрации хадистов, представителей партии «Аль-Ислах» и движения «Ансар Аллах» работе не препятствует. ОАЭ имеют на острове явное численное преимущество и мешают хадистам перебрасывать туда дополнительные ресурсы, чтобы баланс сил на Сокотре перевешивал в пользу STC. Саудовская Аравия также имеет весьма ограниченные возможности по купированию этого курса союзника по коалиции.

Как отмечают саудовские чиновники, Эр-Риядское соглашение не обязывает ОАЭ выводить войска с острова и не запрещает им возводить там военные объекты. При этом проблема создания израильской базы обделена вниманием, так как Эр-Рияд официально отказался идти на диалог с Израилем из-за спорного статуса Иерусалима. Такая позиция в очередной раз показывает, что ради сохранения формальной целостности коалиции Саудовская Аравия вынуждена терпеть курс ОАЭ и идти на определенные уступки в Южном Йемене.

Для успокоения населения ОАЭ наращивают социальные и гуманитарные программы на острове. В период с 1 по 20 января на остров было осуществлено несколько поставок медикаментов, продовольствия и товаров первой необходимости. Также ОАЭ наладили перевозку тяжелобольных людей с Сокотры на свою территорию и в Аден. Все это используется для создания позитивного образа Абу-Даби и продвижения нарративов о привлекательности получения гражданства ОАЭ жителями Сокотры и перспективы дальнейшего вхождения острова в состав Эмиратов.

Важную роль в оценке возможностей аннексии Сокотры играет вопрос возобновления ядерной сделки США и Ирана, что косвенно может повлиять на ситуацию в Йемене. Иран заинтересован в возобновлении ядерной сделки на условиях 2015 года, но США продолжают рассматривать варианты ее расширения за счет включения договоренностей на других ТВД, в том числе и йеменском.

Тегеран выступает против идеи расчленения Йемена и планов США по признанию хуситов террористами. Среди гипотетических договоренностей рассматривается и сценарий с прекращением ударов хуситов по Саудовской Аравии в обмен на вычеркивание их из числа террористических группировок, а также варианты с блокированием планов ОАЭ по аннексии Сокотры и прекращением бомбардировок Саны. Если ядерная сделка будет корректироваться, данные вопросы наверняка всплывут, и будущее острова вполне может определиться именно этими договоренностями. В противном случае эскалация отношений США и Ирана может создать предпосылки для форсирования отторжения острова еще при администрации Джо Байдена.

Аден. Подготовка к расколу

Если Мариб является центром власти хадистов на контролируемой саудитами территории Йемена, то Аден на январь 2021 года стал центром расширяющейся власти STC. Нападение на коалиционное правительство в Адене перед новым годом показало заинтересованность части сил STC в расколе с хадистами, которые пытаются восстановить свои аденские позиции. Несмотря на то, что открытого вооруженного конфликта стороны стараются избегать, они активно наращивают силовой ресурс.

С 1 по 14 января STC примерно на 20-25% нарастила численность своих сил в Адене. Саудовская Аравия в свою очередь направила туда дополнительных сотрудников службы безопасности, а также два батальона пехоты хадистов. Они размещены на окраинах города и в районе порта, где периодически вспыхивают конфликты из-за контроля грузов из Саудовской Аравии, которые STC хочет взять под контроль.

Обе стороны проводят масштабную агитацию в городе, рекламируя программы социальной и гуманитарной помощи, где лидером является «Фонд Короля Салмана»: с частотой раз в 1-2 недели он отправляет партию медикаментов и предметов первой необходимости жителям города. Фактически стороны конкурируют за звание главного благодетеля Адена, попутно пытаясь противостоять пропаганде «Ансар Аллах», йеменской «Аль-Каиды»1 (деятельность запрещена в РФ) и «Исламского государства»1 (ИГ1, деятельность запрещена в РФ), которая получает широкое распространение в пригородах Адена.

Само же перемещение коалиционного правительства в Аден служит не только демонстрацией формального единства саудовской коалиции, но и попыткой Эр-Рияда поддержать претензии президента Мансура Хади на контроль над Аденом, хотя де-факто ситуация в городе регулируется именно STC, а не правительством. Поэтому STC мешает наращиванию силовых возможностей хадистов, чтобы сохранить устраивающий STC и ОАЭ баланс сил, который будет особенно важен, если планы по аннексии Сокотры или части Южного Йемена будут приведены в действие.

Абьян. Борьба за влияние

Провинция Абьян, несмотря на нахождение в глубоком тылу саудовской коалиции, является одним из ключевых районов для будущего Йемена. С одной стороны, контролируя Абьян, можно создавать угрозу основным нефтепроводам, идущим из Мариба в Шабву, которые позволяют хадистам сохранять частичный контроль над нефтегазовым сектором и получать валютные поступления от продажи энергоносителей. С другой стороны, в рамках планов ОАЭ по отторжению Южного Йемена Абьян (как и провинции Шабва и Хадрамаут) является важной составной частью гипотетического государства, которое может возглавить STC. А для его создания нужен контроль над Аденом, Абьяном, Шабвой и Хадрамаутом.

Поэтому нет ничего удивительного, что основное силовое противостояние между хадистами и STC идет не в Адене, а именно в Абьяне, сковывая существенные силы коалиции этой междоусобной борьбой. После формирования коалиционного правительства и переброски его в Аден столкновения в Абьяне полностью не прекратились. STC ведет массовую пропаганду «южного сепаратизма» в городах провинции, организуя митинги, марши и автопробеги под флагами Южного Йемена.

Также осуществляются атаки на нефтепроводы и газопроводы, ведущие в порт Шабва, со стороны «неизвестных лиц», в чем хадисты обвиняют STC. Стороны регулярно перебрасывают подкрепления в провинцию, стремясь поддерживать определенный паритет. Например, в первую неделю января в Абьян был переброшен один дополнительный батальон хадистов с фронта под Таизом, а также проведена ротация одной из бригад с фронта в Марибе. Кроме того, Саудовская Аравия продолжает финансировать и вооружать отряды боевиков «Аль-Ислах», которые действуют в северном Абьяне. Причем контакты «Аль-Ислах» с йеменской «Аль-Каидой» Эр-Рияд не смущают. STC в свою очередь с 11 по 15 января направила в Абьян дополнительные силы из Адена.

Обе стороны понимают, что контроль над Абьяном влияет на баланс сил внутри саудовской коалиции, поэтому попытки одной из сторон силовым путем сместить его в свою пользу неизменно ведут к прямым боевым действиям. С учетом слабости правительства в Адене и сепаратной политики в ОАЭ, а также продолжающихся митингов в поддержку STC, можно констатировать, что в феврале-марте крайне велика вероятность возобновления активных боевых действий в Абьяне.

Пропаганда «Ансар Аллах» активно использует эту тему для демонстрации разброда в рядах своих противников, акцентируя внимание на том, что члены саудовской коалиции хотят либо расчленить Йемен, либо разграбить его природные богатства. Чиновники хадистов отмечают рост воздействия этой пропаганды на сельское население Абьяна и призывают к более активной борьбе с «иранским влиянием», которое использует внутренний конфликт в коалиции для достижения своих целей.

Удары по Саудовской Аравии

Недавняя атака на столицу Саудовской Аравии, за которую взяли на себя ответственность иранские прокси в Южном Ираке, хотя и была отражена ПВО Эр-Рияда, обозначила сохранение критической проблемы для саудитов – безопасность крупнейших объектов страны полностью зависит от качества работы систем ПВО. Стало ясно, что предотвратить запуски баллистических ракет и дронов, атакующих территорию королевства, Эр-Рияд не может. Иран, действуя чужими руками (как в Йемене, так и в Ираке), имеет возможность открыто бить по Саудовской Аравии, угрожая как столице королевства, так и его нефтяной инфраструктуре.

При этом ЗРК Patriot версий PAC-2 и PAC-3 не дает 100% гарантии защиты, что показал удар крылатой ракеты по объекту Saudi Aramco в Джизане в декабре 2020 года. Претензии саудитов к качеству американских систем ПВО привели к тому, что в районе Эр-Рияда была развернута дополнительная батарея ЗРК THAAD, а уже в январе при посредничестве США в регион началась переброска двух батарей израильского ЗРК «Железный купол».

Саудовская Аравия обладает одним из самых крупных оборонных бюджетов, предполагавшим, в числе прочего, быструю победу над не самым сильным противником в Йемене. Однако имея серьезные финансовые проблемы, которые связаны с последствиями нефтяной войны с Россией, Эр-Рияд вынужден наращивать оборонные расходы, чтобы закрыть дыры в собственной ПВО. При этом Иран несет куда меньшие издержки в этом вопросе, так как некоторые ракеты и дроны уже собираются непосредственно в Йемене, а большая часть поставок достигает его берега, удачно минуя морскую блокаду. Тегеран особо не скрывает, что Йемен используется и для тестов новейших ракет и дронов, где их работу можно проверить в противоборстве с современными американскими системами ПВО и РЭБ, стоящими на вооружении Саудовской Аравии.

Условия прекращения ударов по Саудовской Аравии давно известны – «Ансар Аллах» готова их остановить, если саудиты как минимум прекратят авиаудары по городам Йемена. Эр-Рияд отказывается идти на такие уступки, поскольку это будет выглядеть, как навязанная хуситами уступка, и может быть воспринято как признак слабости. Поэтому, несмотря на регулярные удары хуситов, авиаудары ВВС Саудовской Аравии по Сане, Ходейде и другим городам продолжаются. Пока не будет успехов в политическом урегулировании, новые пуски ракет и дронов по саудовским объектам неминуемы — причем не только с территории Йемена, но и Ирака. Этот момент достаточно наглядно показывает, что война в Йемене — не «вещь в себе», а составная часть более крупного гибридного конфликта между Ираном и Саудовской Аравией, в котором Ирак и Йемен являются важными, но не единственными шахматными досками, где идет противоборство.

Гуманитарная обстановка

Можно уверенно говорить о том, что в Йемене продолжает развиваться полноценная гуманитарная катастрофа, причем с января она усугубляется в условиях сокращения внешней помощи. Из-за уменьшения финансирования по линии ООН сократились поставки медикаментов и жизненно-важных для местного населения горюче-смазочных материалов (ГСМ). Между тем разрушенная медицинская сфера страны не способна обеспечить контроль над ситуацией с пандемией коронавируса, так как реальную информацию по числу заболевших стороны могут собирать лишь в крупных городах, где проводится тестирование и осуществляется лечение больных.

Продолжающиеся бомбардировки не только ведут к дальнейшим жертвам и разрушениям социально-экономической инфраструктуры, но и препятствуют какому-либо процессу системного восстановления, что в первую очередь касается городов Ходейда, Таиз, Мариб, Дуррайхим и т.д. Прогнозы экспертов ООН крайне пессимистичны и констатируют сохранение высокой угрозы голода, а также развития эпидемических заболеваний, как это уже произошло в 2020 году после наводнений в Ходейде и Марибе.

При этом поставки оружия в Йемен не прекращаются: хуситы продолжают получать вооружение из Ирана, а Саудовская Аравия и ОАЭ от стран Запада — даже после того, как ряд стран заморозили такие поставки из-за убийства журналиста Джамаля Хашукджи. Соответственно, вместо необходимой гуманитарной помощи Йемен продолжают накачивать средствами уничтожения, что не оставляет особых надежд на нормализацию положения населения страны.

В ожидании Байдена

Боевые действия в Йемене и удары по Саудовской Аравии все чаще обсуждаются в дипломатических кругах с привязкой к новой внешней политике Вашингтона, который смотрит на происходящее иначе, нежели это было при администрации Дональда Трампа. Новый глава Госдепа США Энтони Блинкен уже заявил, что США рассматривают возможность уменьшения помощи Эр-Рияду и возвращения в ядерную сделку с Ираном. Левое крыло Демократической партии продолжает настаивать на том, что США должны полностью свернуть прямое или косвенное участие в Йеменской войне и дистанцироваться от саудитов, которые причастны к различным военным преступлениям. Также осуждаются и попытки обозначать хуситов как террористическую группировку, что затруднит поиск политического урегулирования в Йемене.

И Саудовская Аравия, и Иран уже официально заявляли о своей заинтересованности в деэскалации, но обвиняли друг друга в продолжении войны, выдвигая различные сопутствующие претензии. Катар официально обозначил свою готовность выступить в качестве посредника — помочь ему в этом может восстановление отношений с Саудовской Аравией и ОАЭ. Подконтрольные ОАЭ силы STC еще осенью 2020 года высказывались о необходимости заключения договоренностей с хуситами, в том числе и сепаратных, если правительство Мансура Хади будет против.

К февралю 2021 года складываются уникальные условия, когда основные участники конфликта заинтересованы в достижении хотя бы частичного урегулирования. При этом ключи к миру находятся в Вашингтоне — если США вернутся к ядерной сделке на условиях 2015 года и снимут часть санкций с Ирана, это действительно поможет проложить дорогу к переговорам Тегерана с Эр-Риядом и Абу-Даби при посредничестве Катара.

Тут есть немало подводных камней, но, если США действительно изъявят желание смягчить свой курс в отношении Ирана, вероятность достижения решения по Йемену существенно вырастет, тем более что Саудовская Аравия уже второй год активно ищет пути для сворачивания чересчур обременительной Йеменской войны.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru