11 мая 16:05
+ {{ $store.state.rightWidget.counter }}
новостей
Все новости
Пять государств – одна нация: как Турция планирует объединить тюркоязычные страны в единый блок
Федеральное агентство новостей  / 

В понедельник турецкая газета Akşam опубликовала в Twitter анонс статьи со словами «Турция вводит план «Пять государств – одна нация». На сайте можно было прочитать сам текст, который гласил «Российские СМИ пишут: «Турция переходит к политике «Пять государств — одна нация».

В статье утверждалось, что Россия так озаботилась успехами Турции в военной и внешнеполитической сферах, что теперь в российских СМИ беспокоятся о ее планах расширить свои цели на Центральную Азию.

Команда Telegram-канала «Стамбульский волк» попыталась разобраться, какие публикации российских журналистов натолкнули турецкие издания на мысли о намерениях Турции относительно региона и лозунге «Один народ – пять государств».

Страх перед «турецкой силой»

О том, что у Анкары есть некие планы на Центральную Азию, в российских изданиях, действительно, писали. Этой темы коснулась газета «Московский Комсомолец», которая 26 декабря опубликовала статью «Победив в Карабахе, Турция анонсировала создание нового военного блока». В материале говорится, что Реджеп Тайип Эрдоган реализует концепцию «великого Турана» и работает над программой по объединению тюркоязычных стран в единый союз. Обобщив содержание настроений в Турции, автор материала написал следующее:

«Турецкие СМИ заявляют: пришла пора для объединения тюркских народов в альянс, очертания которого с каждым днем становятся отчетливее. Если раньше в Анкаре использовали лозунг «Один народ два государства», имея в виду Турцию и Азербайджан, сегодня говорят «Один народ пять государств». 

Этого пассажа в российских медиа оказалось достаточно, чтобы несколько газет в Турции решили, что Москва обеспокоилась, а Ahaber пошла дальше и заявила о том, что страх перед «турецкой силой» потряс и взволновал российские СМИ. «В России испугались турок», – написало издание на фоне фотографии турецких танков и картой, на которой большая часть территории Российской Федерации была помечена как владения «тюркского мира».

До недавнего времени президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не так много уделял времени и внимания вопросу тюркского единства. Его больше заботила тема солидарности с исламским миром. Он был так увлечен ею, что его нынешний союзник, председатель Партии националистического движения Девлет Бахчели, в 2015 году назвал турецкого лидера «самым большим живущим врагом тюрков».

 

Однако теперь, когда Эрдоган нашел общий язык с Бахчели и создал с ним правящую коалицию, националисты и партия турецкого президента не расходятся во мнениях. Более того, он поддерживает идеалы «Серых волков» Турции, которые мечтают о «тюркском единстве» и «великом Туране».

300-миллионный мир

Так, в прошлом году, во время VII саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркского совета) в столице Азербайджана Баку Эрдоган впервые озвучил лозунг «Шесть государств – одна нация».

«Хотя мы два отдельных государства, мы сыновья одной нации, поэтому на каждом шагу мы говорим: мы два государства, но одна нация. Теперь, проводя Тюркский совет, мы расширяем свои горизонты и говорим: мы шесть государств, но одна нация», – заявил он.

 

Турецкий президент пояснил, что, как и Азербайджан, Турция не отделяет от себя Казахстан, Киргизию, Туркмению и Узбекистан.

«Туркистан – это наше родовое гнездо, наш основной очаг. Мы все очень большая семья из 300 миллионов человек, которые говорят на одном языке, верят в одну и ту же религию, имеют одну историю, культуру, разделяют одну цивилизацию. Я знаю, что наши казахские, киргизские, узбекские, таджикские и туркменские братья смотрят на Турцию так же, как и мы –  они считают нашу страну своим домом», – добавил Эрдоган.

Пять государств – одна нация: как Турция планирует объединить тюркоязычные страны в единый блок
Федеральное агентство новостей  / 

Парадокс этих заявлений заключается в том, что каждый раз, когда турецкий лидер говорит о единстве тюркских государств, он имеет в виду перспективу позитивного влияния блока на рост экономических и торговых отношений между странами. Однако турецкие СМИ, говоря об альянсе, сюжеты и тексты иллюстрируют турецким вооружением. Из этого следует, что в головах турок единство не ограничивается лишь экономической составляющей. И вопрос плавно переходит к теме о «пантюркистской армии».

Так, в октябре турецкие издания начали призывать к созданию «армии Турана», министр обороны Турции Хулуси Акар в октябре этого года посетил Узбекистан и Казахстан, где обсудил необходимость дальнейшего расширения военно-технического сотрудничества.

Однако эксперты, которые отвечали на вопросы газеты, поясняли, что в данный момент тему о создании «тюркского военного блока» следует держать в секрете.

Естественные члены тюркской диаспоры

Вернемся к экономическому союзу. По мнению Эрдогана, любой проект, в котором бизнес не играет роль локомотива, обречен быть неэффективным и неполноценным.

«Потому что наши бизнесмены – это альперены наших торгово-экономических отношений», – говорит турецкий лидер.

Альперен – так турки называли своих сородичей, которые были одновременно религиозными и военными деятелями во время переселения в Малую Азию и обоснования на этих землях.

В Совет сотрудничества тюркоязычных государств входят Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Турция и Узбекистан. Наблюдателями и возможными членами называются Венгрия и Туркмения. Эрдоган особенно заинтересован в присоединении последней, о чем он неоднократно говорил. На той же встрече, в 2019 году в Баку, президент Турции отметил, что Тюркский совет укрепит свои позиции благодаря полному членству Туркмении.

«Только таким образом мы сможем реализовать огромный потенциал, который имеет тюркский мир с 300-миллионным населением», – заявил тогда Эрдоган.

Но Ашхабад до сих пор так и не сделал шага навстречу членству в организации. 

Одна диаспора для всех

Турецкие предприниматели очень активны за рубежом. Потому Анкара серьезно относится к возможностям диаспор в различных иностранных государствах. А если учитывать амбициозность Эрдогана, то это теперь стало актуально не только в экономических, но и в политических целях. По его словам, около 10 миллионов граждан с тюркскими корнями проживают в других странах.

«Иными словами, у нас есть диаспоры. И как сказал мой дорогой друг Ильхам Алиев, «у одной нации не должно быть двух диаспор», – заявил турецкий президент, тем самым указав, что Анкара будет использовать возможности и других тюркоязычных народов за рубежом для достижения своих целей.

При этом Эрдоган не ограничивает понятие «тюркской диаспоры» и не забывает и о других народах, поддержкой которых хотел бы воспользоваться в интересах «тюркского мира»:

«Всех наших братьев – казахов, узбеков, туркменов, азербайджанцев, киргизов, татар, черкесов, турок-месхетинцев и чеченцев мы оцениваем как естественных членов тюркской диаспоры», – сказал он.

Иными словами, в придачу еще и всех мусульман Кавказа.

Пять государств – одна нация

Выступление Эрдогана в 2019 году в Баку и сама встреча стала знаковой для пантюркистских кругов.

Это отмечали многие специалисты, разделяющие подобные взгляды. Потому что именно там турецкий президент впервые озвучил концепцию «Шесть государств – одна нация».

«В Тюрксом совете обсуждалось много вопросов, но следующие три были как значимыми, так и амбициозными: переименовать совет в Организацию тюркских государств, подготовить стратегический документ «Тюркское видение – 2040», открыто заявить о концепции «Шесть государств – одна нация», – написал в Twitter политолог Кюршад Зорлу.

По словам политолога, за эти идеи нужно держаться и развивать их дальше.

В свою очередь, Эрдоган после того, как возвратился из Азербайджана в Турцию, на первом заседании с членами Партии справедливости и развития (ПСР) заявил:

«До сих пор мы говорили два государства – одна нация, теперь мы будем говорить: пять государств – одна нация».

За год до этого политолог Кюршад Зорлу, который считается одним из ведущих экспертов в вопросах «тюркского мира», опубликовал статью, в которой разобрал его проблемы и перспективы. Одной из главных тем, на его взгляд, является влияние прошлого, а именно советского, и близость к России, в том числе и в культурном смысле; отсутствие единого латинского алфавита (тут политолог указывает на то, что стороны часто используют русский язык на совместных мероприятиях), а также структурного и институционального подхода в решении насущных проблем.

И хотя эксперт считает, что власти Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Турции и Узбекистана мало делают для создания Тюркского союза, стоит отметить, что между тюркоязычными государствами действуют несколько серьезных институтов для развития всестороннего сотрудничества между странами:

  • Международная организация тюркской культуры (Turksoy)
  • Совет сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет)
  • Научный центр Международная тюркская академия (Тюркская академия)

А для взаимодействия и продвижения мягкой силы в тюркских государствах Турция использует организации:

  • TÖMER, языковые курсы турецкого языка
  • TİKA, Турецкое агентство по сотрудничеству и координации, занимается экономической помощью
  • Университет Ахмет Ясави (Казахстан)
  • Университет Манас (Киргизия)
  • Институт им. Юнуса Эмре, действует в качестве культурных центров Турции за рубежом 

Пять государств – одна нация: как Турция планирует объединить тюркоязычные страны в единый блок
Федеральное агентство новостей  / 

Возможен ли военный блок

И все же сможет ли Турция создать военный блок из тюркских государств? На этот вопрос как раз отвечает российский военный эксперт Александр Михайловский в статье для МК, которую растиражировали турецкие СМИ, но именно эту часть дружно проигнорировали:

«В мечтах все радужно. А в реальности – между тюркскими странами и народами слишком много противоречий. Взять хотя бы напряженные отношения между Узбекистаном и Киргизией. И в каждой из тюркских стран есть политические партии, течения – все далеко не так однородно. Более того, сами правительства готовы получать от Турции военную помощь, но становится янычарами нашего времени – не очень хотят. Для них невыгодно ссориться с Китаем, да и с Россией. Это партнерство дает финансовые выгоды и многое другое. А что дает Турция? Голую идею и предложение воевать непонятно ради чего и с кем. Но точно воевать. Кому это надо? Я думаю, что блок уровня АСЕАН у них может получиться. Экономический блок. Но точно не турецкий вариант НАТО».

3 комментария
Рейтинг@Mail.ru