Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное
Фотографы показали хрупкость Антарктики
25 ОКТЯБРЯ 2020
ФАН первым из российских СМИ публикует работы сообщества SeaLegacy, которое объединяет неравнодушных к проблемам океана фотографов, видеографов и пишущих авторов.

Фотографы Джон Веллер, Пол Никлен, Кристина Миттермайер и Энди Манн провели съемки в море Росса, на Антарктическом полуострове, Терра-Нове, острове Кувервиль и в Порт-Локрое, чтобы показать уникальную и хрупкую дикую природу антарктического региона.
Джон Веллер. Императорские пингвины
У нас есть возможность совершить большой шаг в сохранении морского биоразнообразия в истории человечества. В настоящий момент Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) рассматривает предложения по созданию трех крупных Морских охраняемых районов (МОР) в Южном океане: в районе Антарктического полуострова, в море Уэдделла и в Восточной Антарктике.

Это не просто меры по защите биоразнообразия Антарктики. Это меры, необходимые для защиты будущего нашей планеты.
Пол Никлен. Императорские пингвины под водой
Океан в районе Антарктики — не только одна из самых суровых сред обитания на нашей планете, но и место, где сформировалась самая продуктивная экосистема земного шара.

Здесь из морских глубин поднимаются питательные вещества, и шесть месяцев подряд светит солнце. Здесь самое мощное цветение фитопланктона в мировых океанах. Это поддерживает огромный размер популяции антарктического криля. Биомасса этих напоминающих маленькие креветки ракообразных превышает биомассу любой из прочих популяций животных на планете.

Благодаря этим маленьким созданиям ледяные воды Антарктики буквально кишат разнообразием видов. Малые полосатики, горбатые киты и миллионы пингвинов: императорских, Адели, антарктических и папуанских. Это тюлени-крабоеды, чье название ошибочно, так как питаются они исключительно крилем.

Кристина Миттермайер. Тюлени-крабоеды
Наука однозначно утверждает: мы столкнулись с двумя величайшими экологическими угрозами нашему существованию — изменением климата и потерей биоразнообразия, шестым массовым вымиранием. Мы должны действовать решительно и сократить вредные выбросы в атмосферу. Мы также должны бороться с потерей биоразнообразия лучшим из имеющихся у нас инструментов — созданием охраняемых районов.

Уже доказано, что морские охраняемые районы повышают биоразнообразие и количество организмов, а также улучшают здоровье экосистемы. Они также повышают сопротивляемость к климатическим изменениям. Ни одно место на Земле не меняется с той же скоростью, как Антарктика. Нам всем придется дорого заплатить, если мы не начнем действовать прямо сейчас.
Пол Никлен. Смятый ледник
Всего за несколько десятилетий изменение климата трансформировало фундаментальные основы нашей окружающей среды. Антарктический полуостров — это самая северная точка Антарктики. На его примере мы можем понять, какая судьба ожидает весь континент в отдаленном будущем.

Десятки шельфовых ледников — это плавучие глыбы льда толщиной в сотни метров — окружают полуостров, заполняя бухты вдоль его крутого, скалистого побережья. В нормальных условиях из этих шельфовых ледников регулярно образуются крупные айсберги, после чего они вновь расширяются и покрывают поверхность, с которой ранее отступили.

В течение последних 10 тысяч лет этот процесс шел стабильно. Однако сейчас более 90% шельфовых льдов вдоль береговой линии полуострова стремительно отступают. Дюжина из них полностью разрушилась, и это, как гласит пословица, лишь верхушка айсберга.

Вся Антарктика тает со все возрастающей скоростью, что меняет всю физическую природу континента и заставляет уровень моря повышаться. Если этот процесс не остановить, большинство прибрежных городов окажется под водой в течение ближайших веков.
Пол Никлен. Императорские пингвины на морском льду
В последнее время ситуация с морским льдом вокруг Антарктического полуострова очень сильно изменилась. И дело не только в уменьшившейся площади покрытия: сейчас морской лед появляется здесь лишь на несколько летних месяцев. У каждого вида своя — уникальная и сложная — система взаимодействий с морским льдом. И все изменения уже начали разрушать эту сложную паутину зависимостей.

Моделирование показывает, что повышение мировой температуры на два градуса по Цельсию лишит привычной среды обитания 75% колоний пингвинов Адели и 50% колоний императорских пингвинов. Вся здешняя экосистема сжимается вместе с тающим льдом. Она выдавливается все дальше к югу, в те регионы Антарктики, где еще не так потеплело, как на полуострове.

Но очень далеко на юг тут не продвинешься.
Пол Никлен. Субантарктический пингвин
Вредное воздействие изменения климата — это не только тающие льды. Ежегодно Южный океан абсорбирует одну треть всего СО2 в атмосфере, защищая всех жителей Земли, включая человека, от полномасштабного воздействия парниковых газов. Но чем больше СО2 впитывает океан, тем выше становится содержание в нем кислоты.

Популяции маленьких кальцифицирующих организмов, таких как птероподы, уже сокращаются, так как они не могут образовывать раковины в ставшей кислотной воде. Наряду с таянием льдов и окислением океана у глобального потепления есть и другие неожиданные последствия. Например, дождь:
Оказавшись здесь, мы заметили, что в колонии происходит что-то не то, что-то ужасное. Птенцы пингвинов были все мокрые, их пушистые перья прилипли к телам. Они были покрыты грязью. Они дрожали, и мы тоже задрожали, когда осознали серьезность происходящего. Если дождь или даже снег выпадает в неправильное время года — когда птенцы еще не успели отрастить взрослое оперение, — это может уничтожить целые поколения таких птиц. Мы будто бы фотографировали марш смерти»,
— говорит Кристина Миттермайер.
Джон Веллер. Малый полосатик
В дополнение к очень серьезным экологическим вызовам антарктическим животным приходится справляться с давлением еще одного опаснейшего хищника — человека. Мы начали эксплуатировать Южный океан в 90-е годы XVIII века, когда сюда потянулись охотники на морских котиков. Всего за 30 лет многие популяции оказались на пороге вымирания.

В начале XX века в Южном океане начался китобойный промысел. Когда в 1980-х начал действовать всемирный запрет на этот вид деятельности, китов оставалось меньше 10% от изначальной популяции. Большинству видов так и не удалось от этого оправиться.

Промысел пелагических рыб начался в 1960-е годы, но всего через несколько лет он столкнулся с большими проблемами. В 1990-е начался промысел патагонского клыкача, которого стали продавать на мировом рынке под названием "чилийский сибас". Но запасы этой рыбы также подверглись чрезмерной эксплуатации, и рыбаки устремились на юг в поисках антарктического клыкача, а это еще более уязвимый вид.

В 1960-е началась ловля криля, и даже несмотря на то, что были введены ограничения, ловля этого основополагающего элемента местной экосистемы продолжает оказывать на нее крайне негативное воздействие.
Пол Никлен. Леопардовый тюлень
Самый лучший способ понять, что здесь происходит, — это встретиться с обитателем Антарктики лицом к лицу. Такая встреча произошла у Пола Никлена с леопардовыми тюленями:
После первой встречи мой страх уступил место чувству уважения к их грации и силе. Такие тюлени достигают 3,5 метра в длину, а весят, вероятно, 600 кг, однако они без усилий могут ускоряться, поворачиваться, скользить по воде. То, что произошло дальше, не было похоже ни на один опыт в моей жизни. Самка котика подплывала ко мне вновь и вновь, преподнося пингвина за пингвином. Вероятно, она хотела мне помочь: научить, как нужно охотиться.

Это были, пожалуй, самые удивительные снимки в моей карьере фотографа. Но как на человека это произвело на меня еще большее впечатление. Я понял, что это удивительное создание, пытавшееся обеспечить меня пропитанием, находится в смертельной опасности из-за нас. Из-за людей»,
— говорит Пол Никлен.
Джон Веллер. Косатки в морском льду
В 1982 году, опасаясь чрезмерных темпов добычи криля, страны мира подписали договор о создании Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ), чтобы контролировать ловлю. Именно этим АНТКОМ и занялась, введя лимиты на добычу и приступив к жесткому управлению этим пространством. Однако мандат АНТКОМ простирается еще дальше. Рациональность, забота о будущем и красота — вот как можно охарактеризовать букву и дух этого договора.

Несмотря на то, что для принятия любых мер требуется стопроцентное одобрение двух с половиной десятков стран, АНТКОМ доказала, что она может успешно претворять в жизнь важные инициативы по сохранению видов. В 2016 году АНТКОМ приняла решение о создании крупнейшего МОР в мире — в море Росса. Но это лишь первый шаг в создании эффективной системы мер по защите этих оказавшихся в трудном положении существ.
Джон Веллер. Щенок тюленя Уэдделла подо льдом
Мы рискуем лишиться самых удивительных форм жизни из когда-либо существовавших на Земле. Таких, например, как тюлени Уэдделла. Это единственное дышащее атмосферным воздухом животное, круглогодично живущее в Антарктике.

Но чтобы тут жить, они должны иногда нырять на глубину в полмили, выдерживая при этом давление автомобильного пресса, проводить под водой 1,5 часа, затем прогрызать себе путь наверх сквозь лед, чтобы зимой их лунки для ныряния не зарастали льдом, и общаться друг с другом с громкостью динамита.
Энди Манн. Тюлень Уэдделла
Каждая встреча с коренными обитателями Антарктики — это знакомство с еще одним шедевром эволюции: тут есть и рыба, способная вырабатывать собственный антифриз, и морские пауки размером с большую тарелку. Каждое существо тут превосходно адаптировано к тяготам жизни в ледяном море.

Но история Антарктики касается не только этих созданий. Они лишь посланники. Посланники, пытающиеся сказать нам, что судьба Антарктики — это судьба всей планеты. История Антарктики — это наша история. История борьбы за наше будущее.
Пол Никлен. Антарктический пингвин на айсберге
Те ужасные события, что сейчас происходят, наглядно демонстрируют, что мы все тесно связаны друг с другом и с нашей средой обитания. Мы должны работать сообща, если хотим справиться с грядущими изменения климата и стремительным исчезновением ресурсов. В конце концов, единственный способ защитить Антарктику — сократить выбросы и сохранить здесь холодную температуру.

Мы всеми способами должны помочь местной экосистеме защититься от грядущих вызовов. Пока мы ссоримся из-за нескольких тысяч тонн клыкача и криля, удивительные создания Южного океана борются за свое существование.

Предлагаемая сеть МОР поможет поместить на карантин самых уязвимых представителей животного мира планеты. Это станет началом объединения наших стран, наших культур и наших усилий ради общего блага. Это будет шагом к созданию безопасного и наполненного жизнью мира для наших детей. Это возможность свершить один из величайших актов по сохранению видов в истории человечества. Это обязанность всех людей на Земле.
Автор: Джон Веллер