Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Бежавший в Лондон соратник Навального Ашурков оказался на грани банкротства

5 Оставить комментарий

 Бежавший в Лондон соратник Навального Ашурков оказался на грани банкротства

Оппозиционное движение в стране изо всех сил пытается дискредитировать власть и расколоть общество под предлогом тотальной коррумпированности чиновников и госкорпораций. Однако самозваные «борцы с коррупцией» и сами оказались замешаны в теневых и коррупционных финансовых схемах. Не сумев свергнуть «ненавистный режим» и дорваться до власти, проворовавшиеся сетевые революционеры были вынуждены укрыться от уголовного преследования под защитой своих зарубежных покровителей. Именно такая судьба и ждала исполнительного директора «Фонда борьбы с коррупцией» (организация признана иноагентом) Владимира Ашуркова. Федеральное агентство новостей изучило, как финансист оппозиции сам превратился в мошенника и в итоге подошел к банкротству.

Владимир Ашурков родился 15 февраля 1972 года в московской семье инженеров, работавших в закрытых НИИ, относящихся к «оборонке». Володя рос очень способным ребенком, любил точные науки и языки. Это и предопределило то, что родители отдали его в престижную московскую школу №36 с углубленным изучением английского языка. Помимо английского языка он самостоятельно выучил немецкий, увлекался модной тогда рок-музыкой.

«Прочел практически всего Солженицына, особое впечатление произвел на меня Юрий Домбровский и герои его романов «Факультет ненужных вещей» и «Хранитель древностей», — вспоминал свою юность Владимир. — То, как в этих произведениях показано противостояние личности и государственной машины подавления, очень повлияло на мое отношение к происходящему».

После окончания школы Ашурков поступил в Московский физико-технический институт. Несмотря на то, что Владимир выбрал для себя не самый простой факультет — физической и квантовой электроники, он был одним из самых успешных студентов своего потока. Учась на третьем курсе, он параллельно поступил на вечернюю двухгодичную бизнес-программу Американского института бизнеса и экономики и тогда же впервые попал за границу — на стажировку в компанию PepsiСo.

Когда его обучение в вузе близилось к концу, Владимир понял, что перспективы карьеры инженера-физика весьма туманны, а вот финансовое образование откроет большие перспективы. Поэтому Ашурков даже не стал защищать диплом и сразу же после института решил продолжить свое образование в США, в Уортонской школе бизнеса Пенсильванского университета. Поскольку учеба в столь престижном заведении ему была не по карману, он принял участие в конкурсе на получение гранта по программе Muskie, что позволило получить столь необходимые для обучения доллары. Стажировку Владимир проходил в московском офисе компании Boston Consulting Group и по окончанию бизнес-школы получил диплом MBA и американскую социальную страховку.

Головокружительная карьера бизнесмена

С образованием Владимир не прогадал: с таким дипломом у него открывались перспективы работы не только в России, но и в США, и в Европе. Но тогда Ашурков решил остаться в России: после распада Советского Союза финансистов, умеющих работать в условиях рыночной экономики, было не так много, и молодые кадры, получившие образование на Западе, были более чем востребованы.

И, действительно, в скором времени Ашурков смог заполучить должность заместителя директора департамента инвестиционно-банковских услуг в компании «Ренессанс Капитал». В этой компании Владимир вошел в группу, которая управляла пакетом акций телекоммуникационной компании «Связьинвест». Также он участвовал в сделках по привлечению финансирования для таких компаний, как «Вымпелком» и «Святой источник». Связи Ашуркова ширились, и в 1999 году он переехал в Санкт-Петербург, где занял должность финансового директора Морского порта, а затем возглавил Национальную контейнерную компанию (НКК). А уже в 2003 году он вернулся в Москву, где занял должность генерального директора компании TransCare, занимавшейся консалтингом в области логистики и транспорта.

В TransCare Ашурков, как и на предыдущих местах работы, надолго не задержался. Уже через два года его позвали в группу «Промышленные инвесторы», где предложили должность вице-президента по финансам. Но и на данном месте он находился всего чуть больше года. В 2006 году Владимир передал свою Национальную контейнерную компанию под управление своей жены Алены Ашурковой. На тот момент финансовые показатели НКК не разглашались, но в 2010 году их семейный бизнес оценивался примерно в 1,9 млрд (!) долларов.

В том же 2006 году ему поступило предложение от крупнейшей финансовой корпорации в России «Альфа-групп» стать директором по управлению и контролю активами CTF Holdings Ltd, управляющей компании консорциума. Ашурков был одним из тех, кто отвечал за контроль за многочисленными активами «Альфа-групп», в которую, помимо Альфа-банка, входили такие компании, как «A1 Групп», которой принадлежали сети кинотеатров, значительные пакеты акций в X5 Retail Group, а также активы нефтегазовой компании ТНК-BP. В соответствии со своими обязанностями Ашурков входил в совет директоров всех этих компаний. Главной его задачей была помощь акционерам в управлении бизнесами. Он принимал участие в согласовании бюджетов, в разработке инвестиционных проектов и стратегии развития компаний. Разные источники называли зарплату Владимира Ашуркова в пределах от 700 тыс. до 1 млн долларов в год.

Политические грезы оппозиции

Неизвестно, до каких еще высот мог дорасти Ашурков, если бы в определенный момент не увлекся политикой. Конечно, интерес к политическим процессам он проявлял и ранее, но никогда не принимал в них активного участия. Еще в 2004 году он голосовал за Владимира Путина, считая его реформы правильными и своевременными. Более того — его даже привлекали к разработке Транспортной стратегии РФ на период до 2020 года. Но со временем его захватила волна протестных настроений, которая стала нарастать в 2008 году, во время кризиса. Именно тогда Ашурков наткнулся на страничку набиравшего популярность в Сети блогера Алексея Навального.

Навальный, как миноритарный акционер ряда крупных корпораций с государственным участием, тогда активно выступал с требованиями проверить эти компании на возможные махинации.

«Алексей, добрый день, — написал Ашурков в феврале 2010 года Навальному. — Стал следить за вашим блогом, иногда комментирую под ником taubenschlag. Я занимаюсь корпоративным управлением в одной большой российской холдинговой структуре, вхожу в советы директоров ряда крупных компаний, в том числе публичных. Мне близка ваша позиция по многим вопросам, и буду рад, если буду вам полезен в ваших усилиях по изменению окружающей действительности».

Практически сразу Ашурков предложил Навальному «стать best shareholder activist in Russia». «Без политики, просто гринмейл бескорыстный или за деньги», то есть юридический шантаж госкорпораций.

«Я политикой и экономикой всегда интересовался, нельзя сказать, что мне внезапно стало скучно и, вот, взор мой обратился к политической стезе, — откровенничал Владимир. — Также, конечно, всегда поддерживал либеральное, демократическое движение. К счастью, моя нынешняя работа, семейное и бытовое устройство позволяют мне располагать некоторым количеством времени, которое на политические цели можно употребить. Но когда я смотрел на эти движения и их лидеров, я никогда не чувствовал, что мое сотрудничество с ними будут эффективным».

Себя Ашурков видел в роли «серого кардинала» оппозиции, открыто предлагая себя Навальному в качестве «сценариста».

«Поэтому с тобой я сотрудничать хочу, если это будет эффективно, то неважно в какой роли, — объяснял свои мотивы Ашурков. — Я, возможно, в какой-то момент в будущем пойду в политику по-серьезному. <…> Мне нравится заниматься стратегией, и у меня в этом есть опыт. Также имею значительный здравый смысл. По характеру мне ближе быть сценаристом и не так важно быть режиссером и актером. Поэтому хочу обсудить с тобой возможное сотрудничество в выработке оптимальной стратегии твоей деятельности и претворению ее в жизнь».

Поначалу заочное общение бизнесмена с оппозиционером быстро переросло в близкое сотрудничество. Ашурков помогал Навальному готовить обращения к аудиторам и запросы в иностранные органы. В частности, он принял активное участие в жалобах оппозиционера на деятельность «Транснефти», ВТБ и других госкорпораций.

Стратег разработал для Навального следующий план: владельцы депозитарных расписок ВТБ (имеющего листинг на зарубежных биржах) пишут заявление в суды иностранной юрисдикции с исками к компании и членам советов директоров с просьбой проверить, соблюдает ли председатель комитета по аудиту ВТБ необходимые стандарты по due care, то есть как проводится расследование вскрытых фактов коррупции и так далее. Цель — создать ВТБ проблемы с биржей и регулятором, в частности британской FSA.

Вторая задача, которую преследовал Ашурков, — добиться через Навального увеличения представительства «независимых директоров» в советах госкомпаний (ВТБ, «Роснефть», «Транснефть»), получив доступ к закрытой корпоративной информации.

Кроме того, Ашурков находил полезные связи для Навального и докладывал о своих контактах Михаилу Фридману, который на тот момент одобрял деятельность своего сотрудника. Более того, по словам Ашуркова, Фридман заинтересован в «смене существующей системы». По его приглашению Навальный даже выступил в клубе «Цвет ночи», который принадлежал основателю «Альфы».

В марте Ашурков готовит письмо в Великобританию адвокату Михаила Ходорковского Роберту Амстердаму и просит оценить, нарушают ли действия ВТБ английские правила обращения депозитарных расписок на Лондонской бирже. Он также рекомендует Навальному подключить к давлению на ВТБ Джеймисона Файерстоуна, управляющего партнера компании «Файерстоун Данкан» и члена Совета директоров Американо-российской торговой палаты. Файерстоун — руководитель Сергея Магнитского и партнер фирмы Уильяма Браудера Hermitage Capital.

Спустя некоторое время Ашуркову пришел ответ от британских юристов. Изучив подготовленные Навальным документы, они сообщили, что судебных перспектив у это дела практически нет, ключевые доказательства сомнительны или вообще отсутствуют.

На Ашурков не сдается: в начале июня 2010 года он направляет запрос против ВТБ в британскую ассоциацию владельцев ценных бумаг с просьбой помочь, но снова получает отказ.

Тогда же Ашурков предлагает Навальному открыть офшор, чтобы «собирать анонимные пожертвования от сторонников и покупать иностранные акции (например, расписки ВТБ), чтобы потом иметь возможность выступать стороной в судах и других разбирательствах». Другие операции по офшору — прием средств от спонсоров на счет (переводы не из России), оплата этими средствами расходов за рубежом или перевод этих средств на российский личный счет Навального для оплаты расходов в России.

Помог финансист и с запуском проекта «Фонда борьбы с коррупцией» (ФБК) и был одним из первых, кто публично инвестировал свои деньги в проект. В феврале 2012 года бизнесмен перевел на счета ФБК минимум 300 тысяч рублей, тем самым поддержав проект Навального на самом старте.

Владимир Ашурков не только оказывал поддержку, но и во многом направлял деятельность фонда Навального. В частности, он «притормозил» расследование, связанное с бизнесом Алишера Усманова и активами «Альфа-групп», зато инициировал другое расследование — в отношении нефтетрейдера Геннадия Тимченко и его компании Gunvor, снабжая оппозиционера соответствующим компроматом из своих источников. Позже Ашурков стал постоянным участником массовых митингов протеста, проходящих после парламентских выборов 2011 года.

Оппозиционный капкан

В 2012 году связь Ашуркова и Навального стала явной. Лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин обвинил Навального в том, что он является «проектом олигархических кругов», в частности Фридмана, а основным куратором назвали самого Ашуркова. Этот провал предопределил дальнейшую деятельность Владимира — из «Альфа-групп» ему пришлось уволиться и полностью сконцентрироваться на оппозиционной работе.

Весной 2012 года Владимир стал исполнительным директором «Фонда борьбы с коррупцией». Одной из главных его задач было, пользуясь своими связями, привлечь инвесторов для фонда. Среди тех, кто согласился с ним работать, был и представитель «Альфы» — директор по стратегическому планированию консорциума Алексей Савченко, а также вице-президент «Росгосстраха» Сергей Гречишкин. Кроме того, оказать поддержку согласились и такие медийные персоны, как Борис АкунинДмитрий Быков и Леонид Парфенов. Составив публичный список из 16 персон, согласившихся поддержать фонд, Ашурков назвал его «16 друзей Навального». Более того, ему удалось договориться с одним из банков о выпуске специальной карточки, по которой со всех трансакций отчислялся бы 1% в фонд.

Летом того же года Ашурков стал одним из основателей партии «Народный альянс», где выступил членом оргкомитета, а в конце года на учредительном съезде был избран секретарем центрального совета. Но партия так и не приняла участия в серьезных выборах. Зато неожиданным образом на выборы мэра Москвы был допущен сам Навальный, который на тот момент находился под следствием.

Для финансирования избирательной кампании, а точнее кампании по допуску на президентские выборы судимого кандидата Алексея Навального, Ашурков придумал хитроумную схему. Финансирование шло не напрямую, а через его гражданскую жену — Александрину Маркво. Как выяснилось, Маркво учредила коммерческую структуру «Бюро 17», которая с 2010 по 2014 годы заключила госконтракты с Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) и с департаментом средств массовой информации и рекламы города Москвы на общую сумму около 65 млн рублей. В рамках выигранных тендеров компания должна была провести мероприятия по повышению престижа чтения в парках Москвы, а также конкурсы литературных анонсов. Маркво, будучи фактическим руководителем компании, назначила номинальным директором своего водителя Андрея Мыльникова. Другая компания, которая также выигрывала тендеры городских властей, была ООО «Слава», руководителем которой являлась близкая подруга Маркво — Ольга Возная.

Тендеры, которые выигрывали коммерческие структуры Маркво, проходили с нарушениями. Кроме того, сами проекты также реализовывались нечисто. Раздутые сметы содержали в себе организацию инфраструктуры, которая в действительности уже была готова, привлечение медийных звезд и писателей, которые на самом деле нигде не выступали, и дорогие подарки для конкурсов, которые на деле были заменены более дешевыми. К слову, среди писателей числились такие оппозиционно настроенные деятели культуры, как Дмитрий Быков, Леонид Рубинштейн, Виктор Шендерович и Борис Акунин. При этом никто из них впоследствии не смог дать показания на следствии, в каких именно мероприятиях от «Бюро 17» они участвовали. Вот эти-то «вырученные» деньги и шли, по мнению некоторых СМИ, на финансирование оппозиции.

В итоге в Генпрокуратуру и Следственный комитет с просьбой проверить законность финансирования оппозиции структурами мэрии Москвы обратился депутат Евгений Федоров. Следственным комитетом было заведено уголовное дело на Александрину Маркво и Андрея Мыльникова по статье о мошенничестве в крупном и особо крупном размерах. В итоге Маркво спешно эмигрировала в Великобританию.

Самолет на Лондон

В апреле 2014 года к своей гражданской жене присоединился и Владимир, который к тому времени сам находился в щекотливой ситуации. Еще в марте 2014 года в рамках расследования уголовного дела о мошенничестве в отношении бывшего председателя совета директоров Калужского мясокомбината Юлия Калоева в одной из его квартир прошел обыск. Выяснилось, что данные двухуровневые апартаменты площадью 350 кв. метров за один миллион рублей в месяц у Калоева арендовали Ашурков и Маркво. Также у семейства оппозиционеров обнаружилась личная служанка, которую они выписали с Филиппин.

После этого депутат от ЛДПР Михаил Дегтярев запросил главу МВД России провести проверку счетов Ашуркова и «Фонда по борьбе с коррупцией». Сам же Юлий Калоев также был связан с криминалом: его обвиняли в хищении у Сбербанка 760 млн рублей, невыплате заработной платы сотрудникам Калужского мясокомбината и преднамеренном банкротстве предприятия. В итоге Калоев сбежал в Лондон, после чего был объявлен в федеральный розыск.

В результате проверок Ашурков был обвинен в хищении средств, собранных во время избирательной кампании Навального на пост мэра Москвы, и был объявлен в федеральный розыск. По версии следствия, он и его ближайшие соратники, Константин Янкаускас и Николай Ляскин, перечислили по 1 млн рублей на избирательный счет Навального. Впоследствии они, чтобы возместить эти средства, попросили пользователей Интернета переводить деньги на их электронные кошельки. В результате Ашурков и его соратники получили более 10 млн рублей, в том числе от анонимных пользователей из России, а также с зарубежных IP-адресов. По данным следствия, они похитили собранные средства, несмотря на то, что заявляли о сборе денег на политическую деятельность Навального.

В июле того же года Владимир подал заявление британским властям с просьбой предоставить ему политическое убежище, мотивировав просьбу политическим преследованием в России в отношении его. Сами же коллеги Ашуркова обвинили его в том, что он сбежал, присвоив чужие деньги. В марте 2015 года глава «Фонда борьбы с коррупцией» получил убежище в Великобритании. Здесь он занялся инвестиционными проектам в области венчурных инвестиций, но, по собственному утверждению, не забыл и о Навальном, пытаясь помогать своим московским коллегам.

В начале июня 2015 года в Лондонском колледже акушерства и гинекологии прошли публичные дебаты Ашуркова и муниципального депутата московского района Щукино Максима Каца, собравшие три десятка зрителей. На них они обсуждали, как они будут идти на выборы в законодательное собрание в той самой Калужской области, где у друга Ашуркова, Калоева, оставались свои бизнес-интересы. Ожидаемого объединения на дебатах у оппозиции не произошло: Кац и Ашурков только разругались еще сильнее.

В 2017 году Ашурков дал показания комитету палаты представителей британского парламента по международным делам, которые потом вошли в доклад «Российская коррупция и ее расследование в Британии», выпущенный в мае 2018 года. Это был не первый факт сотрудничества Ашуркова с госорганами и спецслужбами Великобритании. В ноябре хакеры группировки Anonymous опубликовали документы британского государственного проекта Integrity Initiative, направленного на сбор разведывательной информации и помощь оппозиции в разных странах. В списках участников проекта, отвечающих за работу с Россией, фигурировала, среди фамилий Браудера, Вадима Клейнера и прочих — фамилия Ашуркова.

 Бежавший в Лондон соратник Навального Ашурков оказался на грани банкротства

Долговой кризис оппозиционера

К середине 2020 года скрывающийся в Лондоне Ашурков изрядно поиздержался на бесполезное «шатание режима». Судя по отчетным документам его британских фирм, он накопил 2,8 млн фунтов стерлингов долгов перед британскими властями и кредиторами. Практически ни одна из британских компаний, в которые он вкладывал деньги, так и не смогла показать прибыль.

Весной 2015 года Ашурков зарегистрировал издательство Lester Partners LTD, позднее организацию возглавила Маркво. По состоянию на март 2019 года долги издательства составляли 863 тыс. фунтов. При этом, согласно последнему финансовому отчету фирмы, срочные долги организации превышают ее активы на 97 тыс. фунтов. Примечательно, что в открытых источниках не отображается, какие книги и когда издавало Lester Partners LTD.

В 2017 году Ашурков и Маркво совместно с участницей скандально известной группы Pussy Riot Надеждой Толоконниковой основали в Лондоне компанию Inside Pussy Riot LTD по организации театральных постановок. В репертуаре значится «иммерсивное шоу» про Pussy Riot, созданное совместно с группой Les Enfants Terrible. Однако, судя данным за 2019 год, организация накопила 106 тыс. фунтов срочных долгов, которые необходимо выплатить уже в текущем году.

Единственной лондонской фирмой Ашуркова и Маркво, остающейся на плаву, сейчас является Bird&Carrot. Организация специализируется на театральных и музыкальных мероприятиях. Активы этой компании превышают обязательства всего на 7,6 тыс. фунтов.

Накопившиеся многомиллионные долги по судебным выплатам вынудили Навального объявить в июле этого года о ликвидации ФБК. По некоторым данным, это решение было принято оппозиционером единолично, без какого-либо обсуждения с Ашурковым. По словам близкого к ФБК источника, из-за этого между Ашурковым и Навальным произошел серьезный конфликт. Это вполне могло привести западных кураторов проекта к решению об эвакуации из России вышедшего из-под контроля Навального под предлогом необходимости лечения от загадочного «отравления» оппозиционера.

Так, начав в девяностые годы успешную карьеру как молодой и талантливый экономист, Владимир Ашурков прельстился романтикой оппозиционного движения, а в результате и сам погряз в темных финансовых схемах и подковерных политических интригах. На сегодняшний день Ашурков пополнил многочисленные ряды осевших в Лондоне «шатателей режима», так и не реализовав свою мечту прийти к власти или хотя бы стать «серым кардиналом» российской оппозиции.

 Бежавший в Лондон соратник Навального Ашурков оказался на грани банкротства

Новости партнеров