Егор Кончаловский в свой юбилей признался в желании снять историческое кино

Общество

Советский и российский кинорежиссер Егор Кончаловский в свой 55-летний юбилей признался ФАН, что мечтает снять фильмы о Великой Отечественной войне, о Великой степи и немецком живописце Альбрехте Дюрере.

Киноактер, сценарист в эксклюзивном интервью назвал любимых режиссеров и рассказал о том, что свой юбилей встретит в Сочи в кругу близких.

«Мне мешает отсутствие режиссерского образования»

- Егор Андреевич, в одном из интервью вы говорили о том, что «на братьев Коэн можно поравняться». Кто из режиссеров, зарубежных или отечественных, повлиял на ваш путь в кино? - Да, наверное, никто особенно. Но у меня действительно есть режиссеры, которые мне нравятся. И братья Коэн, наверное, в этом смысле на одном из первых мест. Я люблю, очень-очень люблю несколько фильмов моего отца. Это для меня очень важно. «Поезд-беглец», например. Или «Возлюбленные Марии», или «Сибириада». И даже «Романс о влюбленных». Но сказать, чтобы папа на меня сильно повлиял, я вряд ли могу. Из российских режиссеров мне нравится Алексей Учитель. Но я бы не сказал, что Учитель повлиял, он - мой старший современник. А если назвать еще имя, то один из моих любимых режиссеров - Эдриан Лайн, английский режиссер. Вернее, его один фильм - «Лестница Иакова», который, кстати, провалился в прокате полностью. Вот это один из моих любимых фильмов. - По образованию вы историк искусств, а не режиссер. Это как-то помогает в съемках? - То, что у меня искусствоведческое образование, мне помогает, конечно. И в кино тоже. Но то, что у меня отсутствует режиссерское образование, мне при этом мешает. Искусствовед - это такая абстрактная гуманитарная профессия. Я изучал живопись, поэтому, конечно, в-основном смотрел на мир в течение нескольких лет таким прямоугольником, то есть картиной, которая в какой-то степени напоминает киноэкран.

- Ваш первый художественный фильм «Затворник» был снят в 1999 году. Что изменилось в вашем творческом мировоззрении за эти более чем 20 лет? Как вы себя чувствуете в кино по сравнению с тем периодом? - Каждый фильм - это отдельное приключение, отдельная цивилизация, период, эпоха твоей жизни. Поэтому очень трудно сравнивать: здесь я такой, там я такой. Все фильмы о разном. Я разные вопросы поднимаю, о разных героях рассказываю. Поэтому мне очень трудно так взять и сказать, что изменилось. Наверное, я изменился, в первую очередь. А именно - стал старше и, может быть, мне добавилось то, что еще через несколько лет станет мудростью. Или там через пару десятков лет. Как человек, я надеюсь, немного думающий, я в какой-то степени развиваюсь и становлюсь глубже, добрее и сложнее. Наверное, меняется мой подход к тому, что я делаю. - Вы признавались в любви и Москве, и Баку, и Астане в ваших киноновеллах из альманахов «Москва, я люблю тебя!», «Баку, я люблю тебя», «Сердце мое - Астана». А какой ваш любимый город? - Мое любимое место - это, конечно, мой дом в Московской области, в Истринском районе. Любимый город - это, конечно, Москва, моя малая родина. Я хочу жить и представляю себя только в Москве, Подмосковье, в России. Петербург мне тоже очень нравится, но он мне немножечко чужой. Остальные города… Нет, мне очень нравится Астана - прекрасный город, динамичный, современный. Но это не мой любимый город. Я очень люблю Париж, Лондон, мне очень нравится Баку. Где бы я еще мог жить? Мне кажется, я мог бы жить еще во Флоренции.

«Я хочу снять историческое кино»

- Есть ли у вас задумки новых проектов? О чем вы мечтаете снять кино? - Вы знаете, их несколько. Я бы очень хотел снять фильм о Великой Отечественной войне, о Великой степи, то есть о кочевниках. Я очень хотел бы снять фильм о Альбрехте Дюрере. Но кому это надо, кроме меня? Я бы очень хотел снять российское историческое кино. Сейчас мы пишем сценарий на эту тему, XIX век. Мы в середине пути находимся. Мне очень бы хотелось снять фильм об исламе, потому что меня интересует эта религия. Я православный, но мы понимаем, что мир, особенно, Европа, постепенно двигается в сторону ислама, и никуда ты от этого не денешься. Это не плохо и не хорошо, это естественный ход событий. Мне кажется, ислам - это очень интересная, глубокая тема. - Егор Андреевич, как будете отмечать свой юбилей? Что пожелаете себе в этот день? - Вы знаете, мы уехали с мамой моего сына (Тимура, Мария Леонова. - Прим. ФАН) в Сочи, потому что у нее день рождения 14, а у меня 15 января. Мы, как правило, последние годы уезжаем из Москвы в Амстердам или куда-то еще, но в этом году поехали в Сочи. Сами понимаете, коронавирус. На машине причем. Мы никак особенно не будем отмечать. У меня тут друзья недалеко живут, мои близкие. Днем поедем к ним. А 16 января выезжаем обратно в Москву. А пожелать я бы себе хотел поменьше волноваться, поменьше беспокоиться. Потому что большинство причин, по которым мы беспокоимся и тратим свою энергию, а зачастую и здоровье, они в общем-то в результате не стоят того. А я вот такой беспокоящийся человек. Вот я бы хотел поменьше беспокоиться. Ранее Егор Кончаловский

поклонникам фото своего подросшего сына Тимура.

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!