Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Как растут протестные настроения латиноамериканцев в США

0 Оставить комментарий

Как растут протестные настроения латиноамериканцев в США

«Прогрессивные» и «либеральные» американские СМИ провели лето 2020 года в радостном ажиотаже. Не то чтобы они редко склоняли на все лады такие понятия как «расизм» и «полицейская жестокость» — но погромы, начатые активистами движения Black Lives Matter, позволили американским журналистам развернуться в полную силу.

В какой-то момент и сторонние наблюдатели, и «непредвзятые» журналисты забыли о том, что этническая картина США не делится, как в плохом кино, на белых и черных. Недаром ведь Соединенные Штаты называют «государством, основанным иммигрантами» и «плавильным котлом» всех существующих культур.

Основные страны-поставщики мигрантов в США

Американцы азиатского, арабского, индийского и латиноамериканского происхождения не имеют такого мощного исторического аргумента в свою пользу, как рабство. Про коренных американцев, которых принято обозначать общим словом «индейцы», говорят много, но все больше с легким превосходством и жалостью.

Между тем количество злоупотреблений со стороны представителей власти в отношении тех же латиноамериканцев в США за последнее десятилетие достигло самых высоких показателей. За три года в одной только Калифорнии в 46% случаев убийств, совершенных полицейскими, жертвами оказались американцы мексиканского происхождения. Причем вовсе не из числа каких-нибудь Лос Сетас или Синалоа.

Автор Telegram-канала «Секс, картели, Фрида Кало» рассказывает о том, сколько «Джорджей Флойдов» появилось за последние несколько лет среди латиноамериканцев в США, анализирует взаимоотношения местных общин с органами правопорядка, а также задается вопросом о том, как Дональд Трамп намерен завоевать голоса латиноамериканцев на осенних выборах.

Параллельно с Флойдом

Убийство Джорджа Флойда в Миннеаполисе

25 мая 2020 года полицейский из Миннеаполиса Дерек Шовин прижал коленом к асфальту шею афроамериканца Джорджа Флойда. Он продержал его в таком положении около восьми минут — из которых четыре Флойд уже не двигался.

Уже 26 мая в Миннеаполисе начались первые протесты.

О координации протестов Black Lives Matter в США

Между тем, 2 июня в Вальехо был застрелен 22-летний Шон Монтерроса. По словам полицейских, застреливших его из окна машины, им «показалось», что молодой человек держит в руках пистолет и «собирается ограбить аптеку».

Однако в момент смерти Монтерроса уже стоял на коленях с поднятыми руками. «Оружие» при нем действительно было — вот только это оказался не пистолет, а молоток в кармане куртки.

Убийство полицейскими Шона Монтерросы

6 июня в Окленде сотрудники патрульной службы Калифорнии открыли огонь по автомобилю, в котором находился 23-летний Эрик Сальгадо.

Сальгадо погиб на месте, а его девушка, Брианна Коломбо, которая на момент нападения оказалась беременна, была ранена в живот. Коломбо доставили в больницу, она выжила, но впала в кому и потеряла ребенка.

Убийство Эрика Сальгадо

Уже 8 июня местная латиноамериканская община присоединилась к проходившему в Окленде маршу протеста Black Lives Matter.

Дикий Юго-Запад

Латиноамериканцы составляют 39% населения американского штата Калифорния, который на юге граничит с Мексикой. Появились они здесь в XIX веке: штаты Калифорния, Аризона, Нью-Мексико, Техас, Невада, Юта и Колорадо были аннексированы США после Американо-Мексиканской войны еще в 1848 году — вместе с живущим там населением испанского и индейского происхождения.

Территориальная экспансия США в XIX веке

Расовое насилие в отношении испаноязычного и латиноамериканского населения в этих местах — особенно в Калифорнии и Техасе — издавна было частью политики военного и экономического контроля новых американских территорий. Правда, такой огласке, как нарушение прав чернокожих, оно не подвергалось никогда.

Причина этого —совершенно иной статус и иное самоопределение латиноамериканцев. Ключевая фраза для понимания образа мыслей чикано (американцев мексиканского происхождения): «Мы никогда не были рабами и никогда не подчинялись грязным гринго и проклятым белым иностранцам».

Многие читали знаменитый роман Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» о мытарствах очаровательной Скарлетт О’Хара в период Гражданской войны между Севером и Югом. И наверняка помнят знаменитую фразу главной героини, которую она произносит, увидев свои поместье и плантации, разоренные янки:

«Бог мне свидетель, бог свидетель, я не дам янки меня сломить. Я пройду через все, а когда это кончится, я никогда, никогда больше не буду голодать. Ни я, ни мои близкие. Бог мне свидетель, я скорее украду или убью, но не буду голодать».

«Унесенные ветром»

Эта фраза немедленно сделала Скарлетт О’Хару культовым персонажем американской культуры.

Мексиканцы, которых собственное правительство сдало на совершенно грабительских условиях по договору Гваделупе-Идальго 1848 года, мыслили схожим образом. Американские суды бойко отбирали их земельные наделы, американское правительство душило налогами, а для американских граждан они были «цветными» — к тому же, из категории «непокорных».

Украсть у гринго и не голодать — дело, в общем-то, почти святое. А если при этом и членам родной общины поможешь, то вообще можно прослыть героем. Вот как Зорро, например.

Латиноамериканских народных мстителей в США героями не считали и всячески старались прижать коренных калифорнийцев и техасцев к ногтю. Американские военные и банды наемников прибывали для исполнения судебных решений и «изъятия» земельных участков, предсказуемо встречали сопротивление, уничтожали жителей общины, а потом, театрально закатив глаза, объявляли их «бандитами» и «сквоттерами» (прим. авт. — фермерами, которые самовольно захватывают чужие земли).

Один из ярких случаев — резня в Порвенире в январе 1918 года. Американские солдаты и местные дружинники окружили фермерское хозяйство и убили 15 мужчин и мальчиков. Позже было проведено официальное расследование, в котором участвовали американское правительство и мексиканские дипломаты, однако о наказании виновных никто так и не услышал. С тех пор, при каждом удобном случае и граждане Мексики, и чикано вспоминают эту историю именно как акт санкционированного насилия со стороны США.

Сочетание силовых методов и пропагандистских элементов со временем превратило приграничные мексиканские общины в нечто среднее между адской геенной и современными бразильскими фавелами.

Пограничная риторика

С тех пор прошли долгие годы, однако риторика американских правоохранителей не сильно изменилась. Стереотипы и слухи о «приграничных бандитах» продолжают формировать антииммигрантскую политику Соединенных Штатов. Именно они породили и законы о стерилизации, и решение о строительстве пограничной стены.

Границу Мексики и США до сих пор описывают как одно из самых опасных мест на планете. В первую очередь, конечно, здесь играют роль непрекращающиеся войны наркокартелей — в последние годы это Северо-Восточный картель, Лос Сетас, картели Гольфо и Хуареса.

О громких преступлениях картеля Лас Сетас

Наркобароны и отряды наемников-сикарио и правда внушают священный ужас размахом своих сражений. Вот только сердца сотрудников Госдепартамента США болят за другие мировые горячие точки. Активных действий против отрядов наемников на границе, в отличии от мексиканских войск, американцы не ведут, — зато им часто мерещится оружие в руках пересекающих границу людей.

Одним из первых задокументированных случаев стало убийство 9-летней Консепсьон Гарсиа в 1919 году.

Девочка училась в Техасе, заболела и пересекала Рио-Гранде, чтобы вернуться домой. Ее застрелил американский пограничник. После многолетней судебной тяжбы родители Консепсьон получили от правительства США около 2 000 долларов компенсации — при том, что в их исковом заявлении требований выплат не было.

Сколько мигрантов, пытавшихся впоследствии пересечь границу незаконно, пропали без вести и не стоили правительству США ни цента, до сих пор точно не установлено.

Наркокартели здесь тоже здорово пригодились — теперь любой труп, найденный вдоль многокилометровой границы, можно приписать расшалившимся наркос. А кто является наркос? Правильно, мексиканцы. Они ведь все там такие.

Чувствуйте Калифорнию

Когда погиб Джордж Флойд, активисты BLM сделали весьма грамотный ход — благодаря их усилиям почти весь мир сначала усвоил тезис о том, что «белый полицейский убил черного парня, который просил пощады». Уже позже всплывут подробности о том, что Флойд вовсе не был простым безобидным черным парнем и имел внушительный «послужной список» приводов и вооруженных нападений. Но это уже будет потом.

С погибшими от рук полиции латиноамериканцами история другая — служители закона практически во всех случаях заявляют о том, что убитые оказывали активное сопротивление, бросались на полицейских или «планировали совершить преступление» — как тот же Шон Монтерроса.

Эрика Сальгадо обвинили в том, что он не подчинился приказу выйти из машины и вообще якобы пытался протаранить патрульный автомобиль. Никакого оружия на месте убийства найдено не было.

В калифорнийском округе Сонома до сих пор вспоминают историю 2013 года, когда был застрелен 13-летний Энди Лопес. Эрик Гелхауз заявил, что увидел в руках ребенка штурмовую винтовку АК-47. Энди Лопес получил семь пуль. Впоследствии оказалось, что «АК-47» — это игрушечное ружье с пластиковыми пульками. Однако с Гелхауза сняли все обвинения.

Убийство 13-летнего Энди Лопеса

Алехандро Ньето из Сан-Франциско ел буррито в районе Бернал-Хайтс. Один из прохожих решил, что у него пистолет и позвонил в полицию. Ньето носил с собой электрошокер, так как работал вышибалой в местном ночном клубе. По словам прибывших полицейских, Ньето направил на них электрошокер, за что получил не меньше 14 пуль.

Все обвинения с офицеров были сняты.

Убийство полицейскими Алехандро Ньето

В 2017 году 16-летняя беременная Елена Мондрагон оказалась пассажиркой угнанного BMW. Автомобиль преследовала полиция. Когда водитель попытался проехать через блокпост, служители закона открыли огонь из автоматических винтовок. Пять пуль попали в Мондрагон.

Убийство беременной Елены Мондрагон

В 2015 году иммигрант из Гватемалы, 21-летний Амилкар Перес-Лопес получил от полицейских Сан-Франциско четыре пули в спину и одну в затылок. Правоохранителям показалось, что он хотел украсть велосипед.

Обвинения с полицейских сняли.

Убийство полицейскими Амилкара Перес-Лопеса

По итогам расследований стало ясно, 60% убитых не имели при себе огнестрельного оружия, а еще 25% — вообще никаких предметов, которые можно было бы использовать в качестве оружия.

Слова и действия Трампа

Что касается американского президента Дональда Трампа — его рассуждения о преступниках-мексиканцах, картелях и зловещих описаниях того, от чего защитит добропорядочных американских консерваторов великая и страшная стена на южной границе, стали основой его предвыборной компании в 2016 году.

На пятый день после вступления в должность президента Соединенных Штатов Трамп подписал указ о строительстве стены на американо-мексиканской границе. Президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор тогда сравнил отношение американского лидера и его советников к мексиканцам с отношением Гитлера к евреям.

Читать о том, как президент Трамп использует Мексику в политических целях

Через несколько лет перед встречей с мексиканским коллегой Трамп не стал утруждать себя протокольными реверансами и буквально накануне опубликовал в Twitter фотографии свежепостроенного участка пограничной стены. И себя любимого на этом фоне.

При этом уже 9 июля 2020 года этот же «ксенофоб» подписал «Инициативу Белого дома по испаноязычному процветанию» подписал распоряжение об инициативе Белого дома по «испаноязычному процветанию». Этот документ направлен на «улучшение положения американцев латиноамериканского происхождения, расширению их политических и образовательных возможностей».

Сразу после этого Трамп направился во Флориду, на встречу с руководством Южного командования Вооруженных Сил США. Президент США успел обсудить успехи в борьбе с наркотрафиком в Карибском бассейне и также дружелюбно пообщаться с представителями местных латиноамериканских общин — кубинской, венесуэльской и колумбийской.

Голоса избирателей, в конце концов, добывать нужно, а уж чьи они будут — не так чтобы очень важно. Да, буквально через пару дней после отъезда Обрадора, Трамп снова начал рассуждать о преступниках на мексиканских границах, — но процесс уже был запущен.

Разумеется, латиноамериканские общины не слишком довольны реализацией своих прав на свободной американской земле. Однако ценности тех же консерваторов в целом гораздо ближе к достаточно традиционному укладу жизни латиноамериканских общин — то есть к ценностям тех людей, чьи предки приехали в США по доброй воле, покидая страны, где им жилось гораздо хуже, ту же Кубу и Венесуэлу.

Впрочем, чикано к этой категории не относятся и Дональду Трампу вовсе не рукоплещут. С американской Демократической партией у них отношения тоже не слишком удались. Зато у чикано есть мифическая прародина Ацтлан, история угнетения и желание вернуть себе аннексированные территории.

Читать о движении чикано в США

Цены на цветных

Летом 2020 года акции латиноамериканцев против насилия со стороны полицейских шли не менее активно, чем у афроамериканцев. Другое дело, что зачастую они проводились в рамках Black Lives Matter и не достигали желаемого эффекта.

Чтобы вызвать хоть какой-либо резонанс, латиноамериканским активистам все-таки необходимо отделиться от своих «коллег» из BLM. Этот вариант выглядит наиболее логичным: у чикано есть свой манифест, своя культура, своя мини-парадигма и даже своя историческая трагедия. Более того, мучеников среди латиноамериканцев куда больше, если смотреть не только на 2019 или 2020 год, а на длительный период американской истории.

Сколько, например, стоил чернокожий раб в конце XVI — начале XVII века? В несколько раза дороже ирландца — около 20 фунтов стерлингов. Ирландец, для сравнения, фунта 2-3.

Сколько стоил труд (или труп) тощей мексиканской девочки уже в XIX веке? Дешевле ирландца. А отношение ко всем трем категориям соответствовало их стоимости.

Нет сомнений в том, что работорговля была одной из страшных страниц истории афроамериканцев. Но куда легче отменить несправедливые законы, чем добиться исполнения тех, которые на тебя якобы распространяются.

Анатомия американского протеста

Как показывает история американского протеста, в какой-то момент многие движения разделяются на несколько отдельных течений. Так, в 1970-х, во время борьбы за принятие Поправки о равных правах, от движения американских феминисток откололись темнокожие феминистки, еще спустя время — ЛГБТ. Существует версия, что из-за такого поворота событий принятие Поправки было отложено на несколько десятилетий, однако каждая из этих групп в определенный период времени осознавала, что имеет свои собственные ценности, проблемы, картину мира и мучеников.

Так, самоидентификация чернокожих феминисток 1970-х годов отличалась от позиции их белокожих соратниц. У афроамериканок был опыт двойной дискриминации — и за пол, и цвет кожи. Лесбиянкам приходилось еще тяжелее.

Тогда же сформировался определенный тип поведения протестующего той или иной группы. Прежде всего важно было заявить о себе миру. Для Восточной Европы подобное не слишком характерно и даже в XXI веке не встречает понимания.

К примеру, на Западе вполне очевиден ответ на популярный вопрос: «Зачем феминистки или гомосексуалисты громко кричат о том, что их притесняют? Почему бы просто молча не доказать делом, что они важны для общества?» Они делают это, чтобы доказать, что они существуют.

К примеру, в тех же 1970-х годах феминистки, кроме всего прочего, требовали равной оплаты труда для мужчин и женщин и права на аборт. Противники движения (кстати, женщины), настаивали на том, что аборт делают только «маргинальные личности», а разводы, сексуальные домогательства и изнасилования грозят только тем, кто «сошел с добропорядочного пути».

Одна из лидеров движения, Глория Стайнем, первая заявила, что делала аборт, но «жизнь под канавой» не закончила. Многодетные матери, студентки, жертвы изнасилований, брошенные жены и школьницы стали носить футболки с надписью «Я делала аборт», чтобы доказать тот факт, что все они и их жизненный опыт существуют.

Кроме того, работала и открытая демонстрация своей сексуальности (или наоборот, категорический отказ ее демонстрировать). Отправляя свои лифчики в небо на главной городской площади, протестующие женщины не только лишали наблюдателей спокойного сна на ближайшие пару ночей, но и пытались разрушить привычную картинку в их головах.

Будущее погромов

К чему было отступление выше? К тому, что латиноамериканцам, которые борются в США за свои права, неплохо было бы брать пример как у коллег из Black Lives Matter, так и у феминисток 70-ых.

На сегодняшний день в США проживают почти 32 миллиона американцев латиноамериканского происхождения. В некоторых штатах они являются коренным населением. И они уже сделали первый шаг — начали выражать свой протест вместе с Black Lives Matter. Осталось дождаться, когда они найдут силы заявить о себе как об отдельном движении. Тогда можно будет рассуждать и о специфических требованиях, и о будущих погромах.

Едва ли это движение получит поддержку и солидарность у действующих лидеров латиноамериканских стран — ну разве что Николас Мадуро начнет зловеще потирать ручки.

Однако слово «гринго» появилось не вчера и родилось оно не в высоких кабинетах. Да и в США склонны сильно преувеличивать любовь стран, которых не стесняются называть «задним двором Америки». А иногда видеть там, где ее вовсе нет.

Чтобы быть в курсе творящегося в Латинской Америке хаоса, мнимой борьбы местных властей против преступности и прочего беспредела, подписывайтесь на Telegram-канал «Секс, картели, Фрида Кало».

Новости партнеров