Лента
02 августа 17:49
Все новости
Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
instagram.com  /  @navalny

Запись разговора Алексея Навального с якобы Константином Кудрявцевым из ФСБ похожа на подделку, изготовленную по плохо подготовленному сценарию. На это указывают нестыковки и противоречия в показаниях предполагаемого «военного химика». Собеседник главы «Фонда борьбы с коррупцией»1 (ФБК1, НКО-иноагент) показал незнание нюансов операции по отравлению Навального и вообще с трудом вспомнил, как и зачем он ездил в Омск. «Военный химик» по необъяснимым причинам не знает, какой токсин и куда наносился для ликвидации главы ФБК, а также что он в итоге «замывал и обрабатывал».

Постановочный диалог с ФСБ

Глава ФБК Алексей Навальный 21 декабря на своем YouTube-канале опубликовал видео с записью «пранкового диалога» с якобы Константином Кудрявцевым — военным химиком и сотрудником Института криминалистики ФСБ. Согласно заявлениям главы ФБК, а также материалам иностранных медиа (Bellingcat, The Insider3, CNN, ElPais, Spiegel), Кудрявцев якобы входит в некую группу сотрудников ФСБ, причастную к его отравлению в августе 2020 года.

Звонок был совершен с использованием приложения для смены номера на личный телефон сотрудника ФСБ. В беседе Навальный представился Максимом Устиновым — помощником секретаря Совбеза РФ Николая Патрушева. Под предлогом подготовки краткого отчета для обсуждения инцидента с отравлением на «высшем уровне» глава ФБК попросил Кудрявцева изложить свою точку зрения относительно произошедших событий. Диалог длился 45 минут, в рамках которого собеседник Навального рассказал, как он летал в Омск для чистки одежды оппозиционера от следов использованного токсина.

Согласно позиции Навального и медиа, публиковавших расследование об отравлении главы ФБК, запись разговора и видео якобы являются подлинным доказательством вины ФСБ.

Однако если обратить внимание на некоторые детали опубликованного и расшифрованного диалога, то в нем можно обнаружить множество нестыковок и алогичностей. В первую очередь в словах и поведении самого собеседника Навального из ФСБ. Они однозначно дают понять, что беседа была постановочной и записывалась по плохо проработанному сценарию с человеком, не являющимся работником Института криминалистки Федеральной службы безопасности. Такую запись вряд ли можно рассматривать как доказательство вины причастности сотрудников российской спецслужбы к отравлению Навального. Кратко обратим внимание на спорные моменты.

Сценарные неточности диалога Навального

1. Абсурдное нарушение ведомственных инструкций

Навальный позвонил Кудрявцеву на его личный телефон с использованием приложения для маскировки номера. В контакт был подставлен номер другого сотрудника ФСБ — Артема Троянова. На факт того, что звонок из секретариата Совбеза РФ проходит по обычной гражданской сотовой сети и от рядового сотрудника ФСБ, Кудрявцев обратил внимание. Он спросил, звонит ли собеседник от Троянова? В ответ на это Навальный объяснил, что звонит по «общей системе» и использует коммутатор.

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

Что не так? 

На службе ФСБ РФ для работы в помещениях ведомства и для обсуждения рабочих вопросов используются смартфоны производства НТЦ «Атлас» с системой шифрования для защиты связи. Работа, а тем более оперативные мероприятия, имеющие отношения к гостайне, по обычной связи не обсуждаются. Это указано во внутренних инструкциях. Коммутатор, о котором говорил Навальный, — зачастую элемент закрытой системы связи. И если бы он использовался, то логичным был звонок на шифрованный телефон Кудрявцева, а не на личный гражданский аппарат.

В такой ситуации логичен запрос на идентификацию звонившего (защищенный видеозвонок, подтверждение личности у руководства). Более того, Навальный даже сам предложил позвонить по «оперативной связи».

Однако собеседник Навального продемонстрировал абсурдную алогичность. В начале беседы Кудрявцев учел предмет диалога, сомнительность личности звонившегося, выбранного способа связи. Фактически показал знание инструкций.

Но почему-то, словно нарочно, проигнорировал требования безопасности и собственные доводы, отклонил предложение о переходе на «оперативную связь» и принял участие в 45-минутном диалоге. А в конце беседы, наоборот, выказал незнание внутриведомственных установок, спросив Навального о том, нормально ли тему с отравлением обсуждать по незащищенной связи?

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

2. Кудрявцев забыл, зачем и куда ездил

В ходе беседы Навальный пытался выяснить подробности действий Кудрявцева в Омске после транспортировки главы ФБК в немецкую клинику «Шарите» и причины провала операции с отравлением в Томске. Напомним, согласно опубликованным материалам медиа The Insider и Bellingcat, военный химик 25 августа 2020 года совершил перелет из Москвы в Омск, где пробыл 10 часов, а потом вернулся обратно.

Собеседник главы ФБК запутался и не смог сразу понять, о чем идет речь и почему в беседе упоминаются Томск и Омск, а также когда он там был и по какому поручению. Лишь при помощи наводящих вопросов Кудрявцев прояснил детали своего визита. Он рассказал, что прибыл для обработки личных вещей Навального, переданных сотрудниками транспортной полиции.

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

Кудрявцев также неуверенно рассуждал о причинах провала операции в Томске, ссылаясь на отсутствие информации и используя в беседе большое количество «вероятностных формулировок» при оценке действий группы. Так, по словам сотрудника ФСБ, и, по сути, в отчете для секретариата Совбеза РФ, операция провалилась, потому что «ситуация сложилась так», «возможно, самолет сел раньше» и медики оперативно сработали. Кудрявцев не смог объяснить, правильно была подобрана доза или нет, но заявил, что ее рассчитывали с запасом.

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

Что не так?

Предполагается, что Кудрявцев является членом группы, которая более трех лет следила за Навальным и тщательно планировала его отравление. Это означает доскональное знание основных элементов операции — времени и локации отравления, выбранной дозы определенного вещества, оценка эффективности вещества, способа его нанесения и, возможно, предполагаемой локации смерти. Но по странному стечению обстоятельств собеседник Навального, несмотря на обозначенный предмет диалога, выказывает полное незнание сути вопросов и деталей событий, которые заранее планировались с Кудрявцевым и в которых он якобы принимал непосредственное участие. Вспомнить о своем визите в Омск он смог лишь после наводящих вопросов.

Это же касается и «вероятностных формулировок» о причинах провала операции. Предполагается, что собеседник — опытный военных химик, эксперт криминалистического центра. В таком случае никаких «наверняка» и «я так понимаю» быть не может. Но в диалоге собеседник показывает незнание своей профессии. Фрагментированность слов собеседника Навального и его непрофессионализм можно было бы объяснить плохо заученным сценарием человеком, не имеющим отношение к операции с отравлением и химии в целом.

Также обратим внимание на дату прилета Кудрявцева в Омск — 25 августа. Это через пять дней после инцидента с отравлением и через три дня после его отправки в «Шарите». То есть предполагаемый сотрудник ФСБ в преступлении, в котором его обвиняет Навальный, не участвовал, а потому статус «убийцы» или «отравителя» иметь не может.

3. «Калининград Шредингера»

В контексте разговора о причинах провала операции в Томске Навальный спросил своего собеседника, почему не был учтен опыт Калининграда? В ответ на это Кудрявцев заявил, что ему ничего неизвестно о калининградском опыте и информации никакой нет.

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

Что не так?

О некоем инциденте в Калининграде упоминалось в выпущенном ранее материале The Insider и Bellingcat об отравлении Навального. В нем заявлялось, что в начале июля 2020 года была предпринята попытка применить отравляющее вещество против четы Навальных во время пятидневного отдыха в гостинице «Шлосс Отель Янтарный» на берегу Балтийского моря. Тогда, следуя данным материала, плохо стало жене главы ФБК — Юлии Навальной. Утверждалось, что в Калининграде якобы присутствовали представители «группы отравителей из ФСБ» в составе Алексея Александрова, Михаила Швеца и Владимира Паняева, которые координировали свои действия с остальными членами группы. При этом контакт поддерживался и с Константином Кудрявцевым. Медиа обосновывали это имеющимися в их распоряжении биллингами, в которых был зафиксирован всплеск общения между сотрудниками НЦ «Сигнал» и сотрудниками ФСБ. Как минимум упоминалось о том, что руководитель группы — полковник Макшаков — связывался с Кудрявцевым 6 июля.

Иными словами, Кудрявцев должен был знать об инциденте в Калининграде и выезде в район членов собственной группы. Почему собеседник Навального заявляет обратное — вопрос без ответа. Этот нюанс ставит под сомнение подлинность как информации в материале The Insider и Bellingcat об отравлении Юлии Навальной, так и личности сотрудника ФСБ, с которым разговаривал глава ФБК и саму достоверность записи разговора.

4. «Химик-двоечник»

В диалоге Алексей Навальный попросил собеседника раскрыть подробности работы Кудрявцева с его личными вещами: когда и с какими предметами одежды проводились манипуляции, как обрабатывали и от какого вещества? Навальный пытался узнать, могли ли следы отравляющего вещества остаться на теле после контакта с одеждой.

Отвечая на вопросы, Кудрявцев заявил, что обработка одежды (костюм, нижнее белье и носки) проводилась дважды — 25 августа и неделей позже. Вещи замывали и обрабатывали растворами. Собеседник Навального заявил, что вещество вряд ли могло остаться на теле.

Что не так?

Кудрявцев несколько раз в контексте разных вопросов комментировал обработку вещей и каждый раз заявлял противоречащие друг другу тезисы. При обсуждении выезда сотрудника ФСБ 25 августа в Омск на вопрос, почему на теле Навального не могло остаться следов отравляющего вещества после контакта, Кудрявцев ответил, что у химвещества хорошие показатели впитываемости.

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

Однако немногим позже, отвечая на детализирующий вопрос о мероприятиях по «зачистке вещей от токсина» во время второго выезда, Кудрявцев заявил, что даже не знает с каким веществом он работал и ему ничего неизвестно о его параметрах проникновения и свойствах.

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

Но еще через несколько минут собеседник Навального снова меняет свою точку зрения и, комментируя выбранный способ применения токсина, заявляет, что контактный метод, скорее всего, действенный, так как обеспечивается хорошее проникновение вещества.

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

 

Как уже упоминалось ранее, военный химик, три года участвовавший в разработке операции по отравлению Навального, обязан был знать каким веществом предполагается устранить цель, а также знать его состав и свойства. Не в последнюю очередь это важно и на тот случай, если все же планируется устранять следы, ведь нужны подходящие реагенты.

Но лицо, которое Навальный выставляет за соучастника в отравлении, показывает полное незнание нюансов операции и специфики работы военного специалиста-химика. Он прямо заявляет, что ему неизвестно, чем занимались его коллеги все предшествующее время. В таком случае возникают логичные вопросы: что и чем обрабатывал собеседник Навального и был ли выезд для замыва следов на самом деле?

5. Трусы Навального

При обсуждении темы устранения следов отравляющего вещества глава ФБК выяснил, что основным предметом, на который, вероятней всего, нанесли токсин и где могла скопиться максимальная концентрация отравляющего вещества являются трусы. Приказ об обработке токсином внутренней стороны гульфиковой зоны трусов якобы отдал руководитель группы ФСБшников полковник Макшаков.

Что не так?

Как и в случае с обсуждением обстоятельств обработки вещей растворами для сокрытия токсина, показания Кудрявцева противоречат сами себе. Изначально он заявил, что именно Макшаков отдал приказ «работать по трусам». При этом, поддержав тезис Навального, детализировал, что обработка токсином проводилась по внутренним швам гульфика.

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

Однако всего через несколько минут Кудрявцев в диалоге с Навальным заявил, что не знает, куда именно было нанесено отравляющее вещество — на трусы или на штаны. Собеседник озвучил расплывчатый тезис, что «работали по внутренностям».

Пять нестыковок в постановочном звонке Навального «отравителю из ФСБ»
Федеральное агентство новостей  / 

 

 

Считается, что слова об обработке гульфика являются признанием в совершении преступления. При этом сами трусы стали «главным вещдоком». В свою очередь из заявлений собеседника Навального на самом деле таких выводов сделать невозможно. Он сам не знает, что обрабатывал по чьему приказу.

«Шоу для незатейливых»

В итоге можно сделать вывод, что собеседник Навального вряд ли является военным химиком из ФСБ, каким его хотел представить глава ФБК. Он не знает деталей подготовки операции, не понимает до конца сути задаваемых вопросов, путается в произошедших событиях и в своих собственных показаниях. Для сотрудника спецслужбы, три года принимавшего участие в планировании отравления, это недопустимо и абсурдно. Это, скорее, диалог с подставным спикером. Совокупность фактов указывает на то, что разговор с предполагаемым работником ФСБ — подделка и часть глобальной антироссийской медиакампании с участием иностранных СМИ и спецслужб.

На это же указывает и то, как запись разговора была подана зрителям. Беседа с Кудрявцевым подавалась из немецкого штаба как шоу — с кинематографической картинкой, сменой ракурсов, разными планами. Настоящий «западный детектив». Правда, сфокусированный на определенную аудиторию: на незатейливого зрителя, доверяющего Навальному, который не станет детально разбирать получасовое видео и многостраничную расшифровку беседы, но обязательно ретвитнет или репостнет контент с нужным тезисом.

Напомним, запись беседы Навального с предполагаемым сотрудником ФСБ ранее комментировали в Центре общественных связей Федеральной службы безопасности. Согласно позиции ведомства, телефонный разговор является подделкой, а само «расследование» о предполагаемой причастности сотрудников ведомства Навального и ряда зарубежных медиа к отравлению оппозиционера — спланированная провокация против российской спецслужбы. В ЦОС ФСБ заявили, что по факту публикаций инициирована проверка, в ходе которой действиям причастных лиц будет дана процессуальная оценка.

1 Включен в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента; признан экстремистской организацией.

3 СМИ, включенное в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента.

Вернуться назад

83 комментария
Рейтинг@Mail.ru