Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Как ИГ в Мозамбике стало угрозой для всего юга Африки

0 Оставить комментарий

Как ИГ в Мозамбике стало угрозой для всего юга Африки

Попытки «Исламского государства»1* создать халифат на Ближнем Востоке закончились крахом и военным поражением. Однако у группировки остались многочисленные филиалы по всему миру, в том числе – на африканском континенте. Несмотря на то, что юг Африки никогда ранее не ассоциировался с радикальными исламскими организациями, ИГ1* удалось проникнуть в Мозамбик. Буквально за несколько лет небольшие банды превратились в полноценную группировку, которая сумела захватить порт и несколько островов в северной провинции Кабу-Делгаду.

Telegram-канал «Рыбарь» рассказывает об истории и причинах возникновения радикального исламского подполья в стране, а также о том, как вошедшим в состав ИГ террористическим ячейкам удалось заставить южноафриканские государства всерьез рассматривать ввод войск в Мозамбик.

Причины конфликта на севере

Практически вся недавняя полувековая история Мозамбика состоит из войн: сначала партизанская борьба против португальских колониальных властей, а затем — гражданская война между социалистической партией ФРЕЛИМО и антикоммунистической националистической партией РЕНАМО. Официально конфликт завершился только в 1992 году, однако между слоями населения по-прежнему остались не только политические разногласия, но и этно-религиозные.

Северная провинция Кабу-Делгаду выглядит бедной даже на фоне остальных небогатых мозамбикских регионов. Большинство населения провинции составляет исповедующий ислам народ мвани, однако вся власть была сосредоточена у народа маконде. Между ними существует и огромное социальное расслоение: маконде, как правило, представляют зажиточный и богатый средний класс. Они занимают должности в политике и бизнесе, а маконде из старшего поколения стабильно получают ветеранскую пенсию как участники народно-освободительной войны.

Провинция Кабу-Делгаду в Мозамбике

Народ мвани, напротив, не может похвастаться ни богатством, ни близостью к верхам. Большая его часть живет в откровенной нищете и занимается стандартными для региона ремеслами, вроде вырубки леса, рыболовства или сельского хозяйства. Неудивительно, что в Кабу-Делгаду многие мвани испытывают зависть и нелюбовь к находящимся у власти маконде.

Ростки зла

В начале 2010-х годов в Кабу-Делгаду пришел радикальный ислам. Среди населения начали распространяться CD-диски с выступлениями проповедников из соседней Танзании, экстремистские материалы появились и в местном сегменте интернета. В 2013 году мозамбикские спецслужбы вскрыли первые террористические ячейки в городе Мосимбоа-да-Прая. В 2015 году в городе Пангане произошел конфликт с радикальными исламистами, которые препятствовали продаже алкоголя населению. Все чаще семьи стали отправлять своих детей в медресе вместо государственных школ.

Первое сообщение о нападении членов радикальных исламских группировок на севере Мозамбика датируется 5 октября 2017 года, когда группа из 30 человек атаковала три полицейских участка в городе Мосимбоа-да-Прая. Атака произошла во время государственного праздника Дня мира, когда все официальные лица находились на митинге в административном центре провинции — Пембе, а сотрудники силовых структур были максимально расслаблены. Жертвами нападения стали 17 человек, боевики похитили оружие и боеприпасы. Налетчики призывали местных жителей отказаться от услуг государственной медицины, образования и уплаты налогов. Среди нападавших были выходцы из Танзании, в том числе два религиозных проповедника.

В следующие месяцы террористы совершили серию налетов и рейдов на населенные пункты провинции. Первое время было непонятно, представляют ли нападавшие единую радикальную исламскую группировку или просто являются не связанными друг с другом бандами. В мозамбикских СМИ ячейки боевиков фигурировали под такими несвойственными для региона названиями, как «Аш-Шабаб» («Молодежь»), «Ахлу Сунна Валь-Джамаа» («Последователи сунны и джамаата»), а также под именем «Ансар аc-Сунна» («Сторонники сунны»), которое использовалось наиболее часто.

«Ансар ас-Сунна»

Как ИГ в Мозамбике стало угрозой для всего юга Африки

Группировка была создана в 2015 году последователями кенийского исламского радикального проповедника Абуда Рого, убитого в 2012 году. Основу «Ансар ас-Сунны» составили необразованные и безработные молодые люди, которые под руководством бывших полицейских, военнослужащих и пограничников создали небольшие террористические ячейки в провинции Кабу-Делгаду. Значительную роль в зарождении группировки сыграли проповедники и члены радикальных исламских организаций из соседней Танзании, а также Сомали, Кении, ДРК и Судана.

«Ансар ас-Сунна» сформировала устойчивую экономическую базу, основанную на доходе с наркотрафика из Танзании в ЮАР. Несмотря на то, что мозамбикские силы безопасности формально обладают относительно многочисленным флотом, они практически не участвуют в борьбе с контрабандой. Причина такого бездействия прозаична: весомую долю в доходе от поставок наркотиков получают находящиеся в столице страны Мапуту политические группы. Вкупе с бедным и готовым браться за любую работу населением это позволило превратить побережье провинции Кабу-Делгаду в идеальный перевалочный пункт для контрабанды. В мозамбикской наркоторговле явно виден танзанийский след: значительное число контрабандистов родом из Танзании.

Наркотрафик Восточной Африки

Сложившимися обстоятельствами не могли не воспользоваться местные исламские фундаменталистские ячейки, которые также стали участниками наркотрафика. Полученные от транзита суммы члены «Ансар ас-Сунны» использовали для расширения и укрепления своего влияния среди населения провинции Кабу-Делгаду. Одним из способов стало предоставление жителям ссуд, которые они могли бы инвестировать в любую отрасль хозяйства. Взамен от заемщиков требовалось лояльно относиться к боевикам, а также в назначенный час предоставить свои активы в пользование группировки. Для живущего в нищете и безработице населения Кабу-Делгаду любой заработок представляет спасательный круг, поэтому многие жители охотно пользовались финансовыми услугами «Ансар ас-Сунны». Другим способом получения дохода для группировки стала контрабанда леса и слоновой кости в соседнюю Танзанию.

От ячеек к ИГ

В 2017-2018 годах боевики последовательно распространяли свое влияние, расширяя географию атак в провинции Кабу-Делгаду. Мозамбикские власти предпочитали не афишировать распространение террористической угрозы на севере страны: в местные СМИ поступала крайне скудная и обрывочная информация об очередной атаке на деревню, ликвидации всех нападавших и восстановлении контроля над захваченным населенным пунктом. Тем не менее, с каждым месяцем активность боевиков только нарастала, и к концу 2018 года они уже действовали в окрестностях столицы региона Пембы.

В 2019 году Мозамбик занял первое место в мире по динамике распространения насилия со стороны радикальных исламских группировок. Число атак выросло на 237% по сравнению с предыдущим годом, а число погибших — на 197%.

Такая активность не могла не привлечь внимания международных террористических организаций. 4 июня 2019 года боевики атаковали деревню Метубе, убив 16 местных жителей и изгнав население в леса. Впервые с начала вооруженного противостояния ответственность за нападение взяло на себя ИГ. Фактически, с этого момента мозамбикские террористические ячейки начали действовать под эгидой «Исламского государства в Центральной Африке».

В 2020 году ситуация в Кабу-Делгаду стала критической. Если в начале конфликта нападавшие представляли собой простых бандитов, часто вооруженных только холодным оружием, то сейчас на видеозаписях появляются хорошо оснащенные по местным меркам бойцы, использующие даже трофейную технику.

Долгое время ИГ на севере Мозамбика использовало тактику рейдов и набегов: боевики устраивали налеты на населенные пункты, предварительно перерезая подъездные дороги для подхода подкреплений. В городах и деревнях члены группировки грабили финансовые учреждения, уничтожали административные постройки, школы, больницы и жилые дома.

Боевики также похищают местных девушек: по словам мозамбикского историка Юсуфа Адама, за несколько лет конфликта было похищено около 700 женщин, которые используются в лагерях ИГ в качестве секс-рабынь и прислуги.

Густые леса позволили террористам создать сеть незаметных с воздуха лагерей, а также скрытно передвигаться по территории провинции. Из-за этого их атаки чаще всего становились сюрпризом как для населения, так и местных сил безопасности, которых нападавшие заставали врасплох. Затем боевики покидали населенный пункт до подхода подкреплений.

Как ИГ в Мозамбике стало угрозой для всего юга Африки

Кризис

Из-за неспособности силовых структур Мозамбика справиться с террористической угрозой население провинции начало покидать города и деревни. Так, согласно докладу Управления по координации гуманитарных вопросов ООН, к июлю 2020 года количество внутренне перемещенных лиц в стране достигло отметки в 250 тысяч человек.

Местные жители массово перебираются в более безопасные районы провинции Кабу-Делгаду и страны в целом. Однако вместе с беженцами в города проникают и боевики, которые создают в населенных пунктах террористические ячейки и сети. Они становятся серьезной угрозой для властей: во время столкновений силовые структуры рискуют получить удар в спину с неожиданного направления.

14 апреля Группа быстрого реагирования UIR и Группа специальных операций GOE провели серию задержаний в районе Пакитекете города Пемба, где проживает большее число внутренне перемещенных лиц. Следующая крупная операция в Пембе прошла 15 июня, когда были задержаны 15 человек по подозрению в терроризме. Однако не всегда силам безопасности удавалось арестовать членов бандподполья ИГ. Во время очередной атаки боевиков на печально известный порт Мосимбоа-да-Прая в августе этого года «спящие ячейки» сыграли решающую роль в том, что армия без боя оставила большую часть города.

Как ИГ в Мозамбике стало угрозой для всего юга Африки

В конечном итоге 11 августа боевики полностью захватили город, когда им удалось выбить из гавани фузилеров (морских пехотинцев), у которых закончились боеприпасы. Также выстрелом из РПГ был уничтожен принадлежащий береговой охране катер HSI32 французского производства.

С момента захвата Мосимбоа-да-Прая прошел уже месяц, а город по-прежнему находится под контролем ИГ.

12 сентября боевикам удалось захватить острова Метундо и Вамизи на архипелаге Куиримбас. Жителям было приказано покинуть свои дома, после чего постройки были сожжены террористами. Населению, которое и так состояло, в основном, из беженцев с других районов провинции Кабу-Делгаду, пришлось спасаться от ИГ на материке.

Как ИГ в Мозамбике стало угрозой для всего юга Африки

Противодействие

Мозамбикское правительство оказалось неспособно противостоять террористическим группировкам. Местные силы безопасности обладают относительно неплохим арсеналом вооружения и военной техники, однако после активизации боевиков ИГ в Кабу-Делгаду довольно быстро выяснилось, что командование банально не способно эффективно распоряжаться имеющимися ресурсами. Например, для борьбы с террористами в провинции практически не задействуется ни собственная авиация, ни скоростные катера. В сентябре 2019 года ситуация на время стабилизировалась: несмотря на то, что атаки боевиков на силы безопасности и населенные пункты не прекратились, активное противодействие снизило наносимый ими урон. Однако в наступившем 2020 году ситуация в Кабу-Делгаду вновь начала ухудшаться.

При этом власти Мозамбика предпочли не увеличивать боеспособность вооруженных сил, а обратиться к иностранным частным военным компаниям, одной из которых стала южноафриканская Dyck Advisory Group (DAG) бывшего родезийского полковника Лайонела Дайка. Но со временем выяснилось, что и она не способна эффективно противостоять боевикам.

Несмотря на хорошее вооружение и оснащение, сотрудники ЧВК столкнулись с большими проблемами. Местные силовые структуры оказались в удручающем состоянии: неоднократно происходили случаи предоставления недостоверной разведывательной информации и бегства мозамбикской армии с позиций. В рядах сил безопасности Мозамбика также встречалось предательство со стороны связанных с боевиками начальников и командиров. Из-за этого DAG начала нести потери: например, 8 апреля в ходе отражения атаки на остров Круимба совершил аварийную посадку подбитый огнем с земли принадлежащий наемникам из ЮАР вертолет SA 341B «Газель». Летательный аппарат был впоследствии уничтожен самими сотрудниками ЧВК при эвакуации.

Тем не менее, правительство Мозамбика продолжает исправно платить DAG, а в июле этого года продлило и расширило контракт с южноафриканской компанией. Теперь наемники из ЮАР не только будут обеспечивать непосредственную поддержку операций с воздуха, но и заниматься обучением мозамбикских сил безопасности.

Как ИГ в Мозамбике стало угрозой для всего юга Африки

Для властей страны провинция Кабу-Делгаду стратегически важная: в конце 2000-х там были найдены обширные запасы природного газа. В регион устремились международные нефтегазовые компании, и уже в 2017 году начали строительство инфраструктуры для будущих заводов по производству СПГ. Так, французская Total в июле 2020 года подписала соглашение на финансирование в размере 14,9 миллиарда долларов. Сложно недооценить значимость проекта для Мозамбика, и властям невыгодна его остановка из-за террористической угрозы.

Вызов для ЮАР

Рост влияния и активности ИГ в Мозамбике в 2020 году стал важной темой для обсуждения среди стран Сообщества развития Юга Африки (САДК). В особенности этот вопрос актуален для ЮАР — южного соседа Мозамбика и крупнейшей экономической и военной державы региона. Едва ли у государств САДК остались иллюзии на счет того, что радикальные исламские группировки могут представлять угрозу безопасности, но долгое время официальные лица стран сообщества предпочитали прямо не отвечать на вопрос о возможном вводе вооруженных сил в Мозамбик.

Так, в начале августа министр по вопросам обороны и военных ветеранов ЮАР Носисиве Маписа-Нкакула на вопрос депутата парламента о потенциальном вмешательстве в конфликт в провинции Кабу-Делгаду избежала прямого ответа. Она заявила, что характер принимаемых мер будет определятся решением органа САДК по вопросам политики, обороны и безопасности.

Однако захват боевиками порта Мосимбоа-да-Прая изменил ситуацию. 31 августа во время медиа-брифинга президент ЮАР Сирил Рамафоса заявил, что страны САДК обсуждают сценарии вмешательства в конфликт и борьбы с террористической угрозой на севере Мозамбика. Он не уточнил, подразумевается ли непосредственный ввод войск в соседнюю страну или другие виды поддержки, однако впервые слова о наличии подобных планов звучали из уст президента ЮАР.

А уже 3 сентября министр по вопросам международных отношений и кооперации Наледи Пандор заявила, что Южно-Африканские национальные силы обороны готовы оказать помощь Мозамбику. Но добавила, что с мозамбикской стороны должен поступить запрос на конкретный вид помощи, например, предоставление разведывательной информации или патрулирование побережья.

Тем не менее, вопрос ввода войск соседних стран в Мозамбик остается дискуссионным. С одной стороны, перед глазами у руководств государств САДК есть пример других регионов Африки — Сахеля и западного побережья. В Мали продолжающийся с 2013 года конфликт с радикальными исламскими группировками — «Аль-Каидой»1* и ИГ — уже выбрался за пределы страны и охватил Буркина-Фасо и Нигер. В Нигерии группировка «Боко Харам» стала совершать нападения в Чаде, Камеруне и Бенине. Поэтому выглядит логичным разрешить конфликт до того момента, как он вырвется за пределы Мозамбика.

С другой стороны, далеко не все политические силы и граждане стран САДК поддержат ввод войск в Мозамбик на фоне внутренних связанных с пандемией экономических проблем. Особенно это касается ЮАР, где безработица может достигнуть 50%, или Зимбабве, где инфляция уже превысила 800%. Также существуют небеспочвенные опасения увязнуть в чужом конфликте на долгое время, не достигнув значительных успехов.

На данный момент размещение военных контингентов ЮАР и других стран САДК в Мозамбике все еще находится под вопросом, однако вероятность этого значительно выше, чем еще в начале года. И в случае такого развития событий боевые действия в Кабу-Делгаду станут крупнейшим по числу задействованных сторон конфликтом на юге африканского континента с момента завершения гражданской войны в Анголе в 2002 году.

Matura, dum libido manet (лат. — Спеши, пока желание не прошло).

* «Аль-Каида», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ1) — террористические группировки, запрещенные на территории РФ.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Рыбарь», чтобы быть в курсе творящегося на просторах Африки и Ближнего Востока хаоса.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров