Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Дмитрий Бертман: Каждый наш спектакль — уникальное событие

Дмитрий Бертман: Каждый наш спектакль — уникальное событие

Как и все музыкальные институции, «Геликон-опера» открыла новый сезон с намерениями отдать «долги» зрителям и показать спектакли, отмененные из-за вспышки коронавируса. Первым после полугодового карантина представлением стала незапланированная премьера — камерная опера «Каменный гость» Даргомыжского. Проект — «на совести» художественного руководителя театра «Геликон» Дмитрия Бертмана, который в эксклюзивном интервью ФАН рассказал о разработанном им специальном плане по возобновлению работы коллектива в условиях продолжающейся пандемии.

Пустых кресел не будет

— Дмитрий Александрович, приблизительно через месяц после открытия нового театрального сезона начался резкий рост количества заболевших CОVID-19. Концертные организации уже обязали перейти на электронную продажу билетов. О введении тотального карантина пока речи не идет?

— Власти Москвы крайне заинтересованы в том, чтобы пережить ситуацию с новым вирусом максимально безопаснее в плане здоровья людей, чтобы система здравоохранения и больницы могли справляться с потоком поступающих к ним как пациентов. Никто не стремится посадить людей дома без надобности и вводить снова карантин для тех же учреждений культуры «на всякий случай».

Любую паузу в работе столичных театров нужно рассматривать через призму экономики. Мы же все относимся к госучреждениям и получаем деньги из городского бюджета, который уже понес, начиная с весны, огромные финансовые потери. Поэтому от московских властей требуется очень взвешенная политика по ограничительным мерам в период ухудшения эпидемиологической ситуации.

Закрытие билетных касс и переход на электронную продажу билетов в театры и музеи — одно из таких решений. Оно полностью пересекается с рекомендацией людям старше 65 лет не выходить на улицу и преимущественно находиться сейчас дома. И именно люди этой возрастной категории чаще всего покупают театральные билеты в кассах. Молодые люди уже давно приобретают билеты онлайн.

— Какой процент от общего числа ваших зрителей приходится на тех, кто пользуется билетными кассами? Не скажется ли это на заполняемости зала?

— Количество проданных билетов — один из важных показателей нашей работы. Он берется в расчет, когда решается вопрос о том, сколько денег мы получим из бюджета города. Люди старше 65 лет у нас обычно занимают 40-45% мест в зале. Но сейчас — согласно требованиям Роспотребнадзора — мы, как и все театры, реализуем половину билетов от общего количества посадочных мест. Проблем с пустыми креслами у нас не будет. При квотированной рассадке у нас быстро раскупаются билеты. Несмотря на сложную санитарную обстановку, наши преданные зрители продолжают ходить на спектакли в «Геликон».

Дмитрий Бертман: Каждый наш спектакль — уникальное событие

— Не боятся подхватить вирус?

— Мы серьезно опасались, что публика не пойдет в театры после снятия карантина из-за боязни заразиться новым и страшным вирусом. Но люди вернулись к нам. Со своей стороны мы ответственно относимся к вопросам санитарной безопасности и строго соблюдаем требования Роспотребнадзора, потому как понимаем серьезность проблемы с вирусом. На входе у всех измеряют температуру.

Внутри в театре установлены санитайзеры, бактерицидные лампы, мы просим зрителей соблюдать социальную дистанцию, приходить на спектакли в масках и перчатках. У кого их нет — мы выдаем. В зале расположены камеры, помогающие отслеживать соблюдение публикой масочного режима. Кроме того, у «Геликона» есть еще одно неоспоримое преимущество — это новое здание, построенное всего 5 лет назад и оборудованное самой современной системой кондиционирования и вентиляции. Воздушные потоки с улицы проходят через фильтры и очистку — как в самолетах. Предусмотрена ионизация, воздух в зале постоянно обновляется. Кроме того, зрительские места расположены по принципу амфитеатра, люди не дышат в затылок тем, кто сидит перед ними.

— Насколько велики расходы на все эти меры санитарной безопасности, как часто и за чей счет артисты делают тесты на коронавирус?

— Идет война с коронавирусом, и мы готовы тратить дополнительные деньги на различные средства защиты, чтобы обезопасить себя и наших зрителей. У нас все работники театра сделали прививку от гриппа. Что касается тестирования на коронавирус, то артисты регулярно проходят его перед выступлениями. Департамент здравоохранения Москвы сделал возможным всем нашим сотрудникам тестироваться в одной из лабораторий, где все результаты анализов помещены в специальную базу и ведется мониторинг состояния наших работников. У нас в театре много людей переболело коронавирусом в мае-июне, так что в «Геликоне» есть иммунитет к этому вирусу.

— Насколько плотно вы работаете с Роспотребнадзором, который и определяет в последнее время правила игры для театров и концертных площадок?

— Я руковожу Советом художественных руководителей московских театров. У членов этой организации есть общий чат, в котором мы практически каждый день обмениваемся информацией, предложениями, решениями по тем или иным проблемам. В период нахождения в полном карантине этот Совет работал очень конструктивно и продуктивно.

Мы придумывали, каким образом мы должны донести до Роспотребнадзора информацию о специфике работы нашей сферы, как целесообразнее располагать гримерные столики, как правильнее заходить в театр: как сделать логистику входа в здание оптимальной с точки зрения санитарной безопасности, ведь в театрах, как правило, несколько входных групп. Расписывали схемы расположения на сцене хора, оркестра, солистов. Составляли расписание репетиций, чтобы избежать массового скопления артистов в одном месте в одно и тоже время.

Все наши наработки в итоге вошли в документ, подготовленный столичным Роспотребнадзором, где подробно расписывались правила работы концертных организаций и музыкальных театров после снятия карантина. Для нас очень важен этот диалог творческих работников и властей Москвы. Наше сотрудничество проходит в хорошей рабочей атмосфере, стороны слышат друг друга.

Мягкий вход в новый сезон

— Новый сезон театр открыл незапланированной премьерой оперы «Каменный гость» Даргомыжского. Когда и при каких обстоятельствах возник этот проект?

— Летом, когда все сидели на карантине, я придумывал разные варианты, как мы будем работать дальше, ведь пандемия — это долгая история. Тогда же и родилась идея поставить камерную оперу «Каменный гость», в которой нет хоров и штучное количество действующих лиц. Таких опер, особенно в русской музыке, не очень много — и они редко исполняются на сцене.

Мой выбор, как оказалось потом, полностью совпал с рекомендациями Роспотребнадзора об исключении из спектаклей массовых сцен. Мы решили мягко входить в новый сезон и вернулись после долгой паузы к зрителю с необычным спектаклем, где не очень много пения, как такового, где превалируют речитативы — Даргомыжский называл свою последнюю оперу экспериментальной. Мы тоже в определенной степени пошли на эксперимент — и тем самым привлекли внимание зрителей к постановке.

Следующие спектакли были более «густонаселенными», как, например, «Набукко» Джузеппе Верди. А вот премьеру масштабной оперы «Альфа и Омега» израильского композитора Гила Шохата мы перенесли на следующий год. Стратегия сработала, ведь мы держали в голове прогнозы вирусологов о том, что осенью возможен новый рост заболеваний коронавирусом. Поэтому в октябре спектакли идут с интервалами.

Дмитрий Бертман: Каждый наш спектакль — уникальное событие

— В ноябре вы планируете представить еще одну премьеру — оперу «Арлекин» Бузони. Ставка в плане зрительского интереса делается на то, что сочинение раньше не исполнялось в Москве?

— Произведение тоже камерное, с захватывающим сюжетом и ярким музыкальным материалом. Я тоже включил его в репертуар летом, когда вносил изменения в афишу из-за пандемии. К творчеству Бузони я давно планировал обратиться и рассматривал вариант постановки другой его оперы — «Турандот». Но после того, как мы сделали «Турандот» Пуччини, я остановил свой выбор на «Арлекине». Сюжет оперы, музыка, прекрасная творческая команда во главе с режиссером-постановщиком Ильей Ильиным «запрограммировали» представление на успех у публики.

— В афишу попадают в итоге оперы, которые нравятся вам лично, или же вы ориентируетесь на предпочтения современного зрителя? Кстати, какие они?

— Если я буду ставить только те оперы, которые нравятся лично мне, мой выбор не всегда совпадет с запросами публики. Восприятие оперы у человека, который пришел в зал послушать музыку, отличается от того, как к опере относится человек, занимающийся с детства музыкой и для которого постановка опер стала профессией. Я должен почувствовать, понять предпочтения публики и сделать правильный выбор.

Многое зависит от эмоционального настроя, с которым зритель отправляется на встречу с оперой и событиями, происходящими вне театра. Мое знакомство с оперой началось с «Евгения Онегина». Прекрасная музыка Чайковского соответствовала моим тогдашним душевным устремлениям. Я в детстве полюбил также «Садко» Римского-Корсакова и многие другие оперы русских композиторов. Мы тоже ставим классику.

В феврале покажем еще одну премьеру — «Тоску» Пуччини, например. Впрочем, у нас идут самые разные названия, у зрителя огромный выбор, что ему послушать в «Геликоне». К каждому спектаклю в нашем театре мы относимся как к уникальному и важному событию, а не как к мероприятию.

— Как обстоят дела с гастрольной практикой?

— Из-за пандемии у нас отменилось очень много поездок за рубеж. Некоторые поездки по стране возобновились. К слову сказать, новый сезон мы открыли выездным представлением, выступив в августе на Фестивале искусств Чайковского в подмосковном Клину. В начале октября наши артисты пели на Фестивале Юрия Башмета в Ярославле. Мы также получили приглашение на выступление по случаю юбилея Нижнего Новгорода.

Для нас очень важно участвовать в концертной деятельности, театр живет выступлениями, мы должны встречаться с публикой, отправляться в поездки. Мы продолжаем планировать концертную деятельность, хотя из-за непредсказуемости развития пандемии трудно предугадать, как и в каком режиме мы будем существовать в ближайшее время. Но сложа руки тоже нельзя сидеть, нужно работать над будущими спектаклями.

Дмитрий Бертман: Каждый наш спектакль — уникальное событие

Дмитрий Бертман родился в Москве. В 1989 году окончил факультет музыкального театра Государственного института театрального искусства им. А. В. Луначарского (ныне — Российский институт театрального искусства — ГИТИС), где учился на курсе Георгия Ансимова.

В апреле 1990 года вместе с дирижером Кириллом Тихоновым создал Московский музыкальный театр «Геликон-опера» — и возглавил его в качестве художественного руководителя.

Бертман осуществил более ста оперных постановок в российских и зарубежных театрах. В 2012 году он вошел в состав Совета по культуре при председателе Государственной думы РФ. Также является членом секретариата Союза театральных деятелей РФ.

Дмитрий Бертман — заслуженный деятель искусств РФ, народный артист. Награжден орденами Дружбы и Почета, удостоен премии правительства Москвы.

Новости партнеров