Лента
«Ахрар аш-Шам»: история сирийского «Талибана»
Федеральное агентство новостей  / 

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии и деятельности террористических организаций. Сведения об истории, деятельности, воззрениях, целях и жестокости экстремистских организаций приводятся исключительно в информационных целях и не являются пропагандой.

С 2012 года «Ахрар аш-Шам» (араб. «Свободные люди Леванта») зарекомендовала себя как одна из наиболее влиятельных группировок «сирийской весны». Как и большинство других оппозиционных фракций, она понесла серьезные потери в противостоянии с ИГИЛ1* на рубеже 2013—2014 гг., а в сентябре 2014 года практически вся верхушка «Ахрар аш-Шам» погибла в результате взрыва. Многие были уверены, что группировка уже никогда не оправится от такого урона. Тем не менее, ей удалось удержать обширные территории на севере, юге и в центре Сирии.

Редакция Telegram-канала «ЧВК медиа» разбирает идеологическую базу «Ахрар аш-Шам», связи группировки с «Аль-Каидой»1* и «Талибаном»1* и ее трансформацию от религиозной экстремистской организации до «умеренной» оппозиционной группировки.

«Батальон свободных людей Леванта»

До начала «сирийской весны» в тюрьме Сейидная, расположенной к югу от Дамаска, содержались десятки радикалов, обвиненных в связях с различными религиозными экстремистскими организациями. Многие из них обладали богатым опытом планирования терактов и участия в боевых действиях на территории других государств. Появление «Ахрар аш-Шам» связано с решением правительства Сирии провести амнистию тысяч исламистов в самом начале «сирийской весны». В мае 2011 года из тюрьмы Сейидная были освобождены будущие лидеры таких влиятельных группировок как «Джейш аль-Ислам» и «Сукур аш-Шам».

Также узником этой тюрьмы был лидер «Ахрар аш-Шам» и другие видные деятели этой группировки. Уже через месяц амнистированные исламисты основали вооруженное формирование под названием «Катаиб Ахрар аш-Шам» (араб. «Батальоны свободных людей Леванта»).

В апреле 2012 года в интернете стали появляться голосовые сообщения, записанные от имени группировки. За ними последовала серия видеороликов в социальных сетях, а к лету были созданы регулярно обновляемый сайт, аккаунты в Facebook, YouTube и Twitter. На этом этапе «Ахрар аш-Шам» насчитывала в своем составе 27 фракций, еще через месяц — уже 50. В течение большей части 2012 года сообщения в СМИ и свидетельства активистов с севера Сирии указывали на то, что в численном выражении она была больше «Джебхат ан-Нусры»1*, созданной в январе того же года.

Исламисты вскоре представляли самое сильное течение «сирийской весны», и к началу 2013 года «Ахрар аш-Шам» считалась одной из самых влиятельных группировок в стране. Это стало возможным во многом благодаря продуманной стратегии формирования различных коалиций, альянсов и оперативных штабов, которая стала одной из «визитных карточек» группировки.

В некоторых источниках утверждается, что первым из таких альянсов стал «Джебхат Сувар ас-Сурия» (араб. «Фронт революционеров Сирии»), сформированный в мае 2012 года, однако эта информация ошибочна. Члены «Ахрар аш-Шам» в то время придерживались слишком радикальных взглядов и не могли стать частью коалиции, состоящей из преимущественно светских группировок.

«Сирийский исламский фронт» (декабрь 2012 года — ноябрь 2013 года)

«Свободные люди Леванта» стояли у истоков и были самой крупной группировкой альянса 11-ти салафитских «бригад» под названием «Сирийский исламский фронт» (СИФ), созданного в декабре 2012 года. Лидер «Ахрар аш-Шам» возглавил альянс, а группировка к этому моменту насчитывала в своем составе 83 формирования. Суммарная численность членов «Сирийского исламского фронта» составляла около четверти от общего количества боевиков вооруженной оппозиции.

Несколькими месяцами ранее руководство «Ахрар аш-Шам» вело переговоры о создании «Исламского фронта освобождения Сирии», но они не увенчались успехом по причине идеологических разногласий с группировками, образовавшими этот альянс осенью 2012 года.

«Исламский фронт освобождения Сирии» создавался в большей степени как военная коалиция, в то время как «Сирийский исламский фронт» позиционировал себя в качестве общественного движения, обладающего боевым крылом. Эта сторона деятельности альянса была продемонстрирована в видеоролике, выпущенном по случаю его создания, который включал сюжеты о работе Мактаб аль-Игата (араб. Управление по оказанию помощи). В сюжете освещалось строительство и ремонт дорог, выпечка хлеба, раздача еды беднякам и т.д. Также в нем было сказано о роли, которую играют финансовые пожертвования турецкой НПО «Фонд защиты прав и свобод человека и гуманитарной помощи» (тур. İnsan Hak ve Hürriyetleri ve İnsani Yardım Vakfı или IHH), а также катарских благотворительных организаций.

«Исламское движение свободных людей Леванта»

Несмотря на то, что при вступлении в альянс все формирования сохраняли свою независимость, в начале февраля 2013 года «Катаиб Ахрар аш-Шам» объявила о слиянии с тремя членами «Сирийского исламского фронта» — «Харакят аль-Фаджр аль-Исламия» (араб. «Исламское движение рассвета»), «Джамаат ат-Талиа аль-Исламия» (араб. «Передовая исламская группа») и «Катаиб аль-Иман аль-Мукатиля» (араб. «Передовые батальоны веры») — и переименовании в «Харакят Ахрар аш-Шам аль-Исламия», то есть «Исламское движение свободных людей Леванта».

В одночасье это новое движение, поддерживающее особо тесные отношения с «Джебхат ан-Нусрой», стало крупнейшей оппозиционной группировкой в Сирии, насчитывающей около 10—15 тысяч боевиков по всей стране.

В течение 2013 года обновленная группировка участвовала практически во всех крупных боях с Сирийской Арабской Армией (САА), в том числе в захвате нескольких важных военных баз и столицы провинции Ракка.

Ободренная своими успехами, организация отказалась от политики строгой секретности. В интервью катарскому медиа Al Jazeera от 8 июня 2013 года Хасан Аббуд, личность которого до этого была совершенно неизвестна, открыто рассказал об организации, ее целях и идеологии, показал свое лицо и назвал настоящее имя.

После интервью стало ясно, что «Харакят Ахрар аш-Шам аль-Исламия» — это не только военная, но и политическая организация, обладающая стабильными источниками финансовой поддержки, главным образом со стороны частных организаций в Катаре, Кувейте и Турции.

«Исламский фронт» (ноябрь 2013 года — 2015 год)

Эта трансформация сопровождалась активизацией контактов с другими салафитскими группировками, кульминацией которых стало основание в ноябре 2013 года второго альянса по инициативе «Ахрар аш-Шам». В «Исламский фронт» наряду с бывшими членами «Сирийского исламского фронта» вошли также «Сукур аш-Шам» (Идлиб), «Лива ат-Таухид» (Алеппо), «Джейш аль-Ислам» (Дамаск), «Ансар аш-Шам» (Латакия) и «Лива аль-Хакк» (Хомс). Хотя «Ахрар аш-Шам» и оставалась самой крупной группировкой в новом альянсе, она утратила доминирующее положение, которое было у нее в «Сирийском исламском фронте», получив два поста в руководстве альянса: Хасан Аббуд возглавил политический отдел, а Абу аль-Аббас аш-Шами — правовой.

Спустя месяц боевики «Исламского фронта» захватили штаб-квартиру и склады Высшего военного совета ССА, расположенные в районе населенного пункта Баб эль-Хава на границе с Турцией.

В ту пору большая часть всей гуманитарной помощи для севера Сирии проходила через погранпереход, расположенный в Баб эль-Хаве, и «Ахрар аш-Шам», по имеющимся сообщениям, в течение последующих лет выкачивала через него миллионы долларов, облагая грузы и автомобили пошлинами.

Воинствующие салафиты

«Ахрар аш-Шам» идеологически принадлежит к салафитской части спектра группировок вооруженной оппозиции в Сирии, занимая промежуточное положение между «умеренными» группировками «Свободной сирийской армии» и террористами из «Джебхат ан-Нусры» и ИГИЛ. Заявленной целью «Исламского движения свободных людей Леванта» являлось свержение светского правительства Башара Асада и создание государства, основанного на нормах шариата.

Долгое время в «Ахрар аш-Шам» считали вооруженную борьбу единственным средством достижения своих целей. Вплоть до 2015 года группировка категорически исключала возможность проведения переговоров с сирийским правительством, а ее ведущие представители резко критиковали стремление «умеренной» оппозиции к поиску компромиссов.

Захватив обширные территории на севере Сирии, руководство «Ахрар аш-Шам» столкнулось с необходимостью выполнять хотя бы часть государственных функций и удовлетворять нужды населения. В результате были созданы специализированные отделы и управления, подменявшие собой органы государственной власти. Такие меры стали частью попыток институционализации движения.

С радикальными группировками «Ахрар аш-Шам» роднит религиозная нетерпимость. Хотя лидеры «Свободных людей Леванта» неоднократно заявляли, что в принципе не имеют ничего против религиозных меньшинств, проживающих в стране, реальное отношение к христианам, алавитам и шиитам находит отражение в определенной лексике, используемой в этих высказываниях. Для обозначения христиан руководство «Ахрар аш-Шам» применяет негативный термин «нусрани» (араб. назареи), который популярен среди салафитов, а не обычное арабское слово «масихи» (араб. христианин). Алавитов и шиитов называют нусайритами и рафидитами (араб. отвергающими), соответственно.

Поэтому, когда представители группировки описывают правительство  Асада как «нусайритский режим», они отчетливо мыслят в категориях религиозной нетерпимости. В «Ахрар аш-Шам» рассматривают борьбу против Асада и сирийских алавитов как «священную войну» против экспансии шиитского ислама, так как по мнению многих суннитов Тегераном разработан и реализуется план по созданию шиитского государства, простирающегося от Ирана через Ирак, Сирию и Ливан до Палестины.

События, произошедшие во время августовского широкомасштабного наступления оппозиционных группировок в Латакии в 2013 году, в котором решающую роль сыграли боевики «Ахрар аш-Шам», показывают, что эти признаки антиалавитской и антишиитской идеологии — нечто большее, чем просто риторика. В алавитских деревнях, захваченных в первые дни операции, боевики убили большое количество гражданских лиц и совершили другие зверства в их отношении, а также похитили более двухсот человек для оказания давления на правительство. По сей день судьба большинства заложников остается неизвестной.

Боевики «Ахрар аш-Шам» продемонстрировали аналогичную жестокость по отношению к жителям шиитских деревень в провинциях Алеппо и Идлиб. В период с июля 2012 года по февраль 2016 года оппозиционные группировки, включая «Ахрар аш-Шам», осаждали города Нубболь и Захра в провинции Алеппо.

Защитникам, поддерживаемым ливанской «Хезболлой» и иракскими ополченцами-шиитами, удалось отразить неоднократные нападения группировок. В ходе осады боевики «Исламского фронта» похитили из Захры по меньшей мере пятьдесят шесть гражданских лиц, часть из них до сих пор находится в плену. Оппозиционные группировки также постоянно обстреливали невоенные цели в Нубуле и Захре, что привело к многочисленным жертвам среди гражданского населения и нанесло большой ущерб инфраструктуре.

«Ахрар аш-Шам» и их союзники действовали аналогичным образом при осаде шиитских городов Аль-Фуа и Кяфрая в провинции Идлиб, которая началась в марте 2015 года и продлилась больше трех лет.

Связи с «Аль-Каидой», «Талибаном» и «Братьями-мусульманами»*

С 2012 года основной областью действий «Ахрар аш-Шам» является провинция Идлиб и северная часть провинции Хама, откуда родом большинство ее боевиков и лидеров. Штаб-квартира группировки также находится в этом регионе. Руководству «Ахрар аш-Шам» удавалось контролировать все формирования, входящие в движение, хотя почти во всех частях страны (особенно на севере и в центре) в первые годы войны к нему присоединились многочисленные более мелкие группировки.

В то время как во главе многих оппозиционных группировок стоят авторитарные лидеры, среди руководства «Ахрар аш-Шам» есть ряд влиятельных фигур, образующих Совет шуры. В основном это сирийцы с внушительным «послужным списком» членства в экстремистских организациях. Большинство из них были заключенными в тюрьме Сейидная до 2011 года.

В рядах «Ахрар аш-Шам» состояли многие известные ветераны «Аль-Каиды». Безусловно, самый известный из них — Мухаммад аль-Бахайя (он же Абу Халид ас-Сури). Он был членом сирийского отделения организации «Братья-мусульмане»1, сотрудничал с «Аль-Каидой», однако нельзя с уверенностью сказать, что он был полноценным членом этой организации, так как имел более дружественные связи с «Талибаном» и остался в Афганистане после захвата страны талибами. Он также официально отрицал свое членство в «Аль-Каиде» и даже написал Усаме бен Ладену письмо. В нем он осуждал его за то, что тот бросил вызов лидеру «Талибана» мулле Мухаммаду Умару, не только организовав террористические атаки с баз в районах, находящихся под контролем «Талибана», но и хвастаясь этим перед прессой.

Убегая от вторжения НАТО в Афганистан в 2001 году, аль-Бахайя осел в Европе, где у него имелись личные и финансовые контакты с ячейками сирийского отделения «Братьев-мусульман», которые в 90-х годах действовали в интересах «Аль-Каиды». Он причастен к терактам 2004 года в Мадриде. Сидел в тюрьме Сейидная и был выпущен по амнистии в 2011 году. В составе «Ахрар аш-Шам» аль-Бахайя стал эмиром Алеппо, а также был наставником лидера группировки Хасана Аббуда. Считается, что именно благодаря ему группировка тесно взаимодействовала с «Джебхат ан-Нусрой».

После конфликта оппозиционных группировок с ИГИЛ в 2014 году преемник бен Ладена Айман аз-Завахири назвал его эмиссаром «Аль-Каиды» в Сирии и уполномочил урегулировать конфликт. Но план не сработал, так как аль-Бахайя был убит боевиками ИГИЛ 23 февраля 2014 года.

Другой ветеран «Аль-Каиды» — Абу Айман аль-Хамави — был близким другом иорданца Абу Мусъаба аз-Заркави. Погиб в результате взрыва 9 сентября 2014 года.

Египтянин Абу Хафс аль-Мысри провел семнадцать лет в рядах «Аль-Каиды», воевал в Афганистане, Сомали и Боснии. Ликвидирован во время операции по захвату Идлиба в 2015 году.

Один из полевых командиров «Ахрар аш-Шам» по имени Ияд аш-Шаар (прозвище Абу аль-Хасан) воевал против советских войск в Афганистане, а его брат Абу Яср погиб в чеченской войне.

Мохамед Айман Абул-Тут (также известный как Абул-Аббас аш-Шами), один из основателей группировки, состоял в рядах боевого крыла сирийского отделения «Братьев-мусульман».

Сириец Баха Мустафа аль-Джугль по прозвищу Абу Хамза аль-Джугль был арестован в мае 2001 года в Пакистане за причастность к неизвестной террористической группе. В феврале 2005 года передан в Сирию, где отбывал срок в тюрьме Сейидная. Выпущен на свободу по амнистии в 2011 году.

Сирийский «Талибан»

В силу своей идеологической близости и почти симбиотических отношений с «Джебхат ан-Нусрой» «Ахрар аш-Шам» иногда называют сирийским «Талибаном». Позиция группировки по отношению к «Джебхат ан-Нусре» действительно схожа с позицией афганского «Талибана» по отношению к «Аль-Каиде».

Как и «Талибан», «Ахрар аш-Шам» являлась более сильной в численном отношении организацией и извлекала выгоду из террористического опыта «Джебхат ан-Нусры» и готовности ее многочисленных боевиков стать смертниками. АаШ, как и талибы, является главным образом националистическим движением, но имеет в своем составе большое количество боевиков, идеологически склонных к международному экстремизму, исповедуемому «Аль-Каидой».

Другими общими чертами являются сильная ненависть к мусульманам, не являющимся суннитами, и вспышки религиозно и политически мотивированного насилия против алавитов и шиитов.

Однако сравнение с «Талибаном» также демонстрирует ряд различий. «Ахрар аш-Шам» не использует в своих операциях смертников. Группировка также воздерживается от навязывания своего салафитского толкования ислама и исламского права силой, а вместо этого пытается завоевать симпатию гражданского населения, заменяя своими структурами функции органов государственной власти на подконтрольной территории.

Вынужденный дрейф в сторону «умеренной» оппозиции

Со временем регулярные обвинения в том, что группировка действовала в качестве проводника интересов «Аль-Каиды» в Сирии, становились все более серьезной проблемой для «Ахрар-аш-Шам» и ее иностранных спонсоров. Лидеры группировки быстро поняли, что им необходимо исправить имидж и представить себя умеренной группой, которая не имеет намерения навязывать исламистскую диктатуру и будет защищать права религиозных меньшинств.

Такие идеи стали витать в воздухе еще в 2014 году после конфликта с ИГИЛ, поскольку многие экстремистски настроенные боевики, которые раньше были членами «Ахрар аш-Шам», перешли в ИГИЛ и тем самым несколько ослабили радикальное крыло группировки.

Первые признаки дрейфа в сторону «умеренной» оппозиции проявились после гибели большей части лидеров группировки в результате взрыва и связаны с появлением новых фигур, занявших руководящие посты.

Новый лидер «Ахрар аш-Шам» Хашим аш-Шейх дал резонансное интервью каналу Al Jazeera в апреле 2015 года. В нем он раскритиковал «Джебхат ан-Нусру» за ее связи с «Аль-Каидой», которые нанесли ущерб сирийскому народу, поскольку дали международному сообществу повод объявить «сирийскую оппозицию» террористами. Он пообещал соблюдать права религиозных меньшинств в будущем исламском сирийском государстве, но подчеркнул, что политическое руководство страной будет принадлежать исключительно мусульманам-суннитам.

Еще одним шагом в сторону «умеренности» стали действия нового пресс-секретаря группировки Лабиба ан-Нахаса (так же известного как Абу Иззаддин аль-Ансари). Его мать была испанкой, он долгое время жил и учился в США, Великобритании, Нидерландах и Франции, а в 2010 году вернулся в Сирию.

В 2015 году ан-Нахас возглавил внешнеполитический отдел «Ахрар аш-Шам». На этом посту он приложил значительные усилия, чтобы сформировать образ умеренной исламистской группы. Ему даже удалось опубликовать по одной статье в американской газете Washington Post и британской The Telegraph. В них он изложил взгляды и позицию группировки. В соответствии с которой, члены «Ахрар аш-Шам» приняли участие во встрече представителей оппозиции в столице Саудовской Аравии в декабре 2015 года, на которой был создан Высокий комитет по переговорам для формирования делегации на запланированную встречу в Женеве.

Внутренние разногласия

Признаки идеологического раскола внутри группировки проявились в ходе переговоров в Эр-Рияде и Женеве. Члены политбюро «Ахрар аш-Шам» выступали за переговоры и сотрудничество со светской оппозицией, однако они столкнулись с противодействием сторонников альянса с «Джебхат ан-Нусрой» из числа полевых командиров и религиозных лидеров.

Несмотря на усилия, направленные на получение международного признания, в 2015 и 2016 годах эти сторонники оставались значительной силой, о чем свидетельствует сохранение тесного альянса с «Джебхат ан-Нусрой». Противников умеренного курса на этих переговорах возглавляли бывший заместитель командира группировки Абу Салех ат-Тахан и проповедник Абу Мухаммад ас-Садык.

К этому моменту Сирия, Ливан, Ирак, Египет, ОАЭ, Малайзия и Германия признали «Ахрар аш-Шам» террористической группировкой на национальном уровне. Вместе с тем в мае 2016 года США, Великобритания, Франция и Украина заблокировали предложение России внести «Ахрар аш-Шам» в список террористических организаций, признанных таковыми ООН.

В конце 2016 года, когда правительственные войска при поддержке РФ освободили город Алеппо, Катар прекратил поддержку «Ахрар аш-Шам» и группировка постепенно становилась все более зависимой от Турции, которая вынудила руководство организации еще больше смягчить свою риторику. Причиной для такого давления стало укрепление взаимодействия между Турцией и Россией, которое привело к заключению соглашения о прекращении огня в масштабах Сирии.

Как и в случае с общенациональным перемирием, достигнутым в 2016 году, «Ахрар аш-Шам» не участвовала в переговорах о прекращении огня, но под сильным турецким и международным давлением, тем не менее, согласилась с выдвинутыми условиями. Внешние факторы международного давления и частичная утрата влияния создали предпосылки для участия «Ахрар аш-Шам» в переговорах в Астане в начале 2017 года.

Но представители группировки не приехали на эти переговоры по причине описанных выше внутренних разногласий. Раскол усугубился выходом ряда фракций из состава «Ахрар аш-Шам» и уже через девять месяцев члены группировки впервые приняли участие в политических переговорах на международном уровне. Шестой раунд переговоров в Астане завершил демаркацию ранее объявленных зон деэскалации в целях укрепления стабильности в Сирии и снижения уровня насилия (за исключением борьбы с терроризмом).

Способность формировать выгодные коалиции и альянсы, которая считалась «визитной карточкой» «Ахрар аш-Шам», не помогла преодолеть внутренний раскол в группировке. Разница во взглядах на способы достижения целей, заявленных «Исламским движением свободных людей Леванта», не только вынудила руководство взять курс на «умеренность», но и стала причиной конфликтов с другими группировками. И подробный рассказ об этих конфликтах и боевом пути «Ахрар аш-Шам» заслуживает отдельной статьи.

* «Исламское государство»1 (ИГ1, ИГИЛ), «Аль-Каида», «Талибан», «Джебхат ан-Нусра», «Братья-мусульмане» — признаны Верховным судом Российской Федерации террористическими, их деятельность запрещена на территории страны.

Федеральное агентство новостей приглашает новых авторов принять участие и присоединиться к проекту, чтобы создать качественную базу информационно-просветительских статей о бандформированиях, экстремистских организациях и связанных с ними лицах. Пишите на почту antiterror_project@yandex.ru с пометкой «Хочу в Антитеррор».

1 Организация запрещена на территории РФ.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru