Лента
Франция теряет влияние в Мали
Федеральное агентство новостей  / 

Волна протестов после новых карикатур в Charlie Hebdo и заявлений Эмманюэля Макрона о свободе слова и необходимости борьбы с «исламским сепаратизмом» докатилась до Северной Африки. В Мали, где в августе произошел государственный переворот, а ислам исповедуют 94,8% населения страны (по данным на 2009 год), за два дня прошли две акции протеста.

Первые митинги состоялись в административном центре, городе Бамако, 28 октября. На следующий день демонстрации перекинулись на «столицу» проблемного севера, город Кидаль, где протестующие устроили акцию возле французской базы.

Влияние Франции в Мали стало слабеть после переворота 18 августа и данная тенденция усилилась на фоне противостояния Парижа с общеисламскими ценностями.

Редакция Telegram-канала «Пятая республика» рассказывает, как складывается ситуация в Мали после августовского переворота, и объясняет, почему Франция теряет влияние в регионе.

Результаты переворота

18 августа в Мали произошел военный переворот — уже второй за последние 10 лет. Смене власти предшествовали многочисленные митинги местных жителей, которые на протяжении нескольких месяцев выходили на улицы и протестовали против политики профранцузского президента Ибрагима Бубакара Кейты.

В опубликованном 20 августа заявлении организаторов переворота сообщалось, что управлять Мали во время трехлетнего переходного периода будет назначенный президент, который может быть как военным, так и гражданским лицом. Главная оппозиционная сила страны, коалиция «Движение 5 июля», ставшая инициатором протестов в республике, заявила о готовности работать совместно с армией по подготовке «дорожной карты» для восстановления политической стабильности.

12 сентября в армии Мали после переговоров с политическими лидерами и представителями гражданского общества утвердили «Основной закон и дорожную карту переходного периода» в стране. Стороны решили, что переходный период продлится 18 месяцев и на это время будет сформировано временное правительство.

21 сентября бывший министр обороны Мали Ба Ндау был назначен на должность президента страны на переходный период.

25 сентября состоялась инаугурация, во время которой новый глава страны заявил, что «готов сделать все, чтобы Мали полностью вернулась к конституционному строю с избираемыми властями и законными представителями».

К присяге также был приведен полковник Ассими Гойта, один из зачинщиков переворота 18 августа — он стал вице-президентом. 

27 сентября президент назначил на должность премьер-министра Моктара Уана, опытного дипломата, занимавшего с 2004 по 2011 годы пост министра иностранных дел. Благодаря его навыкам переходный период должен пройти максимально безболезненно: премьера считают лицом, способным лавировать между требованиями иностранных партнеров и внутреннего истеблишмента. 

5 октября был объявлен состав временного правительства из 25 человек, куда, в том числе, входят четверо военнослужащих, организовавших переворот в августе. Речь идет о полковнике Садио Камара, получившем должность министра обороны и по делам ветеранов, полковнике Исмаэле Ваге, ставшем министром национального примирения, полковнике Модибо Коне, возглавившем министерство внутренних дел, и подполковнике Абдулайе Майга, занявшем пост министра территориального управления и децентрализации.

Основной задачей нового правительства будет государственная реформа, организация прозрачных выборов, борьба с нестабильностью на территории страны, коррупцией и, как итог, передача власти демократически избранному президенту. И все это должно произойти в ближайшие 18 месяцев.

Движение в зоне турбулентности

Политическая нестабильность после переворота сопровождалась периодическими стычками в разных регионах страны.

3 сентября колонна вооруженных сил Мали попала в засаду боевиков группировки «Нусрат аль-Ислам» в регионе Куликоро неподалеку от столицы. Погибли 12 военнослужащих, 15 были ранены, четыре единицы техники уничтожены.

6 сентября бронированный автомобиль ВС Франции подорвался на самодельном фугасе во время патрулирования на севере страны. Двое военнослужащих погибли.

Во второй половине дня 9 сентября патруль ВС Мали попал в засаду в секторе Диабаль района Сегу на северо-западе страны около границы с Мавританией. Трое военнослужащих убиты, пятеро пропали без вести, две единицы техники уничтожены.

23 сентября трое военнослужащих ВС Мали погибли в результате нападения во время патрулирования на юге города Булкесси в центральной части страны.

Но еще до назначения нового правительства произошло важное событие. Малийское руководство освободило из тюрем около 200 человек, задержанных по подозрению в связях с экстремистскими группировками. Решение было принято в рамках сделки с орудующими на севере страны бандформированиями.

8 октября в обмен на освобождение заключенных и выплату 10 миллионов евро боевики отпустили четверых заложников:

  • лидера оппозиции Сумайла Сиссе, похищенного 25 марта 2020 года во время предвыборной кампании на севере страны накануне парламентских выборов;

  • француженку Софи Петронен, захваченную в декабре 2016 года на севере Мали, где она занималась гуманитарной деятельностью и работала над системой защиты детей от насилия с 2001 года;

  • итальянского священника Пьерлуиджи Маккалли, похищенного в 2018 году;

  • итальянского туриста Никкола Кьяккьо, похищенного в феврале 2020 года.

По неподтвержденной информации, ключевую роль в этом обмене сыграл связанный с боевиками кидальский депутат Амада Аг Биби — еще в 2011 году он сумел добиться освобождения иностранных заложников. Бытует мнение, что он тесно связан с Иядом Аг Гали, бывшим руководителем исламистской группировки «Ансар ад-Дин», а ныне лидером «Группы поддержки ислама и мусульман».

Как позднее заявила министр обороны Франции Флоранс Парли, выступая перед комитетом по обороне французского сената, Пятая республика «не вела переговоров об освобождении пленных». Однако страна благодарна за предпринятые усилия и шаги по освобождению заложницы французского происхождения: Софи Петронен была последней остававшейся в плену гражданкой Франции во всем мире.

В отличие от времен свергнутого Ибрагима Бубакара Кейты, когда любая антитеррористическая активность проводилась только по указке из Парижа, освобождение заложников без ведома Елисейского дворца — это первый шаг в сторону от французской опеки в борьбе с радикальными исламистскими группировками. 

14 октября, выступая перед комиссией французского сената по международным отношениям, обороне и вооруженным силам, начальник Генштаба ВС Франции генерал Франсуа Лекуантр не иначе, как с целью пресечь разнотолки об утрате влияния страны в борьбе с радикальными исламистами в Сахаро-сахельском регионе, заявил, что Пятая республика «не изменит своего подхода по отношению к экстремистам в Мали и продолжит борьбу с ними».

Религиозные трения

Убийство французского учителя Самюэля Пати и последовавшие заявления Макрона о необходимости защиты французского просвещения и свободы слова спровоцировали недовольство мусульман по всему миру. Мали не стал исключением.

28 октября на призыв Верховного исламского совета Мали откликнулись около пяти тысяч человек, собравшихся у большой мечети Бамако во время полуденной молитвы (зухр). В отличие от вспышек гнева в ноябре и декабре 2019 года, когда политику Франции в Мали осуждала лишь горстка недовольных, на этот раз речь шла о «выступлении против скандальной ситуации и демонстрации единой позиции мусульман в Мали в категоричном протесте против посягательств на Пророка», как гласил пресс-релиз совета.

Организация осудила «безответственные, клеветнические и антиреспубликанские выступления» Макрона «об исламе и карикатурах» и потребовала от президента Франции «извинений перед мусульманским сообществом мира».

«Франция и французы перешли черту. Они коснулись неприкасаемого, нашего Пророка Мухаммеда. Это непростительно», — заявил вице-президент Верховного исламского совета Мали Мохамед Траоре.

29 октября портреты президента Франции были сожжены митингующими в северо-восточном Кидале, городе на северо-востоке Мали. Демонстрация прошла возле одной из армейских баз операции «Бархан», главной зарубежной военной операции Франции. Акция продлилась около часа и в ней приняли участие около сотни человек.

«Акела промахнулся — стае нужен новый вожак»

Из-за заявлений Макрона Пятая республика теряет популярность в мусульманских странах — даже таких, как Мали, где уже долгие годы идет борьба с террористическими группировками.

Однако недовольство Францией и ее политикой в малийском обществе зрело долгие годы. Оно было обусловлено, в первую очередь, неоколониальными устремлениями Парижа в Сахаро-сахельском регионе. Сегодня на это недовольство наложился религиозный фактор.

А ведь именно эта страна так важна для Франции с геополитической и экономической точек зрения. Из-за своего географического положения в центре Западной Африки Мали прекрасно подходит на роль плацдарма для ведения боевых действий в регионе.

В недрах страны находится большое количество полезных ископаемых. По запасам золота Мали находится на четвертом месте в Африке (после ЮАР, Ганы и Танзании), а суммарный объем составляет приблизительно один процент от мирового. В год в Мали добывают порядка 50-60 тонн золота.

Традиционный золотой рудник в Мали
Global Look Press  / Nicolas Remene / Le Pictorium Agency via ZUMA

Страна богата бокситами — около 2 миллиардов тонн (2,7% от мировых запасов) обнаружено только в разведанных месторождениях.

Мали на сегодняшний день — один из самых перспективных регионов Африки для разведки урановых залежей. Достоверных сведений о запасах урановых руд нет, но по некоторым данным, прогнозируемый объем достигает 100 тысяч тонн.

Кроме этого, в стране добывают алмазы (суммарно до одного миллиона карат), железо, фосфор и другие полезные ископаемые.

Поэтому утрата Мали грозит не только репутационными и политическими рисками, но и экономическими потерями. И желающих заполнить образовавшийся вакуум хватает.

Кто на очереди?

Сегодняшний геополитический противник Франции — Турция — планомерно расширяет сферу своего влияния в мире. В Анкаре едва ли откажутся наложить руку на этот кусок пирога.

Турецкие интересы уже подкрепляются «мягкой силой». При Ибрагиме Бубакаре Кейте между Бамако и Анкарой были заключены договоры на общую сумму более 800 миллионов долларов. Все чаще появляются слухи об идеологической обработке африканского населения «Черными волками» — местным филиалом турецкой молодежной организации ультраправых националистов «Серые волки».

Интересы в Мали есть и у Китая, продолжающего экономическую экспансию по всему миру и уже сумевшего подмять под себя многие страны Африки. Сегодня Пекин вложился в строительство нескольких объектов инфраструктуры и, скорее всего, оценивает потенциальные риски от более глубокого вмешательства в дела пока еще турбулентного Мали.

Есть еще одна страна, которая потенциально может выиграть от политической нестабильности в Мали и занять место Франции.

Российский след

Во время августовского переворота к власти пришли офицеры ВС Мали, которые проходили обучение на курсах в России — злопыхатели усмотрели в произошедшем руку Кремля.

У Республики Мали действительно тесные связи с Российской Федерацией по линии министерств обороны. Каждый год достаточно большая группа военнослужащих отправляется на длительное обучение по различным специальностям в российские военные вузы. Эта практика существует со времен СССР, однако количество приезжающих на учебу курсантов снизилось в 90-е годы и только недавно начало восстанавливаться.

Руководство Министерства обороны Мали несколько раз в год приезжает в Москву для участия в конференциях и форумах, в рамках которых проводит, в том числе, и встречи с руководством Минобороны России.

Министры обороны России и Мали генерал армии Сергей Шойгу и дивизионный генерал Ибрахим Дахиру Дембеле
Global Look Press  / MOD Russia

Кроме того, налажено военно-техническое сотрудничество, заключены контракты на поставку оружия и военной техники. Так, армия Мали в скором времени получит последний из четырех вертолетов Ми-35, купленных у России в 2016 году. Первые два были доставлены в страну 21 сентября 2017 года, третий — 21 августа 2019 года.

Россия стала одной из первых стран, чьи дипломатические представители встретились с зачинщиками переворота в августе и подтвердили приверженность ранее заключенным соглашениям.

В кулуарах сетуют на то, что политика России в Мали не столь амбициозна, как у той же Франции. И до августа это было действительно так.

Но сегодня удачный момент для разворота страны с Запада на Восток. И будет этот Восток Ближним или Дальним, покажет лишь время.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru