Лента
Франция оказалась на пороге войны с исламским миром
Федеральное агентство новостей  / 

16 октября во Франции был убит преподаватель истории Самюэль Пати.

Убийство произошло на религиозной почве: в начале октября 47-летний учитель во время урока по свободе слова показал своим ученикам карикатуры на пророка Мухаммада из скандального французского издания Charlie Hebdo. Несмотря на сравнительно юный возраст учеников — от 12 до 14 лет — некоторых из них публикация оскорбила: традиционный ислам запрещает изображать пророка Мухаммада, равно как и самого Аллаха.

Через несколько дней учителя обезглавили — перед этим была травля в социальных сетях и запущенная в Twitter общественная кампания с призывами «остановить» учителя.

Убийство Самюэля Пати стало «спусковым крючком» для последующего стремительного потока событий во Франции и мусульманских странах.

Telegram-канал «Пятая республика» рассказывает о цене пресловутой свободы слова во Франции, противостоянии Парижа и Анкары и мрачных перспективах конфликта с мусульманским миром.

«Просвещение никогда не угаснет»

Реакция на убийство Самюэля Пати последовала незамедлительно.

На национальной церемонии прощания с учителем в Сорбонне президент Франции Эммануэль Макрон произнес речь.

«Самюэля Пати убили, потому что исламисты хотят завладеть нашим будущим, и они знают, что с такими тихими героями, как он, никогда этого будущего не получат, — объявил глава государства. — Мы продолжим, учитель. Мы будем защищать свободу… и высоко нести светские ценности.

Мы не откажемся от карикатур, от рисунков, даже если другие отступают. Мы продолжим борьбу за свободу и разум — потому что мы должны это вам, потому что мы должны это самим себе, потому что во Франции, учитель, просвещение никогда не угаснет…»

Заявления Макрона вызвали еще более острую реакцию мусульман всего мира: если до этого всю ситуацию можно было списать на произвол карикатуристов Charlie Hebdo, то теперь сам президент Франции заступился за французскую свободу слова, — тем самым поправ свободу вероисповедания.

Первым отреагировал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

«Что за проблема у человека по имени Макрон с исламом и с мусульманами? Макрону надо проверить, здоров ли он психически, — заявил турецкий лидер. — Что еще можно сказать о главе государства, который не понимает, что такое свобода вероисповедания, и ведет себя подобным образом по отношению к миллионам людей, живущим у него в стране, но принадлежащих другой вере?»

В претендующей на лавры защитницы всего ислама Анкаре увидели возможность использовать щекотливую ситуацию, в которой оказался геополитический соперник, к своей выгоде.

Париж vs Анкара

Новое противостояние между Францией и Турцией по своей сути является естественным продолжением старого вяло тлеющего конфликта. Интересы двух стран постоянно пересекаются — в Ливии, Ливане и Сирии, национальные компании спорят из-за нефти и газа в территориальных водах Греции и Кипра, да и в войне в Нагорном Карабахе страны оказались по разные стороны баррикад.

Началось все с известного заявления Макрона о «смерти мозга НАТО»: таким образом французский президент прокомментировал обострение между Грецией и Турцией — двумя членами Альянса — из-за запасов нефти и газа в Восточном Средиземноморье. Тогда же впервые последовало личное оскорбление в адрес французского президента: рассерженный Эрдоган заявил о «смерти мозга Макрона».

Религиозный конфликт — лишь отражение длительного политического противостояния Франции и Турции
Global Look Press  / Geoffroy Van Der Hasselt/ZUMAPRESS.com

В Средиземном море неоднократно происходили инциденты между военными кораблями Франции и Турции. 10 июня французский фрегат «Курбе» приблизился к сухогрузу, шедшему в направлении Ливии под флагом Танзании. Его сопровождал конвой из трех турецких военных кораблей. «Курбе» был задействован в рамках операции НАТО «Морской страж» (Sea Guardian), одной из целей которой является предотвращение контрабанды оружия.

Французские моряки хотели провести досмотр гражданского судна. В ответ турецкий корабль трижды облучил «Курбе» средствами радиолокационного наведения, что обычно означает подготовку к атаке.

В Анкаре отвергли сообщения ВМС Франции, заявив, что французский фрегат «осуществлял опасное маневрирование», а турецкие моряки использовали радар «для наблюдения за ним». Турки утверждают, что на связь с их судном якобы никто не выходил.

Итогом конфликта стало приостановка участия Франции в операции «Морской страж» и рост напряженности внутри Североатлантического альянса.

Когда в конце сентября разразился конфликт в Нагорном Карабахе, отношения между двумя странами еще более обострились. Турция поддержала территориальные притязания Азербайджана и фактически предоставила средства и ресурсы для силового решения геополитического конфликта. Франция же приняла сторону Армении: на территории Пятой республики проживает порядка полумиллиона армян, с чьим мнением приходится считаться. Макрон открыто обвинил Эрдогана в переброске наемников из Сирии на фронт в Нагорном Карабахе.

Прошло меньше месяца — и начался новый конфликт.

Но на этот раз противостояние лежит в другой плоскости — лаицизм (франц. Laïcité, буквально «светскость»), один из столпов французского национального самосознания, противопоставляется исламским ценностям.

Франция vs исламский мир

В своей речи после убийства учителя президент Франции в очередной раз объявил, о необходимости бороться с «исламистским сепаратизмом».

Подобные заявления звучали в феврале 2020 года: тогда во время визита в город Мюлузе Макрон заявил о подготовке программы борьбы с радикальным исламизмом. Для этого, по его мнению, необходимо прекратить привлекать во Францию имамов из мусульманских стран.

И это тоже был шаг против Турции — около половины имамов, работающих на территории Пятой республики, прибыли как раз оттуда. Для обуздания исламского радикализма правительство Франции усиливает контроль над исламским образованием, финансированием мечетей и религиозным воспитанием.

С точки зрения лаицизма реакция Макрона оправдана: за пять лет, начиная с теракта в редакции Charlie Hebdo, во Франции от рук террористов, исповедующих ислам, погибло более 200 человек, в числе которых были и маленькие дети.

Однако реакция на его слова превзошла ожидания.

Первым выступил Эрдоган: «главный защитник мусульман» не мог пройти мимо и спустить французскому коллеге подобные высказывания. Конфликт двух стран обострился настолько, что Франция впервые в современной истории отозвала своего посла из Турции для консультаций. На дипломатическом языке это значит, что отношения зашли в тупик и скатываются в глубокую пропасть.

Премьер-министра Пакистана Имран Хан устами своего министра информации Шибли Фараза осудил высказывания Макрона. Впоследствии французского посла вызвали в МИД, где «выразили решительный протест».

Политику Франции осудили также в Кувейте, Марокко, Иордании, Иране (также вызвав посла Франции в МИД). Высший государственный совет Ливии призвал базирующееся в Триполи «Правительство национального согласия» прервать сотрудничество с французскими компаниями — в частности, разорвать контракт на разработку одного из месторождений с группой Total.

Парламент Туниса обратился к президенту Каису Саиду с просьбой отказаться от проведения грядущего саммита Франкофонии (международной организации франкоязычных стран). Катарский университет решил отложить на неопределенный срок Неделю французской культуры.

Французские товары исчезли с полок в торговых сетях Кувейта и Катара. Призывы к бойкоту распространяются в соцсетях: хештег против французской сети супермаркетов Carrefour в воскресенье занял второе по популярности место в саудовском сегменте Twitter. В Бангладеш прошли демонстрации под лозунгами «Макрон — враг мира». Негативная реакция последовала от организации «Исламская конференция» и ряда уважаемых в исламском мире институтов.

В Палестине, Йемене, Сирии, Ливии и многих других странах также прошли демонстрации против политики Франции с сожжением флагов и фотографий Макрона.

Мрачное будущее

По данным Турецкого института статистики, Франция занимает десятое место среди экспортеров товаров в Турцию и седьмое среди импортеров турецкой продукции. В частности, в стране пользуются огромной популярностью французские автомобили. Бойкот французских товаров приведет к многомиллиардному ущербу для французской экономики — и это только в Турции.

Французская Total работает в Ливии, Катаре, ОАЭ, Йемене и других исламских странах. Потенциальные потери от разрыва контрактов на фоне скандала также исчисляются миллиардами евро. Сеть французских супермаркетов Carrefour не только продает, но и производит широкую линейку товаров в странах Северной Африки. Потеря этого рынка обернется колоссальными убытками.

Франции, помимо экономических потерь, грозит и имиджевый урон.

В странах Северной Африки Пятая республика проводит неоколониальную политику и противостоит росту влияния Китая. Пример Мали показателен: в результате военного переворота был свергнут президент, долгие годы претворявший в жизнь профранцузскую политику.

Президент Франции сделал из своей страны большую мишень для радикальных исламистов — плоды высказываний своего лидера Париж пожинает уже сейчас.

Кровавый четверг

29 октября 2020 года в Ницце, как это уже было в 2016 году, произошло нападение на церковь Нотр-Дам. Две прихожанки и привратник были зарезаны — одна из женщин была обезглавлена, как и французский учитель Самюэль Пати.

Уже через несколько часов после трагедии французский лидер прибыл в Ниццу. Макрон выступил с заявлением, в котором сказал, что расценивает данное преступление как террористическую атаку. Власти Франции планируют усилить контроль безопасности в школах, а также задействовать от трех до семи тысяч военнослужащих в контртеррористических мероприятиях.

Соболезнования народу Франции выразили во многих странах — в том числе и в Турции.

В Париже приняли решение усилить охрану своих посольств: специальные подразделения отправлены в диппредставительства в странах Ближнего Востока и африканского Сахеля.

К сожалению, все это — лишь малая цена за французский лаицизм и рьяно отстаиваемую свободу слова. Конфликт французской идентичности и исламских ценностей обсуждают по всему миру: кто-то поддерживает Париж, кто-то защищает религиозные ценности.

Но по сути, в этом противостоянии нет правых, зато есть пострадавшие — народ Франции.

Вернуться назад

1 комментарий
Рейтинг@Mail.ru