ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Слабое место ударных дронов: почему их не боятся в России?

Общество

Российская армия обладает полным комплексом средств борьбы с вражескими ударными беспилотниками.

Массовый дебют боевого применения турецких ударных дронов (здесь и далее имеются ввиду управляемые боеприпасы в виде беспилотных аппаратов), состоявшийся в Ливии несколько месяцев назад, безусловно, не прошел мимо внимания профильных специалистов.

Нужно признать, что высокая эффективность, продемонстрированная ударными беспилотными летательными аппаратами (БЛА), не стала большой неожиданностью для военных профессионалов.

Удары по позициям Ливийской национальной армии (ЛНА) силами турецкой беспилотной авиации вызвали на стороне противника серьезное потрясение от потерь. Это, впрочем, не смутило курирующих ливийцев иностранных военных специалистов, которые выработали ряд новых рекомендаций и внедрили их в войска. Тем самым они добились резкого снижения потерь среди личного состава.

В первую очередь, сущность этих предложений, снизивших эффективность боевых БЛА, сводилась к давно известному военному правилу – не допускать скоплений сил и средств. Каждый пехотинец знает, что в ходе атаки сбиваться в группы нельзя ни в коем случае. Объясняется это тем, что наиболее эффективный огонь достигается при стрельбе по групповой цели. Вторым фактором, укрепившим оборону против дронов противника, стало получение ЛНА современных средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

«Второе пришествие» турецких (и не только) ударных беспилотников произошло в ходе нагорнокарабахского конфликта. Азербайджанская сторона, взаимодействующая с турецкими военными специалистами, активно использует управляемые боеприпасы, оказавшиеся эффективными против позиционных и маневрирующих объектов. В этом конфликте наступающие использовали самые разные беспилотные аппараты, вплоть до переделанных самолетов советской постройки Ан-2.

На фоне этих событий наблюдатели начали активное обсуждение эффективности ударных дронов. Популярной стала мысль, что беспилотники совершили настоящий переворот в военном деле.

Имело место мнение, что в российской армии такого оружия нет в принципе. Исходя из этого предполагается, что в случае участия ВС РФ в современном вооруженном конфликте, они, якобы, могут понести тяжелые потери. 

С этим утверждением я не могу согласиться по следующим причинам. При всей кажущейся эффективности ударных БЛА следует учесть, что как в Ливии, так и в Нагорном Карабахе они были применены против военной техники прошлых поколений.

Эффективность дронов в этом случае была обусловлена фактическим отсутствием противодействия. Если мы говорим о противовоздушной обороне, то негодования по поводу неэффективности зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) малой дальности «Оса» или «Стрела-10», состоящих на вооружении армии Арцаха, бессмысленны, ибо речь идет о качественно разных вещах.

Данные ЗРК создавались более 40 лет назад, когда даже самая передовая конструкторская мысль не могла и предположить появление ударных БЛА. По этой причине в данные комплексы не закладывалась возможность видеть и сопровождать такую цель.

С другой стороны, если применение ударных беспилотников осуществляется против современных сил и средств, то ситуация в корне меняется. Подтверждением тому могут служить периодически появляющиеся в СМИ сообщения об успешном отражении налетов боевых дронов на российские военные базы в Латакии и Тартусе, прикрытые ЗРПК «Панцирь» и различными средствами РЭБ. 

Переживать об отсутствии подобного оружия в руках российских военных не стоит, поскольку в руках ВС РФ есть куда более эффективное оружие.

Начнем с того, что на вооружении армии РФ в настоящее время находится порядка двух тысяч БЛА различных моделей и назначения. В их функционал заложены возможности ведения разведки, корректировки огня, перехвата различных сигналов противника и их подавление. Да, в СМИ были сообщения о поступлении на вооружение российской армии ударных беспилотных аппаратов типа «Орион».Хоть острой необходимости в машинах подобного класса в составе российской армии не ощущалось, их принятие на вооружение можно только приветствовать. 

Дело в том, что структура ВС РФ сформирована для решения не только тактических, но и более значимых оперативных и стратегических задач. Их решение может, не побоюсь этого слова, завершить существование человеческой цивилизации. Не говоря уже о локальных перестрелках — для этого создано и поставлено в войска соответствующее вооружение.

Две тысячи дронов, имеющиеся в составе ВС РФ, позволяют войскам практически полностью контролировать театр военных действий. Все БЛА включены в единую систему управления боевыми действиями, они работают по единому замыслу в целях достижения установленных целей.

При обнаружении объектов противника, беспилотники приступают к корректировке огня ударных средств, имеющихся в войсках. Это может быть артиллерия, тактические ракеты, ударные вертолеты, фронтовая авиация. Чтобы было более ясное понимание, опишу типовую задачу.

Предположим, что радиоразведка вскрыла наличие в каком-то районе скопление сил противника. Туда направляется беспилотный аппарат. Обнаружив цели, БЛА выдает целеуказание (координаты целей), например, на огневую позицию самоходных гаубиц. Они, допустим, забрасывают по указанным координатам управляемые снаряды, корректировка которых осуществляется с беспилотника-наводчика.

Точность поражения такими снарядами такая же, как широко растиражированные попадания дронов-камикадзе. Если цель более достойная, на нее могут быть вызваны бомбардировщики, которые вот уже пять лет показывают в Сирии великолепнейшие боевые результаты.

Если цель совсем важная, то на нее могут бросить «Искандер» или «Калибр». Насыщенность современных войск огневыми средствами очень высока – при том, что они гораздо мощнее, чем те дроны, которые «совершили революцию в военном деле» в конфликтах недавних дней.

Скажем, типовая батальонно-тактическая группа, действующая в наступлении, будет поддержана парой артиллерийских батарей, современными средствами ПВО и обязательно — средствами радиоэлектронной борьбы. Кроме того, в отношении дронов противника будут проводиться подавляющие действия со стороны «старших начальников» — об этом чуть ниже. 

А теперь главное: высокая эффективность ударных БЛА в Ливии и Карабахе обусловлена полным отсутствием огневого воздействия по пунктам их управления, которое было попросту недостижимо для обороняющихся армий. 

Невозможно представить себе ситуацию, в которой такие пункты управления остались бы не подавленными, если бы в бой вступила российская, или, скажем, американская армия. Подобные действия уже многие годы отрабатываются на всевозможных учениях, и не являются чем-то новым для вооруженных сил развитых государств. 

При этом, безусловно, вывод подобных средств поражения на батальонный или даже ротный уровень –лишь вопрос времени. Техника не стоит на месте. Не исключено, что совсем скоро на ремне бойца-пехотинца будет не труба реактивной штурмовой гранаты, а нечто подобное, но более управляемое.

В тоже время сухопутные войска скорее всего получат средства защиты от ударных дронов и барражирующих боеприпасов. Например, в России завершаются работы по модернизации ЗРПК «Панцирь», в результате чего он получит возможность обнаруживать небольшие БЛА, а также боеприпасы, необходимые для поражения подобных целей.

Четыре такие ракеты небольшого размера можно будет установить на существующее штатное место одной ракеты. Несложный расчет позволяет представить, какой боезапас таких снарядов может находиться на одном «Панцире». 

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!