Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Чем занимаются китайские ученые в зарубежных командировках

Чем занимаются китайские ученые в зарубежных командировках

В 2016 году китайский студент Хуан Сяньцзюнь закончил аспирантуру в Манчестерском университете, где он работал с первооткрывателями графена. После впечатляющего исследования графеновых антенн Хуан получил выгодные предложения работы от западных компаний и у него была возможность остаться в качестве исследователя в Манчестере. Но как сообщила китайская военная газета, он «вежливо отказался от всех предложений, быстро собрал вещи и отправился обратно в КНР».

В настоящее время Хуан занимает должность научного сотрудника в Национальном университете оборонных технологий, который и отправил его за границу. Китайская пресса отмечает, что «целью, к которой он стремится, является открытие применения графена в таких областях, как военный [искусственный] интеллект и электромагнитное экранирование, а также создание инновационной команды мирового класса, работающей над графеном, с учетом потребностей военных».

Хуан — всего лишь один из нескольких тысяч ученых и инженеров, отобранных Пекином для учебы и работы за рубежом за последнее десятилетие. Деятельность, которую ведут за рубежом ученые НОАК, китайцы метафорически называют «сбором цветов в заграничных землях для сбора меда в Китае».

В рамках спецпроекта «Сети влияния» редакция Telegram-канала «ЧВК Медиа» рассказывает, как Народно-освободительная армия Китая годами развивала шпионскую сеть под видом научного сотрудничества с зарубежными учеными и университетами.

 

Чем занимаются китайские ученые в зарубежных командировках

Народно-освободительная армия Китая (НОАК) давно планомерно расширяет научное сотрудничество с университетами за пределами КНР. С 2007 года НОАК оказала спонсорскую помощь более чем 2500 военным, ученым и инженерам для обучения за рубежом и наладила тесные контакты с научными учреждениями по всему миру.

Такое сотрудничество наиболее развито со странами разведывательного альянса «Пять глаз» (США, Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия), а также Германией и Сингапуром. Зачастую оно непреднамеренно оплачивается на средства налогоплательщиков. Почти все ученые, отправленные НОАК за границу, являются членами Коммунистической партии Китая (КПК) и в установленное время возвращаются на родину. Свои связи с оборонным ведомством китайский научные работники, как правило, скрывают для поездок в страны Евросоюза и «Пяти глаз» — они не считают Китай союзником в области безопасности, а скорее рассматривают его в качестве одного из своих главных противников в сфере разведки.

В 2018 году глава Американской ассоциации содействия развитию науки заявил:

«Научный прогресс полагается на открытость, прозрачность и свободный обмен идеями. Эти принципы помогают США привлекать талантливых ученых со всего мира и извлекать из этого пользу».

Такие страны, как Великобритания, США, Австралия гордятся своими научными достижениями, однако их университеты и исследовательские институты уже долгое время сталкиваются с ограниченным или сокращающимся финансированием внутри стран.

Для решения этой проблемы многие университеты обратились к Китаю — развивающейся державе, которая стремилась установить связи с научными сообществами во всем мире. Такое сотрудничество в целом стало продуктивной частью отношений этих стран с Поднебесной.

За последнее десятилетие китайские вооруженные силы также активизировали усилия по развитию сотрудничества в области научных исследований — они стали спонсорами поездок более 2500 ученых в университеты технологически развитых стран в качестве студентов или приглашенных спикеров. Они работают в стратегических и новых технологических секторах, таких как квантовая физика, обработка сигналов, криптография, навигационные технологии и робототехника.

Большинство из них являются гражданскими служащими НОАК, а не кадровыми офицерами. Этим программа минобороны Китая по отправке ученых за границу отличается от стандартных военных обменов, в рамках которых военнослужащие разных стран посещают оборонные учреждения друг друга.

Например, Национальный университет оборонных технологий НОАК осуществляет военный обмен отдельно от международных исследовательских проектов, которые реализуются в зарубежных университетах. Ученые, направляемые НОАК за рубеж, минимально взаимодействуют с военными в принимающих их странах или вообще не взаимодействуют с ними. Некоторые из тех, кто выезжает за границу, старательно скрывают свою принадлежность к минобороны Китая — иногда в качестве места работы они называют несуществующие учебные заведения.

Примерно половина из тех, кто отправляется за границу, являются докторантами, которые либо завершают докторантуру за границей, либо проводят там до двух лет в качестве приглашенных экспертов — их, как правило, можно идентифицировать через поиск рецензируемой литературы. Большинство из них работает в Национальном университете оборонных технологий (НУОТ), но это не единственное учебное заведение НОАК, которое командирует ученых за границу.

Университеты НОАК, лидирующие по числу командировок за рубеж

Другая половина направляется за рубеж в краткосрочные командировки, где проводит до года в качестве приглашенных ученых. Лишь немногие из них оставили в интернете следы своего пребывания за границей.

Объем рецензируемых работ, ежегодно выпускаемых специалистами из НОАК в сотрудничестве с зарубежными учеными, неуклонно растет с 2008 года наравне с увеличением числа ученых, направляемых в заграничные командировки.

Совместные научные публикации китайских ученых НОАК с зарубежными коллегами

 

Чем занимаются китайские ученые в зарубежных командировках

В Китае о зарубежном сотрудничестве НОАК в области научных исследований говорят открыто: в прессе поясняется, что минобороны стремится использовать зарубежный опыт и результаты исследований для разработки более совершенных военных технологий. Такой подход является одним из аспектов того, что Китай называет «сплавом военной и гражданской сфер». Данный термин отражает политику государства, направленную на повышение возможностей вооруженных сил страны использовать творческий потенциал гражданского сектора и развивать военно-промышленный комплекс. Эксперты НОАК называют его «краеугольным камнем реформы национальной обороны», способствующим модернизации вооруженных сил КНР.

Что касается преимуществ, которые НОАК получает от зарубежных контактов в области научных исследований, министерство образования Китая сообщает, что сотрудничество Национального университета оборонных технологий с Кембриджским университетом по обучению студентов НОАК «значительно повысит мощь страны в области национальной обороны, систем связи, борьбы с помехами для высокоточной навигации и получения изображений». Аналогичным образом перед поездкой в Швецию для получения докторской степени в области квантовой физики, ученый Национального университета оборонных технологий получил от своего научного руководителя такие напутственные слова:

«Как можно быстро добиться прорывов в области вооружений без прорывов в области физики»?

Генерал-полковник Ян Сюэцзюнь, начальник Национального университета оборонных технологий (НУОТ) в 2011–2017 гг., по всей видимости, является одной из ключевых фигур и стоит за феноменом существенного роста зарубежных связей университета.

Генерал-полковник Сюэцзюнь Ян

НУОТ, как крупнейший военный вуз Китая в области науки и техники, служит ярким примером широких инициатив в этой области. Это учебное учреждение является основным поставщиком ученых НОАК за границу. К 2013 году оно отправило за рубеж более 1600 научных работников в качестве студентов или приглашенных ученых, включая примерно треть своих аспирантов.

В статье, написанной учеными университета, утверждается, что НУОТ получил от китайского правительства 300 млн юаней (60 млн долларов США) для отправки 765 аспирантов на учебу. По словам генерала Яна, который намекал на то, что зарубежные связи его вуза являются одной из форм сплава военной и гражданской сфер, университет «уже получил большую выгоду» от такого сотрудничества.

Вступление Яна в 2017 году в Центральный комитет Коммунистической партии Китая, а также его назначение на руководящую должность в Академии военных наук (ведущего научно-исследовательского учреждения НОАК), вероятно, стало признанием его успехов в развитии международных связей НУОТ.

Сам генерал, будучи экспертом по суперкомпьютерам, активно сотрудничал с австралийским Университетом Нового Южного Уэльса и руководил программой по разработке Tianhe-1A, некогда считавшегося самым быстрым суперкомпьютером в мире.

В китайском документальном фильме, выпущенном в 2010 году, он подчеркнул важность суперкомпьютерных исследований в военных планах Китая. Суперкомпьютеры НУОТ используются в авиационном проектировании, боевом моделировании и испытаниях тактического ядерного оружия. Это привело к тому, что в 2015 году китайский вуз был внесен властями США в список организаций, чья деятельность связана с оружием массового поражения. Это означает, что университет сталкивается с более жестким экспортным контролем. Несмотря на это, значительное число ученых из Национального университета оборонных технологий продолжили обучение за пределами Китая, в том числе в США, Великобритании и Австралии.

НОАК призывает ученых работать за границей в областях, представляющих интерес для военных. Например, в статье аспирантов Национального университета оборонных технологий рекомендуется, чтобы при выборе места учебы за границей студенты в первую очередь руководствовались тем, какое направление исследований они выбрали для своей работы в Китае, так как они «должны всесторонне учитывать преемственность своей научной работы».

 

Чем занимаются китайские ученые в зарубежных командировках

Ученые НОАК представляют широкий спектр учреждений и дисциплин в вооруженных силах КНР. Анализ рецензируемых публикаций, соавторами которых являются китайские ученые и их зарубежные коллеги, показывает, что США, Великобритания, Канада, Австралия и Германия входят в первую пятерку стран, сотрудничающих с НОАК в сфере науки. Именно эти страны Пекин выбирает для командировок за рубеж чаще других.

По количеству рецензируемых публикаций, соавторами которых являются ученые из НОАК и зарубежные исследователи, можно судить об уровне сотрудничества минобороны Китая с иностранными университетами.

Зарубежные университеты, популярные среди ученых НОАК

При этом ни один американский вуз не вошел в первую десятку, несмотря на то, что США — одно из основных мест командирования ученых из НОАК. Это может свидетельствовать о том, что они рассредоточены по разным университетам, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания. Однако количество совместных публикаций не отражает всего масштаба сотрудничества китайских военных ученых с западными коллегами.

Связи НОАК с университетами по всему миру выходят за рамки приема студентов. Вооруженные силы КНР через собственные университеты и исследовательские институты планомерно налаживают отношения с зарубежными вузами и ведущими учеными. В документе, опубликованном Национальным университетом оборонных технологий в 2014 году, утверждается, что университет пригласил 20 иностранных граждан в качестве преподавателей и установил «академические отношения» с более чем 100 университетами и исследовательскими учреждениями в более чем 50 странах и регионах.

Ученые из Великобритании, США и Австралии были включены в список потенциальных научных руководителей для докторантов Национального университета оборонных технологий в 2018 году.

Этот вуз также наладил связи с зарубежными университетами на институциональном уровне. Например, в рамках программы подготовки ученых в области квантовой информации китайский вуз сотрудничает с физическим факультетом Кембриджского университета. В дополнение к этому соглашению, НУОТ создал «зарубежные учебные базы» в Гарвардском и Оксфордском университетах.

 

Чем занимаются китайские ученые в зарубежных командировках

НОАК, будучи подчиненной КПК через Центральную военную комиссию, следит, чтобы все ученые строго соблюдали «стандарты дисциплины» во время командировок за рубеж.

Те, кому разрешено учиться за границей, проходят интенсивную подготовку перед отъездом. Все они являются «молодыми специалистами с хорошими оценками». Если ученые, отправленные за границу, «создадут проблемы, связанные с их политикой и идеологией, последствия будут немыслимыми». Поэтому НОАК командирует за границу только членов КПК и прилагает все усилия, чтобы они оставались преданными партии и противостояли «всем видам вредной идеологии». К примеру, все 200 студентов и ученых из Национального университета оборонных технологий, которые выезжали за границу в 2013 году, были членами партии.

В 2013 году газета People’s Daily сообщила, что ученые НУОТ, отправленные на учебу за рубеж, создали восемь отделений партии и проводят мероприятия для ее членов, чтобы даже вдали от родины они могли «сохранять свои убеждения твердыми как камень».

В отчете, опубликованном в 2015 году, утверждается, что ученые одного только Института электрооптической науки и технологий НУОТ создали 10 зарубежных отделений партии. В октябре 2017 года партийные СМИ сообщили, что студенты одного из военных вузов, находясь в командировке создали группу в мессенджере WeChat для изучения постановлений 19-го съезда КПК.

«Их красные сердца обращены к партии», — говорится в статье.

Отделения партии также используются для контроля за китайскими студентами за границей. Расследование, проведенное Foreign Policy, показало, что их просят сообщать о любых «подрывных высказываниях», которые делают их сокурсники. Вероятно, что подобное давление оказывается и на ученых НОАК, отправленных на учебу за рубеж.

Онлайн-коммуникация является важной частью усилий НОАК по поддержанию дисциплины среди ученых, обучающихся за пределами Китая. Они «регулярно общаются по видеосвязи с начальством и обмениваются электронными письмами с научными руководителями для обсуждения своих мыслей, обмена идеями по вопросам исследований и прояснения вопросов, представляющих интерес».

Программа обучения за рубежом предусматривает, что ученых могут проверить в ходе инспекции из Китая. Например, один из профессоров НУОТ воспользовался возможностью в ходе поездки на зарубежную конференцию и встретился с восемью учеными университета, чтобы «передать приветствия и просьбы партийных организаций». Среди прочего в середине командировки научные сотрудники ненадолго возвращаются в Китай для «коррекционного обучения».

Строгий контроль со стороны НОАК — способ убедиться, что все, кто был отправлен на учебу за границу, возвратятся домой и продолжат приносить пользу вооруженным силам Китая. Желающие обучаться за рубежом должны продемонстрировать начальству намерение вернуться, чтобы внести свой вклад в «строительство нации, национальной обороны и армии».

Официальная газета НОАК утверждает, что все ученые, которых минобороны Китая отправило за границу в последние годы, возвращаются в установленное время, чтобы стать «ключевыми сотрудниками в своих рабочих коллективах».

 

Чем занимаются китайские ученые в зарубежных командировках

Большинство ученых НОАК, отправленных за границу, открыто рассказывают, какие учреждения они представляют. Однако были случаи, когда китайские специалисты намеренно скрывали свою принадлежность к министерству обороны. Для этого они используют два приема: указывают в документах вводящие в заблуждение исторические названия своих институтов или названия несуществующих образовательных учреждений.

В статье, опубликованной еще в 2002 году на сайте одного из китайских агентств, занимающихся отправкой китайских студентов в зарубежные вузы, рассказывается о таком прикрытии. На вопрос, повлияет ли окончание военного училища на возможность получения визы для учебы за границей, представитель компании ответил:

«Многие военные училища и воинские части имеют вторые названия, которые не раскрывают их принадлежности к минобороны. Например, Национальный университет оборонных технологий также известен как Чаншанский технологический институт. Это самый действенный способ [избежать отказа в выдаче визы]».

Упомянутое название университет носил с 1970 по 1978 годы. Приведенная выше цитата указывает на то, что для сокрытия своих связей с НОАК китайские ученые используют достаточно простые, но от того не менее эффективные уловки.

Помимо использования названий несуществующих учреждений, ученые НОАК иногда утверждают, что они являются представителями реальных гражданских учреждений в тех же регионах, где расположены их военные вузы. Например, член парламента Новой Зеландии с 2011 по 2020 годы Ян Цзянь, который обучал офицеров разведки в Институте иностранных языков НОАК в Лояне, в своем заявлении на получение вида на жительство в НЗ утверждал, что работал в Лоянском университете науки и технологий. Однако позже он сообщил, что получил инструкцию указать гражданский университет, расположенный в том же городе, вместо военного.

Некоторые ученые из НОАК создают профили в социальной сети LinkedIn, где отмечают вымышленные учреждения в графе «место работы», чтобы скрыть свои связи с военными во время пребывания за границей.

По-видимому, каждое учреждение использует такое прикрытие по-разному, причем некоторые из них делают это чаще, чем другие. Например, в период с 2000 по 2015 годы количество англоязычных публикаций, подготовленных Сианьским научно-исследовательским институтом высоких технологий (который на самом деле является прикрытием для Университета ракетных сил НОАК) превышает количество работ, публикуемых университетом под реальным названием. Ученые другого военного вуза на одних и тех же конференциях использовали как вымышленное название, так и настоящее.

Национальный университет оборонных технологий больше не использует название Чаншанский технологический институт, но продолжает обманывать зарубежных коллег. Один из официальных документов советует студентам университета, желающим учиться за границей, при заполнении бумаг не упоминать военные и политические курсы в разделах, посвященных успеваемости.

Сианьский исследовательский институт высоких технологий

Ученые из Инженерного университета ракетных сил НОАК регулярно утверждают, что они трудятся в Сианьском исследовательском институте высоких технологий, который существует только на бумаге.

Минимум пять ученых этого университета выезжали за границу в качестве приглашенных экспертов, выдавая себя за сотрудников Сианьского исследовательского института высоких технологий. Среди них был генерал-майор Ху Чанхуа — один из ведущих экспертов НОАК по ракетам, и трое других офицеров Инженерного университета ракетных сил.

Генерал Ху, возглавляющий экспериментальный учебный центр университета, где проводятся испытания ракет, в 2008 году в течение четырех месяцев обучался в университете Дуйсбург-Эссен в Германии. Над чем он там работал, доподлинно неизвестно, поскольку генерал не опубликовал ни одной работы. Однако в НОАК он занимается системами управления полетами и диагностикой неисправностей ракет.

Чжоу Чжицзе и Ван Чжаоцян, двое ученых из Инженерного университета ракетных сил, часто публикующиеся совместно с генералом Ху, работали в качестве приглашенных ученых в университетах Англии. В своих публикациях на английском языке они утверждают, что являются сотрудниками Сианьского исследовательского института.

В январе 2015 года из Норвегии по решению суда был выдворен китайский ученый Ху Сяосян. Причиной для такого шага послужила информация, что его работы могут быть использованы в разработке гиперзвуковых крылатых ракет.

Ху написал пять работ в норвежском Университете Агдера. Во всех местом его трудовой деятельности указан Сианьский исследовательский институт. Все они были посвящены реактивным гиперзвуковым аппаратам. Работа Ху получила грант Норвежского правительства на исследования в области морской ветроэнергетики.

Кроме упоминания в качестве места работы Сианьского исследовательского института, есть много доказательств, связывающих Ху с Инженерным университетом ракетных сил. На сайте исследовательского ракетного центра университета говорится, что в 2014 году ученый получил премию за докторскую диссертацию по гиперзвуковым летательным аппаратам, написанную под руководством генерала Ху Чанхуа. Там также сообщается, что в 2014 году он получил от китайского правительства 250 тысяч юаней (38 тысяч долларов) за трехлетний исследовательский проект по этой же теме. В 2016 году он числился преподавателем в центре, который в период с 2010 по 2014 годы получил 14 наград за исследования в области ракетных технологий.

В некоторых публикациях Ху в качестве второго места работы также называет Харбинский технологический институт — гражданский университет, который активно занимается военными исследованиями.

Чжэнчжоуский институт геодезии и картографии

Среди 40 военных ученых КНР, перечисленных в качестве докладчиков на 9-м Международном симпозиуме по технологии мобильного картографирования, девять утверждали, что работают в учреждении, не имеющем явной связи с военными. Другие китайские участники конференции, организованной австралийским Университетом Нового Южного Уэльса в декабре 2015 года, открыто представлялись сотрудниками Национального университета оборонных технологий и научно-исследовательским институтом корпорации China North Industries Group (также известной как Norinco Group) — крупнейшего производителя оружия в Китае. Остальные прибыли в основном из Университета информационной инженерии НОАК.

Девять специалистов указали местом работы Чжэнчжоуский институт геодезии и картографии. Он ранее был официально известен как Институт геодезии и картографии НОАК, но больше не существует, так как в 1999 году вошел в состав Университета информационной техники НОАК, который занимается кибероперациями и является важнейшим учебным заведением по подготовке специалистов в области радио- и радиотехнической разведки. Сотни рецензируемых научных работ опубликованы авторами, утверждающими, что они являются сотрудниками этого института.

Использование Чжэнчжоуского института геодезии и картографии в качестве прикрытия не ограничивается международными конференциями. Например, преподаватель Университета информационной техники НОАК Чжу Синьхуэй, специализирующаяся на навигационных технологиях, посещала Университет Нового Южного Уэльса в 2015–2016 годах. В многочисленных статьях, в научных журналах и в программе упомянутой выше конференции по мобильному картографированию она утверждает, что представляет Чжэнчжоуский институт геодезии и картографии.

Го Цзяньфэн, доцент Университета информационной техники НОАК, проработал год в качестве приглашенного преподавателя в Куртинском университете в Австралии. Специалист по обработке данных навигационных систем на сайте Исследовательского центра глобальных навигационных спутниковых систем Куртинского университета значится как «находящийся в академическом отпуске сотрудник кафедры геодезии Института геодезии и картографии в Чжэнчжоу, Китай».

Чжэнчжоуский институт информатики и технологии

Еще одно учебное заведение — Чжэнчжоуский институт информатики и технологии — тоже, судя по всему, существует только на бумаге. Это прикрытие также широко используется учеными Университета информационной техники НОАК для поездок за границу и публикации совместных исследований с иностранными коллегами. Свыше тысячи рецензируемых публикаций были написаны лицами, утверждающими, что они сотрудники этого института.

Например, статья одного ученого Университета информационной техники НОАК в китайском научном журнале, включающая английскую версию реферата и информацию об авторе, ясно дает понять, что Чжэнчжоуский институт информатики и технологии является лишь прикрытием. В тексте статьи на китайском языке первый автор описывается как сотрудник военного вуза, а в английской версии — гражданского.

Ученые, выдающие себя за сотрудников Чжэнчжоуского института информатики и технологии, принимали участие в международных конференциях как в Китае, так и за его пределами. Например, семь специалистов, связанных с институтом, указаны в программе конференции по обработке сигналов, проходившей в Австралии в 2014 году. Мероприятие также посетили сотрудники оборонных научно-исследовательских учреждений из США и Южной Кореи.

Один из них — Чжу Ицзюнь, доцент в Университете информационной техники НОАК, специализируется на обработке сигналов. Под видом сотрудника Чжэнчжоуского института информатики и технологии, он работал в канадском Университете Макмастера в качестве приглашенного преподавателя, где занимался исследованиями в области технологий беспроводной связи, которые широко применяются в военной сфере.

 

Чем занимаются китайские ученые в зарубежных командировках

С 2009 года Коммунистическая партия Китая систематически прикладывает усилия по привлечению гражданских университетов к военным исследованиям и разработкам. Это делается для того, чтобы программы оборонных НИОКР могли извлечь выгоду из передовых исследований, проводимых гражданской университетской системой, и использовали ее доступ к самым современным исследовательским университетам и лабораториям в мире.

Власти Китая предоставили более чем 150 китайским университетам разрешения, необходимые для проведения чувствительных военных исследований и разработок. В 2016 году партия дала указание своим образовательным учреждениям сотрудничать с лучшими техническими университетами мира с целью получения доступа к новым технологиям для их дальнейшего применения в КНР.

Ученые и инженеры, участвующие в военных исследовательских проектах, возможно, и не прошли формальной подготовки в качестве разведчиков, но обладают уникальной квалификацией для выявления и сбора ценной информации, необходимой НОАК для преодоления препятствий на пути разработки новых технологий. «Сплав военной и гражданской сфер», провозглашенный руководством страны, прекрасно иллюстрирует серьезность намерений Китая преодолеть любые препятствия.

Масштабы шпионский операций НОАК сложно переоценить: работа военных ученых, вероятно, является лишь одной из многочисленных тактик шпионажа. Помимо открыто заявленной деятельности, ученые из военных образовательных учреждений (особенно те из них, кто скрывает свою принадлежность к оборонному ведомству Китая) могут быть замешаны в шпионаже или краже интеллектуальной собственности во время пребывания за границей. Ученые НОАК за рубежом, которые поддерживают связь с Пекином и возвращаются домой в середине своего пребывания за границей для «коррекционного обучения» — безопасные и удобные каналы доступа к чувствительной информации и технологиям двойного назначения для китайских спецслужб.

Военные специалисты других стран также участвуют в различных конференциях, проводят совместные исследования и используют гражданский сектор для укрепления оборонного потенциала. Однако существует явная разница между китайской стратегией «сплава военной и гражданской сфер» и политикой других государств. При работе с зарубежными коллегами ученые посредством международных соглашений гарантируют, что результаты совместных исследований и технологии двойного назначения не будут направлены на военное использование. Подход Китая отличается — он использует открытость научной системы западных стран и эксплуатирует ее ценности, которые способствуют свободному обмену идеями и стимулируют научные исследования.

Новости партнеров