Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Межафганские переговоры в Катаре: миру с «Талибаном» быть?

0 Оставить комментарий

Межафганские переговоры в Катаре: миру с «Талибаном» быть?

Мирный процесс в Афганистане часто движется по принципу «шаг вперед — два назад». Между первой встречей представителей Дональда Трампа с талибами и подписанием мирного соглашения прошло почти два года, а для того, чтобы радикалы захотели говорить с афганским правительством, и вовсе понадобилось почти двадцать лет.

С 12 по 14 сентября 2020 года в Катаре проходил первый раунд переговоров между официальным Кабулом и «Талибаном»1 (запрещено в РФ). Telegram-канал «Афганская голубка» рассказывает о том, как долгожданный диалог может сказаться на будущем Афганистана.

Лучше поздно, чем никогда

По условиям соглашения между Америкой и талибами, подписанного в Дохе 29 февраля, одним из главных условий начала афганского мирного процесса стал обмен пленными: правительство Ашрафа Гани отпускало из тюрем 5000 захваченных боевиков, а талибы — 1000 правительственных солдат и полицейских. Это условие стало камнем преткновения и еще замедлило и без того неторопливое развитие событий.

Предполагалось, что обмен завершится в марте, однако он растянулся до сентября: сначала Гани был возмущен тем, что Афганистану навязали подобное обязательство, потом стороны долго обвиняли друг друга в несоблюдении рядя условий. Ситуацию усложнило вмешательство Франции и Австралии, которые высказались против освобождения талибов, причастных к убийству их граждан. Дата начала межафганских переговоров менялась как минимум трижды: то талибы якобы освобождали гражданских лиц, а не коммандос Гани, то Гани отказывался освобождать 400 «особо опасных» талибов. При этом боевые действия в стране не прекращались. С момента подписания соглашения правительственные войска потеряли более 3000 человек.

Межафганские переговоры в Катаре: миру с «Талибаном» быть?

Кроме того, возникли сложности с организацией. «Талибан» и кабульское правительство взаимно не признают друг друга, и то, в каком порядке будут висеть флаги и кто первым получит слово, было вопросом престижа. Новая дата — 12 сентября — была озвучена буквально в последний момент. На этот раз кабульская делегация действительно вылетела в Доху под предводительством бывшего главы Директората нацбезопасности Масума Станикзая и председателя Высшего совета по национальному примирению Абдуллы Абдуллы. Их уже ждали вернувшиеся из Пакистана переговорщики талибов и спецпредставитель США по вопросам примирения в Афганистане Залмай Халилзад.

Все они улыбались

На церемонии открытия и позже, перед объективами камер, царила неожиданно дружеская атмосфера: афганцы и иностранные политики, прибывшие в Доху, кланялись друг другу, прижимая руку к сердцу. Переговоры предстоят не из легких, но буквально все старались сохранить хорошую улыбку при плохой игре.

Предполагалось, что в обеих делегациях будут по 21 человеку, однако из Кабула прибыло всего 19 — двое отказались, сославшись на здоровье. Сторону «Талибана» возглавлял богослов Абдул Хаким, а в составе переговорной команды были замечены радикалы со стажем, которые много лет провели в тюрьме Гуантанамо — Нурулла Нури и Мухаммад Наби Омари, а также один из лидеров террористической группировки «Сеть Хаккани» Анас Хаккани, против освобождения которого афганцы протестовали в прошлом году.

Список затронутых тем можно свести к следующему: перемирие, будущая форма государственного устройства Афганистана, конституция и социальное равенство. Последний пункт остается особенно болезненным для женщин и этнических меньшинств — отношение «Талибана» к тем и другим всегда вызывало большие вопросы.

Одним из первых иностранцев, прибывших в Катар, был госсекретарь США Майк Помпео. По пути туда он успел сообщить журналистам, что вывод натовского контингента из Афганистана будет зависеть от того, как «Талибан» выполнит обязательства перед Вашингтоном, а не от результатов мирного процесса. Выступая на церемонии открытия, Помпео повторил примерно то же самое: безопасность Америки превыше всего. Не известно, подпишут ли Кабул и Доха мирный договор, однако сокращение контингента идет полным ходом — к началу ноября в стране должно остаться около 4000 солдат НАТО.

«Талибан» тоже озвучивает свои приоритеты с завидным постоянством: Афганистан должен иметь «исламскую систему», которая поможет всем этническим группам жить «в мире и братстве». Вопросы об отсутствии женщин в своей делегации талибы объяснили следующим образом: делегаты были выбраны на основании личных добродетелей, а переговоры — не место для демонстрации гендерного и этнического разнообразия афганского общества.

Но если талибы остались консерваторами, то страна проделала большой путь. Бородатые муллы отвечали на вопросы афганских журналисток, стоявших перед ними с непокрытой головой — представить нечто подобное двадцать лет назад было просто невозможно. Сложно сказать, сможет ли «Талибан» принять изменившуюся афганскую реальность хотя бы в этом вопросе. Пока речь идет о готовности предоставить женщинам права «в рамках шариата», но что представляет собой шариат в трактовке талибов, все помнят слишком хорошо. Как и этнические чистки, которые они проводили на севере Афганистана.

Осторожный оптимизм

Судьбоносных поворотов от нынешней встречи ждать не приходится: первый раунд призван решить технические вопросы и наметить повестку для дальнейшего обсуждения. Пока Кабул и Доха сформировали совместный комитет, куда вошли 10 человек, в том числе одна женщина — Фаузия Куфи, парламентарий и социальный активист. Недавно она пережила покушение, в организации которого подозревают «Талибан».

В понедельник комитет обсудил график предстоящих встреч и правила поведения на них. Небольшое достижение, но сам факт того, что представители талибов и правительства что-то решили совместно, вселяет оптимизм. Осторожный оптимизм, поскольку второе заседание, которое должно было быть посвящено повестке следующей встречи, так и не состоялось — как только из Катара улетели видные политики, делегации запутались в организационных моментах.

Интересы сторон пока полностью противоположны: правительство хочет видеть Афганистан республикой и сохранить все те «достижения демократии», которые пришли в страну при поддержке Запада, а талибы выступают за исламский эмират и ликвидацию иностранного влияния. Требования снизить уровень насилия Доха не воспринимает всерьез, поскольку в соглашении с США не было ни слова о прекращении войны с президентскими войсками. Периодические краткосрочные перемирия результата не приносят — после них интенсивность боев резко возрастает. К тому же «Талибан» не однороден, и часть боевиков тяготеет к альянсу с «Исламским государством»1 (ИГ1; запрещено в РФ) и войну с «марионеточным режимом» до победного конца.

Никаких реальных сроков прекращения огня на этот раз не звучало. Зато Помпео уже успел заявить в интервью Breibart News, что переговоры идут «в нужном направлении», и к апрелю-маю 2021 года войска США могут полностью покинуть страну.

Есть мнение, что «Талибан» и правительство Афганистана убедились в невозможности победить друг друга с оружием в руках и вынуждены пойти на компромисс. Однако у талибов, которые контролируют почти треть страны и заполняют вакуум власти в провинциях, нет причин уступать. Никогда ранее — ни во время гражданской войны в 90-х, ни в годы американского присутствия — «Талибан» не шел на соглашения с теми, кто слабее него. И сейчас выдвигает свои условия: возможное перемирие в обмен на освобождение еще нескольких тысяч террористов.

Америку в первую очередь заботит завершение самой длинной в ее истории войны и Афганистан, отвечающий ее интересам в регионе. То, что представители «Талибана» рано или поздно окажутся в составе переходного правительства, ни для кого не секрет. Случится ли это при посредничестве США или без него, позиции радикалов в стране более устойчивы, чем позиции кабульской администрации, которая зависит от военной и финансовой поддержки зарубежных партнеров. Таким образом, время играет на руку «Талибану», поэтому на быстрый ход межафганского диалога рассчитывать не приходится.

Межафганские переговоры в Катаре: миру с «Талибаном» быть?

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров