Как королевы красоты из Венесуэлы становятся жертвами мексиканских картелей (18+)

Общество

Как победительницы венесуэльских конкурсов красоты попадают в руки мексиканских наркобаронов.

На мировой арене Венесуэла прославилась не только своими огромными нефтяными запасами. Девушки из Боливарианской республики считаются одними из самых красивых в мире. Шутка ли — до введения американских санкций страна считалась одним из главных поставщиков красавиц на «Мисс Мира» и «Мисс Вселенная». В настоящий момент гражданки Венесуэлы больше думают не о конкурсах красоты, а о том, как спасти себя и свои семьи от голода, чем вовсю пользуются мексиканские и колумбийские банды.

Автор Telegram-канала «Секс, картели, Фрида Кало» рассказывает о том, как преступные группировки Латинской Америки эксплуатируют красавиц из Венесуэлы.

В 2018 году Боливарианская республика заняла первое место в мировом рейтинге стран по количеству победительниц и финалисток международных конкурсов красоты. В среднем, венесуэлки становились победительницами свыше 18 раз, конкуренцию им составили только девушки Филиппин. И это только с 2011 года. С 1951–1952 гг. участницы из Венесуэлы становились «Мисс Мира» — 6 раз, «Мисс Интернешнл» — 7 раз, «Мисс Вселенная» — 7 раз и «Мисс Земля» — 2 раза.

Предположения о характере такой удачливости за все годы были самые разные. Самая популярная версия — пресловутая смесь европейской, индейской и афроамериканской крови. К слову, Латинская Америка идет впереди планеты всей по количеству красавиц-метисок среди коммерческих моделей — бразильянки уводят из-под носа американок контракты на участие в рекламе нижнего белья, пуэрториканки, мексиканки и костариканки практически всегда попадают в финалы конкурсов красоты, а колумбийки — одни из самых привлекательных вебкам-моделей в Западном полушарии.

Вместе с тем, реальность все же вполне обыденна: победительницами на международных конкурсах чаще становятся девушки с европейскими чертами лица (ну и с «изюминкой» в виде отдельного национального колорита), из какой бы страны они ни были. Таких девушек в Венесуэле рождается не больше, чем в любой другой стране мира. Другое дело, что родиться «Мисс Вселенной» совершенно необязательно.

Все привыкли думать, что лидером по количеству пластических операций является Азия — изменение разреза глаз, корректировка скул, губ и мочек ушей практикуются там не только среди тех, кто жаждет карьеры модели. Хирургическое вмешательство стало чуть ли не обязательным ритуалом взросления.

Ситуацию в Венесуэле сложно назвать аналогичной ввиду более низкого уровня доходов населения, однако индустрия красоты окружена ореолом практически божественного благоговения и носит чуть ли не сакральный характер.

Титул королевы красоты — одна из возможностей обеспечить себе безбедное существование, ну или, в крайнем случае, удачно выйти замуж. Руководствуясь этим, многие родители отводят своих дочерей в школы красоты, где 12-летним девочкам, за отдельную плату, вживляют в язык пластиковые пластины. Это затрудняет прием пищи и школьницы практически не набирают вес.

Помимо вышеуказанного активно практикуются ринопластика и подтяжка ягодиц — причем задолго до совершеннолетия. Дети носят утягивающие пояса для формирования «правильной талии». На 16-летие многим ученицам дарят операции по увеличению груди или ягодичных мышц. Такие вещи как коррекция прикуса и формы губ являются чем-то само собой разумеющимся.

Другая популярная версия успеха венесуэльских гражданок — связи с наркокартелями.

В 2019 году экономическое положение многих граждан Венесуэлы резко ухудшилось. Многие семьи стали тратить деньги не на конкурсы красоты, а на лекарства и продукты питания. Дефицит бензина, отключения электричества, водоснабжения и перебои с поставками продуктов стали причиной массовой миграции в соседние Бразилию и Колумбию. Это в свою очередь создало питательную среду для расцвета торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации, а также вынужденной проституции.

По данным агентства ООН по делам беженцев, число граждан, покинувших Венесуэлу превышает четыре миллиона человек — это огромная цифра для американского региона и второй по величине миграционный поток после Сирии.

До 2014 года Венесуэла служила всего лишь транзитным коридором для торговцев сексуальными рабынями из Южной Америки. Однако, в последние годы сами венесуэлки стали попадать в лапы преступных группировок.

Венесуэльские женщины, оставшиеся без работы, стремятся попасть в США или хотя бы Мексику. В тех же Колумбии, Перу и центральноамериканских государствах ситуация с женским трудоустройством не отличается благополучием. Не спасает даже наличие диплома — юристы и врачи оказываются практически в равном положении с официантками, танцовщицами и вчерашними школьницами.

Репутация самых красивых в мире, в данном случае, тоже не помогает. Парадоксальным образом то, что должно было служить защитой на всем жизненном пути, становится уязвимой чертой и в несколько раз повышает риск стать как жертвой сексуального рабства, так и «старого-доброго» мексиканского фемицида.

Венесуэлки прибывают в Мексику, ожидая, что смогут зарабатывать как минимум в два раза больше, чем в том же Каракасе, но реальность оказывается более жестокой. Как правило, рассчитывать, в лучшем случае, приходится либо на позицию официантки, либо, если судьба была в тот день особенно благосклонной, можно попасть в эскорт.

С 2012 года известно как минимум о 19 погибших эскортницах, являющихся гражданками Венесуэлы и в свое время занимавшими то или иное место на региональных конкурсах красоты. И это только на территории Мехико. С 2017 года число погибших венесуэлок на мексиканской территории увеличилось на 200%. Убийства, справедливости ради, происходят не только в Мексике, но и в Колумбии, Перу и Эквадоре.

Ключевую роль в этом предсказуемо играют мексиканские наркокартели, давно определившие венесуэльских красавиц как «ходовой товар». По отдельным сведениям, мексиканские наркокартели начали вовлекать в свой бизнес венесуэлок примерно с 2010 года. Уже тогда сотрудницы службы эскорта, контролируемого преступными группировками, могли зарабатывать свыше 200 тысяч долларов в год.

Первым стал использовать венесуэлок картель Синалоа. Это была новая, «гуманистическая» модель траффикинга — девушки работали в основном при барах и ресторанах, принадлежавших наркобаронам и не стояли вдоль федеральных дорог.

Спустя несколько лет данная сфера заинтересовала картель «Новое поколение Халиско» и его финансовое подразделение Лос Куинис. Преступники целенаправленно искали бывших королев красоты или моделей — для этих целей они даже наняли венесуэльского фотографа, имевшего аккредитацию на крупных региональных конкурсах.

Нельзя при этом сказать, что правительство действующего президента Венесуэлы Николаса Мадуро никак не пытается решить эту проблему. В сентябре 2018 года венесуэльская Генеральная прокуратура выявила базирующуюся в Каракасе преступную сеть, продавшую в Мексику как минимум 26 моделей. Также вплоть до 2018 года велась статистика преступлений такого рода — однако кризис уже к началу 2019 года способствовал смене приоритетов. Венесуэльские органы власти практически не публикуют данных о жертвах торговли людьми и сетях секс-траффикинга на территории Боливарианской республики.

Как правило, венесуэлок, желающих зарабатывать эскортом, вербуют в их родных регионах. Многих из них находят прямо на конкурсах красоты — там девушки наиболее подготовленные, сделавшие не одну пластическую операцию. Некоторые мексиканские торговцы людьми используют бывших работниц, достигших 30-летнего возраста и признанных «старыми». Они направляют их работать промоутерами на конкурсах красоты или представлять интересы модельных агентств в качестве менеджеров.

На территорию Мексики девушки попадают вне общего потока мигрантов, некоторые организации даже содействуют им в получении вида на жительство. Большинство венесуэлок прибывают из штатов Сулия и Карабобо, а именно — из крупных промышленных центров Маракайбо и Валенсии. Не последнюю роль играет то, что в этих городах есть морские порты, через которые, по отдельным сведениям, колумбийские и мексиканские группировки направляют свой товар. В некоторых случаях девушки прибывают сначала в Колумбию, в департамент Норте-де-Сантандер, оттуда — в Боготу, а из столичных аэропортов — в Азию, Европу, Мексику или в страны Южной Америки.

Отдельные венесуэльские неправительственные организации, такие как Paz Activa, предполагают, что в торговле местными красавицами замешаны также крупные военные чиновники, которые за дополнительную плату помогают переправлять женщин и девочек в Колумбию. Более того, по данным НПО, некоторые губернаторы отдельных штатов Венесуэлы сами являются владельцами таких «торговых сетей». Конкретных имен и вменяемых доказательств при этом так и не было представлено.

Вместе с тем, ряд венесуэльских организаций действительно связаны с вербовкой девушек — это многочисленные аффилированные между собой юридические лица: модельные агентства, салоны красоты, клиники пластической хирургии, ночные клубы, рестораны и бары, фирмы, занимающиеся организацией мероприятий. Их сотрудники могут как лично участвовать в вербовке, так и предоставлять данные о своих работницах или клиентках.

Начинается все красиво. Когда девушка впервые общается с вербовщиками, те начинают водить ее по дорогим ресторанам, предоставляют машину с личным шофером, делают подарки. «Добрые самаритяне» берут на себя все расходы на авиабилеты, оформление необходимых документов и даже предлагают обновить гардероб. Все заканчивается в Мексике. Как только девушка прибывает к непосредственному работодателю, ей предъявляют счет, где указано все до цента. Далее следует требование непременно все отработать, а до тех пор паспорт у девушки забирают. Ее отправляют жить в одну из квартир, где помимо нее ютятся еще несколько «королев красоты» — из Венесуэлы, Аргентины и Бразилии. Девушки находятся практически под круглосуточным наблюдением «мадам» — старшей и наиболее преданной наркокартелю сотрудницы. Именно она ведет календарь встреч и забирает полученные эскортницами деньги.

Клиенты оставляют заявки на онлайн-платформах, а службы такси, работающие на картель, доставляют девушек к ним домой или на мероприятия. Иногда девушкам оставляют часть заработанных денег на «прокорм», а иногда они сами ведут учет доходов, но при этом обязаны отдавать наркокартелю 30-40% дневного заработка. Подобные схемы использовались Союзом Тепито, еще одной группировкой, курирующей столичный эскорт от имени картеля «Новое поколение Халиско».

В среднем, для того, чтобы отработать долг и получить свободу, девушкам требуется около двух лет. Начинают все со 100 долларов в час и обслуживают нескольких мужчин в день. Выходные на такой работе подразумеваются редко, некоторые даже добровольно отказываются от них, чтобы отработать долг как можно быстрее.

Как правило, итоговый долг в несколько раз превышает сумму денежных средств, реально потраченных на девушку в период вербовки. Картель не отпускает свою «сотрудницу», не заработав на ней от 200 до 300 тысяч долларов за год.

Обслуживание клиентов не всегда подразумевает секс — иногда картели «одалживают» барышень поработать исключительно в качестве сопровождающей на светских мероприятиях. При этом избежать занятий проституцией, пусть и элитной, мало кому удается. Некоторым утешением может служить тот факт, что большинству клиентов здорово не поздоровится, если они вздумают плохо обращаться с работницами.

Помимо обслуживания клиентов девушки в любой момент могут получить задание доставить кому-либо наркотики или хранить у себя оружие. Впрочем, некоторые венесуэлки, отработав на картель несколько лет, продолжают карьеру в эскорте. Отдельные личности даже остаются у прежнего работодателя, правда уже на условиях более или менее свободного человека. За определенный налог эскортница получает постоянных клиентов, а также охрану.

Однако все становится менее радужно, когда обслуживать приходится не мелких политиков или бизнесменов, а региональных дилеров. Хуже этого — только если в тебя влюбится наркобарон.

Один из самых ярких случаев последних лет — убийство работницы эскорта Кенни Финол в 2018 году. Девушку подвергли групповому изнасилованию, избили и плеснули в лицо кислотой. Убийство Финол, зарабатывающей от 100 до 200 долларов в час (при условии, что обычный секретарь в Мексике зарабатывает около 300 долларов в месяц) вызвало ажиотаж, так как многие сотрудники правоохранительных органов, а с ними секс-работники и обыватели наивно полагали, что подобные доходы гарантируют безопасность.

Как оказалось, девушка, на свою беду, стала любовницей одного из наркос.

Кенни Финол добилась успеха во многом благодаря тому, что была блондинкой с зелеными глазами — типаж для Мексики редкий, в связи с чем можно смело повышать цену. У девушки был диплом колледжа, однако в 2015 году она прибыла в Мексику, надеясь добиться успеха в качестве модели. Стремясь заполучить наиболее «денежных» клиентов, которыми являются региональные политики, чиновники, актеры и, куда же без них, наркобароны, Кенни начала делать тематические фото и выставлять их на своей интернет-странице. В частности, девушка позировала полуобнаженной с АК-47 или демонстрировала грудь, усыпанную белым порошком, имитирующим кокаин.

Так Финол удалось заполучить нескольких мексиканских сенаторов, но встречаться она стала с сикарио (прим. авт. — наемный убийца на службе у наркокартеля) Союза Тепито, Эль Позоле. Kenny Finol, conocida como “la muñeca de la vitrina”, trabajaba en México como escort. De acuerdo con la prensa, Finol fue abordada por un sujeto con vinculaciones al narcotráfico, que quiso alejarla de ese estilo de vida, pero ella se rehusó https://t.co/dRRVwyOf7A pic.twitter.com/GFtp4LmhsC — El Pitazo (@ElPitazoTV) March 20, 2018

Узнав возлюбленного на одной из видеозаписей с казнью, девушка решила обратиться в полицию. Помимо сугубо «деловых» убийств Позоле также оказался причастен к гибели нескольких эскортниц из Аргентины. Сикарио вскоре узнал о предательстве — Кенни и ее подругу похитили. Девушек изнасиловали и избили. Подругу Кенни отпустили, а ей самой нанесли удар мачете по затылку, сломали руки и плеснули в лицо кислотой. Тело девушки подкинули в Экатепек, злачный район Мехико, который часто используется наркокартелями для избавления от неугодных.

Эль Позоле также расправился с коллегами Финол — аргентинкой Карен Айлен Гродзински и мексиканкой Кариной Ицель Моралес Бальтасар.

Другая история связана с 23-летней Дейзи Аренас, похищенной в 2012 году. Она работала танцовщицей в одном из баров Гвадалахары — Bandidas. За девушкой стал ухаживать один из владельцев заведения, ставленник картеля «Новое поколение Халиско» Даниэль Кинтеро Риестра. Наркобарон посылал ей цветы и предлагал стать его любовницей, однако испуганная Аренас отказала.

Через несколько дней машину, в которой ехала танцовщица с подругами, остановил отряд из 15 боевиков. Они забрали плачущую Дейзи с собой. Спустя шесть дней ее нашли на грунтовой дороге на окраине города, убитую выстрелом в затылок.

Через год после убийства Дейзи были найдены мертвыми менеджер и владелец бара Bandidas. В 2015 году картель «Новое поколение Халиско» аналогично казнил Дениз Матео, другую венесуэлку, которая успела предоставить данные об убийцах Аренас полиции.

Всего за 2018-2019 годы от рук наркокартелей на территории Мексики погибли свыше 50 гражданок Венесуэлы.

Мексику иногда называют «Таиландом Латинской Америки». Причиной служит не только активный рост секс-траффикинга через американо-мексиканскую границу, но и развитая индустрия секс-туризма в целом. И это при том, что консервативные нравы Мексики предполагают достаточно однозначное отношение к проституции. Деревенские семьи, радостно выдающие дочерей замуж за наркобаронов, готовы избить их до полусмерти за саму мысль о подобной подработке.

Несмотря на это, в настоящее время на мексиканской территории трудятся свыше 500 тысяч секс-работников. Большинство из них работает в столице — Мехико. Однако такие города как Монтеррей, Сьюдад-Хуарес и Гвадалахара тоже не отстают. Венесуэлок часто направляют работать в местные бары и рестораны. Гвадалахара так и вовсе стала одним из тех мест, где всегда можно достать «свежую» королеву красоты.

До 2016 года огромным успехом пользовался бар Bandidas, в котором работали только венесуэлки. Девушки обслуживали посетителей исключительно в нижнем белье. Юридически все были трудоустроены как официантки и танцовщицы, занятия проституцией не слишком афишировались — заведение являлось местом для переговоров капо из «Нового поколения Халиско». Советники наркобаронов принимали девочек в качестве «комплимента» от хозяев заведения и могли, по доброте душевной, изредка оставить им чаевые.

Ходили слухи, что бар принадлежал Луису Родригесу Оливере, бывшему прокурору Гвадалахары, связанному с наркоторговлей и отмыванием денег через продажу текилы. Однако, позже стало известно, что точку контролировал Даниэль Кинтеро Риестра — наркобарон из «Нового поколения Халиско».

После его ареста бар был закрыт.

В настоящий момент экономическая обстановка в Венесуэле оставляет желать лучшего, но не провести национальный конкурс «Мисс Венесуэла — 2020» было бы форменным безобразием. 24 сентября была объявлена очередная победительница — 24-летняя Марианджел Вильясмил, которая ранее выиграла на региональном конкурсе «Мисс Сулия 2020». Nuestra bella #MissVenezuela2020, Mariangel Villasmil, ya está en @portadas_vv para hablar sobre su coronación y los planes que tiene de cara al #MissUniverso pic.twitter.com/0iD41Q1eDj — Miss Venezuela (@MissVzla) September 28, 2020

На вопрос жюри «Каким образом вы последний раз продемонстрировали любовь к самой себе?» девушка ответила просто:

«Я сделала ринопластику».

Давать благоприятные прогнозы венесуэльскому будущему никто не берется, благосостояние большинства граждан упало настолько, что готовить дочерей на конкурсы красоты в таких масштабах мало у кого получится. А те, кому это удастся, явно обладают таким уровнем влияния, что могут практически не опасаться случайной вербовки в службу эскорта наркокартелей.

Королев красоты из Венесуэлы станет гораздо меньше, но обычные венесуэлки при этом все чаще начнут попадать в руки торговцев «живым товаром» — причем вовсе не на условиях элитных эскортниц.

В ежегодном Докладе о торговле людьми, издаваемым Государственным департаментом США, Венесуэла уже шесть лет подряд находится в категории «страна третьего уровня», правительство которой не соблюдает минимальные стандарты по борьбе с торговлей людьми и не прилагает к тому значительных усилий.

Правительство Николаса Мадуро отказывается признавать данные Госдепа, так как сами США, по словам президента Венесуэлы, объявили, что соответствуют всем критериям государства, активно борющегося с работорговцами. При этом, именно США — главные клиенты работорговцев Западного полушария.

В словах Николаса Мадуро, безусловно, присутствует доля истины, однако плачевного положения венесуэльских женщин и девочек, вынужденных бежать из страны через потайные тропы на колумбийской и бразильской границах, это не меняет. С каждым месяцем экономического кризиса жертв будет становиться все больше.

Если вы готовы принять участие в проекте «Живой товар», хотите поделиться эксклюзивной информацией о случаях торговли людьми в современном мире или рассказать свою историю, чтобы привлечь внимание к проблеме подобных преступлений, пишите на почту live_goods@mail.ru.

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!