Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Во Франции с подачи Charlie Hebdo ксенофобия захватила свободу слова  

Во Франции с подачи Charlie Hebdo ксенофобия захватила свободу слова  

За последние несколько дней во Франции произошел уже второй теракт, который связан с публикациями карикатур скандально известного журнала Charlie Hebdo. Первой жертвой стал учитель истории Самюэль Пати, который демонстрировал на уроке карикатуры на пророка Мухаммеда. Президент Эммануэль Макрон заявил о том, что Франция и дальше не будет отказываться от карикатур подобного рода, но усилит борьбу с радикальным исламизмом. Мусульманский мир отреагировал остро: протесты по всему миру, осуждение со стороны глав мусульманских государств. Затем последовал второй теракт. Он произошел в Ницце. Итог: погибли три человека. Журнал никогда не чурался оскорблением религиозных ценностей и подавал их под соусом «свободы слова». Как так получилось, что во Франции с подачи Charlie Hebdo ксенофобия захватила свободу слова? Где грань между самовыражением и экстремизмом? И как со свободой слова обстоят дела в России? На эти и другие вопросы постарались ответить юристы, журналисты и депутаты в прямом эфире, организованном Медиагруппой «Патриот» и ФАН.

 

 

 

Ни для кого не секрет, что значительная часть граждан Франции являются приверженцами ислама. По мнению международного юриста и политолога Григория Красовского, сегодня французским властям следует вести себя крайне осмотрительно с такой свободой слова. Более того, миграционная политика Франции и ситуация с беженцами в последние годы способствовали радикализации исламского общества. И раз французские власти допустили этот радикализм, то они должны понимать, что мусульманин-радикал представляет угрозу обществу.

«К счастью или к сожалению, законодательство Франции гарантирует свободу слова, которая позволяет оскорбление других конфессий, их символов и ценностей. Что, кстати, не позволяет российское законодательство. И им придется задуматься о количестве мусульманского населения Франции, если они собираются и дальше придерживаться такой законодательной и политической позиции. К сожалению, из-за террористических актов французы поймут, что не надо оскорблять мусульман путем оскорбления пророка», — объяснил политолог.

Хотя французская антирелигиозная политика в эпоху расцвета толерантности выглядит странной, французский журналист Дмитрий Де Кошко объяснил, что антиклерикальная политика для Франции — это норма.

 

 

 

«Charlie Hebdo — это хулиганский и не очень интересный журнал. Антирелигиозные карикатуры, которые они делают, если смотреть объективно, действительно обижают людей. Но во Франции есть традиция антиклерикализма, которая имела большое значение еще с начала XX века, когда у власти были радикал-социалисты. Ее преодолеть невозможно. Свобода кощунства и богохульства во Франции есть, и она гарантирована законом, как сказал Макрон», — пояснил журналист. 

По мнению депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Михаила Амосова, свобода слова не предполагает свободу ксенофобии. Депутат припомнил карикатуру журнала, которую они опубликовали после крушения самолета с российскими туристами над Синайским полуостровом. Он сказал, что этой публикацией издание встало на сторону террористов. При этом мы не видим «смешных» карикатур о жертвах терактов во Франции. Получается, что смеяться можно только над чужой бедой. 

 

 

 

И действительно, Charlie Hebdo уже не раз оказывался в центре скандала из-за своих карикатур, если присмотреться, темы рисунков в самом деле носят весьма избирательный характер. Первый заместитель руководителя администрации главы и правительства Чеченской Республики Джамбулат Умаров тоже указал на избирательность свободы слова сатирического журнала и французских политиков.

«Почему они не попробуют открыть еженедельник, где будут карикатуры, изображающие в непотребном виде или осуждающие, например, ЛГБТ-сообщества. Я думаю, что такое издание не долго просуществовало бы. Пусть Charlie Hebdo попробует сделать подобные карикатуры на ЛГБТ-сообщества и тех, кто их поддерживает. Но нет. Они таких карикатур не делают потому, что их тут же закроют, обвинив в не толерантности. Но изображать в непотребном виде христианскую троицу и делать содомитские рисунки о пророке Мухаммеде им можно. Перед богоборческой политикой, которую ведет Макрон, стоит задача осквернения общечеловеческих духовных ценностей, на которых держится мир», — заявил политик.

 

 

 

Григорий Красовский в ходе разговора о свободе слова и защите прав человека любого вероисповедания привел в пример Россию, где никому в голову не придет назвать человека фашистом из-за его принадлежности к той или иной религии. Он сказал, что западный мир демонизирует Россию из-за страха, что она станет положительным примером. Все видят, что в нашей стране представители разных конфессий существуют достаточно мирно и при этом уважают друг друга. А само государство защищает права людей, четко разделяя грань между свободой слова и вседозволенностью. 

Профессор РУДН и заведующий кафедрой права МИЭТ Лев Бертовский сказал, что надо уважать чувства всех людей, как верующих, так и атеистов. И художник может выражать «свободу», пока она не затрагивает свободу других людей. В России существует закон о защите прав верующих, который за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» предусматривает наказание в виде штрафа или даже лишения свободы.

«Если брать нашу правовую систему, оскорбления будут исследоваться в уголовно-правовом порядке. И решение будет приниматься на основании заключения экспертов. Это комплексная экспертиза, в состав комиссии входят ученые различных направлений: и психологи, и лингвисты, и так далее. Они определяют насколько было оскорбляющим воздействие», — пояснил Бертовский. 

 

 

 

Он добавил, что в обществе есть определенные устоявшиеся рамки, этические подходы и выходить за эти рамки непозволительно. Соотношение морали и права всегда идут рука об руку, убежден эксперт. Мораль — делай так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. А право — это «объективизированная миросвобода человека». И если человек чувствует себя оскорбленным, униженным, угнетенным, он имеет право на защиту от государства.

Новости партнеров