Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Как искажают историю Второй мировой войны учебники стран Восточной Европы

Как искажают историю Второй мировой войны учебники стран Восточной Европы

В связи с пандемией коронавируса во многих странах перешли на дистанционное обучение школьников. Появился он-лайн доступ к учебникам разных государств. Корреспондент ФАН решил изучить, как описывают события Второй мировой войны в учебниках стран Восточной Европы. Упрощенная схема истории последней мировой войны, которую проталкивают структуры Джорджа Сороса, выглядит так: Западную Европу захватил диктатор Гитлер, а Восточную Европу — диктатор Сталин, в 1944–1945 годах доблестные англо-американские войска освободили Западную Европу, а вот Восточной Европе пришлось ждать свободы еще 45 лет. Так как написание, производство и распространение по школам учебников во многих бывших социалистических странах контролируют структуры, близкие к Джорджу Соросу, то местные школьники получают искаженные знания об одном из важнейших событий в истории человечества, которые обосновывают вышеназванную схему.  

Болгария: не виноватые мы — немцы сами пришли

Решил посмотреть учебник для 10 класса по новой программе, которая предусматривает, что школьники изучат всю 2500-летнюю историю своей страны всего за один год. Его написал коллектив авторов в составе Милко Палангурски, Иван Лазаров, Красимира Мутафова, Иван Русев, Лычезар Стоянов, Виолета Стойчева, Юлия Симеонова, издан учебник издательством «Рива».

Глава 54 учебника носит название «Царство Болгария в годы Второй мировой войны». Первое же предложение в ней звучит так: «Германо-советский пакт 1939 года и раздел Польши положили начало нового мирового конфликта». Как видите, лживый вымысел о том, что СССР виновен в развязывании мировой войны наравне с Третьим рейхом выдается в учебнике как аксиома — утверждение, не требующее доказательств. Никакой другой информации о пакте 1939 года в учебнике нет, а иначе школьники могли бы узнать, что он предусматривал только отказ двух стран от нападения друг на друга. Там действительно разграничены территории сфер влияния двух стран в Восточной Европы, но нигде не говорится о необходимости военного захвата этих земель. Никакой материальной выгоды от подписания этого пакта гитлеровская Германия не получила и этим он отличается от Мюнхенского договора 1938 года с Великобританией и Францией в результате которого Третий рейх получил Судетскую область Чехословакии. Однако про тот договор в учебнике нет ни слова. Что касается раздела Польши, то он не мог быть причиной нового мирового конфликта даже теоретически по той простой причине, что СССР ввел свои войска на захваченные в 1920 году поляками белорусские и украинские земли через 17 дней после начала мировой войны.

Памятник Советской армии в Софии

Первая глава этого раздела носит название «Беспартийная власть накануне войны»: более половины ее посвящена описанию дискриминации евреев и принятию антиеврейского Закона о защите нации 21 января 1941 года. Следующая глава озаглавлена «От нейтралитета к войне» и перечисляет основные этапы превращения Болгарии в союзника Третьего рейха. Ее название заблуждающее, так как она охватывает период до декабря 1941 года, а тогда еще в Болгарию война не пришла, и правдивее было бы ее озаглавить «От нейтралитета к союзу с Гитлером». Если авторы учебника всячески осуждают союз с Третьим рейхом СССР, которого на самом деле и не было, то в отношении аналогичного союза Болгарии нет ни слова осуждения, они даже пытаются оправдать его. Так, описывая участие болгарских войск в оккупации Югославии и Греции, что позволило перебросить оттуда большую часть немецких войск для нападения на СССР, авторы пишут: «19 апреля 1941 года болгарские войска входят в Македонию и Беломорскую (Белым в Болгарии называют Эгейское море) Фракию, встреченные как освободители». О партизанской борьбе там против болгарских войск в учебнике ни слова — какая может быть борьба против освободителей!

Памятник нацистскому летчику люфтваффе в Софии

О последующих событиях до сентября 1944 года рассказывает глава, носящая название «Гражданская война», хотя я впервые встречаю, чтобы в Болгарии так называли этот период своей истории. В начале рассказывается о попытке переворота левых земледельцев, организованного английской разведкой, но нет ни слова осуждения их за сотрудничество с ней. А вот о тех кто три года вел в Болгарии антифашистскую борьбу в партизанских отрядах у авторов нашлись следующие слова: «24 июня 1941 года БКП (Болгарская коммунистическая партия) берет курс на вооруженную борьбу в защиту СССР. Сопротивление не направлено против чужой власти, а против собственного правительства. С целью расширить общественную поддержку, коммунисты создают 17 июля 1942 года коалицию из четырех партий, названную Отечественным фронтом (ОФ)». Больше о партизанской борьбе в Болгарии нет ни слова. Полностью отсутствует в учебнике и какое-либо упоминание о массированных англо-американских бомбардировках Болгарии, чьими жертвами стали тысячи мирных жителей. Федеральное агентство новостей рассказало о них в статье «Почему в Болгарии не любят США: пять лет памятнику убийцам болгар».

Ничего не сказано в учебнике и о главном сражении Второй мировой войне — Сталинградской битве. Вместо этого перелом в войне описан так: «В это же время наступает перелом в ходе Второй мировой войны в пользу Антигитлеровской коалиции. Войска СССР, Великобритании и США отбрасывают армии держав Трехстороннего пакта на всех фронтах». Если верить авторам учебника, то получается что перелом в ходе войны начался не в ноябре 1942 года, а в июле.

Дальнейшие события в Болгарии описываются так: «28 августа 1943 года внезапно умирает царь Борис III. Регенты малолетнего наследника Симеона не в состоянии овладеть ситуацией. В стране происходит политический кризис, который не смогли преодолеть два следующих кабинета министров. 2 сентября 1944 года власть взяли политики от старых демократических партий во главе с Константином Муравьевым. Они предпринимают решительные шаги, чтобы вывести Болгарию из войны и восстановить конституционные права и свободы. Однако 5 сентября 1944 года СССР объявляет войну Болгарии, а три дня спустя советские войска входят в страну. 9 сентября 1944 года в Софии совершен переворот и ОФ берет власть».

Получается такая картина: в Болгарии у власти были настоящие демократы, которые начали строить свободное и справедливое общество, но тут в страну ворвались советские агрессоры — и все сорвалось. На самом деле тот политический кризис, о котором пишут авторы учебника, назывался разгром немецко-фашистских войск на Восточном фронте и деятели профашистской диктатуры, установленной еще в 1934 году, никогда бы добровольно не отдали власть, если бы советские войска не оказались на северной границе Болгарии. Множество кадров кинохроники и фотографий тех лет свидетельствуют, что болгарское население восторженно встречало советских солдат, но про это авторы учебника не пишут. Правда, есть в учебнике фотография на странице 229, где жители Софии с цветами встречают советских воинов, но под нею подпись: «Пропагандистская фальшивка». И больше ни слова, доказательства отсутствуют.

Как искажают историю Второй мировой войны учебники стран Восточной Европы

В дополнительных материалах учебника к этой главе авторы всячески стараются оправдать заключение Болгарией союза с Гитлером. Для этой цели помещена фотография премьер-министра Богдана Филова, который его подписал. В опубликованной здесь же его биографии говорится, каким замечательным человеком он был: великий ученый, получивший прекрасное образование и знавший шесть языков. А вот про то, что пока он возглавлял болгарское правительство и Болгарию в качестве регента, страна была покрыта сетью лагерей, куда бросались все антифашисты, к ним официально применялись изощренные пытки, а по стране рыскали карательные отряды, убивавшие без суда в том числе и детей за малейшее подозрение о связи с партизанами, — ни слова. Например, 20 декабря 1943 года солдаты 2-й пулеметной роты 19-го Шуменского пехотного полка под командованием подпоручика Косты Йорданова расстреляла в селе Ястребино 18 человек, в том числе и шесть детей в возрасте от семи до 13 лет. Эта бойня проходила во исполнение постановления Министерского совета от 27 апреля 1943 года о лишении партизан источников снабжения, которое подписал Богдан Филов.

Кроме того, в учебнике приводится отрывок из письма Н. Антонова — болгарского посла в Швеции: «В шведском министерстве иностранных дел один из директоров мне сказал вчера напрямую, что отпор Болгарии остановил целую серию замысленных от стран Оси новых принудительных присоединений к Берлинскому пакту, в том числе и Швеции». Неужели авторы считают, что болгарские школьники такие наивные и действительно верят, что полуторагодовое выжидание Болгарии после начала войны, гордо именуемое в письме «отпором», хоть как-то повлияло на позицию других стран и даже на сохранение Швецией своего традиционного нейтралитета?!

В главе «Царство Болгария в годы Второй мировой войны» всего пять страниц. Из них две целиком посвящены спасению болгарских евреев — самому любимому демократической общественностью событию войны. Евреи, без сомнения, заслуживают спасения и сочувствия, но все-таки главное событие Второй мировой войны для Болгарии — это спасение от смерти миллионов болгар. В главе о войне находится место и смеху: в рубрике «История смеется» приведена шутка царя Бориса: «Мои генералы — германофилы, мои дипломаты — англофилы, царица — итальянофилка, народ мой — русофилы. Только я нейтрален в Болгарии».

В конце главы авторы делают вывод: «В сентябре 1944 года страна оказалась в исключительно тяжелом положении. Она одновременно в войне с Великобританией, США, СССР и Германией. Вырванная из орбиты национал-социалистической Германии, она оккупирована советской армией и на 45 лет попадает под власть тоталитарного коммунизма». О самом главном вкладе болгар в борьбу с фашизмом авторы учебника пишут только в следующей главе «Иллюзии народной демократии» и максимально кратко: «Болгарская армия под руководством Красной Армии участвует в войне против Германии». «Забыли» авторы учебника написать и о том, что все советские войска были выведены из Болгарии еще в 1946 году, но тут их понять можно: как же тогда рассказывать об «ужасах 45-летней советской оккупации»?

Тем, кому интересно, что же на самом деле происходило в Болгарии в годы войны, может прочитать статью Федерального агентства новостей «Как Болгария защищала Гитлера, уничтожая греков, югославов и русских».

Польша: войну начала Германия, но виноват в этом Сталин

В Польше уже в 8 классе изучают одновременно и мировую историю, и историю своей страны с 1939 года до наших дней. Решил посмотреть учебник Томаша Мальковского, вышедший в издательстве «Просвещение» города Гданьска.

В нем Второй мировой войне уделено почти 90 страниц. Первая глава «Вспыхивание II мировой войны» начинается с того, что школьникам объясняют, что такое Советский Союз: «Прилагательное «советский» в польском языке часто носит негативную окраску». На второй странице фотография советских бойцов, бегущих в противогазах со штыками наперевес. Под ней подпись: «Учения Красной Армии (1938). Ее сила основывалась на количестве людей, а не на обученности солдат или хорошем командовании (90% генералов было расстреляно во время большой чистки в 1934–1938 годах)». Сразу становится понятен уровень компетенции автора в нашей истории и его правдивость. Репрессии в Красной Армии начались не в 1934 году, а 6 июля 1936 года с ареста комдива Дмитрия Шмидта. Кстати, он действительно был троцкистом и в 1927 году после исключения на XV съезде ВКП(б) Льва Троцкого из партии подошел к Сталину и, обнажив шашку, пообещал отрезать ему уши. Автор учебника не знает, что генеральские звания в Красной Армии ввели только 7 мая 1940 года, когда репрессии уже закончились. Кроме того, даже у самых тенденциозных демократических историков и то количество репрессированного высшего командного состава Красной Армии не превышает 65,6%, причем далеко не все расстреляны из этого числа.

В учебнике достаточно подробно описано предложение Германии Польше отдать ей Гданьск и разрешить строительство через польскую территорию немецких шоссейной и железной дорог, соединяющих Германию и Восточную Пруссию, а также отказ Польши от него. Далее описывается заключение пакта Молотова-Риббентропа и делается вывод: «В открытой части пакта СССР обязался соблюдать нейтралитет в случае войны против Третьего рейха — это означало, что Сталин соглашался на агрессию против Польши». Здесь речь идет о статье 2 пакта, которая гласит: «В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу». Но дело в том, что к тому времени Третий рейх заключил уже договора о ненападении с 12 державами и везде был аналогичный пункт. По логике автора учебника, все эти державы тоже дали согласие на нападение на Польшу.

Дальше кратко описывается положение в пяти странах накануне войны. Про Германию написано: «Вермахт имел все преимущества над польской армий, в том числе в количестве солдат, более современным вооружении и силе огня. Гитлер обеспечил себе сотрудничество Сталина и правильно предположил, что Запад не придет Польше на помощь». Про Францию говорится о громадном преимуществе ее армии над немецкой, большая часть которой переброшена к границе Польши, но делается и правильный вывод: «Однако французы верили, что войны на Западе удастся избежать, а из-за огромных потерь, понесенных ими в Первой мировой войне, они не хотели «умирать за Гданьск». Такого же мнения автор и про Великобританию: «Британцы также рассчитывали на мир с Германией, кроме того, не были подготовлены к войне. Имели около 600 бомбардировщиков, способных к налетам на Германию, но их не предполагали использовать».

Все что написано о Советском Союзе, привожу полностью: «Летом 1939 года Сталин рассматривал возможность заключения союза как с Германией, так и с Англией и Францией. Выбрал договор с Гитлером, который казался ему более выгодным. Сталин был уверен, что после победы над Польшей Германия атакует Францию и Великобританию. Хотел подождать, пока обе стороны истекут кровью, а потом самому принимать решения о судьбах Европы. Политика Сталина стала причиной вспышки Второй мировой войны». На самом деле Сталин заключил договор с Гитлером, так как альтернативы ему не было — Британия и Франция прислали на переговоры о военном союзе второстепенных лиц, к тому же не имеющих полномочий на подписание договора. Не Сталин, а Британия и Франция рассчитывали наблюдать, как СССР и Германия истекают кровью в войне друг с другом, а потом решать судьбы стран Европы, но советский руководитель их переиграл. Разумеется, об этом в современных польских учебниках написать нельзя, а через каждую страницу обвинять во всем Сталина и, соответственно, СССР — святое дело.

О предвоенной Польше, в принципе, все написано правильно: «Польские политики твердо отвергали предложения Гитлера, так как были полностью уверены в поддержке союзников. Они не отдавали себе отчета, что Франция и Великобритания дали Польше гарантии только потому что: 1. Припугнуть Гитлера (а не для того чтобы с ним воевать). 2. Не допустить согласия Польши с немецкими предложениями (если бы согласилась, то Гитлер мог бы атаковать Запад). Польские политики и генералы не принимали во внимание возможность совместной атаки Германии и СССР, а многие из них переоценивали силы польской армии».

На этой же странице изображен плакат с военным министром Польши маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы и его лозунгом: «В случае войны каждый мужчина независимо от возраста и каждая женщина будут солдатами». На самом деле перед войной был значительно более популярным другой лозунг маршала: «В случае нападения не отдадим даже пуговицу!», более того, поляки, как заклинание, до войны повторяли: «Nam nie grozi nic, bo z nami jest marszalek Smigly-Rydz» («Нам ничего не грозит, ибо с нами маршал Смиглы-Рыдз»). Но после того что произошло в сентябре 1939 года, все это выглядит по меньшей мере смешным, и в Польше про это стараются не вспоминать.

Победы, которых не было, и военные преступления, которые были

Дальше следует краткое описание первых дней войны, начавшейся 1 сентября 1939 года. Отмечается, что немцы напали с трех сторон и имели преимущество в вооружении, так как у Польши до войны не было денег на современную авиацию, бронетехнику и артиллерию. В отличие от СССР, немецкое нападение не было для Польши внезапным, о чем сообщает и учебник: «Всеобщая мобилизация была объявлена только 31 августа (до этого она была отложена под натиском западных союзников, верящих в возможность спасения мира)». Далее приводятся данные о численности и вооружении польской и немецкой армий. Соотношение якобы было следующим: 1 миллион польских солдат против 1,6 миллиона немецких, в самолетах — 400 против 1300, в артиллерии — 4300 против 10 000, в танках — 300 против 2700. Тут же мелким шрифтом сообщается, что так как исторические данные дают разные сведения о численности армий, то указанные сведения ориентировочные. Действительно, целый ряд историков указывают совсем другие цифры, например, соотношение по танкам указывают как 870 против 2800.

Следующая глава называется «Сентябрьская кампания» и начинается так: «Оборонительная война Польши продолжалась с 1 сентября по 5 октября 1939 года и называлась Сентябрьской кампанией. Поляки сражались, чтобы: 1.Сдержать немецкие атаки. 2. Облегчить союзникам военные действия на Западе. Немцы вели в Польше молниеносную войну: немецкие танковые колонны и авиация атаковали с трех сторон в направлении Варшавы, отрезали Поморье от остальной страны и уничтожили наши главные силы. Молниеносная война, кроме того, была войной тотальной. Немецкие самолеты бомбардировали школы и госпитали, а также обстреливали толпы беженцев на дорогах. На территории, которая до 1918 года принадлежала рейху (имеется ввиду Второй рейх — Германская империя), немцы расстреливали «предателей» — польских политиков, представителей интеллигенции, священников, участников Силезских восстаний и так далее». 

О массовых убийствах живущих в Польше немцев польской армией и населением в учебнике не сказано ничего. Между тем именно польская армия совершила первое военное преступление во Второй мировой войне. Оно было совершено 3 и 4 сентября 1939 года в Бромберге (польское название Быдгощ) и получило название «Кровавое воскресенье». По официальной польской версии, в город были заброшены немецкие диверсанты, а польская армия и местное польское население их уничтожили. Однако бросается в глаза удивительно большое количество «диверсантов» — по разным оценкам от 700 до 1200 человек, среди них были женщины и старики.

Интересно описывается в учебнике и «помощь» Великобритании и Франции, на которую так надеялась Польша: «Гитлер бросил против Польши почти все танковые подразделения вермахта и две трети авиации; надлежало остановить эти силы над Вислой, чтобы облегчить союзникам наступление на Западе. Однако наступления не произошло. На самом деле 3 сентября Великобритания, а за ней и Франция объявили войну немцам, но это была «странная война». Французы взяли несколько немецких деревень, из которых они потом ушли. Британцы разбросали над Германией антивоенные пропагандистские листовки. Французы не предприняли наступление, так как судьба Польши их мало волновала. В Лондоне господствовали очень воинственные настроения, но без взаимодействия с Францией Великобритания мало что могла сделать. Поляки остались одни».

Разгром польской армии разделен в учебнике на три этапа: «Пограничные сражения (1–3 сентября). Разгром главных польских сил (4–16 сентября). Падение государства (17 сентября — 5 октября)». Разумеется, о третьем этапе написано в несколько раз больше, чем о двух других вместе взятых. Тут мы можем прочесть: «В три часа ночи 17 сентября послу Польши в Москве была зачитана нота о предполагаемом падении Варшавы, «распаде» польского правительства, небытие страны и недействительности пакта о ненападении с СССР. Это было вранье: Варшава все еще оборонялась, государство существовало, правительство и высшее руководство просчитывали возможности дальнейшей обороны, а пакт о ненападении обязывал обе стороны».

Как искажают историю Второй мировой войны учебники стран Восточной Европы

Вранье тут, несомненно, есть, но не в ноте советского правительства, а в его опровержении. В первый же день войны из Варшавы удрал президент Польши Игнаций Мосцицкий, а 4 сентября вместе со всеми членами правительства бежал министр иностранных дел Юзеф Бек. Маршал Рыдз-Смиглы руководил польской армией из Варшавы до 7 сентября, а потом последовал примеру двух других руководителей Польши. При этом немецкие сухопутные войска подошли к польской столице только 8 сентября. Фактически бегство маршала из Варшавы означало и конец деятельности польского правительство, хотя оно еще оставалось в Польше, постоянно переезжая из города в город, приближаясь к румынской границе. Рыдз-Смиглы сразу удрал на другой конец страны — в Брест. В Варшаве он оставил начальника главного штаба, генерала дивизии Вацлава Стахевича, и предполагалось, что он будет связываться с ним по передвижной радиостанции. Однако прибыв в Брест, Рыдз-Смиглы запретил ее развертывать, заявив, что немцы ее запеленгуют и разбомбят его. При этом еще 6 сентября он перебросил в Брест подразделения ПВО и авиабригаду, защищавшую столицу, которая показала неплохие результаты, сбив за первые шесть дней войны 43 немецких самолета и потеряв 38. Варшава осталась без авиационного прикрытия, зато маршал мог спать спокойно. Связь между Стахевичем и Рыдз-Смиглы осуществлялась следующим образом: генерал, получив сообщения с фронта, отправлял мотоциклиста в штаб флота, там их передавали по радиостанции в штаб Бугской флотилии, а оттуда мотоциклист вез их маршалу. Таким же путем поступал и его ответ, который, когда доходил до войск, был уже бесполезен из-за поменявшейся обстановки. Впрочем, продолжалось это недолго — уже 9 сентября генерал Стахевич тоже отбыл в Брест. Оттуда польское командование перебралось в Коломыю, а оттуда — в Румынию.  

Интересный случай произошел с Рыдз-Смиглы, когда он переезжал мост через реку Черемош на тогдашней румынско-польской границе. Дорогу ему перегородил полковник Людвик Боцяньский и, когда маршал вышел из машины, сказал: «Вернитесь, речь идет о чести армии!». Маршал отодвинул его рукой и пошел в машину. Тогда полковник выхватил пистолет и выстрелил в себя. Пуля прошла мимо сердца, Рыдз-Смиглы приказал отнести раненого в машину и въехал в Румынию. Там он застал Игнация Мосцицкого и Юзефа Бека.

Несмотря на то, что и польские, и румынские документы свидетельствуют, что польское правительство убежало в Румынию 16 сентября, польские историки яростно доказывают, что это произошло 17 сентября, а значит, в тот день, когда советские войска вошли в Польшу, оно было еще в стране, и причина ввода войск, указанная в ноте советского правительства, не соответствует действительности. «Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать» — написано в ноте. И это было правдой, так как фактически реальное руководство страной и армией прекратилось еще 7 сентября, а по какую сторону границы находились члены польского правительства 17 сентября, никакого значения не имеет.

В современной Польше обожают вспоминать, как посол Польши отказался принять ноту, которую я процитировал. Он был якобы возмущен советской агрессией, и в итоге ноту отвезли в посольство и отдали под расписку. Но есть запись в выписке из служебного дневника заместителя наркома иностранных дел СССР Владимира Потемкина о беседе с польским послом Вацлавом Гжибовским, отправленной Иосифу Сталину в тот же день, 17 сентября 1939 года. «Гжибовский заявил, что он не имеет регулярной телеграфной связи с Польшей. Два дня тому назад ему было предложено сноситься с правительством через Бухарест. Сейчас посол не уверен, что и этот путь может быть им использован», — говорится в ее тексте. Какие еще нужны доказательства?

Автор учебника обвиняет советских дипломатов во вранье про польское руководство, но фактически сам же подтверждает его распад, когда не пишет, что оно руководило обороной страны, а использует туманную формулировку «просчитывали возможности дальнейшей обороны». Удивляет и то, что он называет враньем предстоящее падение Варшавы и в этом же учебнике сам пишет, что Варшава капитулировала 28 сентября 1939 года. А что касается пакта, то всем ясно, что раз перестала существовать Польша, то автоматически утратили силу и все договоры, заключенные с ней.

В учебнике практически полностью приведена вышеуказанная нота от 17 сентября. Отсутствуют только три предложения: «Предоставленная самой себе и оставленная без руководства Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, остались беззащитными. Советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями, и дать ему возможность зажить мирной жизнью». От такого сокращения нота приобретает антипольский характер.

Дальнейшее в учебнике описывается так: «Утром того же самого дня первые подразделения Красной Армии пересекли восточную границу Речи Посполитой. Всего на Польшу двинулось более 600 тысяч советских солдат, 4700 танков и 3300 самолетов. На востоке произошло немного столкновений, так как командующий издал приказ «с большевиками не сражаться». Он понимал, что польская армия не имеет никаких шансов в войне на два фронта и поэтому приказал солдатам пробираться в Венгрию и Румынию, чтобы оттуда отправиться во Францию».

На самом деле в последнем приказе маршала Рыдз-Смиглы от 17 сентября 1939 года говорилось: «Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей. Задача для Варшавы и [Модлина], которые должны защищаться от немцев, без изменений. [Части], к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию».
Так как разоружение польских войск в сложившейся ситуации было неизбежно, то фактически это был приказ на вооруженное сопротивление. К тому же надо было быть очень наивным человеком, чтобы представить, что с советским командованием можно было договориться о выводе польских войск за границу. Однако приказы маршала, даже если они и поступали в войска, уже не выполнялись. Сдача оружия приняла массовый характер в польских войсках, хотя отдельные очаги сопротивления были.

Сильно повеселила меня следующая запись в учебнике: «Нападение Красной Армии изменило судьбу Польши. В ночь с 17 на 18 сентября президент Мосцицкий, члены правительства, а также маршал Рыдз-Смиглы пересекли границу страны и были интернированы в Румынии». Давайте посмотрим, изменило ли судьбу Польши вмешательство Красной Армии 17 сентября 1939 года. Неужели если бы его не было, то Войско польское перешло бы в контрнаступление, взяло бы Берлин, и Вторая мировая война закончилась бы встречей союзников не на Эльбе, а на Рейне, и союзники были бы польские и англо-французские? Такую картину даже самые ярые польские патриоты представить не могут. Так что ввод наших войск значения для судьбы Польши не имел, он теоретически лишь ускорил ликвидацию польского государства на несколько дней, хотя и это не факт.

В один день с Германией на Польшу напало еще одно государство — Словакия. Об этом не знают 99% поляков. Когда спрашиваешь польских историков об этом, они объясняют это тем, что Словакия, которая появилась как независимое государство меньше чем за полгода до войны, имела армию всего из трех дивизий, и ее нападение значения не имело. С этим трудно не согласиться, но почему участие Словакии в войне находится сейчас в Польше в зоне информационного затемнения, а участие нашей страны выпячивается по любому поводу и без повода? В учебнике про участие Словакии тоже нет ни слова, хотя на опубликованных там картах она обозначена как союзник Германии.

Дальше идет описание восьми сражений Сентябрьской кампании. Самое первое: «1–7 сентября Оборона Вестерплатте. На полуострове Вестерплатте Польша имела военную базу, насчитывающую около 200 солдат, которыми командовал майор Хенрик Сухарский. Именно там началась Вторая мировая война — в 4:48 на Вестерплатте разорвались первые снаряды немецкого линкора «Щлезвиг-Гольштейн». Обороняющиеся отразили несколько штурмов немецкой пехоты и выдержали атаки с земли, моря и воздуха. Должны были обороняться 12 часов, а они капитулировали на седьмой день».

Поляки после капитуляции на Вестерплатте

Если быть точными, то их было 182 военнослужащих польской армии, и они сдались, хотя у них были вооружение, боеприпасы и продовольствие. За время обороны они потеряли убитыми 15 человек, причем пятерых они расстреляли сами за то, что те хотели сдаться еще 2 сентября. Сержант Казимеж Расинский знал все уничтоженные шифры и коды, но отказался сообщить их немцам и был расстрелян. Были среди поляков и настоящие герои. Из 182 поляков, начавших войну на Вестерплатте, до ее конца благополучно дожили 158, в том числе и их командир.

Следующим подвигом стала оборона польской почты в Гданьске 1 сентября 1939 года: «Она была символом Польши в вольном городе и поэтому поляки решили ее защищать. В сражении приняли участие несколько десятков почтовых служащих, вооруженных карабинами, пистолетами и ручными гранатами. Немцы на вооружении имели в том числе и огнеметы, которыми вечером подожгли здание. Только тогда почтовые служащие капитулировали. Четверым удалось сбежать, всех остальных немцы расстреляли».

На самом деле из 55 оборонявших почту 52 были отлично подготовленные польские военнослужащие. В 1936 году Польша решила инсценировать польское народное восстание в вольном городе Гданьске, где поляки составляли не более 20% населения. Затем на помощь восставшим должна была прийти польская армия, и город вошел бы в состав Польши. Так поляки захватили Вильнюс в 1920 году. Главной силой восстания должны были стать солдаты польской военной базы на Вестерплатте и служащие почты, которых заменили на специально подготовленных бойцов. Командовал ими подпоручик Конрад Гудерский — кадровый сотрудник 2-го отдела (военная разведка) Главного штаба Войска Польского, работавший на почте инженером. Однако потом поляки захват города отложили, поняв, что Гитлер тогда получит прекрасный повод, чтобы прийти на помощь жившим в городе немцам и безнаказанно напасть на Польшу, и вряд ли им не воспользуется. Третий рейх — не Литва.

Кроме замаскировавшихся под почтальонов польских элитных солдат, в здании почты оказались 67-летний сторож Ян Пипка, его жена Малгожата Пипкова, работавшая уборщицей, и их приемная 10-летняя дочь Эрвина Бажиховска. Учебник «забыл» еще написать, что у «почтовых служащих» было также три пулемета. Им противостояла не немецкая армия, а местные эсэсовцы, находившиеся до войны на полулегальном положении и имевшие слабую боевую подготовку. Тем не менее они к вечеру принудили поляков к капитуляции, потеряв убитыми всего десять человек. Сторож и его дочь умерли в больнице от ожогов, его жена выжила и дожила до 1963 года.

Следующим польским подвигом в учебнике стала битва под Мокрой 1 сентября, где «Волынская кавалерийская бригада целый день отражала атаки танковой дивизии вермахта. Поляки одержали победу, но к вечеру должны были отступить после получения сообщения о подходящих немецких подкреплениях». Тут все правда, но учебник умалчивает, что потери поляков превысили немецкие.

Производит впечатление битва под Визной 7–10 сентября: «Около 360 солдат капитана Владислава Рагиниса обороняло бункеры от немецкого танкового корпуса, насчитывающего более 30 тысяч солдат и минимум 160 танков. После жестоких боев обороняющиеся пали под немецким превосходством. Капитан Рагинис, верный клятве, что живым не покинет укрепления, подорвал себя гранатой. Битва под Визной получила название польские Фермопилы (в 480 году до нашей эры греки, обороняющие Фермопилы, пали в битве с персами, но не отступили)». Это настоящий подвиг, и Польша действительно может им гордиться. Хотя на самом деле у капитана Рагиниса было вдвое больше солдат, чем написано в учебнике, но 650 из них отдали свою жизнь и только 40 попали в плен.

Совсем другие чувства вызывает следующая «победа», описанная в учебнике, — битва на Бзуре 9–22 сентября: «Генерал Тадеуш Кутшеба внезапной атакой двух польских армий привел в замешательство двигающуюся на Варшаву немецкую армию. Поляки причинили противнику тяжелые потери, но в итоге оказались побежденными, когда немцы перебросили на Бзуру несколько сотен танков и самолетов. Это самая большая битва Сентябрьской кампании, она позволила отсрочить взятие Варшавы немцами». Возможно, эта битва действительно отсрочила взятие Варшавы, но капитуляцию Польши она явно сильно приблизила. Даже по польским данным, в результате этой битвы они потеряли 15 000 убитыми и 100 000 попали в плен, а немецкие потери составили 6000 убитыми.

Следующее сражение, о котором пишут в учебнике, — оборона Варшавы 8–28 сентября: «Немцы проводили артиллерийский обстрел города и бомбардировали его с воздуха, целясь в школы, госпитали, железнодорожные вокзалы и другие гражданские объекты. Несмотря на это, вермахт не взял Варшаву; поляки отдали столицу из-за драматической ситуации с гражданским населением». Неужели автор предполагает, что школьники поверят в то, что если бы поляки проявляли меньше гуманизма, то Варшава бы осталась польской до прихода Советской армии? Так, может, и Польшу немцы не завоевали, а ее им просто отдали, чтобы население не страдало?

Как русские «распяли» на танке мальчика, которого не было

Особняком в списке сражений стоит оборона Гродно 20–22 сентября. Ведь здесь поляки воевали не с нацистами, а с Красной Армией: «Три дня солдаты и добровольцы, среди них молодежь, защищали город от танков и пехоты Красной Армии. Русские использовали «живой щит» — привязали к танку 13-летнего мальчика. После взятия Гродно было расстреляно несколько сотен его защитников и жителей». Мальчик, о котором пишет автор учебника, — персонаж вымышленный, что-то вроде поручика Киже. «Родился» он не в 1926 году, а в 1988-м, когда в Париже вышла книга Гражины Липинской «Jeśli zapomnę o nich…» («Если забуду о них…»). Вот что она пишет: «Смертоносная машина движется вперед, и я выскакиваю ей навстречу и бегу прямо на нее. Резкий визг остановки.Танк передо мной. На лбу танка распятый мальчик. Кровь льется из его раны на броню танка. Начинаем с Данкой освобождать руки мальчика. Я не понимаю, что происходит вокруг. Из черного танка выскакивают танкисты, браунинг в руке — угрожают нам, из соседнего дома выбегает молодой еврей и, размахивая кулаком, хриплым голосом обвиняет нас и мальчика. Для меня они не существуют. Я вижу только глаза ребенка, полные страха. И я вижу, как освободились от оков руки и тянутся к нам с безграничным доверием. Высокая Данка одним движением поднимает ребенка с танка и кладет на носилки, я хватаю носилки, и мы, оставив онемевших от нашей наглости захватчиков, убегаем.

У мальчика пять ран от винтовочных пуль (я знаю, это польские пули оставили отметины на танке), сильная потеря крови, но он в сознании. В больнице окружили его сестры, врачи, санитары. «Хочу маму», просит мальчик. Его зовут Тадеуш Ясинский, ему 13 лет, единственный сын Софьи Ясинской, служанки, отца нет, воспитанник Благотворительного приюта. Он пошел в бой, бросил бутылку с бензином на танк, но не поджег, не сумел. Выскочили танкисты, били, хотели застрелить, а затем привязали к лобовой броне танка. Данка приводит мать. Переливание крови не помогает. Мальчик слабеет и слабеет, он начинает умирать. Но умирал он на руках у своей матери на свободной от большевиков территории Польши — в военном госпитале, потому что госпиталь все еще находится в наших руках».

Предположим, что мальчик действительно кинул в бутылку в танк, но за то время, пока танк останавливается, пока из него вылезают танкисты, он мог достаточно далеко убежать. Танкисты тем не менее, покинув защиту брони, бегут за ним и ищут его, рискуя за каждым углом и из каждого окна получить пулю от польских солдат. Самое главное: тело мальчика даже теоретически не может быть «живым щитом» для танкистов, так как от пуль их и так защищает броня танка, а от снарядов оно спасти не может. Кроме того, у всех бывших тогда на вооружении Красной Армии танков —  БТ-5, БТ-7, Т-26, Т-37А, Т-38 — отсутствовала возможность привязать тело так, чтобы оно не закрывало смотровую щель и не делало танк слепым, не говоря уж про то, что тело мешало бы и стрельбе из танкового пулемета. В архивах Гродно нет никаких сведений о Тадеуше Ясинском и его матери Софье Ясинской, как и о Дануте Буковинской (подпольный псевдоним Данка), которая якобы тоже была участницей спасения мальчика. Нет и их фотографий. Все это дает однозначный ответ на классический вопрос: А был ли мальчик?

Как искажают историю Второй мировой войны учебники стран Восточной Европы

Автор «сенсации» Гражина Липинская — ярая русофобка, участница советско-польской войны 1920 года, оказывала медицинскую помощь полякам, стрелявшим в наших бойцов в Гродно в 1939 году, затем была в разведке Армии Крайовой. В 1944 году в освобожденном от нацистов Минске была арестована как агент британской разведки. Освобождена из заключения в Воркуте в 1956 году, в 1980 году вступила в профсоюз «Солидарность». Умерла в 1995 году в возрасте 93 лет. Она уже попалась на лжи. В своей книге она пишет, что сразу после освобождения в 1956 года она сразу же поехала в Гродно искать мать мальчика и его могилу, так как в 1939 году участвовала в его похоронах, но не нашла. Однако документы свидетельствуют, что сразу после освобождения она была депортирована в Польшу, и посетить находившейся в СССР Гродно не могла. Бросается также в глаза, что, хотя по описанию Липинский в госпитале и на похоронах мальчика было много людей, никто, нигде и никогда не вспоминал об этом случае почти полвека — до выхода ее книги.

Тем не менее вымышленный Тадеуш Ясинский, подобно поручику Киже, стал приобретать материальные черты. Вначале семь польских городов назвали свои улицы именем Тадеуша Ясинского. В 2007 году Союз поляков Белоруссии объявил, что обнаружил могилу Тадеуша Ясинского на кладбище Гродно. Это вызвало смех, так как она была новой и ей явно не было 68 лет, при этом отсутствовали какие-либо документы об этом захоронении. Тогда поляки заявили, что она символическая. Тем не менее в польских СМИ постоянно показывают эту могилу и при этом не сообщают, что она символическая. В 2009 году в Польше торжественно отмечали 70-летие советского вторжения в Польшу. О германском вторжении при этом почти не вспоминали. В честь этого Тадеуш Ясинский указом президента Польши Леха Качиньского был награжден Крестом Командорским Ордена Возрождения Польши. Тем самым глава Польши признал, что он верит в выдумку Гражины Липинской. Теперь, как мы видим, этот придуманный персонаж попал и в польский школьный учебник.

Если бы Тадеуш Ясинский существовал на самом деле, то его судьба была бы обвинением не советским, а польским солдатам. Ведь они, получается, вначале послали 13-летнего мальчика почти на верную смерть против танка, а потом и убили его, всадив в него пять пуль. Однако это польских русофобов не смущает. 

Хотя в учебнике и написано, что оборона Гродно продолжалась три дня, на самом деле уже в 19 часов второго дня — 21 сентября — командующий польской обороной бригадный генерал Пшезьджецкий отдал приказ об отходе. Поляки бежали, многие переодевшись в гражданскую одежду. 22 сентября наши войска только прочесывали город, разоружая или уничтожая польских солдат, не получивших приказ. Даже по польским данным в ходе боев было убито 57 бойцов Красной Армии и подбито 19 танков и четыре броневика. При этом поляки потеряли 664 убитыми и 1543 были взяты в плен. Тем не менее сегодня в Польше гордятся обороной Гродно. Там даже не задумываются о том, что защитники Гродно, убивая советских солдат, фактически помогали Гитлеру.

Оборона Гродно выбита среди девяти других побед польской армии в Сентябрьской кампании на мраморной плите на Могиле неизвестного солдата в Варшаве. Даже удивительно, как немцы смогли захватить Польшу при таком количестве побед. Последней победой и на могиле, и в учебнике названа битва под Коцком 2–5 октября 1939 года. В учебнике она описана так: «Это была последняя битва Сентябрьской кампании. Солдаты генерала Францишека Клееберга, командовавшего Отдельной оперативной группой «Полесье», эффективно держали оборону перед немцами, а иногда их атаковали. Сдались только тогда, когда у них кончились боеприпасы». Тут все правда, но как-то трудно назвать это победой, хотя как говорится: «На безрыбье и рак рыба».

Впрочем это относится ко всем указанным битвам Сентябрьской кампании, кроме битвы под Визной. Хотя в учебнике много высокопарных слов о мужестве поляков по защите своей родины в 1939 году, но на самом деле было множество случаев уклонения от мобилизации. Среди уклонистов — и будущий национальный герой Польши Кароль Войтыла — будущий папа Иоанн-Павел II. Польский народ не только в армию не рвался, но и под пули старался не лезть. Защищая свою страну от немцев, погибло около 66 тысяч поляков, 450 тысяч сдались в плен немецкой армии, 250 тысяч — советской, 1300 — словацкой. Немцы потеряли убитыми меньше 17 тысяч. При этом за освобождение Польши в 1944–1945 годах отдали свои жизни 600 тысяч советских солдат, памятники которым сейчас сносят в этой стране. Как известно, советские войска месяц обороняли Брестскую крепость в окружении в 1941 году, а польские войска начали оборонять ее 14 сентября 1939 года, а покинули (многие переодевшись в гражданскую одежду) в ночь на 17 сентября, то есть еще до вступления Красной Армии в Польшу.

Как искажают историю Второй мировой войны учебники стран Восточной Европы

Примерно такие же цифры потерь приводятся и в главе «Итоги Сентябрьской кампании», но начинается она так: «В сентябре 1939 года люфтваффе бомбило более 160 городов и несколько сотен сел. Немецкие подразделения, особенно отряды СС, осуществляли убийства поляков и евреев. Мародерством и грабежами занимались также солдаты Красной Армии». Разумеется, ни одного факта мародерства и грабежа в учебнике не приведено. Умалчивает он и о том, что подавляющее большинство украинцев и белорусов встречало с ликованием Красную Армию, о том, что около 600 тысяч граждан Польши бежало из оккупированной немцами территории в СССР. Так как потери Красной Армии в Сентябрьской кампании были совсем незначительны, что не вяжется с вымышленной героической борьбой поляков, то они названы в учебнике расплывчато — «несколько тысяч убитых и раненых». На самом деле 737 убитых и 1862 раненых. При этом большинство из них по причине несчастных случаев, неорганизованности и недисциплинированности, а не от огня противника. Дальше в главе сообщается о так называемом Четвертом разделе Польши (три раздела были в XVIII веке). Заканчивается глава так: «Поражение после нескольких недель борьбы шокировало общество, убежденное в силе польской армии. Только после падения Франции в 1940 году поляки поняли, что не имели ни одного шанса в борьбе против самой мощной военной машины Европы».

Сталин приравнивается к Гитлеру

Следующий раздел носит название «Завоевания Сталина и Гитлера». Про вождя СССР написано так: «Легкий захват восточной части Польши поощрил Сталина протянуть руки к другим землям, которые признаны, как его, в пакте Молотова-Риббентропа. Уже в октябре 1939 года СССР потребовал территориальные уступки от Финляндии. Когда финны отказались, 30 ноября Красная Армия без объявления войны вторглась в их страну, а советская авиация бомбила Хельсинки. Эту войну потом назвали Зимней войной». Тут явное передергивание фактов — СССР предложил Финляндии обмен территориями, а не потребовал территориальных уступок.

Война с Финляндией описывается так: «Война скомпрометировала СССР. В снегу и на морозе, доходившем до 40 градусов, советские солдаты штурмовали слабые финские укрепления и тысячами погибали. Тогда Сталин послал на фронт дополнительные подразделения — всего около миллиона солдат, 2500 танков и 3000 самолетов. Под их натиском финны начали отступать». Тут автор учебника снова приводит лживые цифры. Советские, российские и финские историки, ссылаясь на различные документы, приводят разные цифры о численности нашей армии в этой войне, но даже максимальные выглядят так: 760 578 солдат, 2289 танков и 2446 самолетов.

Окончание войны в учебнике описано так: «На Западе мало кто верил советской пропаганде, утверждавшей, что Финляндия...атаковала СССР. «Отчизна всемирного пролетариата» была исключена из Лиги Наций. Сталин испугался войны с западными государствами и дал согласие на мирные переговоры. В марте 1940 года обе стороны подписали мир. Финляндия должна была уступить СССР более 10% своей территории, но защитила свою независимость». Нападения Финляндии на нашу страну совсем не такая уж невероятная вещь, как ее представляет автор учебника. Во всяком случае за 20 лет существования Финляндии, предшествовавшие войне, она дважды нападала на нашу страну. Подробно об этом рассказано в статье Федерального агентства новостей «Как Финляндия нападала на Россию и уничтожала ее мирное население».

Что касается Лиги Наций, то она не только не смогла предотвратить новую мировую войну, но даже заставить страны принять хоть какие-то важные решения. Ее влияние на мировую политику было ничтожным. Автор учебника нигде не пишет, что Финляндия всю войну получала военную помощь от крупных стран мира, в том числе и от воюющих друг с другом Великобритании, Франции и Германии. Туда прибыло более 11 тысяч иностранных добровольцев. В небе над Финляндией с советской авиацией сражались и американские летчики.

Дальше описываются события в Прибалтике: «Свободу утратили балтийские государства. В июне 1940 года несколько тысяч советских солдат заняли Литву, Латвию и Эстонию. Под надзором Красной Армии прошли «выборы» в парламенты этих стран. Быть кандидатами в депутаты могли только коммунисты, после выборов они попросили Москву о принятии своих государств в СССР. Летом 1940 года возникли советские республики: литовская, латвийская и эстонская». На самом деле советские войска вошли в эти страны еще в октябре 1939 года, причем с согласия законных правительств этих стран. Что касается выборов, то долгое время во всех этих странах коммунистические партии были запрещены, как в Третьем рейхе и в современной Украине. На выборах 1940 года могли быть кандидатами не только коммунисты, но и представители рабочих и крестьянских профсоюзов, студенческих организаций. О том, насколько демократическими они были, свидетельствует тот факт, что явка на них была самая высокая за всю предвоенную историю Эстонии, Латвии и Литвы.

О возвращении Бессарабии написано коротко: «Также летом 1940 года Сталин потребовал от Румынии часть ее территории, грозя войной в случае отказа. Румынские власти уступили». Польским школьникам не сообщают, что эту территорию Румыния незаконно захватила в 1918 году и на ней неоднократно вспыхивали восстания против румынских оккупантов.

В заключение сообщается: «И Румыния, и Финляндия стали потом союзниками Третьего рейха, чтобы вернуть утраченные земли». Автор учебника намекает, что СССР сам виноват, что на него в июне 1941 года напало столько стран. Хотелось бы спросить его: А какие земли Сталин отнял у Венгрии, Словакии, Италии, чьи войска тоже напали тогда на СССР? Финляндия с момента получения независимости дважды пыталась захватить советскую Карелию и частично оккупировала ее с помощью Третьего рейха. Румынские войска вместе с немцами дошли до гор Кавказа и включили в состав своего государства Одессу и прилегающие территории, объявив местное население румынами, позабывшими родной язык. Так что обоим государствам «вернуть утраченные земли» было мало.

В следующих главах описываются захват Гитлером Дании, Норвегии, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга и Франции, а также воздушная битва за Британию, войны на Балканах и в Северной Африке. Там все правда — не принято в Польше писать что-то плохое про своих сегодняшних союзников по НАТО и ЕС. Тем не менее есть там интересные признания: «Третий рейх не мог вести войну без железной руды, которую он импортировал из Швеции через норвежские порты», «Силы союзников — армий Франции, Бельгии, Голландии, британских подразделений и 80 тысяч поляков насчитывали более четырех миллионов человек. Гитлер бросил против них 2,7 миллиона солдат. Союзники, однако, уступали немцам по числу самолетов, навыкам командования и воли к борьбе».

Геббельс умер, но дело его живет

С большим интересом прочитал, как в учебнике описывается начало Великой Отечественной войны (такого названия там, конечно, нет). Автор учебника вначале снова напоминает о «сотрудничестве» нашей страны с Германией: «В 1939–1941 годах Третий рейх и СССР сотрудничали. Сталин посылал немцам горючее для танков (два миллиона тонн сырой нефти), продовольствие и руду для добычи металлов. Старался «приласкать» Гитлера, которому не доверял. Однако был уверен, что немцы не нападут на СССР, пока не покончат с Великобританией. Собирался подождать, пока истекут кровью на Западе, и ударить первым. Весной 1941 года на бюро Сталина одно за другим ложились донесения шпионов, предупреждавших о немецком нападении. Сталин все их игнорировал».

Прочитав это, польские школьники решат, что СССР два года делал безвозмездные щедрые подарки Германии, стараясь задобрить Гитлера и не получая ничего взамен. На самом деле все поставки осуществлялись в рамках германо-советского торгового соглашения, и оно было более выгодно для нас, чем для немцев. Его подписание было одним из условий заключения пакта Молотова-Риббентропа,и оно было подписано за четыре дня до него — 19 августа 1939 года. В обмен на вышеназванные товары СССР получил станки, оборудование и образцы вооружения. В итоге полученное советское сырье и продукты немцы истратили, так и не одержав победы, а полученное от них всю войну исправно служило Советской армии. Автор учебника снова врет: не два, а один миллион тонн нефти получили немцы. Об этом свидетельствуют как немецкие источники, например, книга историка Буркхарта Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии», так и советские — данные Наркомата внешней торговли СССР. К тому же горючее для танков из сырой нефти немцам еще надо было сделать самим.

Нельзя сказать, что Сталин игнорировал разведсообщения. Во всяком случае в ночь на 22 июня 1941 года он привел свои армию и флот в состояние повышенной боевой готовности. В любом случае у современных западных историков и политологов он был бы виновен: если бы он нанес упреждающий удар, то они бы клеймили его сегодня как агрессора, нарушившего пакт и напавшего на Германию, которая на СССР якобы нападать совсем не собиралась. Во всяком случае все было не так однозначно, как у автора учебника, который далее пишет: «О том, что Третий рейх готовится воевать с Советским Союзом, знал каждый польский мальчик за Бугом».

Читаем дальше: «На рассвете 22 июня 1941 года немецкая армия двинулась на СССР. Война должна была быть молниеносной. Гитлер был убежден, что она закончится до прихода суровой русской зимы. Нападение немцев стало полной неожиданностью для русских. Уже в первый день они уничтожили 1800 советских самолетов (в основном на аэродромах). Сами потеряли 35 машин». Интересно, что тут автор учебника приводит цифры, озвученные ведомством доктора Геббельса. На самом деле, по данным штаба ВВС Красной Армии, потери советской авиации в первый день войны составили 1136 самолетов (в том числе 10 из авиации Черноморского флота). Ведомство доктора Геббельса, однако, объявило, что 1489 советских самолетов уничтожено на земле, а 322 — сбиты в воздухе. Оно же сообщило, что потери их авиации составили 35 самолетов. Как видите, десятилетия спустя эта ложь перекочевала в польский учебник истории. Летом 1944 года в советский плен попал лейтенант Х. Штайн из роты пропаганды люфтваффе, который дал показания о секретном приказе об увеличении данных о потерях противника и об уменьшении своих потерь. В Федеральном архиве во Фрайбурге хранится сводка командования люфтваффе из которой следует, что на самом деле 22 июня 1941 года на Восточном фронте его безвозвратные боевые и небоевые потери составили 78 самолетов.

В этом же стиле автор учебника продолжает: «Только некоторые подразделения оказывали сопротивление, остальные бежали в панике. Вермахт нигде до этого не наступал так быстро. В сентябре немцы были под Москвой. Война Третьего рейха с СССР оказалась беспощадным столкновением двух тоталитарных режимов. Гитлер планировал уморить голодом 30 миллионов человек (чтобы не нужно было их убивать). Немцы массово расстреливали евреев и членов коммунистической партии, сжигали села, а женщин и детей гнали перед танками, как «живой щит». В свою очередь Сталина не волновали страдания жителей страны. Людей, которых гнали перед танками, он считал пособниками врага и приказал стрелять в них «без всякой сентиментальности». Кто попадал в плен, был предателем, кто отступал, падал от пуль отрядов НКВД, расположенных за линией фронта. Потери Красной Армии были ужасающими. До января 1942 года погибли три миллиона солдат. Больше трех миллионов попали в плен (более двух миллионов из них умерли от голода, болезней и холода).

Однако Сталин не считался с потерями, СССР мог мобилизовать 16 миллионов солдат, кроме того Красная Армия имела 15 тысяч танков и 18 тысяч самолетов. После нескольких недель боев немцы поняли, что недооценили противника.В ноябре 1941 года наступила суровая русская зима. Солдаты вермахта страдали от обморожения, утратили преимущество в технике, так как замерзали двигатели танков и самолетов. В декабре русские отбросили немцев более чем на 150 километров от Москвы. Молниеносная война закончилась».

Вот так одним предложением описано первое поражение Третьего рейха во Второй мировой войне. Зато в учебнике воспроизведены оба вымысла доктора Геббельса: о том, что немцев победил «генерал Мороз», и о том, что русские вермахт «трупами закидали». Про заградительные отряды тоже ложь: приказ об их создании вышел 28 июля 1942 года — после битвы под Москвой.

Полмиллиона партизан во Франции и почти полное их отсутствие в СССР

Следующий раздел учебника носит название «В оккупированной Европе» и открывает его глава «Нацистский взгляд на Европу». В ней рассказывается о том, что нацисты делили людей на расы, где германская раса была высшей, а представители низшей расы — евреи — подлежали уничтожению. Также говорится, что Гитлер считал славян «недочеловеками» и хотел уничтожить американскую демократию. Следующая глава — «Под немецкой оккупацией». Вначале там перечисляются страны, оккупированные Гитлером, и среди них — Эстония, Латвия и Литва, хотя они перестали быть отдельными государствами еще за год до нацистской оккупации. Сообщается о массовом вывозе из этих стран в Германию сырья, продовольствия, продукции и рабочей силы: «До 1944 года немцы принудительно вывезли с захваченных стран 7,5 миллиона рабочих (в том числе 1,7 миллиона поляков). Были среди них как военнопленные, так и люди, схваченные во время уличных облав. Без них Третий рейх не был в состоянии вести войну». Скромно умалчивается, что значительная часть поляков поехали на работу в Германию добровольно в поисках лучших условий труда.

Дальше автор учебника справедливо отмечает: «Существовала огромная разница между политикой Гитлера к захваченным народам германским (датчане, норвежцы, голландцы, часть бельгийцев) и романским (в основном французы) и его отношением к славянским народам». Следует описание немецкой оккупации в Западной Европе: «Во Франции, Дании и Норвегии возникли коллаборационистские правительства, сотрудничающие с оккупантами. В рядах немецких СС сражались около 40 тысяч бельгийцев. Жизнь на Западе протекала почти нормально, за исключением выдачи продовольствия по карточкам». Удивляет резкое преувеличение автором учебника численности бельгийцев в СС. На самом деле там служили 7500 фламандцев и 5500 валлонов. Есть в учебнике и фотография голландских добровольцев в СС, едущих на Восточный фронт. Под ней оправдательная надпись: «Добровольцев было всего несколько тысяч, огромное большинство голландцев считали немцев врагами». Проблема, однако, в том, что эти несколько тысяч воевали за Гитлера с оружием в руках, а огромное большинство только ждало, когда его освободят от немцев, часто при этом работая на заводах, где производили оружие для вермахта.

Впрочем автор учебника дальше старается показать, что Движение сопротивления на Западе имело массовый характер: «Определенно большинство жителей Запада было резко против немецкой оккупации. Например: датчане ночами перевозили датских евреев рыбацкими лодками в Швецию, что спасло их от смерти. Движение сопротивления во Франции насчитывало около 150 тысяч человек (в 1944 году их численность возросла до около 500 тысяч), они собирали разведывательные данные, издавали подпольную прессу, проводили партизанские акции. Члены норвежского подполья взорвали паром, перевозивший так называемую тяжелую воду, которая могла послужить немцам при конструировании атомной бомбы».

На самом деле датчане перевозили евреев в Швецию за хорошее денежное вознаграждение. Подробно это описано в статье Федерального агентства новостей «На чьей стороне была Дания во Второй мировой войне».

Что касается Франции, то поражает то, что при таком огромном количестве борцов сопротивления практически отсутствуют конкретные действия, нанесшие вред захватчикам, кроме обстрела отступающих мелких групп немецких войск и восстания в Париже в последние дни оккупации. Приведу такой факт: первый немец в захваченной Франции был убит 21 августа 1941 года — французский коммунист Пьер Жорж застрелил немецкого военно-морского офицера Антона Мозера в парижском метро. Произошло это через 14 месяцев после начала оккупации. Зато из граждан Франции была создана дивизия СС «Шарлемань» численностью в 7000 человек, воевавшая на Восточном фронте, 30 тысяч человек служили во Французском гестапо, еще 30 тысяч человек служили в специально созданной Французской милиции, чьей задачей было депортация и выявление скрывающихся евреев. Этот список можно продолжать.

Нацисты не придавали большого значения созданию атомной бомбы. Поэтому тяжелую воду, необходимую для ее создания, в Норвегии перевозили на обычном пароме вместе с гражданскими пассажирами и проникнуть на него чтобы заложить бомбу для совершения диверсии было легко. При взрыве парома на озере Тиннсе погибли десять местных жителей и восемь немецких солдат. Норвежцы, совершившие подрыв парома были не участниками подполья, а агентами британской разведки.

Жизнь на оккупированных территориях в Восточной Европе в учебнике описана так: «В славянских странах Гитлер не искал политиков, желающих с ним сотрудничать (исключениями были Словакия и Хорватия). Завоеванными областями управляли нацисты, которые должны были «приготовить» их к заселению немецкими поселенцами. Поляков убивали, выселяли, считали «недочеловеками». Еще более жестоко немцы обходились с гражданами СССР. Если поляки были только презираемыми Гитлером недочеловеками, то русских, украинцев и белорусов он кроме того считал большевиками, а коммунизм — еврейским творением. В Советском Союзе немцы расстреливали схваченных евреев и членов коммунистической партии. Гитлеровские управители считали, что население СССР должно голодать до смерти и таким образом облегчить ее уничтожение. Поскольку на занятой вермахтом территории действовали тысячи партизан, немцы в ответ сжигали целые села, убивая все их жителей, не щадя детей.

Жестокости привели к тому, что на борьбу с немцами встали миллионы жителей СССР. А еще значительная часть людей ненавидела советскую власть — на Украине и в прибалтийских странах солдат вермахта встречали цветами. Украинцы даже хотели на стороне Германии воевать за независимую Украину. Однако Гитлер не принимал славян в армию по расовым причинам. Его подчиненные не противились — вербовали украинцев и даже русских (в основном голодающих военнопленных), а из других народов — латышей и эстонцев. Общая численность граждан СССР, сражавшихся на стороне Германии, достигла почти миллиона человек».

Автор учебника, называя в качестве славянских стран , где были созданы коллаборационистские правительства, Словакию и Хорватию, почему-то пропустил Сербию, где всю оккупацию тоже действовало марионеточное правительство генерала Милана Недича. Обратите внимание, что в отличие от Западной Европы, про борьбу против оккупантов в СССР не написано почти ничего. Упоминаются только тысячи партизан, из-за действий которых гибли жители сел и их дети. Нет упоминания о рельсовой войне, о партизанском районах, об огромном количестве пущенных под откос поездов, о тысячах убитых немецких солдат. Прочитав главу «В оккупированной Европе», польский школьник неминуемо придет к выводу, что сопротивление оккупации было значительно сильнее в Западной Европе, чем в СССР. Одни полмиллиона французских партизан чего стоят.

Что касается встречи немцев цветами, то это было только на Западной Украине, а не на всей ее территории, как пишет автор учебника. Не все украинцы, а только западные рвались воевать за Гитлера. Не случайно в рядах Советской армии воевало семь миллионов украинцев. Подчиненные Гитлера, которые брали на службу украинцев, латышей и эстонцев, это, без сомнения, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер и его окружение. Сформированная из западных украинцев дивизия СС «Галичина» была самой большой дивизией СС — ее состав достигал 22 тысяч человек. Около 40 тысяч в СС было латышей, их было две дивизии, и они были вторыми по численности в СС после немцев. А вот литовцы набор в дивизию СС проигнорировали — удалось завербовать всего 150 человек. Но тут автор учебника про СС не упоминает, и польские школьники могут остаться с убеждением, что кроме немцев в СС еще служили только бельгийцы и голландцы.

Что касается утверждения в учебнике, что пособниками Гитлера был почти миллион советских граждан, то это очередная манипуляция с цифрами. Даже с учетом хиви (вспомогательный персонал в немецкой армии) и тех, кто служил в рабочих и строительных батальонах, хотя туда часто набирали принудительно, следовало наказание за отказ от службы, то и тогда максимум набирается 540 тысяч человек. Доктор исторических наук генерал-армии Махмут Гареев утверждает, что таких было около 200 тысяч.

Следующая глава этого раздела — «Шоа». Этим словом на иврите обозначают холокост — массовое уничтожение евреев нацистами в годы Второй мировой войны. Эта тема в учебнике раскрыта объективно и подробно. Запомнился вот этот абзац: «Часто можно встретиться с утверждением, что Гитлер выбрал Польшу для строительства лагерей смерти из-за антисемитизма поляков. Это неправда. Нацистов не интересовали взгляды польских «недочеловеков», а тысячи поляков помогали евреям». Тут с автором нельзя не согласиться. Но были и поляки, которые уничтожали евреев вместе с немцами и даже такие поляки, которые уничтожали их самостоятельно и по собственной инициативе. Тут самый известный случай произошел в селе Едвабно 10 июля 1941 года, где местные жители согнали в овины всех проживающих в селе евреев (по разным данным, от 340 до 2000) и сожгли их заживо, поделив после этого их имущество. Этим они сильно удивили немецкие оккупационные власти, которые еще только планировали отправку этих евреев в концлагерь. В 2002 году специальная комиссия польского правительства установила, что подобные случаи произошли еще в 23 местах в захваченной немцами Польше.

Уничтожение евреев поляками документально изучено в книге «Города смерти. Соседские еврейские погромы в 1941–1942 годах» польского историка Мирослава Тирчика. Он отмечает, что руководителями погромов были не какие-то асоциальные элементы, а местная элита: учителя (Райгруд, Щучин, Суховола), пограничники (Гонидз), полицейские (Райгруд, Гонидз), фармацевты и врачи (Радзилув, Суховола), почтальоны (Радзилув, Южис, Ющ), мэры и местные предприниматели (Едвабно, Ясоновка, Радзилув), католические священники (Радзилув, Осос, Гонидз, Ясоновка). Чтобы не беспокоить немцев, огнестрельное оружие применялось крайне редко. Только в Райгруде полицейский для экономии пуль построил десять еврейских детей в ряд и выстрелил последнему в затылок, но пуля до десятого ребенка не долетела, и его закопали заживо. Для убийств в основном использовался самый разнообразный инструмент, даже пилы. Евреев сжигали живьем, топили в реках, озерах и дренажных каналах, закапывали в землю. Немцы фотографировали убитых евреев для нацистской пропаганды о том, что даже славяне-недочеловеки ненавидят евреев.

В современной Польше теперь утверждают, что убитые евреи были осведомителями НКВД, и из-за их деятельности пострадали поляки, когда район Белостока входил в состав СССР в 1939–1941 годах. Однако почему-то фамилии репрессированных нигде и никогда не называются, а самое главное то, что евреев убивали всех поголовно, и получается, что дети и младенцы тоже были агентами НКВД.

Следующая глава носит название «Восстание в Варшавском гетто» и в целом правильно отражает историческое событие. Дальше идет глава «Убийство ромов», что еще редко встречается в учебниках истории, привожу ее целиком: «Другой «расой» не имеющей право жить нацисты считали ромов, называемых тогда цыганами. Ромы происходят из Индии. Власти Третьего рейха преследовали их так же, как евреев, — как по «расовым» причинам, так и из-за их кочевого образа жизни. В тоталитарном государстве не было места для свободных людей. Германия и ее союзники — особенно Хорватия — высылали ромов в концентрационные лагеря и убивали в газовых камерах (в Аушвиц-Биркенау убили 21 тысячу человек). На территории СССР расстреливали ромов так же, как и евреев. Общее число ромских жертв трудно установить, историки считают, что погибло 220–500 тысяч человек. Убийство ромов во время Второй мировой войны носит ромское название «пораймос» — поглощение».

От Нормандии до японских морей американская армия всех сильней

Следующий раздел учебника носит название «Великая коалиция» и открывается он главой «Вступление Соединенных штатов в войну». В ее начале автор не смог отказать себе в удовольствии написать еще одну гадость про Сталина: «Атака Германии на СССР была настоящим подарком судьбы для Великобритании, которая в 1941 году осталась единственным незавоеванным государством, воюющим с Третьим рейхом. Уже в день немецкого нападения премьер Уинстон Черчилль обещал «России и народу русскому любую помощь, на которую британцы будут способны». Он не поставил ни одного условия Сталину, который до этого был таким же агрессором, как и Гитлер». Вот интересно, а какие условия он мог поставить Сталину даже теоретически?

Про США написано, разумеется, позитивно: «Дружественный» нейтралитет сохраняли Соединенные штаты. Американцы резко противостояли японской экспансии в Китае и в Юго-Восточной Азии. В связи с этим утром 7 декабря 1941 года японские самолеты бомбили военно-морскую базу США Перл-Харбор на Гаваях. Сброшенные с малых высот бомбы и торпеды потопили или повредили 21 корабль. Погибло более 2000 человек».

На самом деле к 1941 году Япония захватила все основные районы Китая, а в июле 1941 года, пользуясь поражением Франции от войск Гитлера, захватила ее колонии в Индокитае — современные Вьетнам, Лаос и Камбоджу. Явно готовился японцами и захват Индонезии, так как она была колонией Нидерландов, которые перестали существовать после захвата их Третьим рейхом. В этом случае Япония получила бы индонезийские нефтяные месторождения и перестала бы зависеть от импорта нефти, в том числе из США. При этом США тоже занимались геополитическим мародерством. Так, после захвата нацистами Дании американцы ввели свои войска в апреле и июне 1941 года на принадлежавшие ей острова — Гренландию и Исландию, объявив, что «берут их под свою защиту».

Япония быстро из островного государства превращалась в могучую империю, потенциального конкурента США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Чтобы не допустить этого, 26 июля 1941 года США вводят запрет на поставку в Японию нефти и нефтепродуктов, объявляют о конфискации американскими ВМС танкеров третьих стран в случае нарушения ими запрета, замораживают все японские активы в США, а также предупреждают, что начнут войну с Японией в случае ее нападения на Индонезию. Интересно, что введение таких санкций американцы объяснили наказанием за агрессивную политику, хотя Япония к тому времени захватывала чужие земли уже целое десятилетие.

Без нефти Япония была обречена на поражение в войне с Китаем в долгосрочной перспективе — после исчерпания своих запасов. И тут обе страны совершили ошибки. Япония поверила, что США нападут на них в случае их высадки в Индонезии, и решила нанести упреждающий удар. Хотя, как показывают открытые сейчас документы, угроза была пустой. США же, помня опыт Первой мировой войны, планировали вступить в новую войну как можно позже, ближе к победе и, наоборот, не верили, что Япония осмелится напасть на их великую державу. Поэтому и не обращали внимания на многочисленную разведывательную информацию о подготовке японского удара. Все это и привело к разгрому американской военно-морской базы Перл-Харбор 7 декабря 1941 года.

Разумеется в учебнике ничего не написано о последовавшем вскоре катастрофическом разгроме американской армии на Филиппинах, хотя там действительно «только некоторые подразделения оказывали сопротивление, остальные бежали в панике». 9 апреля 1942 года 78-тысячная американская армия генерал-майора Эдварда Кинга сдалась в плен японскому генералу Масахару Хомма, армия которого насчитывала 54 тысячи человек. После войны американцы расстреляли японского генерала, обвинив его в плохом отношении к военнопленным. Всего на Филиппинах попало в плен более 100 тысяч военнослужащих США, а боевые потери американцев оказались почти в два раза выше, чем у японцев. Бежали американцы и с принадлежащего им острова Гуам.

Перелом войны был в Атлантике, а в Сталинграде был перелом в сознании русских

Следующая глава «Битва за Атлантику», где описывается доставка конвоями из США в Великобританию и СССР военных грузов. Тут, в частности, пишут: «Некоторые историки считают битву за Атлантику решающим сражением Второй мировой войны». Ни больше ни меньше. А мы за сражение, изменившее ход войны, Сталинградскую битву считали! Впрочем, она описана в следующей главе — «Перелом на Восточном фронте». Начинается она так: «В 1941 году Германия не захватила ни Москву, ни Ленинград. Немецкая блокада Ленинграда — то есть осада — продолжалась 2,5 года и сопровождалась смертью миллиона жителей, в основном от голода и холода». Автор учебника снова приводит цифры, не соответствующие действительности. Даже по данным Городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, которая явно была не заинтересована в занижении числа погибших жителей, жертвами блокада стали 649 тысяч жителей Ленинграда.

Читаем дальше: «Весной 1942 года Германия начала новое наступление на Восточном фронте. Атаковала юг СССР: часть войск достигла гор Кавказа, а часть дошла до реки Волги под Сталинградом (сейчас Волгоград) и там застряла. Несколько месяцев продолжались жестокие бои за каждый дом разрушенного города. В ноябре 1942 года русские прорвали участок фронта, удерживаемый румынскими войсками, и окружили одну немецкую армию в сталинградском котле. В феврале 1943 года окруженные немцы сдались русским.

Битва под Сталинградом была первой большой победой Красной Армии в войне с Германией. Она имела переломное значение — русские поверили, что могут выиграть войну. Поставили под ружье шесть миллионов солдат, из-за океана приплыло западное военное оснащение, а советские фабрики, перенесенные за Урал, без препятствий производили оружие и боеприпасы. Тем временем немцам стало не хватать резервов. До апреля 1943 года они потеряли на Восточном фронте 2,4 миллиона солдат, а немецкие фабрики выпускали значительно меньше оружия, чем союзнические. Например, в 1943 году Германия выпустила 25 тысяч самолетов, США — 86 тысяч, СССР — 35 тысяч, Великобритания — более 26 тысяч.

Несмотря на это, в июле 1943 года Гитлер попытался восстановить инициативу. Около 2700 немецких танков (среди них — новейшие «Тигры») атаковали Красную Армию, началась битва под Курском. Это была самая большая танковая битва той войны. Немцы уступили преимуществу в количестве советских танков (русские имели более 5000). Поражение стоило вермахту полмиллиона солдат и 1500 танков. И хотя потери Красной Армии были значительно больше, стало ясно, что Третий рейх не выиграет войну».

Обратите внимание: автор вообще не указывает потери немцев в Сталинграде. Очевидно, потому что их разгром был таким грандиозным, что его нельзя скрыть даже уменьшив потери в разы, как это делалось ранее. То, что автор учебника называет Сталинградскую битву «первой большой победой Красной Армии в войне с Германией» означает, что он не считает нашей победой битву под Москвой, где, как он сам пишет, «русские отбросили немцев более чем на 150 километров». При описании Курской битвы не указывается, что, кроме нанесенных противнику потерь, были освобождены крупные города — Орел, Белгород, Харьков.

Удивительно, но дальше в учебнике на развороте двух страниц изображены фотография и красочная схема в разрезе немецкой подводной лодки U-47 с указанием и подробным описанием ее 12 важнейших частей. Этой лодкой командовал капитан-лейтенант Гюнтер Прин, прославилась она тем, что 14 октября 1939 года сумела проникнуть на внутренний рейд главной британской военно-морской базы Скапа-Флоу и утопить там линкор «Ройял Оук». Про это в учебнике не написано, но сообщается, что в 1939–1941 годах она потопила более 30 союзнических кораблей. Почему ей уделено особое внимание в польском учебнике истории, я не знаю.

Следующий раздел учебника называется «Победа союзников», который начинается главой «Сражения в Италии». Там очень коротко описывается изгнание немцев и итальянцев из Северной Африки весной 1943 года и освобождение Италии, которое продолжалось два года. Зато очень подробно описывается сражение за холм Монте-Кассино, который после четвертого штурма взяли солдаты 2-го Польского корпуса. Опубликовано шесть фотографий, посвященных этому событию. Удивительно, но мелким шрифтом написано, что находящийся на холме монастырь VI века был полностью разрушен союзнической авиацией. Американской авиации не хватило смелости. Также нигде не указывается, что 2-й Польский корпус — это бывшая армия генерала Андерса, сформированная из поляков в СССР.

Следующая глава «Второй фронт» начинается со слов правды: «С 1941 года Советский Союз нес главную тяжесть войны (в 1944 году 70% немецких войск были сконцентрированы на Восточном фронте). Но 6 июня 1944 года западные союзники высадились в Нормандии (во Франции). Это была самая большая десантная операция Второй мировой войны». Создается впечатление, что с 6 июня 1944 года главную тяжесть войны стали нести западные союзники, но на самом деле и после этого основная часть немецких войск была сосредоточена на Восточном фронте. Дальше в нескольких предложениях сообщается об освобождении Франции и выходе войск западных союзников к границам Германии в сентябре 1944 года. Об отступлении союзников в Арденах — ни слова, о провале операции Market Garden — тоже. Более того, отсутствует в учебнике вообще какая-либо информация о том, что Советская армия не только освободила территорию своей страны, но и изгнала нацистов из Польши, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, Австрии, а также вывела из войны союзницу Гитлера — Финляндию и частично освободила Норвегию и Данию.

Следующая глава «Безоговорочная капитуляция» выглядит так: «Третий рейх не имел шансов в столкновении с блестяще оснащенными армиями самых мощных держав в мире. В начале 1945 года Красная Армия подошла к Германии с востока, а союзные вооруженные силы с запада. В апреле русские дошли до Берлина. Гитлер совершил самоубийство. 2 мая столица Германии сдалась русским. Американцы и британцы заняли западную и южную Германию.8 мая генералы вермахта подписали безоговорочную капитуляцию — что означало, что Третий рейх не ставит никаких условий, а лишь сдается на милость и немилость победителей. Второй мировой войне в Европе наступил конец». От прочтения этой главы создается впечатление, что никаких боев за Берлин не было и он сдался без боя после самоубийства Гитлера.

Завершает раздел глава «Атомная эра», посвященная разгрому Японии. В ней оправдывается применение США атомного оружия: «Хотя у японцев не было шансов на победу, сражались они с огромной яростью (часто совершали самоубийство, чтобы не попасть в плен). Американцы оценили, что при вторжении на японские острова погибнет полтора миллиона солдат США и Великобритании. Решили избежать таких потерь». Далее описываются атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки и сообщается, что сразу там погибло соответственно 80 и 23 тысячи человек, а до конца года от лучевой болезни умерли еще минимум 150 тысяч. О том, что всего с учетом умерших в последующие годы число погибших составляет минимум 450 тысяч, в учебнике не пишут. Заканчивается глава так: «Применение атомного оружия поставило Японию на колени. 2 сентября 1945 года японцы подписали безоговорочную капитуляцию. Вторая мировая война закончилась». Разумеется отсутствует даже упоминание о том, что наша страна участвовала в разгроме японских войск в Китае, Корее, на Сахалине и Курильских островах.

Затем следует приложение в виде вопроса: «Было ли использования ядерного оружия допустимым?». Там сказано: «Решение о сбрасывании атомных бомб вызвало противоречивую реакцию во всем мире. Принял его практически в одиночку президент США Гарри Трумэн и не имел при этом сомнений. Он объяснял потом: «Атомная бомба была только лишь еще одним мощным оружием в арсенале праведности, ее применение закончило войну и спасло миллионы жизней». Считается, что захват японских островов стоил бы жизни миллионам японцев (не считая потерь союзников). Однако противники Трумэна утверждали, что использование оружия массового поражения против гражданских лиц было варварством. Эту задачу выполнила бы демонстрация возможностей атомной бомбы на каком-нибудь необитаемом острове или предупреждение жителей Хиросимы и Нагасаки и предоставление им времени на эвакуацию. Адмирал Лихи, советник президента Трумэна, сказал: «Мы стали подражателями варваров из темных веков. Не выигрываются войны убийством женщин и детей».

Соображали на троих, но вся ответственность на Сталине

Следующий раздел «Решения великих держав» возвращает читателей назад во времени и начинается с главы «Цели политики великих держав». О Советском Союзе там дается следующая информация: «Он был тоталитарным государством, а Сталин не имел желания отказываться от территорий, полученных благодаря пакту Молотова-Риббентропа. Более того, он хотел следующих приобретений. Он намеривался подчинить себе государства Центральной и Восточной Европы, чтобы:

— сделать СССР мировой сверхдержавой;

— обезопасить его границы от внезапного нападения, такого как в 1941 году.

Сталин также хотел открытия второго фронта во Франции, что заставило бы Германию убрать часть своих сил с Восточного фронта. После победы над Германией он был готов атаковать Японию, несмотря на подписанный с нею пакт о ненападении, в надежде на территориальные приобретения на Дальнем Востоке». Тогда все три главы государств хотели сделать свои страны мировыми сверхдержавами, но удалось это только СССР и США.

Музей Варшавского восстания

Цели политики США описываются так: «Американцы в общем-то мало знали о Европе и им даже не было дела до ужаса советского тоталитаризма. Против своей воли они оказались втянутыми уже во вторую войну, затеянную европейцами. В связи с этим они хотели так устроить послевоенный мир так, чтобы:

— избежать следующей войны в Европе и на Дальнем Востоке;

— обеспечить коммерческие интересы США.

Президент Франклин Делано Рузвельт считал каждого противника Гитлера защитником демократии и поэтому охотно посылал Сталину оружие и продовольствие. Кроме того, Рузвельт:

— был против европейского колониализма;

— хотел втянуть СССР в войну с Японией;

— намеревался создать международную организацию, сохраняющую мир.

Во главе ее должны были встать сверхдержавы: США, СССР, Великобритания, а также Китай». Не похоже, что США хотели обеспечить только свои коммерческие интересы. Во всяком случае американские войска, вошедшие в Европу в 1943–1944 годах, остаются там до сих пор.

Про Великобританию написано следующее: «Британцы сражались за:

— удержание позиции Соединенного Королевства как великой державы;

— сохранение колоний;

— восстановление баланса сил в Европе.

Достижение хотя бы одной из этих целей было неизмеримо трудно, так как:

— Великобритания не была в состоянии сама победить Германию;

— США и СССР хотели деколонизации;

— с востока наступала Красная Армия, что обещало обеспечить господство Сталина в Европе.

Премьер Уинстон Черчилль знал, что если Германия победит СССР, то вся мощь вермахта обрушится на Великобританию. В связи с этим он поддерживал Сталина, хотя «всегда относился с отвращением» к советской системе. Хотел убедить американцев открыть второй фронт не во Франции, а на Балканах. Оттуда войска западных союзников двинулись бы на север и отрезали бы Красную Армию от Центральной и Западной Европы». Тут явное повторение многократных речей Геббельса о том, что большевики — то есть Красная Армия — хотят захватить Европу.

Очередная глава «Тегеранская конференция», кроме прочего, рассказывает о личных взаимоотношениях тройки лидеров: «Западные лидеры по-разному относились к советскому диктатору. Черчилль называл его и его соратников «бандитами и преступниками», Рузвельт был очарован Сталиным. Называл его «дядюшка Джо», переехал из американского посольства в советское (нашпигованное подслушивающими устройствами) и старался завоевать его доверие за счет Черчилля. Не поддержал его идею открыть второй фронт на Балканах. В Тегеране Сталин — недавний союзник Гитлера — был хозяином ситуации. Участники Тегеранской конференции постановили:

1. В мае 1944 года западные союзники откроют второй фронт во Франции (тем самым отдают Центральную и Восточную Европу Сталину).

2. СССР сохраняет границы 1941 года (что означало признание агрессий Сталина в 1939–1940 годах).

3. Через три месяца после победы над Германией СССР вступит в войну с Японией.

Представителей других народов — в их числе и поляков — не допустили к обсуждению, общественность не проинформировали о ее результатах».

Учебник неоднократно внушает мысль, что была возможность освобождения Польши англо-американскими войсками в случае их высадки на Балканах. Не знаю, смогли бы эти войска пройти путь от Средиземного моря до Балтийского с военной точки зрения, вспоминая их проблемы в Арденах, полный разгром при операции Market Garden, а также тот факт, что Италию они освобождали два года. Но нет сомнения, что если бы они таким «отрезали», как написано в учебнике, СССР от Европы, то всю ее им пришлось бы освобождать самим, а Гитлеру было бы легче воевать на один фронт. За это западным союзникам пришлось бы заплатить миллионами жизней своих солдат, а они на это не были согласны, даже ради поляков. 

Памятник Черчиллю и Де Голлю в Кале

Глава, рассказывающая о Ялтинской конференции, начинается так: «В следующий раз большая тройка встретилась в феврале 1945 года в Ялте в Крыму (СССР). Сталин имел на руках немало козырей. Красная Армия находилась в нескольких десятках километров от Берлина, в то время как союзные вооруженные силы только приближались к западным границам Германии. Черчилль представлял ослабленное государство, получающее американскую экономическую и военную помощь». Тут автор учебника противоречит сам себе, так как в главе «Второй фронт» он пишет, что западные союзники дошли до границ Германии еще в сентябре 1944 года.

Дальше в учебнике следует неожиданное признание: «Сталин оказался выдающимся политиком. Он умно использовал противоречия американо-британских интересов, не раскрывал своих планов и уступал в несущественных вопросах, чтобы добиться по своим замыслам самого главного». 

Перечислены в учебнике следующие решения конференции:

«1. Сталин согласился на создание ООН.

2. Взамен на вступление СССР в войну с Японией, Сталин получил обещание территориальных приобретений на Дальнем Востоке (что противоречило Атлантической хартии).

3.Три руководителя объявили о свободных выборах и демократии в освобожденных странах Европы.

4.Установлен перенос границ Польши на запад. Власть в ней отдается коммунистическому правительству, расширенному «на широкой демократической основе» (было ясно, что решение о переменах в правительстве будет принимать Сталин).

5.Объявлено о разделе Германии на четыре зоны оккупации: советскую, американскую, британскую и французскую.

Решения Ялтинской конференции были опубликованы. Они вызвали волны возмущения среди поляков и других народов, отданных под власть Сталина».

Польским школьникам не объясняют, что западные лидеры согласились на передачу власти в Польше прокоммунистическому Временному правительству национального единства, потому что находящееся в Лондоне эмигрантское правительство утратило окончательно чувство реальности и отказалось признать решения Тегеранской конференции о сохранении западных границ СССР 1941 года. Не написано и о том, что на конференции было принято решение о передаче Польше города Белосток, который в 1939–1941 годах был в СССР. Что касается волны возмущения, то в феврале 1945 года она была против Гитлера, а не против Сталина. В учебнике многократно выражается негативное восприятие решений обоих конференций, но при этом не принимается во внимание, что если бы их не было, то с большой вероятностью вместо Польской Народной Республики появилась бы Польская ССР в составе СССР.

Музей Варшавского восстания

Заключительная глава раздела «Прямые последствия войны» дает довольно объективную информацию о людских и материальных потерях из-за войны, но заканчивается она так: «Война поменяла соотношение сил в мире. Великобритания и Франция перестали быть великими державами, их место занял тоталитарный Советский Союз. Самой большой победой добились Соединенные Штаты, которые стали сверхдержавой, обладающей атомным оружием. Американский «защитный зонтик» был единственной силой, которая удержала Сталина от нападения на Западную Европу».

После развала СССР и открытия архивов выяснилось, что не существовало ни одного плана захвата Западной Европы. Тем не менее множество историков-русофобов продолжают повторять, как заклинание, «СССР готовился оккупировать Запад!».

Польские праведники и русские грешники

После этого учебник снова возвращается назад во времени, и очередной раздел именуется «Польша под оккупацией». Захваченная нацистами Польша была разделена на две части: около половины земель вошла непосредственно в состав Третьего рейха, а во второй половине было образовано генерал-губернаторство со столицей в Кракове. Условиям жизни поляков в них посвящено по одной главе, хотя они были примерно одинаковыми. В обоих частях уничтожали евреев и представителей польской интеллигенции. После нападения на СССР нацисты присоединили к генерал-губернаторству и территорию Западной Украины. В связи с этим в учебнике имеется запись: «После взятия Львова (1941) были убиты более 40 польских ученых», но при этом не сообщается, что убили их бойцы «Нахтигаля» — украинского батальона в составе немецкой армии. Одним из его командиров был Роман Шухевич — национальный герой современной Украины.

В обоих частях оккупированной Польши проводилась принудительные депортации поляков и заселение их домов немецкими поселенцами, осуществлялась принудительная германизация, но в Третьем рейхе она была жестче: там были закрыты все польские школы, газеты, театры, наказывали даже за использование польского языка. В генерал-губернаторстве была запрещена музыка Шопена, а выходящие там нацистские газеты на польском языке местное население называло «гадзиновками».

На польских территориях, вошедших в Третий рейх, поляки считались немцами и подлежали призыву на службу в вермахт, наказание за отказ — расстрел. По оценкам большинства польских историков, в вермахте и СС воевало 375 тысяч поляков, российские называют цифру до 450 тысяч. При попадании в плен новоиспеченные немцы сразу же вспоминали, что они на самом деле поляки. Так, в советском плену, по официальным данным НКВД СССР, побывало 60 277 поляков. Только британской армией и только в северо-западной Европе было взято в плен 68 693 поляка, при этом 56 630 из них были зачислены на службу во 2-й Польский корпус. В учебнике не сообщают, сколько поляков воевало в армии Гитлера, ограничиваясь туманным выражением «тысячи поляков».

В обоих частях Польши существовали концентрационные лагеря. Крупнейшему из них — Аушвиц-Биркенау (более известному как Освенцим) — посвящена одноименная глава. В ней сообщается, что рядом существовали лагеря смерти и концентрационный, и объясняется разница между ними: в лагере смерти люди погибали сразу в газовых камерах, а в концентрационном лагере умирали постепенно из-за голода, болезней, холода и тяжелых условий труда. Заканчивается глава так: «В Аушвиц-Биркенау погибло около 1-1,35 миллиона евреев со всей Европы, 70-75 тысяч поляков, 21 тысяча цыган и десятки тысяч людей других национальностей. Это место стало символом гитлеровского геноцида, прежде всего убийства евреев». Не нашлось в главе места, чтобы сообщить что Аушвиц-Биркенау был освобожден 27 января 1945 года Советской армией, и в этот день ежегодно отмечается Международный день памяти жертв холокоста.

Тесно связана с темой холокоста и следующая глава — «Поляки и истребления евреев». Тут признается участие поляков в уничтожении евреев и даже рассказывается об их массовом убийстве в Едвабно, которое описано выше. О количестве жертв там написано дипломатично — «не меньше, чем 340». То, что такие же убийства были еще в 23 населенных пунктах Польши, в учебнике не написано. Зато написано так: «Это действие было их преступлением, а не нашего народа, потому что большинство поляков осуждали уничтожение евреев». Далее записано: «Из около 3,5 миллиона польских евреев немецкую оккупацию пережили 60-100 тысяч. Спаслись они в основном благодаря помощи поляков». Жалко, что нет информации о том, сколько евреев поляки уничтожили, — было бы интересно сравнить. Рассказывается в главе и о конкретных поляках, спасавших евреев, и сообщается, что из 26 тысяч человек, которым израильский Институт Яд Вашем присвоил звание Праведник народов мира, 6600 — поляки.

После сентября 1939 года Западные Украина и Белоруссия перестали быть частью Польши, но автор учебника истории Польши, очевидно, так не считает, и тому, что происходило там, посвящает главу, носящую тенденциозное название «Под советской оккупацией». Привожу ее полностью: «На землях, занятых в 1939 году Красной Армией, проживало более 14 миллионов человек, среди них около 6,5 миллиона — поляков. Остальные были в основном украинцы, белорусы и евреи. Осенью 1939 года там были «выборы» в Народные Собрания Западной Белоруссии и Западной Украины. Кандидатами в депутаты могли быть только коммунисты, назначенные НКВД. После выборов они попросили советское правительство о включении в СССР Западной Белоруссии и Западной Украины. Это был фарс демократии, однако Сталин утверждал, что судьбу этих территорий решила «демократически выраженная» воля их жителей. 

Диктатор мечтал о советизации, то есть их организации по советскому образцу. Так как поляков он считал главным препятствием на пути к этой цели, то принял решение ослабить польское влияние на захваченных землях. В 1940 году Сталин организовал три большие депортации польских граждан, в основном поляков, на восток; в 1941 году проведена четвертая. Наших соотечественников ссылали прежде всего в Сибирь и в Казахстан (в результате Сталин получил бесплатную рабочую силу). Всего вывезено минимум 330 тысяч человек. Если добавить к ним заключенных в тюрьмах, а также приговоренных к работе в лагерях, то общее число репрессированных поляков превысит миллион. Около 100 тысяч из них было расстреляно или умерло на «необжитых землях». 

В отличие от Гитлера, Сталин хотел поляков терроризировать, но не уничтожать, он мечтал превратить их в образцовых советских граждан. Для этого приказал расстрелять прежде всего тех, кого он считал врагами СССР. Остальные должны были жить в страхе перед казнью или лагерем. Советская власть боролась с религией, поэтому костелы превращали в склады или в музеи атеизма. Арестовывали профессоров, которые отрицали марксизм, разграбляли музеи и театры».

Выборы явно не являлись фарсом, и очень смешно читать, что кандидатов в депутаты подбирало НКВД из числа коммунистов. Факты говорят о другом. Так, в Народное Собрание Западной Украины был избран известный актер Александр Гринько, известный своими антисоветскими взглядами. В Западной Белоруссии не получили достаточного числа голосов два кандидата. Также на выборах была очень высокая явка избирателей. Так, в Западной Белоруссии проголосовали 96,71% имеющих право голоса, в то время как на выборах в польский Сейм в 1938 году — 45%. Народные Собрания имели и разногласия с СССР. Так, Народное Собрание Западной Белоруссии 30 октября 1939 года решило, что 17 сентября будет народный праздник «День освобождения трудящихся Западной Белоруссии от гнета польских панов», но позже органы советской власти не поддержали это решение.

Что касается депортации, то выселялись в основном осадники (польские поселенцы), которые по замыслу довоенных польских властей должны были проводить политику ассимиляции украинцев и белорусов и получали отобранные у них землю и недвижимость. Также переселяли часть поляков, которые бежали от немецкой оккупации в сентябре 1939 года. Переселяемые поляки имели право взять с собой тонну имущества на семью, а за оставленное имущество они получали компенсацию после прибытия на новое место. Спецпоселенцами они были только до 30 июля 1941 года, когда им была объявлена амнистия, предусмотренная подписанным в этот день Соглашением о восстановлении дипломатических отношений между СССР и эмигрантским правительством Польши. Дипломатические отношения между нашими странами были разорваны после того, как это так называемое правительство в ноябре 1939 года объявило войну СССР. После этого переселенные поляки стали обычными советскими гражданами, но оставались на местах переселения, так как не могли вернуться обратно из-за того, что Белоруссия и Украина были захвачены немецкими войсками. Цифры в миллион репрессированных и 100 тысяч расстрелянных поляков страшно далеки от действительности. Существует письмо главы НКВД Лаврентия Берия Иосифу Сталину и Вячеславу Молотову от 1 октября 1941 года о том, что из 391 575 польских граждан, находившихся в местах заключения и в ссылке, к 27 сентября освобождены из тюрем и лагерей ГУЛАГа 50 295 человек, из лагерей военнопленных — 26 297 и, кроме того, 265 248 спецпоселенцев. Как видите, до миллиона тут очень далеко. 

Разумеется, не могло в польском учебнике истории не быть главы под названием «Катынь», которую тоже перевожу полностью: «В 1939 году в советский плен попало более 200 тысяч польских солдат. Часть из них — офицеры, подофицеры, полицейские, служащие Корпуса пограничной охраны, а также группа гражданских — были сосредоточены в трех специальных лагерях для военнопленных. Руководство коммунистической партии считало этих людей врагами СССР. В марте 1940 года шеф НКВД направил Сталину предложение об их расстреле без суда. Сталин одобрил предложение, приняло его также руководство коммунистической партии. В апреле 1940 года более 14,5 тысячи польских военнопленных были убиты в лесу под Катынью (около Смоленска), а также в зданиях НКВД в Харькове и в Твери. Все погибли от выстрела из пистолета с близкого расстояния в затылок. Некоторым перед расстрелом связали руки и заткнули рот. Чтобы скрыть преступление от всего мира, убитых поляков тайно скрыли в общих могилах. Весной 1940 года НКВД расстреляло еще более семи тысяч польских пленных в Белоруссии и на Украине.

Убитые офицеры принадлежали к элите предвоенной Польши. В гражданской жизни они были инженерами, правоведами, врачами. Сталин приказал их убить, чтобы облегчить советизацию восточных земель Речи Посполитой. Власти СССР только в 1990 году признались в совершении преступления против польских офицеров».

Как искажают историю Второй мировой войны учебники стран Восточной Европы

Тут есть моменты, которая польская сторона предпочитает не вспоминать. В ходе Польского похода Красная Армия взяла в плен 250 тысяч польских солдат, жандармов, полицейских и работников польской администрации на Украине и в Белоруссии. Из них большинство было освобождено уже через несколько дней. И уже к ноябрю 1939 года в лагерях НКВД находилось менее 42 тысяч поляков. Из них были расстреляны 21 857 человек. В учебнике написано, что с помощью этого расстрела Сталин рассчитывал облегчить советизацию территории, которую автор продолжает называть «восточными землями Речи Посполитой», хотя весь мир уже признал, что это Западная Украина и Западная Белоруссия. Но это вранье, так как среди расстрелянных не было ни одного жителя этих территорий — их всех почти сразу же отпустили по домам. Оставшихся офицеров выпустить на свободу было нельзя — их дома и семьи остались на оккупированной немцами территории, а те не хотели видеть их там ни в качестве военнопленных, ни в качестве свободных людей.

Польские офицеры сами осложнили свое положение, категорически отказавшись работать. Если бы они согласились работать, то их бы не тронули. Доказательством этого является тот факт, что в это же самое время десятки тысяч польских военнопленных работали на строительстве дороги Новоград-Волынский — Львов и в Криворожском железнорудном бассейне. Они тоже были освобождены 30 июля 1941 года. Таким образом, перед советскими властями вырисовывалась перспектива кормить десятки тысяч антисоветски настроенных офицеров неизвестно сколько времени. Тогда и было принято решение об их расстреле.
В отличие от десятков тысяч погибших в польском плену в 1919–1922 годах красноармейцев, в данном случае известны имена, время и место смерти каждого расстрелянного. Как руководство СССР, так и России многократно принесло свои извинения польскому народу. Последний раз это произошло 26 ноября 2010 года, когда Государственная дума РФ приняла декларацию «О Катынской трагедии и ее жертвах». А вот в случае с погибшими красноармейцами нет не только никаких извинений от польской стороны, но даже цифра погибших постоянно занижается.Любопытно, что больше всего польских офицеров — 6311 человек — было расстреляно в Калининской тюрьме. Но тюрьма продолжает функционировать до сих пор, что затрудняет проведение там антирусских шабашей. Поэтому польская русофобская общественность выбрала для этого Катынь, где погиб 4421 поляк. Также автор учебника, очевидно, не знает, что Тверь в 1940 году называлась Калинин.

Независимое правительство от которого ничего не зависит

Следующий раздел учебника именуется «Лондонское правительство и Польское подпольное государство». Здесь мы можем прочитать: «В ночь с 17 на 18 сентября 1939 года власти Речи Посполитой пересекли границу с Румынией. Рассчитывали добраться до Франции, где будут продолжать войну с Германией. Однако все стало по-другому. Президент Игнаций Мосцицкий, члены правительства, военное командование и большое число солдат были интернированы в Румынии, оказались в «румынском капкане». Чтобы сделать возможным формирование новой власти государства, в сентябре 1939 года президент и члены правительства подали в отставку; президент назвал своим преемником санационного (сторонника политики Пилсудского санации (оздоровления) Польши) политика Владислава Рачкевича, находившегося во Франции. Поскольку пилсудчиков обвиняли в поражении, президент Рачкевич назначил премьером их противника генерала Владислава Сикорского. В октябре 1939 года он создал во Франции правительство Речи Посполитой Польши в изгнании, в которое поровну вошли как пилсудчики, так и политические противники санации. Сикорский принял также функции Верховного главнокомандующего и приступил к созданию польских Вооруженных сил на Западе». Дальше рассказывается, что в эти силы удалось привлечь 85 тысяч поляков, но когда в июне 1940 года, спасаясь от наступающих немцев, правительство в изгнании бежало в Лондон, то туда вслед за ним перебралось только 27 тысяч поляков. Британские историки утверждают, что таких набралось 17 тысяч.

На самом деле то, что заседало в Лондоне, было не польским и даже не правительством. Великобритания и Франция заставили в Румынии президента и правительство подать в отставку. Игнаций Мосцицкий передал свои полномочия 25 сентября генералу Болеславу Венява-Длугошовскому. Однако Великобритании и Франции это не понравилось, и на следующий день он назвал своим преемником Владислава Рачкевича, живущего в Париже. Рыдз-Смиглы также под давлением союзников передал командование армией, которая уже практически не существовала, новому премьер-министру генералу Владиславу Сикорскому, известного тем, что 4 августа 1920 года под Млавой приказал расстрелять 199 пленных красноармейцев. Вот такая она — британская и французская демократия: без всяких выборов, просто назначили руководителей Польши. Как и 80 лет спустя, США назначат Хуана Гуайдо президентом Венесуэлы. Разумеется, все эти факты, свидетельствующие о том, что правительство в Лондоне было не польским, а марионеточным, школьникам не сообщают. Не было оно и правительством, так как по законам Польши, ее президент просто не имел права самостоятельно передавать свои полномочия другому лицу.

Что касается польских  вооруженных сил, то они только назывались польскими, поскольку там служили поляки. Обеспечение этих сил взяли на себя британцы и они же решали, где и когда им воевать. Когда заседавшие в Лондоне деятели решили перебросить на помощь Варшавскому восстанию польскую воздушно-десантную бригаду, то британцы этого не разрешили. 5 июля 1945 года британцы, выполняя взятые на себя на Ялтинской конференции обязательства, вообще упразднили «польское правительство». Тем не менее для придания ему большего веса в глазах школьников ему посвящена в учебнике половина раздела — почти четыре страницы, где в отдельных главах описаны его внешняя политика и взаимоотношения со Сталиным.

Писание на стенах, разбивание витрин и кража флагов как методы борьбы с Гитлером

Вторая половина раздела посвящена Польскому подпольному государству. В одноименной главе сообщается: «Хотя страна была оккупирована, существовали в ней тайная структура, подчиненная лондонскому правительству. После войны ее назвали Польским подпольным государством. Польская подпольная пресса была феноменом в оккупированной Европе: возникло 1400 названий, из которых 17 выходили всю оккупацию. Существовали журналы политические, военные, литературные, женские, юмористические». Дальше описываются подпольные школы и университеты. В них была необходимость, так как немцы закрыли вузы для поляков, а в школах запретили преподавать литературу, историю и географию. Были еще и подпольные театры, так как, как написано в учебнике, репертуар разрешенных немцами театров и кабаре оглуплял поляков. Подпольные театры давали представления в частных жилищах и в пивных. Судя по тому, что у поляков были силы и время на выпуск, чтение юмористических журналов и посещение подпольных театров, оккупация их страны была значительно менее суровой, чем в СССР.

Заканчивается глава так: «Однако не все признавали лондонское правительство. Например, националисты хотели «Польшу для поляков» от Киева до Щецина. Они создали собственное подпольное государство с подчиняющимися ему Национальными вооруженными силами (NSZ), насчитывающими более 70 тысяч бойцов».

В учебнике полностью отсутствует какое-либо упоминание о Гвардии Людовой, которая была создана польскими коммунистами и по численности в разы превосходила NSZ. Таким образом польские школьники не узнают, что дружественные СССР поляки активно воевали за освобождение их страны. Причем именно они еще 10 июня 1942 года вступили в бой с немецким подразделением. А NSZ уже после Сталинградской битвы объявили СССР врагом Польши №1, официально это было записано в постановлении №3 от 2 февраля 1944 года. В связи с этим они начали войну против отрядов Гвардии Людовой, полностью уничтожив как минимум три из них. Для этого они получали оружие, боеприпасы и продовольствие от немецких оккупантов, обменивались с ними информацией. Так как NSZ была организацией антисемитской, то она активно занималась и уничтожением евреев как вместе с немцами, так и самостоятельно. Из бойцов NSZ была создана бригада «Святого Креста», входившая в структуру СС. 80 бойцов бригады, окончив разведшколу, были заброшены в тыл Советской армии для диверсий и сбора информации. В январе 1945 года бригада вступила в бой с советскими войсками, но, понеся большие потери, отошла в Чехию. Позже сдалась в плен американцам. 

Сегодня в Польше NSZ — национальные герои.  15 сентября 2017 года польский парламент принял постановление «О праздновании 75-й годовщины создания NSZ». Приняли его депутаты единогласно и стоя — под бурные аплодисменты.

«Солдаты Национальных вооруженных сил боролись за независимость Речи Посполитой одинаково как с немецкими, так и с советскими оккупантами, — говорится в постановлении. — Солдаты NSZ никогда не соглашались с завоеванием Советским Союзом и навязыванием Польше коммунистической власти. Некоторые из них в бригаде «Святого Креста» прорвались на Запад. Солдаты  заплатили за верность идее независимости самую высокую цену. Их мучили и убивали коммунистические мучители, и захоронения многих из них до сих пор остаются неизвестными. В 75-летие NSZ Сейм Республики Польша признает, что это подразделение хорошо служило родине».

17 февраля 2018 премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, находясь с официальным визитом в Германии, возложил венок и зажег свечу на могилах бойцов бригады «Святого Креста». 11 августа 2019 года под патронатом президента Польши Анджея Дуды состоялось торжественное празднование 75-летия образования бригады «Святого Креста», в котором приняли участие вице-спикер Сейма Малгожата Госевская и депутаты Сената и Сейма. 

Глава «Армия Крайова» рассказывает о ней интересную информацию: «АК была самой большой (вместе с югославской) подпольной армией в оккупированной Европе, однако была слабо вооружена — один карабин приходился в среднем на десять бойцов. АК действовала прежде всего в генерал-губернаторстве (то есть где-то на половине территории оккупированной Польши). Ее главной целью была подготовка восстания, которое должно было вспыхнуть в момент поражения Германии. Вначале АК редко организовывала вооруженные акции, так как они приводили к жестоким репрессиям — гитлеровцы расстреливали десятки поляков за каждого убитого немца. Сосредотачивались на других формах сопротивления».

АК не была самой большой подпольной армией в оккупированной Европе хотя бы потому, что в СССР в партизанском движении участвовало около полумиллиона человек, а это больше максимального количества бойцов АК, называемого польскими историками в 390 тысяч (в учебнике численность АК указана в 350 тысяч). Вспоминаются и полмиллиона французских партизан, о которых автор учебника писал выше.

В качестве «других форм сопротивления» первой в главе названа пропаганда, к которой, кроме листовок и подпольной прессы, отнесено и писание лозунгов на стенах. Последнее, очевидно, было страшно эффективным средством, наносящим огромные потери оккупантам, так как оно названо и в следующей форме сопротивления — малом саботаже. К нему еще относится срывание гитлеровских флагов и уничтожение витрин в немецких магазинах. Почему у «самой большой подпольной армии Европы» не доходили руки до большого саботажа, в учебнике не сказано. Третьей и последней формой безопасного и гуманного сопротивления назван сбор информации. Выясняется, что аковцы узнали о предстоящем нападении Германии на СССР, но Сталин проигнорировал их сообщение. Никогда не попадалась мне информация об этом предупреждении из Польши, но даже если это и правда, то нет ничего удивительного в том, что Сталин не поверил ему. Ведь АК подчинялась лондонскому правительству, а оно было британской марионеткой, и именно Великобритания, оставшаяся один на один в битве с Третьим рейхом, была кровно заинтересована столкнуть его с СССР. Правда, написано и о реальной пользе АК: «Была доставлена на Запад неразорвавшаяся ракета V-2, которая была «чудо-оружием» Гитлера. Также благодаря данным, полученным от АК, английская авиация разбомбила фабрику по производству этих ракет».

Заканчиваются раздел и глава так: «В конце 1942 года АК усилила диверсионную деятельность: пускала под откос военные эшелоны, направляющиеся на Восточный фронт, взрывала мосты, освобождала пленных. Потери, понесенные немцами, были очень большими, в том числе более 730 поездов и свыше четырех тысяч военных машин. Однако в акциях АК погибло более 60 тысяч ее бойцов». Для сравнения: партизаны Белоруссии на примерно такой же территории и при почти равной численности (374 тысячи), но за более короткое время оккупации пустили под откос 11 128 вражеских эшелонов и 34 бронепоезда, а также подорвали и уничтожили 18 700 автомашин, потеряв при этом 45 тысяч человек. А вот что сказал про АК Сталин на встрече с премьером лондонского правительства Станиславом Миколайчиком 3 августа 1944 года: «Борьбы с немцами она не ведет. Отряды этой армии скрываются в лесах. Когда спрашивают представителей этих отрядов, почему они не ведут борьбы против немцев, они отвечают, что это не так легко, так как если они убивают одного немца, то немцы за это убивают десять поляков. Отряды польской подпольной армии не дерутся против немцев, ибо их тактика состоит в том, чтобы беречь себя и затем объявиться, когда в Польшу придут англичане или русские».

В том, что западные союзники не помогли Варшавскому восстанию, «виноват» Сталин

С точки зрения автора учебника, самое главное событие Второй мировой войны, очевидно, Варшавское восстание. Во всяком случае, оно единственное, которому посвящен целый раздел. Однако начинается он с главы «На стороне Красной Армии», где мы можем прочесть: «По поручению Сталина, в мае 1943 года Союз польских патриотов объявил набор поляков в СССР в 1-ю Пехотную дивизию имени Тадеуша Костюшко. Таким образом вождь получил аргумент в споре о будущем Польши: «своих поляков», сражающихся на стороне Красной Армии. Для людей, которые не смогли добраться до армии генерала Андерса, вступление в польское боевое подразделение было единственным шансом вырваться из «советского ада». Тут автор учебника доктора Геббельса явно превзошел: даже рейхсминистр образования и пропаганды не додумался заявить, что жизнь в СССР была настолько ужасной, что для того, чтобы избежать ее, люди шли на фронт.

Дальше читаем: «В июле 1943 года дивизия насчитывала 16 тысяч солдат. Боевое крещение дивизия прошла 12 и 13 октября 1943 года под Ленино (в Белоруссии). Поляки атаковали сильнейшего противника, в придачу к этому рельеф местности затруднял атаку. Потерпели поражение: потери дивизии составили более трех тысяч убитых, раненых и пропавших без вести». Тут снова вранье — поражения не было, и польская дивизия освободила от немцев деревни Тригубово и Ползухи, трое поляков были удостоены звания Героя Советского Союза. Радует, что по крайней мере в конце главы написана правда: «В 1944 году дивизия была преобразована в 1-ю армию Войска польского. В политическом отношении армия подчинялась польским коммунистам, а в военном — командованию Красной Армии».

Следующая глава «Акция «Буря» начинается с удивительного вывода: «Создание польской дивизии в СССР и смерть генерала Сикорского в июле 1943 года ухудшили положение Польши». Если следовать этой логике, то создание бригады «Святого Креста» в составе войск СС положение Польши улучшило. Читаем далее: «Новым премьером лондонского правительства стал Станислав Миколайчик, а главнокомандующим — генерал Казимеж Соснковский. Миколайчик говорил о соглашении с СССР, также как Сикорский. Соснковский был противником договоров с СССР, так как это привело бы к аннексии Польши СССР. Шанс для поляков он видел в эвентуальном конфликте Сталина с Западом». Таким образом, учебник сообщает, что в лондонском правительстве были люди, которые ради сохранения своей власти мечтали о новой мировой войне.

К счастью, развязать мировую войну они не могли, но в попытке сохранить свою власть они пожертвовали жизнями тысяч поляков, втянув их в безнадежную авантюру под названием «Варшавское восстание». Ему предшествовала акция «Буря»: «Осенью 1943 года Красная Армия приблизилась к восточной границе II Речи Посполитой. Главный комендант АК генерал Тадеуш Коморовский «Бур» тогда приказал начать приготовления к акции «Буря». Ee план предполагал:

1. Атаковать АК отступающие немецкие подразделения.

2. Тактическое сотрудничество АК с Красной Армией.

3. Создание польского управления и провозглашение власти лондонского правительства.

Поляки должны были предстать перед русскими как хозяева освобожденной земли. Целью акции «Буря» была независимость Польши. Чтобы ее восстановить, Сталин должен был признать власть лондонского правительства. Однако он не имел намерения этого делать.

В ночь с 3 на 4 января 1944 года Красная Армия пересекла восточную границу довоенной Польши. Советские власти заявили, что в соответствии с волей жителей, выраженной в 1939 году, эти территории принадлежат СССР. В феврале 1944 года началась акция «Буря». Около 6,5 тысячи бойцов АК сражалось плечом к плечу с Красной Армии на Волыни. Потом НКВД арестовало польских офицеров и вывезло их вглубь СССР. Бойцам был дан выбор: вступить в подразделения, подчиненные польским коммунистам, или быть арестованными. Та же самая схема повторилась в Вильно (польское название Вильнюса), во Львове, Полесье и на западе от Буга. Сталин хотел избавиться от АК и лондонского правительства, навязать Польше коммунистическое правительство. У него на руках было два решающих козыря:

1. Красная Армия находилась в Польше.

2. Договорился с Западом о создании советской зоны влияния.

Акция «Буря» закончилась неудачей. К маю 1945 года русские арестовали десятки тысяч аковцев».

АК атаковала немецкие войска эпизодически, хотя сейчас в Польше и пытаются раздувать это, всячески приукрашивая и преувеличивая каждый такой редкий случай. Якобы освобождавших Волынь 6500 бойцов АК — яркий тому пример. При этом практически полное информационное затемнение о многочисленных фактах совместных действий аковцев и нацистов против советских партизан и Гвардии Людовой, а также об убийствах бойцами АК православных священников в Западной Белоруссии. Вот за эти действия офицеры АК и были привлечены к ответственности. Прежде чем плакаться о судьбе АК, было бы неплохо вспомнить, что, по данным НКВД, с 28 июня 1944 года до 30 мая 1945 года ее боевиками было убито 594 и ранено 218 советских военнослужащих.

Музей Варшавского восстания

Акция «Буря» была обречена на провал с самого начала, так как она проводилась в областях, где большинство населения составляли украинцы, белорусы и литовцы, хорошо помнящие, как к ним относились в довоенной Польше. Польскую власть ненавидели даже бандеровцы. К тому же было очевидно, что Сталин не отдаст власть в Польше враждебному СССР лондонскому правительству. Во время Второй мировой войны никто не оставлял в тылу своей армии чужих партизан. В Греции коммунистические партизаны взяли власть в стране после ухода оттуда немецких оккупантов. Однако через два дня в страну вошли британские войска и начали их разоружение и расформирование, используя при этом помощь бывших коллаборационистов, а на острове Крит после капитуляции Германии — немецкие войска. Точно также поступили на Филиппинах американцы с Народной антияпонской армией.

Несмотря на очевидную невозможность прихода к власти в Польше лондонского правительства, которое никто не выбирал, оно не оставляло попыток ее захвата, не считаясь с потерями.

Следующая глава учебника носит имя «Решение о восстании», и главное там записано в двух предложениях: «Генералы АК считали, что после победы восстания Сталин либо признает власть лондонского правительства, либо будет вынужден «сломать польское правительство силой на глазах у всего мира», чем скомпрометирует себя перед Западом. В то время не принимали во внимание возможность поражения восстания». На самом деле западные союзники еще до начала восстания дали согласие на вхождение Польши в советскую сферу влияния, поэтому как бы оно ни закончилось, это ни на что не влияло. Лондонскому правительству об этом сообщить «забыли».

Интересно в главе описано и отсутствие помощи от западных союзников: «Руководство АК ожидало от западных союзников:

— выброски оружия.

— налетов на немецкие позиции.

— присылки польской 1-й Отдельной парашютной бригады.

Ожидания оказались нереальными. Базы авиации союзников находились в Италии, а Сталин не согласился на заправку машин союзников на советских аэродромах. Союзнические самолеты должны были брать больше топлива вместо оружия или бомб. Они были легкой целью для немецкой артиллерии и люфтваффе, поэтому летали редко». 

Это очередная ложь. Авиабазы союзников находились не только в Италии, но и в Англии и Франции. Ничто не помешало британской авиации в августе 1944 года варварски разбомбить Кенигсберг без всякой дозаправки, а ведь он находится значительно дальше, чем Варшава. При этом Сталин предоставил три аэродрома — под Полтавой, Миргородом и Пирятиным. Именно туда и приземлились 104 американских бомбардировщика в сопровождении 62 истребителей, сбросивших 18 сентября 1944 года повстанцам 1250 контейнеров. Из них бойцы АК подобрали только около 100. Получалось, что американцы вооружают немцев, а не поляков. Кроме того, командование АК попыталось обмануть своих заокеанских друзей, сообщив, что подобрали 228 контейнеров. В результате этот полет в Варшаву стал первым и последним для ВВС США. Единственный сбитый тогда американский бомбардировщик заботливо восстановлен и выставлен сейчас в огромном зале музея Варшавского восстания в столице Польши.

Дальше следует глава, где рассказывается о ходе восстания. Очень быстро выяснилось, что без русских воевать с немцами трудно: «Немецкие атаки заставили поляков перейти к обороне. Захватить всю Варшаву стало нереально. Чтобы избежать поражения, премьер Миколайчик попросил Сталина о помощи. Но диктатор знал цель восстания, поэтому в письмах к Черчиллю и Рузвельту назвал его лидеров «группой преступников, которые для захвата власти начали варшавскую авантюру». Отказал в помощи, не согласился даже на посадку союзнических самолетов на советских аэродромах. Поступил безжалостно, но логично: поражение восстания ослабляла АК, компрометировало лондонское правительство и усиливало польских коммунистов. Сталин начал оказывать повстанцам небольшую помощь только 10 сентября, наверное, в пропагандистских целях».

Музей Варшавского восстания

У польских школьников после прочтения учебника должно появиться впечатление, что помощь восставшей Варшаве со стороны западных союзников превосходит советскую. На самом деле ВВС Великобритании, Южно-Африканского Союза и бежавшие на Запад польские летчики совершили 305 самолето-вылетов. Профессор Эвгениуш Дурачиньский из Института польской истории сообщает, что  в августе-сентябре на Варшаву и близлежащие леса было сброшено 1344 единицы стрелкового оружия (из них АК подобрали  540), 380 ручных пулеметов (обнаружили 150), 48 882 штук патронов для стрелкового оружия (подобрали 19 312), 3 323 998 — для пистолетов-пулеметов (подобрали 1 313 239), 1 907 342 для ручных пулеметов (подобрали 753 549), 13 739 ручных гранат (нашли 5427), 3115 противотанковых гранат (нашли 1230), 8460 кг взрывчатки (нашли 3342 кг). В тоже время из доклада Сталину командования 1-го Белорусского фронта от 2 октября 1944 года следует, что советской авиацией и самолетами Войска польского был совершен 5521 самолето-вылет. Восставшим было сброшено одно 45-мм противотанковое орудие с боекомплектом в 30 штук артиллерийских снарядов, 156 штук 50-мм минометов (с боекомплектом в 37 216 штук 50-мм минометных мин), 505 противотанковых ружей, 1478 автоматов; 520 винтовок; 669 карабинов, 41 780 гранат, более трех миллионов патронов, средства связи, 131 221 кг продовольствия и 515 кг медикаментов. Очень важно, что самолеты западных союзников сбрасывали грузы с высоты 3–4 километро, поэтому около 70% их доставались немцам. С нашей стороны большую часть грузов доставляли полки ночных бомбардировщиков У-2, которые летали на малых высотах. В наши дни в музее Варшавского восстания искажают факты и рассказывают, что это советские летчики сбрасывали грузы с больших высот и пользы от них не было.

Точно так же в учебнике не соответствуют действительности данные о потерях, приведенные в последней главе раздела «Спор о значении восстания»: «В Варшавском восстании погибли около 18 тысяч бойцов АК и около 180 тысяч жителей города. Несколько десятков тысяч были ранены. Потери немцев, вероятно, превысили 25 тысяч убитых, раненых и пропавших без вести». С польскими потерями еще можно согласиться, хотя Русская служба ВВС называет число погибших в 20 и 200 тысяч соответственно. Однако на основе немецких военных архивов установлено, что потери оккупантов составили около трех тысяч убитых и умерших от ран и 12 тысяч раненых. Причем в это число входят и немцы, погибшие от обстрелов советской артиллерии, но о них польские историки вспоминать не любят. Не могут они и ответить на вопрос, почему аковцы не попытались прорваться на другой берег Вислы, занятый советской армией, а вместо этого предпочли сдаться в плен немцам?

В этой главе приведено шесть доводов критиков восстания и четыре — его защитников. Один из них такой: «Варшавское восстание в последующие годы препятствовало СССР осуществлять военные интервенции в Польшу (из-за опасения больших потерь»). Вот только непонятно, зачем СССР осуществлять интервенцию, если советские войска и так все время находились в Польше.

В учебнике всего парочка негативных высказываний о Гитлере, а вот гадости о Сталине написаны через страницу, и у школьников после прочтения учебника не должно остаться сомнений, кто главный враг Польши. В этой главе решили еще покритиковать и западных руководителей: «Особой темой является отношение западных союзников к Варшавскому восстанию. Черчилль хотел помочь восставшим, но был одинок. Не отважился разорвать отношения со Сталиным, так как рисковал повредить интересам Великобритании. Для Рузвельта Варшавское восстание не имело значения — важными были только отношения с СССР. Поэтому оба лидера даже не пробовали оказать давление на Сталина, хотя он мог оказать повстанцам авиационную и артиллерийскую поддержку. Жертвами покорности Запада стали поляки — и не только они». Тут автор учебника осуждает руководителей США и Великобритании за то, что интересы своих стран они ставили выше интересов 45 тысяч поляков (такое количество указано в учебнике), поднявших восстание в Варшаве, а мысль, что Сталин мог просто не поддаваться давлению, очевидно, просто не пришла ему в голову. 

Советские войска в Польше присутствовали, но кто ее освободил — неизвестно

Очередной раздел называется «Польские дела во время Второй мировой войны» и начинается он с главы «Волынская резня», которая целиком выглядит так: «В межвоенные годы Украина была поделена между Польшей и СССР. Украинцы однако хотели независимости, а поляков и русских считали оккупантами. Организация украинских националистов (ОУН1, организация запрещена на территории РФ) осуществляла террористические убийства поляков. Ответом польских властей была пацификация украинских сел». Здесь же дается пояснение: «Пацификация — подавление бунта силой с применением террора к населению». «Эти действия усилили ненависть украинцев к полякам. С 1939 года ее усиливали немцы (например, в генерал-губернаторстве украинцы получали больше распределяемых продуктов, чем поляки). 

Во время Второй мировой войны ОУН создала партизанскую Украинскую повстанческую армию (УПА1, организация запрещена на территории РФ). Она хотела изгнать с Украины немцев, русских и поляков. Самым легким было атаковать поляков. От февраля 1943 года до февраля 1944 года по приказу ОУН структуры УПА при поддержке украинских крестьян проводили Волынскую резню — геноцид польского населения на Волыни. Украинцы убивали всех жителей польских сел: мужчин, женщин и детей. Убивали жестоко — топорами, пилами и вилами. Резня должна была выглядеть как «стихийный» крестьянский бунт, а не как спланированная ОУН антипольская акция. В 1944 году массовые убийства произошли также в Восточной Галиции. На Волыни погибло около 60 тысяч поляков, в Восточной Галиции — около 40 тысяч.

В ответ АК убила около 10-12 тысяч украинцев. Убиты были случайные люди, а не сочувствующие УПА. Аковцы хотели затерроризировать всех украинцев, чтобы таким образом прекратить поддержку националистов. Скажем прямо: акция АК была спровоцирована преступлением УПА, но она тоже была преступлением. И принесла эффект обратный от ожидаемого — среди украинцев выросла поддержка УПА».

Приятно, что в учебнике признают жестокое обращение с украинским национальным меньшинством в довоенной Польше, а также то, что АК совершала военные преступления. Вот только украинцы, проживающие в СССР, не считали русских оккупантами — у них была своя союзная республика, а организаций, подобных ОУН, не было.

Дальше следует глава «В стране, на Востоке и Западе», посвященная полякам, воевавшим с оружием в руках. Привожу ее целиком: «В годы Второй мировой войны поляки сражались за Польшу везде, куда их забрасывала судьба. В оккупированной стране самую важную роль играла Армия Крайова (в 1944 году насчитывала 350 тысяч бойцов). На западном фронте польские Вооруженные силы в 1945 году сражалось около 200 тысяч солдат. Некоторые их подразделения особенно отличились в боях». Здесь же показаны четыре фото с описаниями этих подразделений, а фотографий поляков, воевавших вместе с Красной Армией, нет. Вообще во всем учебнике 11 фотографий поляков, воевавших на Западе, и только одна — воевавших на Востоке (в главе «На стороне Красной Армии»). 

Удивительно, что про последних вообще хоть что-то написано: «На восточном фронте с 1943 года билась 1-я Пехотная дивизия имени Тадеуша Костюшко. Со временем она выросла до двух армий Войска польского, которые в 1945 году насчитывали около 150 тысяч солдат. Вместе с Красной Армией они вошли в Польшу, а потом брали Берлин». Тут снова манипуляция с цифрами — в мае 1945 года в Войске польском насчитывалось 400 тысяч военнослужащих.

В конце главы читаем: «Несмотря на огромное самопожертвование, поляки имели небольшое влияние на ход войны, в которой приняло участие 110 миллионов солдат. Не были они допущены к участию в мирных конференциях. О формах послевоенного мира принимала решение сила — три самых мощных государства большой коалиции». С тем, что здесь написано, нельзя не согласиться.

Глава «Польша в политике Большой тройки» начинается с неожиданного утверждения: «Иосиф Сталин не любил поляков». Я, как и все остальные, конечно не знаю, какие чувства испытывал Сталин к этому славянскому народу — чужая душа потемки, но если судить по его делам, то их он любил даже больше, чем русских. Именно Сталин на Потсдамской конференции добился того, что западная граница Польши проходит по рекам Одеру и Нейсе, в то время как Черчилль и Трумэн, о которых с таким умилением пишут в учебнике, были категорически против передачи бывших немецких земель Польше. Именно Сталин отдал полякам две трети Восточной Пруссии, взятой с боями Советской Армией. Нет в мире человека, который имел бы больше заслуг, чем Сталин, в том, что Польша стала единственным мононациональным государством в континентальной Европе. После освобождения Польши по указанию Сталина сюда из СССР было направлено не только продовольствие и горючее, но и строительные материалы. Все это было совсем не лишним в нашей разоренной войной стране. Три года 3500 советских строителей строили подарок Сталина Варшаве — Дворец культуры и науки, высотой в 230 метров. Сейчас польские СМИ презрительно называют его «пенисом Сталина», но западные «друзья» Польши ей бесплатно и пениса не дали. В остальном вообще не понятно, зачем нужна эта глава, ведь все, что в ней написано, уже подробно рассматривалось в разделе «Решения великих держав» с тем же русофобским акцентом.

После этого идет глава с очень коротким названием «PKWN»: «21 июля 1944 года Крайова Рада Народова и Союз польских патриотов создали в Москве под надзором Сталина Польский комитет национального освобождения, сокращенно PKWN. Вошли в него коммунисты и другие представители левых партий, а также обычные карьеристы. 22 июля он огласил по московскому радио свой манифест, в котором объявлял урегулирование восточных границ на этнических принципах, территориальные приобретения на западе, сельскохозяйственную реформу и восстановление гражданских прав. Авторы манифеста объявили лондонское правительство незаконным; по их мнению законным парламентом была была Крайова Рада Народова, а законной исполнительной властью — PKWN. 31 декабря 1944 года PKWN был переименован во Временное правительство Речи Посполитой, несмотря на то, что в это время существовало законное и признанное западными державами лондонское правительство. Судьба Польши зависела от решений следующей конференции Большой тройки». О «законности» правительства в Лондоне, которое никто в Польше не выбирал, я писал выше, а его признанию западными странами оставалось быть полгода — 5 июля 1945 года правительства США и Великобритании перестали его признавать. В мае 1946 года министр иностранных дел Великобритании Эрнст Бевин издал приказ о роспуске польских подразделений британской армии, а Войско польское стало основой армии Польской Народной Республики.

Глава «О нас без нас» посвящена Ялтинской конференции, хотя она уже изучалась в разделе «Решения великих держав» и ничего нового в ней нет. Вообще в учебнике так много внимания уделено отношениям и встречам руководителей СССР, США и Великобритании, что иногда складывается впечатление, что это учебник истории мировой дипломатии, а не истории Польши. Интересно, что Потсдамская конференция в учебнике описана в следующей части — «Холодная война», хотя она проходила с 17 июля по 2 августа 1945 года, когда Вторая мировая война еще продолжалась, а Холодная война, как известно, началась с Фултонской речи Черчилля 5 марта 1946 года.

А заканчивается часть учебника о Второй мировой войне приложением «Волынская резня», вот оно целиком: «Польские историки считают Волынскую резню геноцидом поляков, совершенным по приказу ОУН. По мнению украинских историков, Волынская резня была результатом войны между УПА и АК на Украине, а не запланированным геноцидом. Оценка украинских историков связана с фактом, что с 1944 до начала 50-х годов УПА сражалась с войсками СССР за независимость Украины. Украинцам трудно примириться с фактом, что их народные герои были до этого преступниками. С другой стороны, многим полякам трудно принять информацию, что некоторые отряды АК убивали украинцев. Однако так тоже было.

Если кто-то — поляк, украинец или кто-либо другой — годами слышал о страшных страданиях своего народа, то ему непросто поверить историкам, которые внезапно утверждают: твои предки причиняли страдания другим. Может посчитать эти утверждения за ложь и даже за атаку против своего народа. Случается, что историки пропускают невыгодные исторические источники и переиначивают факты, чтобы «доказать» какое-то утверждение. Такие манипуляции, однако, легко разоблачить. Можно спросить эксперта или поискать надежную информацию в книгах или в Интернете. Другое дело, что люди иногда хотят фальшивых доводов, так как правда трудна для восприятия. Несмотря на это, только она позволяет понять других и сделать выводы из прошлого. А искаженная история есть не что иное, как лживая пропаганда».

Здесь готов подписаться под каждым словам. Вот только нет почему-то такого же приложения после главы «Катынь» и не говорится там, что поляки тоже уничтожили десятки тысяч пленных красноармейцев в своих лагерях. То есть польских школьников призывают примириться с украинцами, а с русскими — нет. К сожалению, является учебник типичным образцом искажения истории. Он называется «Путешествие по времени», и в нем нет строгой хронологии событий, а постоянно идет возвращение назад. Потом я понял, что таким образом скрывается важнейшее в истории Второй мировой войны для Польши событие — ее освобождение, без которого не была бы восстановлена ее независимость. Действительно, в учебнике несколько раз упоминается, что советские войска в Польше были, но про бои с их участием нет ни слова. Нет там даже намека ни на Висло-Одерскую операцию, в которой с обеих сторон участвовало три миллиона солдат, ни на Варшавско-Позненскую. Не говорится, как благодаря маневру советских войск удалось избежать уличных боев и был спасен от разрушения Краков, не написано, кто освободил Аушвиц. В учебнике вообще отсутствует словосочетание «освобождение Польши». Такое ощущение, что немцы сами оттуда ушли. Соответственно, нет там и данных о наших потерях. Не испытывает автор учебника угрызений совести за то, что скрывает от своей молодежи, и тем самым предает память о 600 тысячах советских солдат, отдавших свои жизни за свободу его родины. Стоит ли после этого удивляться, что там сносят им памятники...

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров