Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Кения стала яблоком раздора в космической гонке США и Китая

Кения стала яблоком раздора в космической гонке США и Китая

Соединенные Штаты обеспокоены действиями Китая, который вовлекает страны Африки и Латинской Америки в свою программу освоения околоземного пространства. В частности, Пекин надеется включить в свой проект Кению, которая ранее сотрудничала с США в космической сфере.

Глава Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA) Джеймс Брайденстайн во время выступления в Сенате Соединенных Штатов потребовал увеличить финансирование присутствия США на низкой околоземной орбите. В противном случае, как заявил директор NASA, США будут вытеснены из этой области космоса Китаем.

Поводом для беспокойства Брайденстайна послужил приближающийся срок вывода из эксплуатации Международной космической станции, экипажи которой, сменяя друг друга, непрерывно работают на орбите с 2000 года.

Завершение эксплуатации МКС запланировано на 2030 год, однако уже сейчас Китай начал работы по созданию своего проекта международной, постоянно обитаемой станции, в который пытается вовлечь другие государства. В том числе и те, кого США считают своими партнерами. Причем речь идет не только о развитых европейских державах, таких, как Франция или Германия, но и странах Латинской Америки и Африки, таких, как Перу или Кения.

Опыт Китая на околоземной орбите

КНР уже обладает опытом создания обитаемых космических станций. В 2011 году на орбиту была выведена станция «Тяньгун-1». Она проработала почти 9 лет, однако подавляющее большинство времени — в беспилотном режиме. Обе пилотируемые экспедиции к «Тяньгун-1», состоявшиеся в 2012 и 2013 годах, продлились по две недели.

«Тяньгун-2» создавалась параллельно с «Тяньгун-1» в качестве дублера. Такая практика для КНР не редкость. Аналогичным образом были подготовлены, к примеру, два аппарата для исследования Луны: «Чанъэ-3» и «Чанъэ-4». При этом аппарат-дублер в случае успеха основной миссии перепрофилируется под новую. Станция «Тяньгун-2» была доработана в соответствии с результатами предыдущей миссии и отправлена на орбиту в 2016 году. Обитаемой она была в течение месяца, когда на ней работал экипаж корабля «Шэньчжоу-11».

Существовал еще проект орбитальной станции «Тяньгун-3», но он был отменен, а высвободившиеся средства направлены на создание Китайской международной космической станции.

Тактика с прицелом на финансирование

Директор NASA, выступая на слушаниях в комитете по ассигнованиям Сената Конгресса США, заявил, что Пекин не просто разрабатывает проект орбитальной станции, но и успешно рекламирует его. Причем именно среди партнеров США по освоению космоса.

«Думаю, это будет трагедия, если после всего затраченного времени и всех усилий мы покинем низкую околоземную орбиту, и эта территория достанется другой стране, с которой у нас расходятся интересы», — подчеркнул Брайденстайн.

Кения стала яблоком раздора в космической гонке США и Китая

Руководитель института космической политики Иван Моисеев в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей напомнил, что тактика запугивания Конгресса США действиями России или Китая не нова. Таким образом проще всего получить дополнительное финансирование от правительства. Однако практический смысл в заявлениях главы американского космического агентства тоже есть.

«Конкретно это заявление — про деньги. И NASA, и Минобороны США всегда используют действия или бездействие России и Китая, чтобы получить деньги от Конгресса. И это им регулярно удается. Сама по себе проблема понятна — что делать с МКС. А китайцев Брайденстайн приплел просто по привычке.

Но это действительно серьезный вопрос для всех стран, которые занимаются МКС. Для США совершенно ясно, что они двинутся на окололунную орбиту и на Луну. Это у них главное направление. Но и бросать околоземную орбиту они тоже не хотят, потому что стратегически это очень важная позиция», — объяснил Моисеев.

Таким образом, высказывания Брайденстайна вполне обоснованы. Опытный в политических вопросах чиновник прекрасно знает, как выбить из Конгресса дополнительное финансирование, чем и пользуется в интересах своего агентства.

Сотрудничество по-китайски

Китай действительно готов развивать сотрудничество практически с любыми странами, рассчитывая таким образом создать плацдарм для дальнейших коммерческих взаимоотношений.

Однако сотрудничество, предлагаемое китайцами, носит специфический характер. Как отметил Иван Моисеев, Пекин стремится сохранить лидирующую роль в проектировании станции, предлагая партнерам лишь незначительные возможности для участия.

«Китайская политика в космосе по отношению к странам Южной Америки и Африки очень агрессивна. Они всех зовут сотрудничать и даже субсидируют некоторые проекты, рассчитывая, что в будущем эти страны станут заказчиками продукции китайской космической промышленности.

Регион Африки и Южной Америки — это область китайских стратегических интересов применительно к космосу. Китай начинает строительство своей станции, и он приглашает все страны к участию. Вне зависимости от того, в каких они отношениях. Но это такое участие, когда понятно, что есть наша станция, а вы там приносите свои приборы, свои идеи, будем совместно работать. Бесплатно привезем, бесплатно ваши приборы поставим. Но проект наш».

Такой подход гарантирует Пекину надежное сохранение позиций в вопросе принадлежности станции, чего нельзя сказать об МКС. Если при обсуждении дальнейшего развития Международной станции участники проекта вынуждены учитывать интересы друг друга, то Китай сможет единолично распоряжаться своим орбитальным кораблем.

Кения стала яблоком раздора в космической гонке США и Китая

По похожей схеме действовала советско-российская станция «Мир», на которой работали космонавты и астронавты из 12 стран. Однако подавляющее большинство экипажей были отечественными, равно как и научная программа станции, а представители других государств были на ней скорее гостями, чем полноценными партнерами.

Кенийский вопрос в космической повестке

В космической отрасли Китай готов сотрудничать с любым перспективным партнером, однако среди африканских стран повышенный интерес Пекин проявляет к Кении.

Эта восточноафриканская страна входит в пятерку крупнейших должников Китая на Черном континенте и должна КНР уже 7,9 млрд долларов. На инвестиции из Поднебесной была построены железная дорога, соединяющая кенийскую столицу Найроби с важным морским портом Момбаса. Также Китай продвигает в Кении свой язык и культуру через открытие Института Конфуция в Найроби, организацию в стране телевизионного вещания на китайском. Более того, в кенийских школах началось изучение языка КНР в качестве иностранного.

В космической сфере интерес для Китая может представлять кенийский плавучий космодром Сан-Марко, вернее, входящая в его состав наземная станция космической связи.

Стартовый комплекс этого космодрома, расположенный практически на экваторе, не функционирует с 1988 года, хотя ранее построившее его Итальянское космическое агентство проводило с этой платформы запуски американских ракет. Но наземная станция связи до сих пор отслеживает полет спутников NASA.

Партнерство с Кенией не только позволит Китаю повысить контроль за своими космическими аппаратами за счет использования наземного компонента, но и даст в руки Пекина рычаг давления на космическую программу США.

Таким образом, за обеспокоенностью Джеймса Брайденстайна потенциальным сотрудничеством КНР и Кении в области освоения околоземного пространства стоит не только желание получить дополнительное финансирование для NASA, но и вполне обоснованные опасения.

Обыкновенно сотрудничество в сфере покорения космоса зависит от политической конъюнктуры меньше, чем в других областях. Однако учитывая глобальное противостояние США и КНР и резкость в международных отношениях, которую в последнее время демонстрируют Штаты, можно ожидать напряженного соперничества, причем не только в области технологий, но и на политическом поле.

Новости партнеров