Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Востоковед Князев объяснил, чем отличаются протесты в Киргизии и Белоруссии

Востоковед Князев объяснил, чем отличаются протесты в Киргизии и Белоруссии

Востоковед Александр Князев в интервью ФАН рассказал о причинах очередного обострения ситуации в Киргизии и объяснил, чем киргизские протесты отличаются от событий в Белоруссии. Ранее член Центральной избирательной комиссии Киргизии Гульнара Джурабаева сообщила в Facebook, что итоги парламентских выборов, состоявшихся в республике 4 октября, аннулированы. Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков заявил, что в ночь на 6 октября в стране была предпринята попытка государственного переворота. Протестующие, требовавшие отмены итогов выборов, захватили здание парламента, а также освободили из СИЗО арестованного за коррупцию бывшего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева и его соратников. В ходе беспорядков были жертвы. Вечером во вторник стало известно, что новым премьером Киргизии назначен освобожденный в ходе протестов из тюрьмы экс-депутат Садыр Жапаров, ранее приговоренный к 11,5 года заключения.

Что происходит в этой стране, читателям ФАН помогает разобраться ведущий российский специалист по Киргизии, востоковед, писатель, кинодокументалист, доктор исторических наук, действительный член Русского географического общества Александр Князев.

Доктор исторических наук, действительный член Русского географического общества Александр Князев

Война Севера и Юга

Традиционный вопрос: что сегодня происходит в Киргизии?

— Киргизия — это страна, состоящая из родоплеменных, связанных с бизнесом и участием во власти кланов. Это клановая страна. Самое просто деление на кланы — это север и юг Киргизии — северный и южный кланы. У власти сегодня находится «южный» президент. Судя по первым итогам выборов, в парламент проходили две борющиеся между собой основные партии, которые принадлежат южным кланам, и еще две или три партии, которые могли бы претендовать на места в парламенте, — тоже южные. Так что северные кланы оказывались не у дел.

Поэтому весь этот протест — это попытка северных кланов (а в беспорядках в основном участвуют именно их представители) взять некий реванш и утвердить свое присутствие во власти. Делается все это привычными, традиционными для Киргизии средствами — путем антиконституционного государственного переворота. То, что мы сегодня наблюдаем, это, как минимум, третья попытка такого рода.

— Можно ли попытку переворота считать в значительной степени удачной, ведь результаты выборов аннулированы?

— Видимо, теперь это будет предметом торга. Судя по тому, как там все происходит, выступления не были спонтанными. Все это было продуманным и организованным.

По моему личному убеждению, на протяжении всей истории Киргизии, начиная с создания Киргизской автономной области [с 1924 по 1926 годы в составе РСФСР], потом Автономной республики [Киргизская АССР с 1926 по 1936 в составе РСФСР], потом Союзной республики [Киргизская ССР в составе СССР] и позже — северные кланы все-таки всегда были сильнее южных. Северяне в большей степени государственники, они политически организованнее, нежели южане.

— Какое развитие событий в ближайшее время кажется вам наиболее вероятным?

— Ситуация в первую очередь зависит от президента Жээнбекова, от его способности пойти на компромисс, уступить, не применять при новых выборах административный ресурс и тому подобное. Я лично сомневаюсь, что это произойдет, но, если это все-таки случится, возможен какой-то компромисс — новые выборы и более сбалансированная политическая система. Однако я очень сомневаюсь, что они (представители южных кланов) на это способны.

Думаю, сейчас люди, стоящие во главе нынешнего протеста, войдут в некое временное правительство. Внешние партнеры Киргизии, включая Россию, будут вынуждены это правительство рано или поздно признать, потому что с кем-то все равно там нужно поддерживать отношения. Будет так же, как уже бывало в новейшей истории Киргизии: признают новое руководство, оно будет временным, потом какие-то выборы, может быть, очередные изменения в конституции.

То есть все это нормальный хаос, который был запущен 15 лет назад свержением первого президента Киргизии Аскара Акаева. Но тогда там был очень сильный американский след. Однако в нынешних событиях я не вижу никакого внешнего участия. В Киргизии просто создан механизм самовоспроизводства этого хаоса. Многочисленные партии, разнообразные НКО — все это уже работает изнутри.

Сооронбай Жээнбеков занял пост президента Киргизии, отправив своего предшественника Алмазбека Атамбаева в тюрьму

Белоруссия и Киргизия: общего меньше, чем кажется

— Трудно сравнивать Киргизию с Белоруссией, но нельзя не отметить, что выборы на постсоветском пространстве в очередной раз стали фактором нестабильности. Насколько нынешний виток хаоса в Киргизии связан с выборами, и можно ли тут проводить параллели с Белоруссией?

— Думаю, здесь нет основы для сравнительного анализа. Слишком разный менталитет, разное общество, разные политические системы. В Белоруссии, видимо, возникла некая усталость общества от единовластия. Белорусы объединились не за что-то, они по большому счету объединились против кого-то.

В Киргизии нынешняя оппозиция тоже объединена против чего-то или против кого-то. Но основа протеста другая. Белоруссия не клановое, не родоплеменное общество. А Киргизия за постсоветский период очень серьезно архаизировалась. Она скатилась к состоянию, в котором киргизский этнос, условно говоря, находился до Октябрьской революции 1917 года. Так что там противосияние немножко другого характера. А сама избирательная система не имеет особого значения.

— Могли ли выборы в Киргизии стать катализатором протестов, причины которых глубже?

— В Белоруссии это, возможно, и был катализатор, а выборы в Киргизии — это просто повод. Если бы этих выборов не было, их нужно было придумать. Потому что в Киргизии разбалансированная политическая система, в которой представлены только южане и нет северян, притом что у северных кланов, как я уже говорил, потенциал посильнее. Рано или поздно повод бы возник.

Фактор Атамбаева

— Как вам кажется, освобожденный из тюрьмы бывший президент Киргизии Алмазбек Атамбаев может снова вступить в борьбу за власть?

— Думаю, нет. Если говорить о бывшем президенте Атамбаеве, то, когда он занимал президентский пост, общество его, честно говоря, просто терпело, потому что не хотело революционных потрясений. Поэтому он досидел до конца срока.

Атамбаев не имеет в Киргизии мощной поддержки. Да, у него есть своя группа поддержки, которая поучаствовала в протестах и на протестной волне добилась его освобождения. Но это не значит, что Атамбаев может быть лидером чего-либо. Потому что в том конгломерате разных движений и организаций, которые сегодня являются в Киргизии протестной суммой, сторонники Атамбаева — это просто маленькая часть, использовавшая момент. А для большинства тех, кто сегодня протестует против Жээнбекова, для них для всех Атамбаев чужой и ненужный.

Выждать — лучшее решение

— Исходя из ваших знаний и опыта, какую стратегию поведения вы бы посоветовали руководству России в отношении Киргизии?

— Я бы предложил взять паузу и посмотреть. Пусть они сами разбираются, это сугубо внутреннее дело Киргизии, в происходящих там событиях я не вижу каких-либо внешних следов. Так что пусть они сами разберутся, и кто де-факто станет властью и будет придумывать способы своей легитимизации, с тем потом и стоит иметь дело.

Протестующие штурмуют здание парламента Киргизии

Справка ФАН

Согласно предварительным результатам выборов в Киргизии, в местный парламент прошли четыре партии: две «южные» проправительственные — «Единство» (24,52%) и «Родной Кыргызстан» (23,89%) и две центристские — «Кыргызстан» (8,73%) и «Единый Кыргызстан» (7,11%). Все остальные партии не смогли преодолеть семипроцентный барьер для прохождения в парламент. Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков призвал ЦИК расследовать возможные нарушения на парламентских выборах и при необходимости аннулировать их итоги.

Первый президент Киргизии Аскар Акаев фактически возглавлял страну с 27 октября 1990 года по 11 апреля 2005 года. Период его правления оценивается двояко: с одной стороны, как эпоха относительной политической стабильности, с другой — его правление привело страну к острому общественно-политическому кризису. Акаев был свергнут в ходе так называемой Тюльпановой революции в марте-апреле 2005 года, после чего с помощью спецслужб бежал в Россию. Несмотря на требования киргизских властей, РФ отказалась выдать Акаева. Экс-президент Киргизии живет в Москве, будучи крупным ученым, занимается научной деятельностью.

Новости партнеров