Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Академик РАН Колесников: России нет смысла повторять весенний карантин

Академик РАН Колесников: России нет смысла повторять весенний карантин

Весенний режим самоизоляции, введенный повсеместно в России весной этого года из-за новой коронавирусной инфекции, был временным явлением, и ничего подобного больше повторять нельзя. К тому же, отечественная система здравоохранения за прошедшие месяцы приобрела необходимый опыт в борьбе с COVID-19, и поэтому в новом локдауне просто нет смысла. Об этом в интервью ФАН заявил депутат Госдумы III–V созывов, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, заслуженный деятель науки РФ Сергей Колесников.

Ученый объяснил новый всплеск смертей от коронавируса, которые регистрируются сегодня в России, сравнил опыт зарубежных стран в борьбе с пандемией, а также затронул проблему наметившегося дефицита лекарств в аптеках.

Академик РАН Колесников: России нет смысла повторять весенний карантин

Разгильдяю выжить труднее

— Сергей Иванович, спустя полгода после начала пандемии COVID-19 в России главный вопрос о ней стоит все так же остро: мы столкнулись с действительно ужасающей эпидемией, или перед нами — все-таки больше хайп, когда вполне реальный, но не самый опасный на свете вирус используется для изменения образа жизни целого поколения людей?

— Это реальная болезнь. Да, есть вирус, вызывающий реальную болезнь, после которой могут наступить тяжелые осложнения и пока еще непонятные последствия. Причем эта болезнь отличается такими особенностями течения, которых нет у большинства заболеваний, вызванных респираторными вирусами. Кстати, пока точно не известно, стоит ли относить коронавирус к разряду респираторных, и, думаю, что этот вопрос будет обсуждаться учеными.

В то же время опасность этой болезни очень сильно раздута и идет настоящая инфодемия. Поэтому у многих специалистов не могут не возникнуть вопросы о том, сопоставимы ли меры, принимаемые для борьбы с этой болезнью, с ее действительными масштабами? Нет ли большего ущерба от принимаемых мер, чем от самой болезни?

Например, в журнале Американской медицинской ассоциации говорится о цене лечении COVID-19. Очевидно, что люди больше гибнут от других заболеваний, нежели от самого вируса. Что касается изоляции, то она влияет не только на психологическое, но и на физическое состояние людей.

— Но раз есть болезнь, то нужно соблюдать определенные меры предосторожности, не так ли?

— Конечно. Но все приходит с опытом, и мы постепенно учимся соблюдать такие меры. Особенно хорошо их соблюдают те люди, которые не склонны к разгильдяйству.

— В Роспотребнадзоре заявили, что не видят сегодня необходимости останавливать экономику. При этом столичные власти вновь переводят на дистанционное обучение учеников старших классов школ. Так нужен ли России новый карантин из-за второй волны коронавируса или нет?

— На мой взгляд, весенний карантин был временным явлением, и ничего подобного больше повторять нельзя, а то, не дай бог, получится как в Израиле. Там вообще произошел какой-то бред сивой кобылы: во время строгого локдауна можно было молиться в синагогах, выходить на демонстрации и т. п. Тут уж надо было либо крестик снять, либо все-таки надеть трусы…

— То есть у нас в стране не будет повторения весеннего локдауна?

— Сейчас в этом просто нет смысла, потому что наша система здравоохранения приобрела определенный опыт. Стала понятной маршрутизация, стали понятными меры защиты, более-менее определились с лечением. А ведь в первые четыре месяца доходило чуть ли не до экспериментов над людьми, потому что действительно было непонятно, что нужно делать. То есть не понятен был патогенез, какие нужно принимать лекарства и т.п.. Тогда как сегодня мы уже знаем спектр лекарств и воздействий, которые нужно применять на определенных стадиях болезни.

Академик РАН Колесников: России нет смысла повторять весенний карантин

У белорусов почему-то получилось

— Вчера в нашей стране был зафиксирован рекорд смертности от коронавируса: за сутки умерли 244 человека. Сегодняшняя цифра чуть ниже — 239 скончавшихся. О чем говорит этот всплеск смертей?

— Это так называемые отложенные смерти, то есть речь идет о тех людях, которые заболели примерно две недели назад. А еще надо иметь в виду, что изменилась сама статистика, и Минздрав ввел определенные правила регистрации смертности: «от коронавируса», «спровоцированные коронавирусом», «от осложнений, связанных с ним» и т. п. То есть начали учитывать рекомендации ведомства и давать реальную статистику.

— В известном письме бельгийских врачей задается вопрос: почему, например, Франция, где меры по борьбе с COVID-19 были очень строгими, умудрилась опередить одновременно и по избыточной смертности, и по масштабам экономического шока Швецию, страну с очень мягкими мерами? И это мы еще не упоминаем Белоруссию. И, главное, какова роль ВОЗ во всей этой истории?

— Конечно, тут надо разбираться, потому что ни у шведов, ни у белорусов не было локдауна. Правда, надо заметить, что в Швеции, несомненно, была высокая смертность. То есть там не достигли желаемых целей — так и не создали коллективный иммунитет и не спасли людей. А вот у белорусов почему-то получилось. Поэтому нам надо изучать опыт Белоруссии: либо там действительно шла реальная работа и люди строго выполняли предписанные рекомендации, либо дело в дефектах статистики? А вот если говорить об опыте Китая, то вряд ли его можно применить у нас. Его можно применить разве что в странах с железной дисциплиной и жестким контролем исполнения.

— И все же, что вы можете сказать о мерах, которые принимались и принимаются в нашей стране?

— У нас получается некая смесь из принимаемых половинчатых мер. Например, мы не отслеживаем тех, кто контактировал с больными. Или, наоборот, многие проблемы пытаемся разрешить посредством запретов. Наши люди смотрят на все это и думают: раз государство делает так, то и мне можно соблюдать половинчатые меры — и носить маску на подбородке. Помимо всего, у населения наступает определенная усталость. Ну нельзя же постоянно пугать людей! Ведь это чистая психология, потому что можно привыкнуть даже к чему-то ужасному. Люди перестают всему этому верить.

Академик РАН Колесников: России нет смысла повторять весенний карантин

Здравоохранение не работает без денег

— Я стал замечать, что сейчас из аптек почему-то стали исчезать лекарства, в том числе те, которые нужны для лечения вирусных инфекций.

— Да, я согласен с этим. Это происходит в связи со странными действиями регулирующих органов. Ведь не так давно была введена обязательная маркировка всех лекарств. Замечу, что оборудование для маркировки в основном поступает из-за границы, а ведь во время пандемии невозможно пригласить иностранного специалиста для того, чтобы он отрегулировал или починил его!

Неужели «наверху» не понимают, что идут на риск и может возникнуть лекарственный дефицит? Нам отвечают: нет, все будет замечательно, мы за каждую упаковку получим 60 копеек и к тому же избавимся от контрафакта. Но ведь, по данным Росздравнадзора, у нас всего 0,4% контрафактных лекарств. В итоге эти меры привели к тому, что был остановлен ряд заводов, а на складах произошло затоваривание, потому что аптеки не хотят брать маркированные лекарства.

— Переходя от частного к общему — как вы оцениваете финансирование российского здравоохранения?

— Если мы хотим, чтобы здравоохранение нашей страны справлялось со своими обязанностями, в том числе и с теми, которые связаны с коронавирусом, то нужно следить за его состоянием. Ни в одной стране мира здравоохранение не может работать без денег. Как мы можем улучшить обслуживание пациентов, если не увеличивается финансирование здравоохранения?

Разве улучшать состояние здравоохранения можно только за счет героического труда медиков и их похорон? На словах мы относимся к врачам очень уважительно, раздаем им награды и показываем по телевизору, а вот финансировать систему получается как-то не очень.

Новости партнеров