Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Дмитрий Соловьев признался, что сумел изменить «неуправляемую» Бузову

Дмитрий Соловьев признался, что сумел изменить «неуправляемую» Ольгу Бузову

Известный российский фигурист Дмитрий Соловьев признался ФАН, что старается абстрагироваться от слухов о том, что у него якобы роман с партнершей по «Ледниковому периоду» Ольгой Бузовой, — все это полная ерунда.

Заслуженный мастер спорта, олимпийский чемпион 2014 года в командных соревнованиях подробно рассказал о нынешнем, юбилейном, 10-м сезоне популярного шоу, выходящего на Первом канале, о своем отношении к тому, что очень много внимания уделяется женскому одиночному катанию — в ущерб другим дисциплинам, и о том, как прошел визит в вечернюю программу Ивана Урганта.

Дмитрий Соловьев признался, что сумел изменить «неуправляемую» Ольгу Бузову

Была интересная идея, но она не воплотилась

— Дмитрий, когда вы узнали, что после четырехлетнего перерыва возобновляется «Ледниковый период». Какими у вас в тот момент были чувства, ощущения?

— Для меня это — мое любимое дело, которым я занимаюсь всю свою жизнь. Несмотря на всем известные перипетии, у нас есть отличная возможность не стоять на месте. А более того, даже развиваться, делать интересные программы, интересные образы и пробовать себя в каких-то новых историях. Для меня-то уж точно.

— Сообщил вам об этом, конечно же, главный вдохновитель спортивно-развлекательного шоу Илья Авербух?

— Да, конечно. Причем он говорил, что будет «Ледниковый период», еще до пандемии, до этого долгого перерыва, когда мы все сидели на самоизоляции. Отметив при этом, что будет немножечко другой формат, — станем меняться в парах с нашими ведущими спортсменками-одиночницами. Была очень интересная идея, но, к сожалению, она не воплотилась.

Однако, «Ледниковый период», к счастью, все-таки состоялся. В том самом виде, в котором все и привыкли его видеть. И я рад этому.

— Насколько известно, партнеров и партнерш среди звезд профессиональные фигуристы себе не выбирали. Авербух вам позвонил и сказал: «Так, Дмитрий, ты катаешься с Ольгой Бузовой». Так на самом деле было?

— Нет, не совсем так (смеется). Я знал, что уже подбирают партнеров фигуристам, и спросил Илью: «Кто там в списке?» Ну, хотя бы примерно знать, кто может быть со мной в паре. Просто интересно было посмотреть. Но тогда, под конец уже весенне-летней пандемии, было еще неизвестно.

Потом Авербух сказал, что ведет переговоры с рядом звезд, которые, возможно, будут участвовать, поэтому «пока потерпи, подожди». В какой-то день он просто позвонил и сказал: «Давай, приезжай завтра, попробуй с партнершей». Я специально не стал спрашивать, кто она. Решил, что пусть это будет сюрпризом для меня.

Приезжаю, и в дальнем углу вижу некий такой силуэт — спиной ко мне. Илья спросил: «Узнаёшь?» Я говорю: «Нет, не вижу же». Это была Оля Бузова. И я прямо схватился за голову, потому как увидел, что она совершенно не приспособлена к фигурному катанию (смеется). Сразу определил это по таким очень скованным движениям, по стоянию на двух ногах.

— Что было потом?

— В этот же день мы попробовали покататься. И я понял, что для меня это будет определенный вызов. Потому что я-то привык выступать с партнершами, которые умеют это делать. А тут человек, который вообще никогда не был связан с фигурным катанием. И надо его чему-то научить: скользить, кататься, делать для начала какие-то элементарные вещи. Плюс в процессе всего этого научить Олю взаимодействию в паре.

На сцене-то все происходит совершенно по-другому. Ты выходишь туда, поешь, а вокруг тебя танцевальная группа, и она подстраивается именно под тебя. А в «Ледниковом периоде» уже тебе надо подстраиваться под партнера, взаимодействовать с ним, чтобы исключить любые травмы. У нас все-таки вид спорта очень травматичный, и всего одно неловкое движение куда-то в другую сторону, в общем-то, чревато серьезными последствиями.

Так что для меня это был такой серьезный вызов — научить Олю взаимодействовать со мной и идти за мной.

Дмитрий Соловьев признался, что сумел изменить «неуправляемую» Ольгу Бузову

Спорт научил меня от всего абстрагироваться

— Скажите честно, волновались, осознавая тот факт, что у вас едва ли не самая популярная из всех непрофессиональных партнерш в шоу? Все-таки 22 миллиона подписчиков в Instagram. Вы представляли, что на вас будет смотреть огромное число людей и не только «болеть» за свою любимицу, но и оценивать: «Так, а что он там с нашей Олей будет делать?» Были такие мысли?

— Нет, абсолютно! Меня спорт научил от всего абстрагироваться, от всего того, что происходит извне. От любого воздействия популярности, непопулярности. От любого момента, который может отвлечь меня, я стараюсь максимально абстрагироваться. Для меня важно выполнять профессионально свою работу, делать ее качественно, чтобы был результат. И уже потом я где-то мысленно, может быть, что-то там улавливал насчет ответственности.

Когда я выступал профессионально, быстро отбрасывал все эти мысли, потому что спорт все-таки — серьезная школа, прежде всего, в психологическом плане. Я пробовал на соревнованиях вести себя по-разному, чтобы подобрать правильное состояние, с которым могу выходить на лед и не думать о том, что где-то могу ошибиться. Вот на меня все смотрят, вот есть большая ответственность перед федерацией фигурного катания, перед Россией, в конце концов.

Конечно, все эти вещи очень сильно отвлекают. Однако я научился за свою карьеру от всего такого уходить, как бы надевать шоры и делать работу, которую делаю лучше всего в своей жизни. Я посвятил фигурному катанию 26 лет, целых 26 лет (Дмитрию сейчас 31 год. — Прим. ФАН). Так что прошел в этом плане большую школу.

— Если оценить ваш первый взгляд на Бузову и вот сейчас, а прошло уже много тренировок и несколько программ, — насколько сильно улучшилось ее катание благодаря вам, в первую очередь, и благодаря тренерам? Кстати, что скажете о них…

— У нас большая команда. Это, понятное дело, Илья, а также Максим Ставиский, Албена Денкова, Елена Станиславовна Масленникова. Еще есть Маша Орлова, которая, в основном, работает отдельно над разучиванием с непрофессионалами каких-то дополнительных элементов.

— Так вот, насколько Бузова прибавила в катании, на ваш взгляд, с тех пор, как вы первый раз ее увидели? Как она сейчас смотрится на коньках?

— У Оли стало больше уверенности в себе, в движениях, в исполнении каких-то элементов. Мы начали разучивать новые сложные поддержки, которые она раньше вообще никогда не делала, даже близко. То есть, уверенность приходит, и с ней появляется, скажем так, больший арсенал возможностей, которые можно реализовывать.

Еще сейчас появляется ощущение того, что Оля начинает мне доверять. Это очень важно, потому что, когда мы выходили на лед первую пару выпусков, я чувствовал, что она совершенно меня не видит, свои движения делает на каком-то своеобразном автоматизме. И я понимал, что она — человек неуправляемый, и что мне приходится делать много лишней работы, которая не должна мешать и отвлекать от какого-то образа. Что в ее действиях есть еще очень много страха, неуверенности. Но сейчас уверенность уже появляется. Она отдается мне в руки, и я уже могу управлять, могу предугадывать действия, чтобы сделать из этого такие, как бы сказать, «фигурнокатательные» движения, чтобы это выглядело именно фигурным катанием, а не страхом, который ходит по льду.

Влад Топалов и Елена Ильиных

Мы нащупали необходимую нить, нам легко и просто

— Дмитрий, не могу не спросить. Как только начинается новый сезон «Ледникового периода», так почти сразу же появляются слухи о том, что у кого-то роман, кто-то начал встречаться. Это мы видим и сейчас: и Регина Тодоренко якобы с Романом Костомаровым, и Влад Топалов якобы с Еленой Ильиных — особенно после того поцелуя в первой программе. Вот и Соловьев, дескать, «замутил» с Бузовой. Как вы вообще относитесь к таким слухам? Обращаете ли внимание? Огорчает ли это вас? Или просто мимо всего проходите: пусть люди судачат…

— Я вижу, конечно, что это обсуждают, но все должны понять — если я буду на льду отстраненным от своей партнерши, то не будет того самого образа, который мы вместе создаем. Все равно это образ мужчины и женщины, все равно это образ любви! Это образ отношений между мужчиной и женщиной. И очень важно сделать вот именно эту «химию» на льду.

Все, что обсуждается, — как я смотрю, как обнимаю, — это все образ, который мы вместе с ней создаем. Потому что мы показываем не просто фигурное катание, а хотим сделать из всего этого некую историю, чтобы было интересно смотреть на отношения, а не на то, как мы откатали, запыхались, но при этом между нами совершенно нет никакой «химии». Она должна быть обязательно, без этого не будет сериалов, фильмов, спектаклей, без этого не будет жизни, в конце концов.

Насчет того же, что говорят... Ну, люди любят у нас это обсуждать, перетирать все такие темы. Да ради бога! Я в это не лезу и не обращаю на это внимания. Да, я вижу, но если начну реагировать и отвлекаться... Зачем? Какой смысл мне тратить на такие вещи свое время?

Если честно, у меня его сейчас и нет вовсе. Я выложил фотографию — пошел тренироваться, делать свои дела, которые, определенно, у меня есть. Существуют ведь разные обязанности и так далее. Я просто не понимаю, откуда у людей столько времени, чтобы сидеть в Instagram и все это обсуждать, перетирать.

— Так что скажем всем этим товарищам предельно ясно: у вас с Бузовой никакого романа нет, у вас просто образ, который необходимо воплощать на льду. Так?

— Абсолютно! У нас очень хорошие отношения. Мы нашли общий язык, мы на одной волне, мы круто общаемся. У нас этот контакт — такой в хорошем смысле. Мы нащупали необходимую нить, нам легко и просто. Общаемся, смеемся, можем друг над другом подшутить. И это здорово, когда идет такая работа!

— Скажите, а за своей бывшей партнершей Екатериной Бобровой на шоу поглядываете, как она выступает в своей паре — с певцом Владом Соколовским?

— Да, конечно. Когда, допустим, выступаем достаточно близко по номерам, мы пятые, а Катя — седьмая, то удается посмотреть. Однако если она выступает до меня, я стараюсь не смотреть, так как в это время настраиваюсь на свое катание. А так мы следим и тоже очень хорошо общаемся.

Кстати, я хочу сказать, что у нас нет какой-то ожесточенной конкуренции внутри «Ледникового периода». Все мы нашли общий язык между собой, все здорово общаемся, поддерживаем друг друга. Соревновательный дух, естественно, присутствует, но какой-либо зависти или злости точно нет.

Влад Соколовский и Екатерина Боброва

Я за то, чтобы «мир, дружба, жвачка»

— Какие-то элементы используете из тех номеров с Бобровой, что были на международных соревнованиях? Ясно же, что есть какой-то определенный набор, и ничего нового особо не придумаешь…

— Если честно, я могу и ошибаться, но скажу, что у нас пока что ни один элемент еще не перекликается с тем, что мы делали раньше. Ни на чемпионатах мира, ни на Олимпийских играх. Мы что-то делаем, я не могу назвать это «новым», — все равно ведь велосипед уже изобретен, но какие-то заходы-переходы интерпретируем под себя, чтобы и Оле было удобно, и чтобы я понимал, что вот здесь смогу сделать определенную работу и смогу подловить ее, если что (смеется). Так что, мы стараемся делать что-то новое. Или что-то, скажем так, «улучшенно новое».

— Скажете, кто такой Илья Авербух? Применительно и к вашему любимому виду спорта, в целом, и к «Ледниковому периоду», в частности. Как вы его охарактеризуете?

— Он — креативщик, фанат своего дела. Человек со своим видением вообще всех сюжетов, которые есть у нас...

— Ну да, шутка ли — ставить четырнадцать разных номеров каждую неделю! Это все-таки очень большая работа.

— Конечно, это серьезное напряжение для человека, потому что он не делает так, лишь бы сделать. Авербух продумывает не просто сюжетную линию, он продумывает и то, как все будет подходить тем или иным партнерам, как это будет выглядеть. Он сразу продумывает все моменты, нюансы, мелочи, из которых все и складывается.

Номер длится четыре минуты. Но над ним проведена такая работа и вложено столько души, что кажется — как будто это придумал не один человек, не два, три или четыре, а огромная команда.

— Я понимаю, что у вас все-таки дружеская атмосфера, но, тем не менее, как вы сказали, соревновательный дух присутствует. Кого считаете основными соперниками в борьбе за победу?

— Знаете, неправильно, наверное, будет кого-то выделять особо, потому что кто-то прочитает и кому-то будет неприятно. Я за то, чтобы «мир, дружба, жвачка» и все в таком духе, чтобы всем было хорошо.

Но могу сказать, что у нас включены в работу вообще абсолютно все. Нельзя сказать, что кто-то халтурит, — все работают так, как будто на самом деле готовятся к Олимпийским играм. И за этим приятно наблюдать.

Потому что у кого-то может создаться впечатление такой игры у нас. Ну, покатаются они, повеселят нас. Нет, все мы волнуемся, переживаем, у всех нервы на пределе. Идет настоящая работа!

Знаете, кстати, очень забавно наблюдать за тем, как справляются с нервами непрофессионалы. Они все как-то так по-детски переживают, волнуются, страшно им, говорят.

— Особенно когда что-то скажет Татьяна Тарасова! У кого-то что-то там не то с руками или кто-то где-то недоработал. То есть все по-серьезному!

— Татьяна Анатольевна для нас — авторитет. Она, приходя к нам раньше на тренировки, когда мы еще были в спорте, каждый раз подмечала какие-то важные вещи, добавляла вот свои эти «конфетки». И из всего этого складывалась такая полноценная картина.

Так что нам всегда интересно ее мнение. Пусть оно иногда бывает для кого-то обидным или неприятным, но, когда говорит Татьяна Анатольевна, все всегда к ее замечаниям прислушиваются.

Жюри шоу «Ледниковый период»

В «Вечернем Урганте» все было на позитиве

— Отойдем от темы «Ледникового периода». У многих в последнее время складывается такое впечатление, что в фигурном катании как будто бы присутствует только одна дисциплина. Женское одиночное катание. Ему уделяется огромное внимание в СМИ — везде обсуждается то, что происходит внутри и вокруг него. Но у нас ведь есть еще и мужское катание, парное, танцы на льду. Лично вам не обидно по этому поводу?

— Если честно, я не понимаю, почему так происходит. Ведь у нас действительно было и есть много спортсменов, которые не раз доказывали и доказывают, что много лет не зря шли к своим медалям: они победители и призеры чемпионатов Европы и мира, Олимпийских игр. Это люди, которые уже не раз доказывали, что достойны быть в сборной страны не год и не два, а лет пять, шесть, семь…

Для меня все это очень странно, хотя и не могу сказать, что обидно. Есть какой-то нездоровый интерес только к одной дисциплине. Я понимаю, конечно, что все наши девчонки — большие молодцы, и что они делают свою историю, которая запоминается.

— Однако есть все-таки и три другие дисциплины, где тоже настоящие мастера.

— Конечно. В общем, мне очень сложно комментировать этот момент. Мне, честно могу сказать, очень интересно смотреть на все виды нашего фигурного катания. Без какого-то, знаете, «вот это интереснее, а это — нет». Мне все интересно смотреть: я люблю борьбу, люблю, когда что-то доказывают, и не один-два года, а много лет. Когда кто-то идет сквозь тернии к звездам, через падения к высотам. Я люблю, когда есть проявление характера.

Я не буду отдельно выделять спортсменов, их и без того все знают. Они много лет доказывали, что являются лучшими, достойными.

Да, может быть, приходили новые ребята, но они с ними конкурировали на равных. Вот что для меня настоящий спорт и настоящая борьба, за которой всегда интересно наблюдать.

Дмитрий Соловьев признался, что сумел изменить «неуправляемую» Ольгу Бузову

— Дмитрий, последний вопрос. Знаю, что вы ходили с Бузовой в другое шоу Первого канала — «Вечерний Ургант». Какие впечатления, и что там было для вас самое интересное, самое крутое?

— Вообще, поразил профессионализм ведущих программы (также Дмитрий Хрусталев и Александр Гудков. — Прим. ФАН). Все записывалось на позитиве! Не было никаких заминок, запинок, перезаписей, как иногда бывает. Вот это мне, как профессионалу своего дела, очень понравилось.

Все прошло весело и прикольно. Пришел вот домой и думаю: как же здорово. Так что впечатления хорошие, очень приятная атмосфера, и от людей исходит хорошая энергетика. Такое всегда привлекает. Для меня это очень важно. Ну, и еще я посмотрел на внутреннюю кухню данной передачи.

Ранее хореограф и продюсер Илья Авербух — главный творец и вдохновитель «Ледникового периода» — рассказал о том, почему он решил в свое время «поставить на паузу» популярное шоу Первого канала.

Новости партнеров