Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Спорт
Российским легкоатлетам на ЧМ запретили использовать гимн как рингтон
Общество
Гадание у Кремлевской стены
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Гадание у Кремлевской стены

    22:15  6 Ноября 2014  /обновлено: 20:53  27 Октября 2015
    3720

    Московский Кремль

    Какой бы вздорной ни казалась версия о неслучайной гибели Александра Иванова и Кристофа де Маржери, Кремлю, пока не поздно, следует отреагировать на неё адекватно. Наблюдая за психологией масс в эту неясную, волшебную эпоху, подчас становится особенно заметно, что человеческое общество совершенно неизменным прошло сквозь века и тысячелетия. Что в наши «высоконаучные» и «современные» дни, до краёв наполненные, казалось бы, лишь биржевыми сводками, распродажами, рекламой свежих гаджетов и непрерывными записями в Фейсбуке, коллективное сознание ведёт себя в точности так же, как во времена авгуров и хиромантов. Оно склонно оперировать не фактами, не чётким пониманием природы вещей и не точным описанием событий, но скорее неявными, ускользающими связями между феноменами; лишёнными правил играми взбудораженного ума; болезненными причудами и конспирологическими капризами анонимного — и могучего в своей анонимности — автора. Это лучше всего проявляется во времена войн, в моменты массовых истерий вокруг «подорожания соли» или «маньяков на подмосковных трассах», на волнах информационных вбросов о новых налогах, законах, отставках, «чёрных вторниках» и «чёрных пятницах», и прочих «властных каверз». В эти периоды всеобщего угасания критического восприятия мира общественная психология превращается в непрерывный генератор химер и призраков. Секрет, однако, в том, что в такие вот моменты все эти призраки и химеры словно обретают плоть, вторгаются в реальную жизнь, способны серьёзно повлиять на политические рейтинги и расклады, превращаются в важные элементы государственной жизни, с которыми приходится иметь дело уже и придворным социологам. И порой подобные аберрации массового сознания, пересиливая любую логику и любые контрдоводы, навсегда перечёркивают господствующий политический тренд.

    ***

    Проанализируем один подобный феномен, проявленный в последние дни. Речь идёт об общественной реакции на трагические смерти двух выраженных представителей российских и наднациональных элитарных политико-экономических кругов — зампреда банка ВЭБ Александра Иванова, сына влиятельнейшего главы кремлёвской администрации, и исполнительного директора нефтяного концерна Total Кристофа де Маржери, считавшегося большим и преданным другом России. Разгорающийся социальный психоз, вне всякой логики объединивший две эти смерти, отделённые друг от друга двумя неделями и тысячами километров, на глазах принимает форму обострённого коллективного подозрения в том, что «Путину, а с ним и всей России» некие всесильные противники предъявили одну за другой «две чёрные метки» — как недвусмысленные предупреждения «ему и нам» накануне каких-то неизвестных, но, безусловно, стратегически важных решений Кремля или, напротив, скорой полномасштабной атаки на Россию со стороны бесчисленных полчищ её врагов. В этой конспирологической химере очевидная непохожесть обеих смертей принимает форму ужасающей пропорции: в качестве жертв были будто бы выбраны по одной ключевой фигуре из политики и бизнеса, символизирующие нынешнюю «стойкость России» перед лицом усиливающегося западного давления по всем геополитическим фронтам. Любые рассудочные аргументы, взывающие к технической невозможности подобных актов индивидуального террора, отметаются с типично конспирологическими интонациями: - «Вы что, и правда верите, что сын всесильного Сергея Иванова взял и просто так утонул в десяти метрах от берега?» - «Вы что, всерьёз утверждаете, что самолёт ключевого нефтяного топ-менеджера взял и просто так врезался в снегоуборочную машину?» Всякий простой ответ - «Да, именно так и случилось» - немедленно обесценивается коронным аргументом подобных теорий: «Отчего же тогда две эти смерти произошли так вовремя, да ещё одна за другой? Не год назад и не год спустя, в «мирную эпоху», а именно сейчас, накануне чего-то важного?». Никакой фактор случайности, никакие совпадения здесь не принимаются во внимание, но лишь усиливают подозрения: «В том-то и дело, чтобы метки были предъявлены показательно, у всех на виду — но так, чтобы всё выглядело несчастным случаем и трагическим стечением обстоятельств. А как вы хотели?». И более того: стоит только поколебать веру носителей подобной химеры во всесильность неких таинственных, но вполне смертных и естественных сил («спецслужб», «масонов», ЦРУ, «глобалистов» и т. д.), как их место в сюжете может занять уже «божественное провидение» — и тогда берегись: «Ну хорошо, это была не чёрная метка из рук врагов рода человеческого, это был знак свыше!». Вера в предзнаменования — это уже совсем другой уровень рассмотрения причинно-следственных связей: попробуй убеди проповедников подобных теорий в том, например, что неоднократные неудачные попытки Владимира Путина достичь Святой греческой горы Афон в 2000-е годы объяснялись просто «плохой погодой». Пропагандистский эффект от подобных построений усиливается ещё и тем, что цепочки необъяснимых, непохожих, но чрезвычайно подозрительных смертей встречались и раньше, в недавнем прошлом, и до сих пор свежи в памяти. Многие помнят череду загадочных «якобы бытовых» убийств российских учёных — профессоров и академиков, многие из которых имели прямое отношение к перспективным научным исследованиям оборонного характера. Или целый ряд столь же таинственных смертей иранских физиков-ядерщиков, за которым только ленивый или наивный ум не разглядел происков израильских спецслужб. Подобные случаи наслаиваются на ещё более известные мифологизированные происшествия — например, случаи неотвратимой гибели всех «проклятых» членов экспедиции, вскрывшей могилу фараона Тутанхамона в Египте, — и превращаются в устойчивый мифологический сюжет о «неслучайных смертях», перед которым бессильны любые апелляции к совпадениям. «Всё это неспроста!» — таков главный принцип всех конспирологических теорий. И ведь не поспоришь: научный материализм сполна убедил нас, что любое событие детерминировано целым ворохом предшествующих событий.

    ***

    Проблема, однако, в том, что, проникая в общественное сознание и отвоёвывая в нём всё новые позиции и рубежи, химерические построения отбрасывают вполне реальную тень на повседневную реальность, начинают жить в качестве влиятельных политологических факторов. Если миллионы людей искренне уверуют в то, что самый вздорный, самый случайный и частный эпизод информационной повестки дня в действительности является неким важным «месседжем городу и миру», имеющим большую общественную значимость, он и в самом деле превратится в такой месседж. Говоря совсем конкретно: если и когда значительная часть наших сограждан сойдётся вдруг в мысли, что трагические кончины Александра Иванова и Кристофа де Маржери совпали неслучайно и явились элементами некоего общего «плана», российской власти придётся реагировать на эти подозрения. И её реакция, чтобы оказаться эффективной, должна работать в том же поле правил и дефиниций, в которых оперирует сам этот миф: «Враги или Провидение всучили нам эти чёрные метки — но мы достаточно сильны, чтобы выстоять против любых вызовов и угроз. И теперь мы поступим так…» В мировой истории имеется достаточное количество примеров, как различным нетривиальным правителям удавалось нейтрализовать и даже обращать в выгоду для себя и народа не только подлинные или мнимые происки врагов, но и любые грозные предзнаменования Небес. Денис Тукмаков

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях